Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
style="max-height: 50vh;">
Уважение к участникам процесса

В КПЭА значительное внимание уделено требованиям о сохранении чести и достоинства адвоката в любой ситуации, о вежливости и корректности при исполнении своих профессиональных обязанностей. Это обусловлено в первую очередь тем, что своим поведением адвокат не вправе подрывать авторитет адвокатуры в целом; обязан действовать сообразно с ее назначением и избегать поступков, способных уронить достоинство адвокатской профессии, ибо, как гласит известная нравственная максима, "достоинство частного человека есть личное достоинство; достоинство адвоката есть достояние всего сословия" <267>.
--------------------------------
<267> Молло М. Правила адвокатской профессии во Франции // Традиции адвокатской этики. Избранные труды российских и французских адвокатов (XIX - начало XX в.) / Сост. И.В. Елисеев, Р.Ю. Панкратов; Пред. Е.Г. Тарло. СПб., 2004. С. 29.

Адвокатам следует осуществлять профессиональную деятельность таким образом, чтобы заслужить право на уважение со стороны общества. В конечном итоге ценность адвокатуры зависит от степени уважения адвоката к профессии.
Как установлено в преамбуле КПЭА, существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.
Следовательно, адвокат должен постоянно контролировать свое поведение, анализировать и направлять свои эмоции с тем, чтобы не допустить проявления таких чувств, как раздражение, гнев, ярость и т.п. Выдержка и самообладание - положительные моральные качества, которые должны быть присущи характеру адвоката в соответствии с его социальной ролью.
Согласно положениям КПЭА "адвокат не вправе, участвуя в процессе разбирательства дела, допускать высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения" (п. 7 ч. 1 ст. 9); "адвокат не должен допускать фамильярных отношений с доверителями" (ч. 5 ст. 10).
Одно из основных правил поведения адвоката - уважение к суду, неизменная сдержанность и самая строгая корректность по отношению к судьям (ст. 12 КПЭА). Адвокат обязан следить за тем, чтобы ни словами, ни действиями не допустить умаления достоинства суда либо дать повод для упреков в недостаточной уважительности к правосудию. Однако дисциплинарная практика адвокатских палат зачастую свидетельствует об обратном.
Следует иметь в виду, что при рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично-правовой характер, Квалификационная комиссия Адвокатской палаты исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований.
Так, мировой судья судебного участка по району К. г. Москвы Ш. обратилась в Адвокатскую палату г. Москвы со следующим заявлением: адвокат И. в некорректной форме возражает против действий суда и участников процесса, постоянно перебивая их и задавая вопросы не по существу, что подтверждается неоднократными замечаниями, сделанными судьей в ходе судебных заседаний и отмеченными в протоколах судебных заседаний; на замечания суда адвокат И. в грубой, некорректной, хамской форме высказывался в адрес суда.
Согласно подп. 6, 7 п. 2 ст. 20 Кодекса профессиональной этики адвоката сообщение судьи признается допустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, если в нем указаны в том числе конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей; обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, представлением, сообщением, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. Разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства (п. 1 ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката), в связи с чем Квалификационная комиссия не вправе оценивать некие абстрактные поступки адвоката И. Обвиняя адвоката И. в ненадлежащем поведении, заявитель был обязан указать на конкретные факты такого поведения.
Квалификационная комиссия отмечает, что конкретность обвинения является общеправовым принципом и необходимой предпосылкой реализации лицом, против которого выдвинуто обвинение, права на защиту. Уклонение стороны дисциплинарного производства, требующей привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, от конкретизации обвинения обязывает правоприменяющий орган толковать все сомнения в пользу лица, против которого выдвинуто обвинение в ненадлежащем поведении (адвоката).
В итоге квалификационная комиссия вынесла заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката И. вследствие отсутствия в его действиях (бездействии), описанных в сообщении мирового судьи судебного участка района К. г. Москвы Ш., нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет АП согласился с мнением квалификационной комиссии <268>.
