Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
3.1. Корпоративное право в системе российского права

Корпоративное право является важнейшим элементом в системе регулирования экономической деятельности. Действительно, организации в корпоративной форме представляют собой фундамент российской экономики: коммерческие корпорации составляют подавляющее большинство коммерческих организаций <181>; к тому же многие положения корпоративного права напрямую касаются регулирования организации и деятельности также и унитарных организаций. От эффективности правовой регламентации и применения корпоративных норм зависят инвестиционный климат, рост экономического потенциала страны, интеграция российской экономики в мировую. Именно поэтому изучение корпоративных правоотношений, места корпоративного права в системе российского права и его квалифицирующих особенностей имеет существенное значение.
--------------------------------
<181> В ЕГРЮЛ по состоянию на 01.12.2018 86% составляют коммерческие организации, из них 96,7% - общества с ограниченной ответственностью; 2,14% - акционерные общества; 0,34% - производственные кооперативы; 0,02% - товарищества; 0,48% - унитарные коммерческие организации; 0,31% - прочие коммерческие организации // www.nalog.ru.

О понятии и субъектах корпоративных правоотношений. В реформированном Гражданском кодексе РФ с учетом изменений, внесенных в ст. 2 Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ, корпоративные отношения получили легальное определение как отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими.
Предлагается выяснить, произошло ли и в какой части, если произошло, включение корпоративных правоотношений в число гражданско-правовых отношений.
Сама формулировка ст. 2 ГК РФ свидетельствует, что разделение корпоративных правоотношений на отношения, связанные с участием в корпоративной организации, и отношения, связанные с управлением ею, очевидно, обусловлено пониманием законодателя, что корпоративное законодательство не должно исчерпываться регулированием только отношений участия (членства). Законодательство также регулирует отношения, связанные с управлением корпоративными организациями <182>.
--------------------------------
<182> Заметим, что не все авторы поддерживают позицию законодателя в этой части. Так, Д.В. Ломакин полагает, что "выделение управленческих корпоративных правоотношений лишено научной обоснованности и призвано решить частные прикладные проблемы юридического оформления отношений между корпорацией и лицами, входящими в состав ее органов управления, а также отношений с участием третьих лиц". Корпоративное право: Учебный курс в 2-х томах / Под ред. И.С. Шиткиной (глава VIII - автор главы Д.В. Ломакин). М., 2017. Т. 1. С. 802.

Для целей понимания управленческих отношений в составе корпоративных обратимся к легальному определению корпоративной организации: корпоративными юридическими лицами (корпорациями) в ст. 65.1 ГК РФ признаются юридические лица, учредители (участники) которых обладают правом участия (членства) в них и формируют их высший орган в соответствии с ГК РФ.
Поскольку участие членов корпорации в управлении проявляется как раз в том, что они формируют (по существу, составляют) высший орган управления и принимают указанным органом решения, логично предположить, что в ст. 2 ГК РФ, говоря об управлении, законодатель не имеет в виду участие в управлении корпорацией ее членов (оно охватывается понятием членства), а подразумевает участие в управлении иных субъектов, членами корпорации не являющихся.
О.В. Гутников полагает, что "прямое включение отношений, связанных с управлением корпорациями, в число корпоративных отношений остро ставит проблему разграничения гражданско-правовых корпоративных отношений и "управленческих" отношений в корпорации, регулируемых иными нормами. Гражданско-правовыми являются отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Указанные свойства присущи далеко не всем "управленческим" отношениям в корпорациях. Существуют органы управления корпорацией, которые, участвуя в отношениях по управлению, не являются тем не менее субъектами гражданского права и не обладают имущественной самостоятельностью" <183>.
--------------------------------
<183> Гутников О.В. Проблемы совершенствования законодательства РФ о юридических лицах // Юридические лица в российском гражданском праве / Отв. ред. А.В. Габов, О.В. Гутников, С.А. Синицын. М., 2016. Т. 1: Общие положения о юридических лицах. С. 129 - 130.

