Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Статья 103.10. Удостоверение решения органа управления юридического лица

Комментарий к статье 103.10

1. Комментируемой статьей определяется порядок совершения такого нотариального действия, как удостоверение решения органа управления юридического лица. Нормы комментируемой статьи имеют достаточно обширную область приложения, поскольку касаются аспектов удостоверения решений безотносительно вида юридического лица (как коммерческая, так и некоммерческая организация и т.д.) и функционального назначения его органа <105> управления (общее собрание участников, правление и др.).
--------------------------------
<105> Понятно, что обсуждаемые правила сориентированы на акты коллегиальных органов; вместе с тем нотариальное сопровождение принятия решений единоличными органами в корне не исключается.

Согласно п. 103 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" по смыслу п. 1 ст. 2, п. 6 ст. 50 и п. 2 ст. 181.1 ГК под решениями собраний понимаются решения гражданско-правового сообщества, то есть определенной группы лиц, наделенной полномочиями принимать на собраниях решения, с которыми закон связывает гражданско-правовые последствия, обязательные для всех лиц, имевших право участвовать в таком собрании, а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.
В частности, к решениям собраний относятся:
- решения коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров и т.д.);
- решения собраний кредиторов, а также комитета кредиторов при банкротстве;
- решения долевых собственников, в том числе решения собственников помещений в многоквартирном доме или нежилом здании;
- решения участников общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения.
Памятуя об экстраполяции правил ГК о самостоятельном (отличном от сделок) юридическом факте - решении собрания - на акты любых коллегиальных органов управления организации, в дальнейшем термин "собрание" мы будем употреблять применительно и к собственно собраниям, и к заседаниям структурных подразделений организации (в настоящих Основах же данные термины упоминаются отдельно).
Несмотря на обозначенный универсализм, в настоящее время активное использование данной нотариальной процедуры находит лишь в отношении актов, принимаемых высшим органом управления общества с ограниченной ответственностью и непубличного акционерного общества. Это обусловливается тем, что в соответствии с п. 3 ст. 67.1 ГК принятие названных актов и состав участников, присутствовавших при их принятии, требуют обязательного квалифицированного подтверждения, в том числе в нотариальном порядке.
Установление данного правила, по верному заключению И.В. Бакаевой, является ответом на многочисленные факты различного рода злоупотреблений в области корпоративных правоотношений, в частности фальсификации протоколов <106>. Подчеркнем, что колоссальная охранительная роль нотариального удостоверения вовсе не означает, что его наличие как таковое элиминирует возможность инвалидации корпоративного акта.
--------------------------------
<106> См.: Бакаева И.В. Подтверждение решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 7.

Тем не менее нотариальный сервис не является по общему правилу исключительным (безальтернативным), ибо:
- для непубличного акционерного общества допустимым оказывается удостоверение не нотариусом, а лицом, осуществляющим ведение реестра акционеров и (одновременно) выполняющим функции счетной комиссии;
- в обществе с ограниченной ответственностью вместо нотариального удостоверения может быть использован иной способ подтверждения (подписание протокола всеми или частью участников и пр.), но только если он прямо предусмотрен уставом либо принятым единогласно всеми участниками общества решением высшего органа управления <107>.
--------------------------------
<107> Попутно обратим внимание на то, что единогласие приурочено именно к решению об альтернативном способе (см., например, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24 января 2018 г. N Ф03-5677/2017, в котором говорится, что изменения, вносимые в устав относительно способа удостоверения, должны приниматься большинством).

В этой связи на практике встал вопрос о правомерности нотариального удостоверения в ситуации наличия уставных правил об альтернативном способе: пожалуй, ни буквальное, ни смысловое толкование предписаний подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК не дает бесспорных оснований для суждения о недопустимости автоматического (в силу непосредственного указания ГК) задействования механизма нотариального подтверждения, что, кстати, уже получило поддержку у некоторых судебных инстанций (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 5 мая 2017 г. N Ф05-5192/2017, Апелляционное определение Севастопольского городского суда от 2 июня 2016 г. по делу N 33-1434/2016).
Следует, однако, принимать в расчет, что решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью об увеличении уставного капитала <108> императивно подлежит нотариальному удостоверению (см. п. 3 ст. 17 Закона об ООО), причем вне зависимости:
--------------------------------
<108> Нотариальный порядок носит эксклюзивный характер только в отношении решения собственно об увеличении уставного капитала (решения по другим вопросам - об утверждении номинальных стоимостей долей после увеличения и пр. - могут быть удостоверены альтернативными способами, даже если речь идет об одном собрании) (см. Определение Верховного Суда РФ от 6 июня 2019 г. N 303-ЭС19-7309).