--------------------------------
<268> Обзор дисциплинарной практики АП г. Москвы (по сост. на 10 сентября 2008 г.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.businesspravo.ru свободный.

Генеральные принципы этики адвокатов устанавливают, что адвокаты всегда должны относиться к своим коллегам в духе уважения, сотрудничества и справедливости <269>.
--------------------------------
<269> Российская юстиция. 1996. N 2. С. 51.

Данное положение развивается и в КПЭА, нормы которого предусматривают, что:
1. Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.
2. Адвокат должен воздерживаться:
1) от употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката в связи с осуществлением им адвокатской деятельности;
2) использования в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражений, порочащих другого адвоката, а также критики правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам;
3) обсуждения с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованности гонорара, взимаемого другими адвокатами.
3. Адвокат не вправе склонять лицо, пришедшее в адвокатское образование к другому адвокату, к заключению соглашения о предоставлении юридической помощи между собой и этим лицом.
4. Адвокат обязан уведомить Совет о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката в связи с профессиональной деятельностью последнего.
5. Если адвокат принимает поручение на представление доверителя в споре с другим адвокатом, он должен сообщить об этом коллеге и при соблюдении интересов доверителя предложить окончить спор миром.
6. Отношения между адвокатами не должны влиять на защиту интересов участвующих в деле сторон. Адвокат не вправе поступаться интересами доверителя ни во имя товарищеских, ни во имя каких-либо иных отношений (п. п. 1 - 5 ст. 15).
Значение указанных этических правил в свое время наиболее точно отразил Д.П. Ватман: "Уважение к своему товарищу по профессии, к его личности, деловой и общественной репутации должно быть руководящим правилом для каждого адвоката, нравственной обязанностью которого является забота о достоинстве носимого звания и престижа адвокатуры. Это - азбука адвокатской этики, так как не может ожидать к себе уважения та организация, члены которой не проявляют в своих отношениях взаимной вежливости, такта и неизменной корректности, забывая в пылу судебной борьбы о высоких началах товарищеской солидарности" <270>.
--------------------------------
<270> Ватман Д.П. Адвокатская этика. М., 1977. С. 59.

В виде правила эта этическая установка может быть сформулирована следующим образом: поведение адвоката по отношению к другим адвокатам должно основываться на уважении и доброй воле.
Анализ дисциплинарной практики адвокатских образований показывает, что профессиональное сообщество во все времена нетерпимо относилось к нарушениям этики, связанным с дискредитацией, компрометацией одного адвоката другим.
Таким образом, осознавая всю значимость и важность этических правил профессии, полагаем, что адвокатом должна быть исключительно нравственная личность, обладающая системой определенных моральных качеств, моральным сознанием и способная вступать в отношения с другими людьми, руководствуясь при этом нравственными принципами и нормами.
Выражения невежливости, некорректности, несдержанности, агрессии, вспыльчивости со стороны адвоката в отношении доверителей, коллег, участников процесса отнесено КПЭА к категории нарушений профессиональной этики.
Чтобы адвокатура имела возможность исполнять свою миссию, реально повлиять на подъем престижа своей профессии, она должна быть единой. Представление полного перечня тех действий, которые должен совершать адвокат в отношении своих коллег в тех или иных условиях, и тех, от которых он должен воздерживаться, не является целью данной работы, жизнь всегда богаче любых инструкций и правил.
Иногда к адвокату обращается клиент, который ранее обращался к другому адвокату. Согласно этическим представлениям адвокат, принимающий поручение у такого клиента, должен связаться со своим коллегой. Необходимость предупредить коллегу о возможных сложностях, будь то индивидуальные особенности клиента или какие-либо не сразу заметные правовые обстоятельства дела, - это нравственная, этическая обязанность адвоката.
Ни при каких обстоятельствах, даже при наличии соответствующего требования клиента, адвокат, передавший поручение другому адвокату, не вправе скрывать от адвоката, принимающего такое поручение, наличие обстоятельств, объективно воспрепятствовавших первому в дальнейшем ведении дела.