Такого же взгляда, отрицающего признание органов корпорации в качестве субъектов гражданского права, придерживаются многие специалисты. Так, по мнению С.Ю. Филипповой, именно потому, что отношения управления не могут быть урегулированы гражданским законодательством, в "ГК РФ справедливо указано, что к предмету гражданско-правового регулирования относятся отношения не управленческие, а лишь связанные с ними, то есть те, в которых субъекты, характер отношений и применяемые методы соответствуют специфике гражданского законодательства (регулирующего отношения, основанные на равенстве, автономии воли, имущественной самостоятельности их участников)" (выделено мной. - И.Ш.) <184>.
--------------------------------
<184> Филиппова С.Ю. Охрана и защита прав участников коммерческой корпорации // Хозяйство и право. 2016. N 5 (Приложение). С. 9.

Справедливости ради стоит отметить, что формулировка положения ст. 2 ГК РФ также предполагает регулирование гражданским законодательством отношений, "связанных с участием" в корпорации, что приводит к мысли об отсутствии у законодателя таких дальновидных замыслов в разграничении регулирования типичных гражданско-правовых и управленческих отношений путем использования в отношении последних категории "связанности".
Как верно отмечает С.А. Синицын, "законодательная формулировка, определяющая предмет регулирования корпоративных правоотношений через критерий связи, крайне неопределенна и неточна по содержанию, она порождает в толковании нормы права широту и вариативные интерпретации, что отнюдь не является достоинством действующего закона, показателем высокого уровня культуры правотворчества" <185>.
--------------------------------
<185> Синицын С.А. Место корпоративного права в системе частного права // Законодательство. 2015. N 3.

Согласившись с этим, отметим бесспорное: законодатель не исчерпывает понимание корпоративных отношений только как отношений участия (членства) и наряду с ними (используя дизъюнкцию "или") также выделяет отношения, связанные с управлением корпорацией.
Заметим, что такой подход к пониманию корпоративных отношений уже был поддержан в литературе задолго до внесения комментируемых изменений в ГК РФ.
Так, Ю.С. Поваров применительно к акционерному праву писал: "Ядро" правовых связей, возникающих на основании норм акционерного права (акционерных правоотношений), образуют так называемые корпоративные (или внутренние) правоотношения, в рамках которых необходимо прежде всего выделить: 1) членские отношения (отношения участия) - связи, складывающиеся между акционерами и обществом по поводу участия первых в делах и капиталах второго; 2) внутриорганизационные (управленческие) отношения - связи, обеспечивающие взаимодействие органов акционерного общества и реализацию ими своих функций" <186>.
--------------------------------
<186> Поваров Ю.С. Акционерное право России: Учебник. М., 2009. С. 21.

А.В. Габов еще в 2005 году утверждал, что "корпоративные отношения - достаточно разнородная группа общественных отношений, не сводящихся только к отношениям между членами корпорации (как чаще всего их и рассматривают, анализируя так называемые корпоративные правоотношения, что представляется достаточно узким их пониманием хотя бы по той причине, что в такой логике выпадают управленческие отношения между органами общества, между органами и внешними управляющими и т.д.)" <187>.
--------------------------------
<187> Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2005 // СПС "КонсультантПлюс".

О.В. Гутников предлагает различать отношения по управлению корпорацией как юридическим лицом (отношения, складывающиеся между учредителями, членами органов управления и корпорацией как юридическим лицом) и отношения по управлению внутри корпорации (внутриорганизационные отношения). "Если отношения по управлению корпорацией, основными из которых являются отношения между участниками (учредителями) корпорации и самой корпорацией, - гражданско-правовые (и включают в себя корпоративное управление юридическим лицом, отношения между членами органов управления, членами корпорации и самой корпорацией), то отношения по управлению внутри корпорации таковыми не являются, поскольку их субъекты - органы управления корпорацией, работники корпорации, и данные отношения не основаны на равенстве и имущественной самостоятельности участников" <188>.
--------------------------------
<188> Гутников О.В. Указ. соч. С. 130.