- от способа увеличения (конечно, если увеличение есть следствие реорганизации нескольких обществ, то нотариальное удостоверение решения не требуется (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14 апреля 2017 г. N А70-10468/2016, п. 1.4 Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2017), направленного письмом ФНС от 6 июля 2017 г. N ГД-4-14/13154@);
- от формы проведения собрания (см. Постановление ФАС Уральского округа от 26 мая 2017 г. N Ф09-2362/17, п. 1.3 Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 2 (2017), направленного письмом ФНС от 6 июля 2017 г. N ГД-4-14/13154@). Последний тезис, впрочем, по сути знаменует введение дополнительного запрета на проведение собрания в заочной форме (а это, в свою очередь, совершенно не согласуется с п. 1 ст. 38 Закона об ООО).
Дискуссионность сохраняется по вопросу о применимости правил комментируемой статьи к "компаниям одного лица" <109>. Текущая господствующая трактовка (которая кажется нам разумной и адекватной) сводится к тому, что, с одной стороны, требования п. 3 ст. 67.1 ГК не распространяются на случаи принятия решений единственным участником, но, с другой стороны, при обращении соответствующих лиц совершение нотариального действия в порядке, аналогичном установленному в ст. 103.10 настоящих Основ, является принципиально возможным (см. п. 1.3 Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 4 (2016), направленного письмом ФНС от 28 декабря 2016 г. N ГД-4-14/25209@); п. 4 Обобщения ФНП).
--------------------------------
<109> Подробнее о сфере применения анализируемых правил, в частности, см.: Поваров Ю.С. Решение общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью: порядок принятия и нотариального удостоверения. М., 2017. С. 19 - 29.