Так, например, если клиент настаивал на использовании недопустимых методов ведения дела, если клиент отказался оплачивать работу "передающего" дело адвоката, "принимающему" следует знать все подробности и обстоятельства для того, чтобы он мог выбрать правильное решение относительно возможности и целесообразности принятия им поручения. В данном случае правила адвокатской этики в отношении коллег превалируют над принципом адвокатской тайны, поскольку в основе возникающей коллизии могут лежать только обстоятельства, затрагивающие интересы правосудия в целом.
Адвокатская этика требует того, что ни при каких обстоятельствах нельзя допускать в общении с кем бы то ни было неуважительных, оскорбительных отзывов в отношении деловых или личных качеств своего коллеги. Очевидна неприемлемость какой-либо необъективной критики или критики без необходимости любого другого адвоката, а также критики в целях своей рекламы. Вместе с тем, если один адвокат нанес клиенту ущерб своими действиями, корпоративная солидарность не должна помешать другому адвокату принять на себя дело о судебном взыскании с виновного возникших убытков.
Толерантность предполагает особое отношение к спорам. Применительно к судебной деятельности адвоката этот принцип поведения адвоката можно выразить словами Д.П. Ватмана: "Взаимное уважение адвокатов друг к другу в ходе судебных прений, внимание к доводам своего процессуального противника, деловая товарищеская полемика, исключающая некорректные выпады, пренебрежительный тон и тому подобные недостойные приемы, должны быть нерушимым правилом поведения на судебной трибуне".
Другими словами, адвокату всегда необходимо помнить о том, что любые неприязненные чувства, существующие или возникшие между клиентами, особенно во время судебного процесса, не должны влиять на адвоката в его поведении как по отношению к другим адвокатам, так и по отношению к клиентам. Личная враждебность между адвокатами, занимающимися конкретным делом, может привести к тому, что она будет препятствовать правильному рассмотрению дела, а решение суда будет принято под влиянием эмоций.
Адвокату следует избегать попыток использования всех без разбора ошибок адвоката второй стороны, его промахов, нарушений, тем более если таковые не влияют на существо дела и не нарушают права клиента. Замечания личного характера между адвокатами, критические выпады в адрес своего коллеги по поводу его непрофессионализма, малого профессионального опыта в противовес собственным профессиональным заслугам в ходе судебного процесса следует расценивать как недопустимые. Как и в большинстве других случаев, соблюдение этих правил имеет важное значение как для самого адвоката, так и для всей адвокатуры в целом. Нельзя рассчитывать, что организацию кто-либо будет уважать, если ее члены сами не уважают друг друга.
Адвокат не должен общаться или пытаться обсуждать спорный вопрос напрямую с другой стороной в деле, которую представляет другой адвокат, кроме как через или с согласия этого адвоката. Недопустимым является также и несогласованное со своим коллегой использование аудио- или видеозаписи. Другое дело, что в некоторых случаях адвокат вправе настаивать на производстве такой записи, но только не осуществлять ее тайно.
Весьма большое практическое значение имеет также личная ответственность адвоката перед коллегами и судом за ненадлежащее использование положений процессуального закона. Это и экономия процессуального времени коллеги, и элементарное уважение к нему, к суду и к сторонам, участвующим в споре.
Правилом адвокатской этики следует признать готовность со стороны адвоката оказать максимальное содействие своему коллеге в его профессиональной деятельности, помочь советом в определении правовой позиции, в разборе сложного правового спора, коллизии. При этом адвокату нельзя забывать о так называемом чувстве такта. Бывает, что адвокат, ведя сложное, многоплановое дело клиента, прибегает к помощи другого своего коллеги, а эта помощь выходит за пределы консультативной функции по конкретному вопросу и распространяется на решение вопросов, к нему не относящихся, - общей тактики ведения дела и т.п. Обсуждение этих и подобных вопросов только со своим коллегой не выходит за рамки правил, но вот обсуждение этих вопросов с клиентом, равно как и любых иных, за исключением того, по которому его пригласили высказать свое мнение, является бестактным, и соответственно, противоречащим правилам адвокатской этики.