Наша позиция в части определения содержания корпоративных правоотношений всегда заключалась в том, что:
1. При понимании участия (членства) в качестве сущностного признака корпорации содержание корпоративных правоотношений нельзя исчерпывать членством, поскольку корпоративные правоотношения возникают не только между членом и корпорацией, но и между самими членами корпорации в связи с участием в ней, членами ее органов, а в ряде случаев, специально предусмотренных законодательством, также и с участием третьих лиц.
2. В числе корпоративных отношений выделяется отдельный блок управленческих отношений, участниками которых являются как правосубъектные лица (корпорация, члены органов управления), так и неправосубъектные с позиции гражданского права образования - органы юридических лиц.
3. Кроме того, нельзя все отношения, существующие в корпорации, сводить только к правоотношениям. Наряду с корпоративными правоотношениями в корпорациях также возникают иные внутриорганизационные отношения, не обладающие свойствами правоотношений (урегулированных нормами права общественных отношений).
Так, органы юридического лица рассматриваются как его составные части, и поэтому к числу самостоятельных субъектов корпоративных правоотношений отнесены быть не могут, хотя нельзя не заметить их активной роли во внутренних управленческих отношениях в корпорациях.
Именно эта активная роль в обеспечении функционирования корпорации, с нашей точки зрения, и провоцирует отдельных авторов на выявление особого значения органа юридического лица в корпоративных отношениях и распространение на эти отношения характеристики правовых.
А.В. Габов пишет: "Вывод о возможности правовых отношений между органами... является достаточно рискованным, но другого пути нет. В противном случае все, что происходит внутри сложноструктурной... организации, находится вне правового поля, что совершенно не соответствует действительному положению дел" <189>.
--------------------------------
<189> Габов А.В. Сделки с заинтересованностью. Практика акционерных обществ. М., 2004. С. 157.

По мнению А.Б. Бабаева, между органами юридического лица существуют отношения, имеющие форму правовых, а сами органы следует признать субъектами права. Автор предполагает, что между органами юридического лица есть определенная взаимосвязь "не фактического, а юридического порядка: она устанавливается и регулируется объективным правом и возникает при наступлении определенных юридических фактов (создание юридического лица и образование органов). Поэтому, очевидно, связь между органами не может быть охарактеризована иначе, чем правоотношение" <190>. Полноправными субъектами корпоративных правоотношений органы юридического лица, в частности, признают И.М. Хужокова, В.В. Гущин, Ю.О. Порошкина, Е.Б. Сердюк <191>. О наличии правовых отношений между органами юридического лица пишет Ю.А. Синенко <192>.
--------------------------------
<190> Бабаев А.Б. Очерк 20. Проблема корпоративных правоотношений // Актуальные проблемы теории и практики: В 2 т. Т. 2 / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2015; СПС "КонсультантПлюс".
<191> Гущин В.В., Порошкина Ю.О., Сердюк Е.Б. Корпоративное право. М., 2006. С. 143.
<192> Синенко Ю.А. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М., 2002. С. 19 - 21.

Изложенные выше точки зрения с цивилистических позиций далеко не бесспорны и могут быть опровергнуты тем, что гражданское законодательство не знает такого субъекта права, как орган юридического лица. Подобный подход - исходить из цивилистических позиций и при этом наделять орган юридического лица гражданской правосубъектностью - может привести к неверным заключениям.
Представляется, что вопрос решается довольно просто - достаточно лишь предположить, что корпоративные отношения регулируются не только гражданским законодательством и не являются исключительно гражданско-правовыми, и тогда нет необходимости признавать органы корпорации субъектами корпоративного правоотношения без наделения их свойством гражданской правосубъектности.
Заметим, что правовой характер внутриорганизационных отношений последовательно поддерживается сторонниками предпринимательского (хозяйственного) права <193>. С цивилистических же позиций органы юридического лица традиционно рассматриваются как вспомогательная правовая конструкция, которая позволяет юридическому лицу реализовать его правоспособность. Так, Д.И. Мейер писал: "Юридическое лицо... само по себе не способно к гражданской деятельности... Но юридический быт находит средство помочь этому недостатку. Средство состоит в том... что создается орган юридического лица, действия которого считаются действиями самого юридического лица" <194>. Органы юридического лица, по сути, олицетворяют саму корпорацию и поэтому субъектами права не являются.
--------------------------------
<193> См., напр.: Лаптев В.В. Внутрихозяйственные отношения на промышленном предприятии (правовая организация). М., 1965; Танчук И.А., Ефимочкин Е.П., Абова Г.Е. Хозяйственные обязательства. М., 1970; и др.
<194> Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 2000. С. 144 - 145.

