Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
13.3. Конфликты интересов в праве
интеллектуальной собственности

Право интеллектуальной собственности - сфера острых конфликтов, и противоборство интересов тут нельзя предотвратить, можно только найти максимально разумную точку равновесия. Среди таких конфликтов интересов можно выделить, во-первых, столкновения частных интересов и конфликты между частными интересами и публичными.
Конфликты возникают между правообладателями, например, двух тождественных или схожих до степени смешения средств индивидуализации, которые сталкиваются в одной сфере деятельности/в отношении однородных товаров/на одной территории. Такие конфликты (кроме случаев конфликтов с НМПТ) <1186> разрешаются исходя из принципа старшинства (п. 6 ст. 1252 ГК РФ).
--------------------------------
<1186> Подробнее см.: Орлова Е.Д. Правовая охрана географических указаний и наименований мест происхождения товаров // Право интеллектуальной собственности: Учебник / Под общ. ред. Л.А. Новоселовой. М.: Статут, 2018. Т. 3: Средства индивидуализации. СПС "КонсультантПлюс". Абз. 3313.

В статье "Называться ГУМом может только магазин на Красной площади" авторы рассказывают о признании общеизвестным товарного знака "ГУМ", делая вывод, что "теперь главный универсальный магазин страны может требовать сменить вывеску от региональных ГУМов, получивших это название в советский период. Такие магазины есть практически во всех крупных гг. России" <1187>. Действительно, комбинированный товарный знак "ГУМ" был включен в перечень (реестр) общеизвестных товарных знаков под номером 117 и признан таковым с обратной силой: решение вступило в силу 26.09.2012, а признан он общеизвестным с 01.01.2007. Однако вывески провинциальных ГУМов - это коммерческие обозначения, под которыми они работали задолго до 2007 г. и, возможно, на небольшой территории района были среди местного населения более известны, чем одноименный столичный магазин. Так что старшинство московского ГУМа небесспорно, во всяком случае на некоторых отдельно взятых территориях локальное коммерческое обозначение может победить общеизвестный товарный знак <1188>.
--------------------------------
<1187> Левинская А., Пастушин А. Называться ГУМом может только магазин на Красной площади // Ежедневная деловая газета РБК. 16.10.2012. URL: http://www.russianrealty.ru/analytic/articles/media/202674/.
<1188> О возможности признания более раннего приоритета коммерческого обозначения, чем 1 января 2008 г., подробнее см.: Афанасьева Е.Г. "Под флейту золоченой буквы", или Самое неформальное средство индивидуализации // Предпринимательское право. 2017. N 4. С. 48 - 55.

Своеобразный конфликт интересов на стыке институтов банкротства и товарного знака иллюстрирует недавнее решение Верховного Суда по делу о прекращении правовой охраны товарного знака "Волжская охота" <1189>.
--------------------------------
<1189> Определение Верховного Суда РФ от 21.03.2018 N 306-ЭС17-19720 по делу N А55-5711/2014 // Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс".

Организация предъявила правообладателю товарного знака иск о досрочном прекращении его правовой охраны в связи с его длительным неиспользованием. Однако период неиспользования приходился на то время, когда в отношении правообладателя было введено конкурсное производство. Действительно, длительное неиспользование товарного знака, согласно ст. 1486 ГК РФ, способно послужить основанием для досрочного прекращения его правовой охраны. Однако во внимание могут быть приняты препятствовавшие использованию товарного знака обстоятельства, которые не зависели от правообладателя. Относится ли к таким обстоятельствам состояние банкротства? Верховный Суд посчитал, что введение в отношении правообладателя конкурсного производства само по себе не может рассматриваться как уважительная причина неиспользования товарного знака, поскольку к банкротству могли привести, в частности, управленческие ошибки, а их совершение не является основанием для "преференций в гражданском обороте". Но досрочное безвозмездное прекращение исключительного права вместо его включения в конкурсную массу означало бы ухудшение для кредиторов правообладателя перспектив удовлетворения их требований. "Поэтому баланс между интересами общества, заинтересованного в использовании товарного знака, и кредиторов, заинтересованных в наиболее полном удовлетворении своих требований за счет имущества должника, должен достигаться путем приобретения этого товарного знака на торгах по справедливой цене. Пока идет конкурсное производство, избранный обществом способ защиты права является преждевременным". Таким образом, интересам кредиторов банкрота, шансы которых на получение хотя бы каких-то выплат за счет реализации конкурсной массы могли снизиться, Верховный Суд придал больший вес, нежели интересам субъекта предпринимательской деятельности, желавшего почти бесплатно (понеся лишь расходы на регистрацию) получить освободившийся товарный знак.
Конфликт интересов возникает и при осуществлении так называемого параллельного импорта. Речь идет о случаях ввоза в страну товара, который за рубежом был легально маркирован товарным знаком, без санкции правообладателя на такой ввоз (в ситуации, когда товарный знак пользуется правовой охраной как в стране приобретения, так и в стране ввоза товара) <1190>. О параллельном импорте можно говорить и в контексте иных оборотоспособных интеллектуальных прав, однако применительно к маркированным товарными знаками товарам конфликт интересов приобрел особую остроту: на одной чаше весов - интересы правообладателей товарных знаков и их официальных дистрибьюторов, на другой - независимых (параллельных) импортеров.
--------------------------------
<1190> См.: Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. Оригинальный контрафакт, параллельный импорт и конкуренция // Предпринимательское право. 2015. N 1. С. 25 - 32.