В обязанности каждого адвоката входит также и немедленное реагирование на обращения к нему управляющего органа территориальной коллегии по любому вопросу, входящему в компетенцию последнего, так как адвоката и президиум коллегии связывают и этические обязательства.
Доверие клиента - основа взаимоотношений с адвокатом. Клиент с первых минут разговора должен почувствовать, что адвокат не судья ему, а помощник, что он добивается понимания клиентом того, что его обязанностью и долгом является оказание правовой помощи любому обратившемуся независимо от того, что он совершил или в чем обвиняется. Он обязан всегда действовать в интересах клиента, информируя его о материалах дела, чтобы тот смог принять обдуманные решения в защиту своих интересов.
Обеспечивая высокие стандарты доверия в отношениях с клиентом, он обязан соблюдать адвокатскую тайну, проявлять конфиденциальность в отношении сведений, полученных от клиента. Он не может использовать в личных целях полученную от клиента информацию, сохраняет конфиденциальность и после завершения дела. Принцип адвокатской тайны установлен законом.
Он является правовой нормой, определяющей в ряде случаев права и обязанности участников процессуальной деятельности при отправлении правосудия. Это процессуальное правило имеет глубоко нравственное содержание. Пункт 5 ч. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре устанавливает, что адвокат не должен разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи, без согласия доверителя.
В этой связи весьма показателен следующий случай. "Совет, соглашаясь с выводами Квалификационной комиссии, считает установленным, что, заключив 5 мая 2017 г. без согласия доверительницы А. договор уступки права требования с К-вой, адвокат К. не позднее 17 мая 2017 г. разгласил, также без согласия доверительницы А., сведения, составляющие адвокатскую тайну, передав К-вой договор об оказании юридической помощи с авансовой оплатой услуг от 18 сентября 2015 г. и решение мирового судьи судебного участка... судебного района М...кой области от 6 апреля 2016 г. по гражданскому делу... копии которых впоследствии были приложены К-вой к исковому заявлению.
При этом Совет критически относится к утверждению адвоката К... о том, что у него не сохранилось полученное им от А. по электронной почте письмо, в котором она выразила согласие на переуступку права (требования) и сообщила о направлении оригинала согласия почтой, и считает это заявление попыткой избежать ответственности за совершенное дисциплинарное нарушение. Приходя к данному выводу, Совет также принимает во внимание, что в том же заявлении адвокат К. признает, что он не удостоверился в наличии надлежащего согласия А. При таких обстоятельствах Совет признает презумпцию добросовестности адвоката К. опровергнутой, а его вину в совершении указанного дисциплинарного нарушения доказанной.
Избирая, в соответствии с требованиями п. 4 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, меру дисциплинарной ответственности адвоката К. за совершенное нарушение, Совет не соглашается и с изложенной адвокатом К. в письменном заявлении от 19 ноября 2017 г. позицией, в которой он оценивает свои действия как малозначительные. В действительности адвокатом К. грубо нарушены прямые запреты на совершение уступки права без согласия доверительницы и на разглашение сведений, сообщенных ему доверительницей в связи с оказанием им юридической помощи, императивно установленные подп. 5 п. 4 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п. 7 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет принимает во внимание, что совершенное адвокатом К. нарушение является умышленным, тяжким, направлено к подрыву доверия и дискредитирует институт адвокатуры в целом.
Кроме того, Совет учитывает крайне недобросовестное поведение адвоката К. как в отношении своей доверительницы, заявительницы жалобы, так и в отношении органов адвокатского самоуправления.
