Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Статья 16. Обязательность судебных актов

Комментарий к статье 16

1. В соответствии со ст. 6 ФКЗ о судебной системе вступившие в законную силу постановления федеральных судов, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному соблюдению на всей территории РФ. Схожие положения содержатся в ст. 7 ФКЗ об арбитражных судах. Исходя из этих положений, акты судебной власти обязательны для всех организаций и физических лиц.
Обязательность судебных актов по смыслу ч. 1 ст. 16 понимается как правовое действие судебного акта в отношении лиц, которые так или иначе оказываются в той сфере, на которую распространяются правовые последствия данного судебного акта. В этом плане здесь подчеркивается свойство судебного акта быть реализованным в той либо иной форме, которое присуще и правовым нормам, воплощаемым в содержании судебного акта: в необходимости соблюдения, использования и (или) исполнения судебного акта.
Подобное понимание обязательности проистекает из того обстоятельства, что роль суда в обществе, основанном на разделении властей, отражается в его особом юридическом статусе и возможности воздействия актов судебной власти в зависимости от компетенции конкретного суда влиять как на исполнительную, так и на законодательную власть, на поведение практически всех субъектов правовых отношений, в наличии полномочий по защите российского правового пространства от иностранных юрисдикционных актов.
Примером толкования обязательности судебного акта для всех лиц, в том числе и не участвовавших в деле, является п. 1 Постановления КС РФ от 17.03.2009 N 5-П "По делу о проверке конституционности положения, содержащегося в абз. 4 и 5 п. 10 ст. 89 НК, в связи с жалобой ООО "ВАРМ".
2. Для целей толкования и применения ч. 1 комментируемой статьи следует различать в теоретическом и прикладном аспектах обязательность и исполнимость судебных актов, поскольку они являются различными характеристиками судебного акта, отражающими разнонаправленные грани его содержания, объективные и субъективные пределы, в частности различный круг лиц, на которых распространяется принудительная сила судебного акта, и, соответственно, различные сферы его действия.
Если исполнимость (или, точнее, принудительная исполнимость) носит персонифицированный характер и распространяет свое действие на лиц, в отношении которых вынесен судебный акт (субъективные пределы законной силы), то обязательность судебного акта заключается в необходимости для всех субъектов, которые так или иначе оказались в сфере действия данного судебного акта, действовать в соответствии с ним либо воздерживаться от таких действий. На это прямо указывают правила обязательности в ст. 6 ФКЗ о судебной системе и ч. 1 комментируемой статьи АПК, которые отражают такое свойство судебного акта, как распространение его действия на неопределенный круг лиц.
В этом случае любое лицо, так или иначе оказавшееся в сфере отношений, урегулированных данным судебным актом, обязано сообразовывать с ним свое поведение в активной или пассивной форме, как совершая определенные действия для его реализации, так и воздерживаясь от них. Н.А. Чечина отмечала, что обязательность означает "обязанность всех посторонних лиц и организаций, не имеющих в данном деле непосредственного юридического интереса, но так или иначе с ним соприкасающихся, подчиниться авторитету судебного решения, способствовать своими действиями его исполнению" <1>. Поэтому различие обязательности и исполнимости наиболее зримо проявляется при характеристике их как юридических фактов и использовании общетеоретических конструкций абсолютного и относительного правоотношения. В этом плане обязательность судебного акта выступает как юридический факт в рамках абсолютного правоотношения, а правовые последствия принудительного исполнения судебного акта определяют его как юридический факт в рамках относительных правоотношений <2>.
--------------------------------
<1> Чечина Н.А. Норма права и судебное решение // Чечина Н.А. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2004. С. 159.
<2> См. подробнее: Ярков В.В. Обязательность и исполнимость судебных актов: проблемы соотношения // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. N 10 - 11. СПб., 2014. С. 301 - 320.

3. При характеристике ч. 1.1 комментируемой статьи важно отметить, что она вводилась в АПК при создании Суда по интеллектуальным правам (СИП). Полагаем, что такое право запроса может применяться не только СИП, но и всеми другими арбитражными судами при возникновении необходимости запроса мнения ученых и специалистов. Такой подход основывается на системном толковании ч. 1.1 ст. 16 и ст. 87.1 АПК, которые вводились в АПК одновременно.
4. Ответственность за неисполнение судебных актов может быть процессуальной (гл. 11, ст. ст. 331, 332 АПК), уголовной (ст. ст. 312, 315 УК), административной (ст. ст. 17.3, 17.4, 17.8, 17.9 КоАП), в исполнительном производстве (ст. ст. 113, 114 ФЗ об исполнительном производстве).
5. Согласно ч. 3 комментируемой статьи право на обжалование судебных актов возможно в порядке апелляционного, кассационного, надзорного производства, по вновь открывшимся обстоятельствам, а также путем обращения к международному судебному органу - ЕСПЧ.
Важный вопрос: каким образом рассматривать положения ч. 3 ст. 16 АПК - как исключительное средство защиты прав лиц, не участвовавших в деле, на обжалование судебных актов либо наряду с правом обжалования они вправе обратиться в суд с самостоятельным иском? М.А. Рожкова предлагает рассматривать правило ч. 3 ст. 16 АПК как исключительное и единственное средство защиты таких лиц, т.е. лица, оказавшиеся в сфере действия судебного акта, не вправе игнорировать его, но могут защищать свои интересы в рамках специальной правовой процедуры - путем его обжалования, но не подачи нового иска <1>. Более верной представляется позиция И.А. Приходько, который, рассмотрев и тот и другой вариант, исходя из ст. 2 АПК, т.е. задач судопроизводства в арбитражных судах, предлагает рассматривать вариант ч. 3 ст. 16 АПК как альтернативный наряду с правом защиты и подачей самостоятельного иска <2>.
--------------------------------
<1> Рожкова М.А. К вопросу о силе судебных актов арбитражного суда // ВВАС. 2003. N 5. С. 75.
<2> Приходько И.А. Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы. СПб., 2005. С. 640 - 664.

Дополнительным доводом в пользу возможности защиты прав таких лиц против обязательности судебного акта является защита от возможных злоупотреблений процессуальным правом. Российской судебной практике известны и так называемые "дружеские иски", и "дружеские ответчики", когда ответчик "играет" на стороне истца, признает иск, создавая выгодную для них правовую ситуацию. Доказывание же нарушения своего права как условия подачи жалобы в допустимой в соответствующий момент форме судебного пересмотра лицом, не участвовавшим в деле, с учетом сроков на обжалование, а также тенденции к ограничению восстановления сроков может быть весьма сложным. Поэтому только обжалование судебного акта по ч. 3 ст. 16 АПК может быть недостаточным средством правовой защиты для лиц, не участвовавших в деле.
6. О порядке признания и исполнения на территории РФ решений иностранных судов и арбитражей, международных судов и арбитражей см. подробнее комментарий к гл. 31 АПК.

правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:


Copyright 2007 - 2020 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!