Органы юридического лица рассматриваются как его составные части, и поэтому к числу самостоятельных субъектов корпоративных правоотношений, если считать эти отношения исключительно гражданско-правовыми, отнесены быть не могут, хотя нельзя не заметить их активной роли во внутренних управленческих отношениях в корпорациях. Этот вывод является одним из аргументов в пользу признания разной отраслевой принадлежности корпоративных правоотношений, которые не исчерпываются только гражданско-правовыми отношениями.
О природе корпоративных правоотношений. Определение природы корпоративных правоотношений - дискуссионный вопрос с момента их выявления в качестве специфических правоотношений и по сей день, даже после включения этих отношений в число регулируемых гражданским законодательством.
Известно, что до внесения изменений в ст. 2 ГК РФ Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ законодательство рассматривало корпоративные отношения как разновидность обязательственных <195>: согласно абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК РФ в прежней редакции к юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относились хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы.
--------------------------------
<195> Законы о хозяйственных обществах до настоящего времени в этой части не приведены в соответствие с ГК РФ и относят правоотношения между акционером и обществом к числу обязательственных.

При этом в научной доктрине корпоративные правоотношения квалифицировались по-разному. Так, еще П. Писемский замечал, что "мнения ученых по этому вопросу разделяются: одни видят в акции право собственности, другие - обязательство, третьи - смешение того и другого" <196>. К числу сторонников вещно-правовой концепции корпоративных отношений из наших современников принадлежит Н.Н. Пахомова, полагающая, что "корпоративные отношения предстают... как отношения собственности с множественным составом субъектов-собственников" <197>. Некоторые современные ученые и специалисты вслед за законодателем квалифицировали отношения участника и корпорации как обязательственные <198>.
--------------------------------
<196> Писемский П. Акционерные компании с точки зрения гражданского права. М., 1876. С. 58 - 59.
<197> Пахомова Н.Н. Основы теории корпоративных отношений (правовой аспект). Екатеринбург, 2004. С. 11.
<198> Долинская В.В. Акционерное право: Учебник / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М., 1997. С. 12; Ломидзе О. Переход обязательственных прав участников юридических лиц // Российская юстиция. 1999. N 10. С. 17.

Большинство же специалистов признали за корпоративными отношениями особый характер, отличающий их от вещных и обязательственных правоотношений. Среди придерживающихся этой точки зрения исследователей следует назвать, в частности, М.М. Агаркова, А.И. Каминку, а также современных ученых - Е.П. Губина, П.Г. Лахно, В.С. Ема, Н.В. Козлову, Д.В. Ломакина, Е.В. Пестереву, С.Ю. Поварова, Е.А. Суханова, И.С. Шиткину <199>.
--------------------------------
<199> См.: Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. М., 1927. С. 89 - 90; Каминка А.И. Очерки торгового права. М., 2002. С. 398; Предпринимательское право: Учебник / Под ред. Е.П. Губина, П.Г. Лахно. М., 2016. С. 42 - 43 (авторы главы - Е.П. Губин, П.Г. Лахно); Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2010. Т. 1. С. 125 (автор главы - Е.А. Суханов); Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 123; Поваров С.Ю. Указ. соч. С. 119 - 120; Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М., 2002. С. 139 (автор - Е.В. Пестерева); Корпоративное право: Учеб. курс в 2-х томах / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2017. Том 1. С. 66 - 70 (автор главы - И.С. Шиткина).

Преобладание этой точки зрения в современной научной доктрине выразилось в том, что корпоративные отношения выделены в качестве самостоятельного предмета правового регулирования гражданским законодательством наряду с вещными и обязательственными.
Представляется, что отграничение корпоративных отношений от иных гражданско-правовых отношений основано на присутствии в них управленческого элемента.
Притом что корпоративные управленческие отношения, с нашей точки зрения, не тождественны отношениям управления, складывающимся в публично-правовой сфере, возникающим между субъектом и объектом управленческой деятельности, эти отношения все же отличаются от типичных гражданско-правовых отношений, основанных на свободе воли и автономии. При принятии корпоративных решений не происходит согласования "воли" всех участников, а действует принцип принятия решений большинством голосующих участников путем игнорирования воли меньшинства <200>.
--------------------------------
<200> О сущности голосования как игнорирования воли меньшинства см.: Филиппова С.Ю. Инструментальный подход в науке частного права. М., 2013 // СПС "КонсультантПлюс".