Недобросовестное поведение адвоката К. в отношении доверительницы выразилось в том числе в том, что, при наличии вступившего в законную силу определения мирового судьи судебного участка... судебного района К...кой области от 8 декабря 2016 г. о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска, адвокат К. заключил договор уступки права (требования) с К-вой, что вообще не имело какого-либо юридического смысла, о чем адвокату К. как профессиональному советнику по правовым вопросам должно было быть известно. Однако он все же совершил указанную уступку, в результате которой А. была вынуждена защищаться повторно от требований К-вой, незаконно получившей о ней сведения, не подлежащие разглашению. Недобросовестное поведение адвоката К. в отношении органов адвокатского самоуправления выразилось в систематических попытках ввести в заблуждение Квалификационную комиссию и Совет в части объяснений фактических обстоятельств заключения им договора уступки права (требований) по договору об оказании юридической помощи с авансовой оплатой услуг от 18 сентября 2015 г., заключенному между ним и А., и получения им согласия доверительницы на заключение такого договора.
С учетом совокупности указанных обстоятельств Совет считает действия адвоката К. несовместимыми со статусом адвоката и приходит к выводу о применении к нему меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката как в наибольшей степени отвечающей требованиям соразмерности и справедливости дисциплинарного разбирательства, предусмотренному п. 3 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката. Применение более мягкой меры дисциплинарной ответственности Совет считает невозможным еще и по той причине, что это давало бы основания считать подобное поведение допустимым для адвоката. Определяя, в соответствии с требованиями п. 7 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, срок, по истечении которого К. может быть допущен к сдаче квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката, Совет, с учетом всей совокупности приведенных выше обстоятельств, считает необходимым установить этот срок продолжительностью в три года.
Совет также соглашается с выводом Комиссии о том, что не подлежат рассмотрению дисциплинарные обвинения в отношении адвоката К. в неквалифицированном оказании им юридической помощи А. вследствие истечения срока применения мер дисциплинарной ответственности до возбуждения дисциплинарного производства.
Совет Адвокатской палаты г. Москвы решил:
- за нарушение адвокатом К. подп. 5 п. 4 ст. 6, п. 1 ст. 8 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" во взаимосвязи с положениями п. п. 1 - 5, 7 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката ("Адвокат не вправе... разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без согласия доверителя"; "Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю"; "Адвокат не может уступить кому бы то ни было право денежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению без специального согласия на то доверителя"), выразившееся в заключении 5 мая 2017 г. адвокатом К. с К-вой при несоблюдении установленного для адвоката порядка договора уступки права требования, в соответствии с которым адвокат К. уступил гражданке К-вой в полном объеме права (требования) по договору об оказании юридической помощи с авансовой оплатой услуг от 18 сентября 2015 г., заключенному между ним и А., и передаче адвокатом К. гражданке К-вой в период с 5 по 17 мая 2017 г. подлинника договора об оказании юридической помощи с авансовой оплатой услуг от 18 сентября 2015 г. и заверенной копии решения мирового судьи судебного участка... судебного района М...кой области от 6 апреля 2016 г. по делу N... содержащих сведения, составляющие адвокатскую тайну (о самом факте обращения А. к адвокату К. за оказанием юридической помощи при ведении дела в судебном участке. судебного района М...кой области, об условиях соглашения об оказании юридической помощи, а также иные сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи), которые 17 мая 2017 г. были представлены гражданкой К-вой мировому судье судебного участка... судебного района К...кой области совместно с исковым заявлением о взыскании с А. задолженности по договору об оказании юридической помощи в размере. рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере... рублей, применить к адвокату К... меру дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката, и установить в отношении К. срок, по истечении которого он допускается к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката, продолжительностью в три года" <271>.
--------------------------------
<271> Обзор дисциплинарной практики // Вестник Адвокатской палаты города Москвы. Выпуск N 5(139). 2017. С. 90 - 91.

Это правило адвокатской тайны, имеющее принципиальный характер, конкретизируется также в Гражданском процессуальном кодексе РФ и Уголовно-процессуальном кодексе РФ, где установлен свидетельский иммунитет для адвокатов в гражданском и уголовном судопроизводстве.
Однако, если адвокат, принявший поручение, в ходе работы по делу обнаруживает несоблюдение клиентом честности и правдивости по всем обсуждаемым вопросам, он имеет полное и моральное, и юридическое право отказаться от дальнейшего ведения дела.