Как известно, ключевое значение для ответа на вопрос о правомерности параллельного импорта имеет институт исчерпания прав, который в каждой конкретной юрисдикции конструируется в одном из трех вариантов: мировом, региональном, национальном. В Российской Федерации хронология развития института была такова.
Сначала в ст. 23 Закона РФ о товарных знаках <1191> принцип исчерпания прав на товарный знак формулируется как мировой.
--------------------------------
<1191> Закон РФ N 3520-1 от 23.09.1992 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" // РГ. 17.10.1992. N 228.

Затем Верховный Суд РФ дает этой норме ограничительное толкование, фактически переквалифицировав мировой принцип исчерпания в национальный <1192>.
--------------------------------
<1192> Решение от 14.12.2001 N ГКПИ2001-1671, Определение от 14.03.2002 N КАС02-100 // Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс".

После этого в ст. 23 Закона РФ о товарных знаках вносятся изменения, и с 27 декабря 2002 г. она действует в редакции, которая предусматривает национальный принцип исчерпания. Именно в таком виде принцип исчерпания воспроизводится впоследствии в ст. 1487 ГК РФ.
Затем 3 февраля 2009 г. принимается Постановление Президиума ВАС по "делу о подержанном PORSCHE CAYENNE S." <1193>, разъясняющее, что к параллельному импортеру не может быть применена административная ответственность по ст. 14.10 КоАП РФ, поскольку его товар "не содержит признаков незаконного воспроизведения товарных знаков" <1194>.
--------------------------------
<1193> Постановление Президиума ВАС от 03.02.2009 N 10458/08 // Вестник ВАС РФ. 2009. N 5.
<1194> Подробнее см.: Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. О возобновлении исчерпанного права на товарный знак и правомерности параллельного импорта // Предпринимательское право. 2010. N 1. С. 40 - 43.

Борьба с параллельными импортерами перетекает в гражданско-правовое русло. Судебная практика (решения ВАС РФ, а затем - Суда по интеллектуальным правам) складывается против параллельных импортеров, суды удовлетворяют требования истцов о признании незаконным ввоза товаров, маркированных спорными товарными знаками, о запрете совершать действия по введению товаров в оборот, о взыскании компенсации по ст. 1515 ГК РФ и даже порой об обязании ответчика за свой счет изъять из гражданского оборота и уничтожить товар. Товары, ввозимые в порядке параллельного импорта, приравниваются судами к контрафактным <1195>.
--------------------------------
<1195> Подробнее см.: Афанасьева Е.Г., Долгих М.Г. Оригинальный контрафакт, параллельный импорт и конкуренция // Предпринимательское право. 2015. N 1. С. 25 - 32.

Например, отказывая в передаче кассационной жалобы ООО "Мультибир" в Судебную коллегию по экономическим спорам, судья Верховного Суда отмечает: "Доводы заявителя о неправомерном взыскании компенсации в ситуации, когда товарные знаки нанесены на товар самим правообладателем, а также о том, что такие товары не могут являться контрафактными, получили оценку судов со ссылкой на положения норм действующего законодательства и были мотивированно отклонены" <1196>.
--------------------------------
<1196> Определение Верховного Суда РФ от 12.12.2016 N 305-ЭС16-17832 по делу N А40-195776/15 // Документ опубликован не был. СПС "КонсультантПлюс".

Надо также отметить, что в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации с 1 января 2012 г. (в рамках Таможенного союза, а затем ЕАЭС) применяется региональный принцип исчерпания прав на товарный знак <1197>.
--------------------------------
<1197> См. ст. 13 Соглашения от 09.12.2010 "О единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности" (утр. силу) // СЗ РФ. 2012. N 5. Ст. 542; см. п. 16 Протокола об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности (приложение N 26 к Договору о ЕАЭС от 29.05.2014) // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии. URL: http://www.eurasiancommission.org (дата обращения: 05.06.2014).