Профессор О.А. Красавчиков, внесший большой вклад в разработку теории правоотношения, полагал, что управленческие правоотношения носят неимущественный характер и по своей сути являются отношениями организационными <201>. При этом ученый придавал организационным отношениям самостоятельный характер, поскольку они обладают, с его точки зрения, самостоятельной целью - упорядочение, организационность, нормализация организуемых отношений <202>. Об организационно-предпосылочном характере корпоративных отношений пишет А.В. Майфат <203>. Концепцию организационного характера корпоративных отношений поддерживает А.Ю. Синенко <204>. П.В. Степанов также утверждает, что корпоративные отношения являются организационными, но относит их к категории имущественных. Он полагает, что в основе корпоративных отношений лежат экономические отношения коллективной собственности, т.е. отношения по присвоению материальных благ коллективом. Возможность участия в управлении корпоративной организацией и получения информации о ее деятельности членами является не чем иным, как специфическим проявлением экономических отношений коллективной собственности. Именно поэтому, как представляется указанному автору, можно сделать вывод об имущественной природе данных отношений <205>. Безоговорочно корпоративные отношения в качестве имущественных рассматривает Н.В. Козлова <206>. Д.В. Ломакин квалифицирует корпоративные отношения как отношения членства и отстаивает точку зрения об их имущественной природе, полагая, что все неимущественные права участников корпоративных отношений по сути призваны "обслуживать" реализацию имущественных прав акционеров, и акционерное правоотношение в целом носит имущественный характер. Лицо, приобретая акции, рассчитывает по истечении определенного времени на получение дивидендов, а при прекращении деятельности общества - на ликвидационную квоту <207>. Ученый пишет: "Наличие неимущественной составляющей не делает само правоотношение, опосредующее процесс участия в деятельности акционерного общества, неимущественным. В данном случае на имущественный характер отношений участия (членства) прямое влияние оказывает цель деятельности корпорации. Основная цель деятельности коммерческой организации - это извлечение прибыли, которая может впоследствии распределяться между участниками" <208>. Иной точки зрения придерживается А.А. Зурабян, который относит корпоративные отношения как в коммерческих, так и в некоммерческих организациях к организационно-имущественным и, причисляя их к числу гражданско-правовых, пишет: "Членам корпорации интересно не получение самого имущества корпорации, которое они могут получить только в рамках обязательственных отношений по выплате дивидендов/распределению прибыли/выплате ликвидационной квоты... а организация управления соответствующим юридическим лицом (его имущественным субстратом) в целях достижения тех задач, которые ставили перед собой субъекты права при вступлении в корпоративные отношения (получение прибыли для коммерческих организаций, достижение социально-политических и иных общественно значимых целей для некоммерческих корпораций)" <209>.
--------------------------------
<201> Красавчиков О.А. Гражданские организационно-правовые отношения // Сов. гос. право. 1996. N 10. С. 56.
<202> Там же. С. 55 - 56.
<203> Майфат А.В. Особенности инвестирования в предпринимательскую деятельность. Вопросы теории и правоприменения. Екатеринбург, 2001. С. 117.
<204> Синенко А.Ю. Эмиссия корпоративных ценных бумаг: правовое регулирование, теория и практика. М., 2002. С. 19.
<205> Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992. С. 28.
<206> Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица: Учебник. М., 2005. С. 158.
<207> Ломакин Д.В. Акционерное правоотношение. С. 12 - 13. Подобной точки зрения придерживается и М.А. Рожкова (Рожкова М.А. Корпоративные отношения и возникающие из них споры // Вестник ВАС РФ. 2005. N 9. С. 145).
<208> Ломакин Д.В. Теория корпоративных правоотношений: от мифа к реальности // Хозяйство и право. 2009. N 7. С. 58.
<209> Зурабян А.А. Корпоративные правоотношения как вид гражданских отношений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8 - 9.

А.Б. Бабаев полагает, что "стоимость акций определяется вовсе не возможностью получить дивиденды или ликвидационный остаток (они, как правило, не реализуемы), а степенью влияния на деятельность общества. Поскольку стоимость акционерного права предопределяется именно входящим в него правом (правомочием) участия в деятельности акционерного общества, последнее следует отнести к имущественным правам" <210>.
--------------------------------
<210> Бабаев А.Б. Указ. соч.