Любые действия или бездействие адвоката, приведшие к возникновению у клиента неверного представления о правоте его позиции, перспективах судебного разбирательства, спора, могут стать серьезным нарушением адвокатской этики, так как в некоторых случаях и при определенных обстоятельствах подобные факты могут подрывать доверие не только данного клиента к данному адвокату, но и общества в целом к адвокатуре как институту.
Он не вправе ни лгать клиенту, ни скрывать от него те обстоятельства, о которых клиент не спрашивает, но которые, по мнению адвоката, имеют какое-либо прямое или косвенное отношение к делу обратившегося клиента.
Этика поведения адвоката в оказании квалифицированной юридической помощи гражданам и юридическим лицам имеет ряд особенностей. Чаще всего первая встреча с клиентом происходит во время консультации, поэтому соблюдение адвокатом правил поведения и профессионального подхода к консультированию является самым важным для дальнейшего совместного сотрудничества.
Приступая непосредственно к консультированию клиента, адвокат должен помнить, что его задача - не только дать правильный совет, но и убедиться, что этот совет правильно понят. Совет адвоката должен быть понятным и четким, ясно выражающим его правовую позицию, а также должен содержать возможный результат судебного рассмотрения спора.
Адвокат должен ясно обозначить факты, обстоятельства и предположения, на которых основывается его точка зрения, особенно тогда, когда обстоятельства, сообщаемые клиентом, не подразумевают необходимости проведения всестороннего правового исследования, влекущего значительные расходы для клиента.
Адвокат должен исследовать вопрос достаточно глубоко, чтобы суметь выразить свое компетентное мнение, а не просто дать комментарии со многими оговорками. Нельзя забывать и о том, что адвокату всегда следует критически относиться к сообщаемым клиентом сведениям, на оценке которых будет основываться его консультация, если такие сведения документально не подтверждены.
Если клиент выразит желание получить консультацию у другого адвоката по интересующей его проблеме, адвокат обязан оказать ему в этом всяческое содействие.
При консультировании иногда возникают вопросы и у адвоката, так как нереально владеть знаниями в правоприменительной практике в совершенстве. Если адвокат скажет прямо о своем желании проконсультироваться со своим коллегой, то тем самым он вызовет к себе уважение и подстрахуется от возможных своих ошибок.
Адвокат должен избрать лучший для клиента способ решения проблемы, помочь выбрать и порекомендовать клиенту наиболее простой и экономичный из них, избавляющий его от необходимости ввязываться в длительную судебную тяжбу (естественно, при том условии, что такой способ не нарушает каких-либо законных интересов клиента).
Случаи, когда рекомендации адвоката о начале или продолжении судебного процесса по спору диктуются личной корыстной заинтересованностью адвоката в получении дополнительного гонорара, следует расценивать как исключительно серьезное нарушение требований правил профессиональной этики адвоката.
Относительно приема адвокатом поручений существуют две теории, отражающие две разные позиции. Согласно первой из них адвокат не должен отказываться ни от какого дела - в противном случае он сам становится судьей, осуждающим еще до приговора.
Сторонниками этой теории являются Э. Пикар, Т. Эрскин, Д. Невядомский, И. Бентам. "Адвокат, за исключением особых случаев, не может и не должен отказываться ни от какого дела. По какому праву займет он место судьи?" <272>.
--------------------------------
<272> Бентам И. О судоустройстве. СПб., 1860. С. 116, 117.

По мнению Э. Пикара, для адвоката является профессионально бесчестным избегать опасностей, в том числе и в лице общественного мнения, ожидая лучшего клиента. "Обращение к нам клиентов - не просьба, а требование, от которого мы можем тогда лишь уклониться, когда очевидно, что законная поддержка и спор по поводу их требований невозможны" <273>.
--------------------------------
<273> Пикар Э. Об адвокате. М., 1898. С. 83.