Наконец в 2018 году к вопросу о параллельном импорте обращается Конституционный Суд РФ.
Конституционный Суд РФ рассматривал жалобу ООО "ПАГ", которое купило за границей и пыталось ввезти в Российскую Федерацию партию термочувствительной бумаги (для медицинских приборов) производства компании Sony Corporation, правообладателя товарного знака SONY. По требованию правообладателя товары были изъяты и уничтожены за счет параллельного импортера, а в качестве компенсации за нарушение исключительного права с него взыскано в пользу правообладателя 100 000 руб. Конституционный Суд не признал п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п. п. 1 и 2 и пп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК противоречащими Конституции, но тем не менее разъяснил: действия правообладателя, который препятствует ввозу в Российскую Федерацию конкретных товаров (в особенности, когда речь идет, например, о лекарствах), могут квалифицироваться как злоупотребление исключительным правом на товарный знак, выходящее за разумные пределы защиты правообладателем своего экономического интереса и создающее угрозу публичным интересам, а правовым последствием такой квалификации может быть частичный или полный отказ в защите права; приравнивать параллельный импорт к ввозу поддельных товаров несправедливо; изымать и уничтожать ввозимые в порядке параллельного импорта товары допустимо "лишь в случае установления их ненадлежащего качества и/или для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей" <1198>.
--------------------------------
<1198> Постановление Конституционного Суда РФ от 13.02.2018 N 8-П "По делу о проверке конституционности положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487 и п. п. 1, 2 и 4 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "ПАГ" // РГ. 22.02.2018. N 39.

По словам В.В. Старженецкого, "КС РФ, хотя формально и поддержал законодательный запрет на параллельный импорт, во многом склонил чашу весов в сторону параллельных импортеров, расширив возможности правовой квалификации этих отношений со стороны судов и других правоприменительных органов" <1199>. Важно также отметить, что за столкнувшимися частными интересами правообладателей и параллельных импортеров Конституционный Суд увидел и публичные интересы (интересы потребителей) и противопоставил именно их интересам правообладателей при поиске точки баланса.
--------------------------------
<1199> Старженецкий В.В. Параллельный импорт в Российской Федерации: дифференциация или эрозия ответственности за нарушение исключительных прав? Комментарий к Постановлению КС РФ от 13.02.2018 N 8-П // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2018. N 7. С. 163 - 175. Доступ из СПС "КонсультантПлюс". Абз. 91.

Общество в целом заинтересовано в максимальной доступности достижений научного, технического, литературного, художественного, музыкального творчества. Этот публичный интерес принимается во внимание при введении случаев свободного использования и механизмов принудительного лицензирования и при установлении конечных сроков охраны интеллектуальных прав в отношении большинства объектов (по истечении которых они становятся общественным достоянием).
Н. Соуза-и-Силва приводит удивительные для современного юриста примеры бессрочного действия авторского права в Испании в XIX веке и в Португалии в XX веке (с 1927 по 1966 год), основанного на таком объяснении: раз уж право собственности охраняется вечно, то "авторская" собственность, как "самая священная", тем более заслуживает бессрочной охраны <1200>.
--------------------------------
<1200> Sousa e Silva N. Uma  ao direito de autor Europeu // Revista da Ordem dos advogados. , 2013. A. 73, Vol. IV, N. 3. P. 1331 - 1387. URL: http://www.oa.pt/upl/%7Bdca5e510-7e6b-403c-9e2c-fd091a1cb5dc%7D.pdf.