Р.С. Фатхутдинов, анализируя правовую природу доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, определяет долю как субъективное право (право участия), состоящее из комплекса правомочий участника общества. Вслед за Е.Б. Сердюк указанный автор полагает, что основным в составе доли является полномочие на управление делами общества, поскольку корпоративные отношения возникают по поводу участия в управлении обществом. "При этом, - пишет автор, - корпоративные права на участие в распределении прибыли и на получение ликвидационного остатка являются составной частью права на управление, поскольку решение вопроса о распределении прибыли (ликвидации общества) относится к сфере управления обществом и реализуется посредством участия в общем собрании участников" <211>.
--------------------------------
<211> Фатхутдинов Р.С. Уступка доли в уставном капитале ООО: теория и практика. М., 2009. С. 45; также см.: Сердюк Е.Б. Акционерные общества и акционеры: корпоративные и обязательственные отношения. М., 2005. С. 36.

В одной из последних изданных на момент написания этой монографии работ, посвященных цивилистическим исследованиям, О.В. Гутников решительно отрицает возможность наличия "права участия" как самостоятельного субъективного права, утверждая, что есть лишь право на управление юридическим лицом, включающее в себя несколько управленческих (на управление делами, на распределение прибыли и т.д.) и связанных с ними иных правомочий (информационных, на обжалование решений органов юридического лица, признание недействительными сделок и т.д.) <212>. По его мнению, "...отношения по управлению юридическим лицом являются основными, не вспомогательными" и "говорить о том, что в корпорации основными якобы являются имущественные отношения - в корне неверно" <213>. В части места корпоративных отношений в системе других правоотношений цитируемый автор полагает, что нет никаких препятствий для включения неимущественных субординационных отношений в предмет гражданского права. Тот факт, что изначально эти отношения появляются по свободной собственной воле равных участников гражданского оборота, которые создают юридическое лицо или вступают в него (приобретая акции, доли участия, вступая в число учредителей и т.д.), добровольно подчиняя себя действующим в нем правилам, позволяет, по его мнению, отнести отношения по управлению юридическим лицом также к гражданско-правовым <214>.
--------------------------------
<212> Гутников О.В. Отношения, связанные с управлением юридическими лицами, как составляющая часть предмета гражданского права / Сб. статей "Гражданское право: современные проблемы науки, законодательства, практики: Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Евгения Алексеевича Суханова. М.: Статут, 2018. С. 172.
<213> Там же. С. 182, 185.
<214> Там же. С. 190.

Выводом цитируемого автора является следующее: "В целом отношения, связанные с управлением юридическими лицами, можно с полным основанием отнести к составной части предмета гражданского права и определить их как особые относительные неимущественные организационно-управленческие отношения, построенные на началах частноправовой субординации двусторонней направленности" <215> (выделено мной. - И.Ш.).
--------------------------------
<215> Там же. С. 192.

В этом же сборнике статей, но уже другой автор - С.А. Синицын пишет, что "управленческие отношения в корпоративном праве не имеют ничего общего с властными отношениями в публичном праве ни по природе, ни по содержательному наполнению, будучи построенными на началах автономии и равенства частных лиц на стадии учреждения или вступления в корпорацию, но с момента возникновения участия управление делами корпорации связывается с действием обязанности по сотрудничеству и взаимодействию участников для достижения общей цели корпорации, что позволяет говорить о частноправовой координации участников" <216> (выделено мной. - И.Ш.).
--------------------------------
<216> Синицын С.А. К понятию корпоративных правоотношений: особенности содержания и регулирования (сравнительно-правовой аспект) / Сб. статей "Гражданское право: современные проблемы науки, законодательства, практики: Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Евгения Алексеевича Суханова. М.: Статут, 2018. С. 411.