Адвокат не должен выполнять функции суда, определяя законность и тем более моральность и этичность позиции клиента. Надо также помнить и о том, что в России действует Конституция, являющаяся законом прямого действия, предусматривающая, что каждому гражданину гарантировано право на квалифицированную юридическую помощь, и не отдельному адвокату решать, кто и почему этого права может быть лишен.
Эта теория неоднократно подвергалась критике, что являлось причиной многочисленных и весьма ожесточенных споров.
Сторонники другой теории - Е.В. Васьковский, Д.И. Мейер, Г.А. Джаншиев - считают, что "на обязанность адвоката не может быть возложено разыскание нравственной чистоты дела". В период господства в России марксистско-ленинской идеологии некоторые адвокаты также указывали на необходимость при принятии поручения оценивать и нравственный аспект дела.
Избирательность в выборе дел все-таки существует, но критерий оценки находится в другой плоскости. Адвокат однозначно не должен выбирать дела, если:
1) в расследовании и решении дела принимает участие лицо, с которым адвокат состоит в родственных (свойственных) отношениях;
2) адвокат по данному делу ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или участвовал ранее в деле в качестве судьи, свидетеля, прокурора, эксперта, переводчика или секретаря судебного заседания;
3) гражданское дело связано с уголовным делом, в котором адвокат участвовал ранее в качестве лица, производившего дознание, следователя, понятого или общественного обвинителя;
4) адвокат находится в родственных (свойственных) отношениях с другим адвокатом, который по тому же делу оказывает юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам обратившегося.
В книге М.Ю. Барщевского "Адвокатская этика" можно найти еще одно правило, согласно которому адвокат не должен участвовать в деле: если разрешение спора может повлиять на его собственные имущественные интересы, не имея в виду получение гонорара. Это правило пока не зафиксировано в законодательстве, однако оно действует за рубежом с конца прошлого века.
В силу положений закона об обязанности адвоката отстаивать интересы клиента всеми предусмотренными законом средствами и способами адвокат должен признавать, что никакое постановление Пленума Верховного Суда о порядке применения того или иного закона (как не являющееся источником права) не может рассматриваться как однозначное императивное препятствие к принятию поручения по делу, где клиент занимает отличную от мнения Верховного Суда позицию.
Адвокат не должен отклонять предложение клиента принять поручение по его делу только потому, что сам клиент и его проблема непопулярны или неинтересны, или потому, что в дело вовлечены интересы высокопоставленных или влиятельных лиц, или потому, что адвокат уверен в виновности обвиняемого. Профессиональная юридическая помощь должна быть доступна, и необходимо предусмотреть в качестве важнейшего правила положение о недопустимости необоснованного отказа от принятия поручения.
Общее правило относительно действий адвоката в ситуации, когда возможно возникновение конфликта интересов, можно сформулировать следующим образом: адвокат не должен консультировать или одновременно представлять интересы противоположных сторон в споре, а также каким-либо образом действовать по вопросу, в котором присутствует или может присутствовать конфликт интересов сторон, если только такие действия не были однозначно одобрены обеими сторонами.
Интересен в этом случае опыт других стран. В западных юридических фирмах существует четкий порядок, помогающий адвокату избежать ситуации возникновения конфликта интересов. Как только кто-либо из адвокатов принял поручение по делу, он рассылает по фирме меморандум, в котором извещает своих коллег о том, кто стал его новым клиентом и по какому делу.
С одной стороны, этот меморандум позволяет моментально выявить реальный конфликт интересов, если кто-либо из коллег уже принял дело, с другой - такой меморандум послужит предупреждением коллегам о том, что в возникшем споре фирма (бюро) уже представляет интересы одной из сторон.
Правило о конфликте интересов может быть проигнорировано адвокатом в том случае, когда стороны, одна из которых является его клиентом, определили его в качестве третейского судьи, сделав это в установленном законом порядке. В данном случае адвокат действует не как "частный поверенный" одной из сторон, а как независимый юрист, обоюдно избранный сторонами.
 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!