Современное право исходит из того, что посмертное действие исключительных прав авторов произведений конечно, и после истечения сроков посмертной охраны они поступают в общественное достояние. Однако и переход в общественное достояние иногда бывает обратим. В нашей стране такое случалось неоднократно <1201>. Самый свежий случай такого "восстания исключительных прав из пепла" произошел с принятием четвертой части Гражданского кодекса РФ, когда не просто был воспроизведен увеличенный в 2004 году (в результате изменений, внесенных в Закон от 9 июля 1993 г. N 5351-1 об авторском праве и смежных правах <1202>) с пятидесяти до семидесяти лет срок посмертного действия исключительного права, но и "вводным законом" <1203> предусмотрено возвращение из общественного достояния попавших в него произведений, в отношении которых "пятидесятилетний срок действия авторского права не истек к 1 января 1993 года". В результате из общественного достояния были извлечены произведения А. Беляева, М. Булгакова, А. Толстого и ряда других авторов. Лишь при самом поверхностном взгляде это могло восприниматься как дань уважения авторам, творческая жизнь которых пришлась на самые страшные для нашей страны годы, которые страдали от цензуры, воевали или работали, а некоторые и погибли во время Великой Отечественной войны. На самом деле бенефициарами такого решения выступили их наследники, с кем-то из которых авторы вообще не были знакомы.
--------------------------------
<1201> Подробный анализ см.: Елисеев В.И., Янковский Р.М. Проблемы продления срока действия авторских прав // Предпринимательское право. 2014. N 2. С. 70 - 78; Бузанов В.Ю. Авторское право: сага о сроках // Журнал российского права. 2014. N 6. С. 73 - 81; Еременко В.И. О пределах и ограничениях исключительного права на произведения науки, литературы и искусства // Законодательство и экономика. 2011. N 1. С. 14 - 28. СПС "КонсультантПлюс".
<1202> Российская газета. 03.08.1993. N 147; 28.07.2004. N 159.
<1203> Статья 6 Федерального закона от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ" // СЗ РФ. 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5497.

Высшие судебные инстанции разъяснили, что лица, которые использовали произведения, пока они были в общественном достоянии, не являются правонарушителями, но с момента возобновления их авторско-правовой охраны такое использование "может осуществляться только с соблюдением положений части четвертой ГК РФ" <1204>. То есть лица, которые правомерно начали подготовку, возможно требующую значительных затрат, к использованию находящихся в общественном достоянии произведений после 1 января 2008 г., должны были либо такое использование прекратить (например, свернуть работу над постановкой спектакля, съемкой фильма), либо договариваться с новоявленными правообладателями, либо продолжать использование, рискуя в любой момент столкнуться с их претензиями. Иными словами, частным интересам наследников авторов были принесены в жертву не только частные интересы добросовестных инвесторов, но и интересы широкого круга читателей, зрителей, а помимо этого - стабильность оборота и правовая определенность.
--------------------------------
<1204> Пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2009. Июнь. N 6.

Бывает и так, что публичные интересы, противопоставляемые частным, оказываются мнимыми, надуманными, гипертрофированными. Примерами защиты таких мнимых публичных интересов служат отказы в регистрации так называемых аморальных товарных знаков.
Парижская конвенция по охране промышленной собственности разрешает (но не обязывает) отказывать в регистрации аморальных и противоречащих публичному порядку товарных знаков (ст. 6 quinquies (B-3)). Многие страны-участницы воспользовались возможностью включить в свое законодательство такое противопоказание к предоставлению правовой охраны. Например, в п. "f" ч. 1 ст. 7 Регламента N 2017/1001 Европейского парламента и Совета Европейского союза "О товарном знаке Европейского союза" несоответствие товарных знаков общественному порядку или принятым нормам морали отнесено к абсолютным основаниям для отказа в регистрации товарных знаков. Аналогичная норма содержится в п. "f" ч. 1 ст. 3 Директивы N 2008/95/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза "О сближении законодательств государств-членов в отношении товарных знаков и знаков обслуживания" и в п. "f" ч. 1 ст. 4 сменяющей ее Директивы N 2015/2436.
Российский законодатель в пп. 2 п. 3 ст. 1483 ГК РФ устанавливает абсолютный запрет на регистрацию в качестве товарных знаков негуманных, аморальных и противоречащих общественным интересам обозначений.
С таким обоснованием Роспатент отказывал в регистрации в качестве товарных знаков, в частности, слов и словосочетаний "Кузькина мать", "Медвепутик", "Володя и медведи", "Выпь (Бухало)", "Солнцедар", "Белочка (Я пришла)", "ШИРЕ ХАРИ", "Толстый фраер" <1205>. Суд по интеллектуальным правам приводит в качестве примера обозначений, противоречащих общественным интересам, словосочетания "Прохорово поле" и "В кругу семьи" для алкогольных напитков <1206>.
--------------------------------
<1205> См., напр.: Трутнев О. "Володя и медведи" вредны государству: Роспатент отказал в регистрации товарного знака // Коммерсантъ. 15.03.2011. URL: http://www.kommersant.ru/Doc/1600963; Признан незаконным отказ в регистрации бренда "Володя и медведи" // Коммерсантъ. 29.09.2011. URL: http://kommersant.ru/news/1771622/rubric/4; Пузырев Д. Россиянам "запретили" бухать: Роспатент признал аморальным водочный бренд Buhalo // Ежедневная деловая газета РБК. 22.07.2013. URL: http://www.rbc.ru/newspaper/2013/07/22/56c171ce9a7947299f72e077; Пузырев Д. Советское вино признали аморальным и антигуманным // Ежедневная деловая газета РБК. 28.05.2013. URL: http://www.retail.ru/news/72551; Туманов Г., Воронов А. Pussy Riot не дали затовариться: товарный знак панк-группы не прошел регистрацию в Роспатенте // Коммерсантъ. 03.11.2012. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2060275.
<1206> См.: Информационная справка, подготовленная по результатам анализа и обобщения судебной практики Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой и кассационной инстанций с учетом практики Верховного Суда Российской Федерации по вопросам, возникающим при применении положений п. п. 1 и 3 ст. 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (утв. Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 05.04.2017 N СП-23/10). Пункт 2.4. URL: http://ipcmagazine.ru/official-cronicle/information-sheet-in-application-of-the-provisions-of-paragraphs-1-and-3-of-article-1483-of-the-civil-code-of-the-russian-federation.