Представленная палитра мнений о правовой природе корпоративных отношений с очевидностью подчеркивает отсутствие разработанной концепции в современном российском праве.
По нашему мнению, содержание корпоративных правоотношений составляют как имущественные, так и неимущественные (организационно-управленческие) права и обязанности участников, последние в составе корпоративных правоотношений имеют самостоятельный, неподчиненный характер.
Так, имущественное право на получение дивиденда не может, с нашей точки зрения, "поглощать", например, неимущественные права, связанные с подготовкой, созывом и проведением общего собрания акционеров (участников) или предоставлением информации. Так же, как и право на участие в управлении, не будет включать право на участие в распределении прибыли и на получение ликвидационного остатка только потому, что соответствующие решения принимаются на общем собрании. Более того, имущественные и неимущественные права могут существовать в отрыве друг от друга. Например, можно не участвовать в общем собрании, но получить дивиденды.
И имущественные, и неимущественные права и обязанности участников корпорации подлежат самостоятельному (не подчиненному, не "обслуживающему") регулированию. Этот вывод особенно очевиден для некоммерческих организаций, устроенных по корпоративному типу, участники которых вообще не имеют цели получения прибыли, а направлены на реализацию других социально полезных интересов.
Как отграничить корпоративные отношения от других смежных правоотношений? Прежде всего, следует подчеркнуть, что корпоративные отношения - это урегулированные нормами права внутренние отношения в организации, построенной по корпоративному типу.
Кстати, заметим, что уже после внесения изменений в ГК, содержащих классификацию организаций на корпоративные и унитарные, развернулась активная дискуссия о целесообразности такой классификации. Встречается точка зрения, в частности, суть которой в предложении рассматривать как корпоративные управленческие отношения в юридических лицах любых организационно-правовых форм, а не только в корпорациях.
Так, О.В. Гутников полагает: "Принципиальной разницы между отношениями по управлению корпоративными и унитарными организациями не усматривается, за исключением той, что в унитарных организациях полномочия по управлению принадлежат одному лицу (учредителю или собственнику имущества), а в корпоративных - одновременно нескольким лицам, которые совместно "участвуют" в управлении юридическим лицом. Это подтверждается и существованием корпоративных организаций всего лишь с одним участником (так называемых компаний одного лица) <217>, а также тем, что собственник имущества унитарного предприятия, по существу, имеет в отношении созданного им предприятия те же "корпоративные" права, что и участники хозяйственного общества (право на управление, на получение части прибыли и т.д.)" <218>. А.В. Габов, оценивая итоги корпоративной реформы, пишет: "Наибольшее недоумение вызывает то, что текущее регулирование не позволяет разграничить корпоративные и унитарные организации. Так, если задаться вопросом: в чем отличие права участия от права (прав) участника унитарной организации, в которой несколько учредителей, то мы столкнемся с непреодолимыми препятствиями для ответа. Закон однозначно признает возможность участия нескольких лиц в унитарных организациях. Так, учредители автономной некоммерческой организации могут преобразовать ее в фонд, принять в состав учредителей новых лиц. Тем не менее никаких корпоративных отношений здесь, согласно закону, не возникает. Однако осуществить все эти действия (принять соответствующие решения) учредители смогут, только собравшись вместе, т.е. проведя собрание... То есть, строго говоря, такие учредители будут (как минимум могут) иметь права, аналогичные некоторым членским правам (правам участия) участников корпорации. Между тем никаких особенностей осуществления таких "протокорпоративных" прав Кодекс не устанавливает, что с неизбежностью рано или поздно приведет к конфликтам" <219>.
--------------------------------
<217> Не всеми специалистами хозяйственные общества, состоящие из одного участника, признаются корпорациями. Так, Н.В. Козлова и С.Ю. Филиппова полагают, что "по сути, АО одного лица является унитарным юридическим лицом. Для того чтобы не создавать специальную форму унитарного юридического лица с ограниченной ответственностью, законодатель допускает ведение такой деятельности в форме АО" (Гражданский кодекс Российской Федерации: Постатейный комментарий к главам 1 - 5 / Под ред. Л.В. Санниковой. М., 2015. С. 472). С нашей точки зрения, хозяйственные общества с единственным участником следует признать корпоративными организациями, как это следует из закона, а также в связи с тем, что они обладают той же структурой управления, что и классические корпорации. Включение в
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Комментарий практики рассмотрения экономических споров
- Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации
- Коментарий к поправке к конституции 2020
- Правовые режимы антиконкурентных действий: монография
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск IV
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2021
- Комментарий к Федеральному закону от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации
- Комментарий к ФЗ Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации
- Комментарий к N 165-ФЗ Об основах обязательного социального страхования
- Экспертиза нормативных правовых актов в сфере реализации промышленной политики
- Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате 2020
- Комментарий к Федеральному закону Об исполнительном производстве
- Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации
- Индивидуальный предприниматель: от создания до закрытия
- Наследственное право: постатейный комментарий к статьям 1110 - 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск III
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!