Запрет на регистрацию аморальных, скандальных и оскорбительных товарных знаков был включен и в ст. 2(a) Закона США о товарных знаках (Lanham Act).
Законодательные запреты регистрации скандальных, аморальных, оскорбительных знаков часто критиковались за несоответствие свободе слова и наделение регистрирующих ведомств полномочиями по охране морали (оппоненты отвечали, что отказ в регистрации товарного знака не препятствует использованию обозначения для индивидуализации товаров, просто оно будет слабее защищено) <1207>. И вот совсем недавно в США эта критика перешагнула доктринальные рамки.
--------------------------------
<1207> Подробнее об этом см.: Афанасьева Е., Долгих М. Скандальные и аморальные товарные знаки // ЭЖ-Юрист. 2015. N 16. С. 12; Афанасьева Е.А., Афанасьева Е.Г. Ужасные и опасные [товарные знаки]? // Право будущего: Интеллектуальная собственность, инновации, Интернет: Ежегодник. Вып. 1 / Отв. ред. Афанасьева Е.Г. М.: РАН. ИНИОН. Центр. социал. науч.-информ. исслед. отд. правоведения; каф. предпринимательского права МГУ им. М.В. Ломоносова. 2018. С. 129 - 135.

Верховный суд США в решении по делу Matal vs Tam признал неконституционным запрет на регистрацию оскорбительных знаков. Речь в этом деле шла о регистрации в качестве товарного знака названия азиатско-американского ансамбля музыки и танца THE SLANTS (один из переводов названия - "косоглазые"): ведомство сочло, что такой товарный знак оскорбителен для выходцев из Азии. Верховный суд не согласился с решением ведомства, придя к выводу о том, что положение Закона о товарных знаках о запрете оскорбительных (порочащих) товарных знаков "нарушает основополагающий принцип свободы слова, которая гарантирована Первой поправкой к Конституции США: оскорбительность высказываемых идей не основание для запрета высказываний".
Вскоре по тому же основанию в решении In re Brunetti суд Федерального округа признал противоречащим Конституции США положение Закона о товарных знаках, запрещающее регистрацию аморальных и скандальных товарных знаков. В деле Brunetti заявитель хотел зарегистрировать обозначение FUCT в отношении одежды и аксессуаров, но ему было отказано с пояснением, что это фонетический эквивалент слова "fucked", которое даже в современном обществе воспринимается как вульгарное. Суд согласился с тем, что спорное обозначение вульгарно, но отметил, что Первая поправка защищает и такие высказывания частных лиц, которые могут показаться значительной части общественности оскорбительными <1208>.
--------------------------------
<1208> Shimanoff E.J. Immoral and scandalous trademarks, oh my! // Lexology. URL: https://www.lexology.com/library/detail.aspx?g=60445c09-8587-49a7-a5ec-ffad14ff2c45.

Такой подход представляется верным. Наделение государственных органов полномочиями проверять товарные знаки на "моральность" - пример избыточного регулирования для защиты гипертрофированных и даже мнимых публичных интересов.
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Комментарий практики рассмотрения экономических споров
- Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации
- Коментарий к поправке к конституции 2020
- Правовые режимы антиконкурентных действий: монография
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск IV
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2021
- Комментарий к Федеральному закону от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации
- Комментарий к ФЗ Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации
- Комментарий к N 165-ФЗ Об основах обязательного социального страхования
- Экспертиза нормативных правовых актов в сфере реализации промышленной политики
- Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате 2020
- Комментарий к Федеральному закону Об исполнительном производстве
- Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации
- Индивидуальный предприниматель: от создания до закрытия
- Наследственное право: постатейный комментарий к статьям 1110 - 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск III
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!