2. Формат исследуемого нотариального действия, как гласит ч. 1 комментируемой статьи, предполагает личное присутствие нотариуса при проведении собрания. Сообразно этому на практике доминирующим стал подход, при котором нормы о нотариальном порядке подтверждения охватывают случаи функционирования собрания исключительно в очной форме. В соответствии с пособием по удостоверению нотариусом принятия общим собранием участников хозяйственного общества решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии, направленным письмом ФНП от 1 сентября 2014 г. N 2405/03-16-3, при существующем правовом регулировании, нотариус не может удостоверить принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, если решения принимались в форме заочного голосования. Буквально применяя норму ст. 67.1 ГК, нотариусу для совершения указанного нотариального действия необходимо физическое присутствие участников в месте проведения собрания. Иной порядок совершения указанного нотариального действия должен быть установлен законодательным актом.
Симптоматично, что Пленум Верховного Суда РФ, разбирая момент недействительности решений собраний по причине несоблюдения правил п. 3 ст. 67.1 ГК, распространяет свою правовую позицию о ничтожности корпоративных актов лишь на решения очных собраний (см. п. 107 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25). Более того, с 1 октября 2019 г. вступает в силу уточнение п. 3 ст. 67.1 ГК о необходимости подтверждения решений, принимаемых общим собранием участников посредством именно очного голосования.
Выявленная ограничительная линия, думается, не вполне коррелирует с положениями о возможном участии регистратора в организации проведения общего собрания акционеров в любой форме (включая заочное голосование), приводит к умалению охранительного потенциала правил об обязательном подтверждении факта принятия корпоративных решений (ибо, к примеру, для обществ с ограниченной ответственностью запрет на заочное голосование действует только в отношении вопроса об утверждении годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов - см. п. 1 ст. 38 Закона об ООО) и, наконец, не соответствует тенденции к нормативному расширению многообразия способов выражения волеизъявлений участниками гражданско-правовых сообществ.
Нотариус должен присутствовать на протяжении всего собрания - с момента открытия собрания до момента принятия решения по последнему вопросу, включенному в повестку дня или по последнему вопросу, для принятия решения по которому имеется кворум, а если голосование осуществляется бюллетенями - до момента оглашения результатов подсчета голосов.
3. Действующее законодательство не содержит каких-либо рестрикций по поводу субъекта совершения нотариального действия. С учетом предписаний ст. 13 настоящих Основ общепринятым является вывод, в соответствии с которым корпоративный акт способен удостоверить всякий нотариус в пределах нотариального округа, в котором проводится собрание.
Инициатором совершения анализируемого нотариального действия выступает лицо, организующее проведение собрания. Именно по его просьбе, согласно ч. 1 комментируемой статьи, нотариус присутствует на собрании и выдает соответствующее свидетельство.
Между тем в настоящих Основах понятие такого лица не раскрывается. Общегражданское и корпоративное законодательство данным термином вообще не оперирует (так, Закон об ООО говорит о субъекте, созывающем собрание). В условиях отмеченной терминологической неопределенности нотариальная практика небеспочвенно решает вопрос о фигуре заявителя в рамках круга субъектов, управомоченных на созыв собрания.
4. Части 2 - 4 комментируемой статьи детализируют порядок совершения нотариального действия, предусмотренного настоящей статьей.
Нотариус для установления факта принятия решения органом управления проверяет правоспособность юридического лица и определяет:
- компетенцию органа управления юридического лица в части принятия решения;
- наличие кворума на собрании или заседании;
- наличие необходимого количества голосов для принятия решения в соответствии с законодательством и учредительными документами юридического лица.
В целях подтверждения состава участников (членов) органа управления юридического лица, присутствовавших при принятии решения, нотариус устанавливает их личность, полномочия, а также их право на участие в собрании или заседании.
Регламент совершения нотариусами нотариальных действий определяет объем информации, необходимой при удостоверении решения органа управления юридического лица, и порядок ее фиксирования. Рекомендации по документам, которые нотариусу следует истребовать для ознакомления, даны в Пособии, направленном письмом ФНП от 1 сентября 2014 г. N 2405/03-16-3.
За пределами предмета нотариальной оценки в силу прямого (и рационального, на наш взгляд) законодательного указания оказывается соблюдение порядка созыва собрания (надлежащее уведомление о проведении собрания, своевременное и полное предоставление соответствующей информации и пр.), что, в частности, может быть объяснено отсутствием жесткой детерминации между нарушением данного порядка и правомерностью (неправомерностью) корпоративного акта.
Совершение нотариального действия оканчивается выдачей свидетельства об удостоверении факта принятия решения органом управления юридического лица и о составе участников (членов) этого органа, присутствовавших при принятии данного решения (вследствие чего, например, неправомерными будут нотариальное удостоверение протокола собрания, совершение на нем удостоверительной надписи и т.п.). Форма названного свидетельства (N 3.7) утверждена Приказом Минюста от 27 декабря 2016 г. N 313.
5. Применительно к установлению нотариусом факта принятия решения настоящие Основы настаивают на необходимости:
1) проверки правоспособности юридического лица, что предполагает системный анализ информации, содержащейся в ЕГРЮЛ и учредительном документе юридического лица (см. п. п. 15, 68 Регламента совершения нотариусами нотариальных действий);
2) определения компетенции органа управления юридического лица в части принятия решения, при этом стоит напомнить, что она закрепляется федеральными законами (но не иными нормативными актами) и учредительными документами (но не другими внутренними документами) (см., в частности, п. 1 ст. 53 и п. 2 ст. 65.3 ГК, подп. 13 п. 2 ст. 33 Закона об ООО, подп. 20 п. 1, п. п. 2 - 4 ст. 48 Закона об АО);
3) определения наличия кворума на собрании, подразумевающего присутствие на нем определенного числа управомоченных лиц, обладающих достаточным для принятия решения количеством голосов (см., например, п. 1 ст. 58 Закона об АО);
4) определения наличия необходимого количества голосов для принятия решения (т.е. кворума собственно для принятия решения).
Касаемо последней опции настоящие Основы специально оговаривают обусловленность нотариальной оценки подсчетом голосов, представленным счетной комиссией или иным уполномоченным на подсчет голосов лицом (см., к примеру, ст. 56 Закона об АО). Но даже при таком определении нюансов вряд ли оправданно утверждать о том, что нотариус может полностью положиться на представленные ему выводы, в частности, при очевидном расхождении протокольных результатов голосования и фактических обстоятельств, свидетелем которых нотариус являлся.
6. Подтверждение состава участников (членов) управленческого органа, присутствовавших при принятии решения, соединено с установлением нотариусом их:
1) личности, при этом в условиях отсутствия специальных правил на данный счет в целом пригодными оказываются положения ст. 42 Основ (хотя формально они имеют отношение к установлению личности гражданина, обратившегося за совершением нотариального действия, каковым участник собрания может и не являться);
2) полномочий (посредством изучения доверенности и т.д.), что особенно актуально в ситуации, когда лицо участвует в собрании через представителя;
3) права на участие в собрании. Помимо прочего, здесь стоит иметь в виду неидентичность данного права и права на участие в голосовании, ибо, к примеру, участниками собрания могут быть лица, обладающие правом совещательного голоса (см. п. 3 ст. 32 Закона об ООО), кроме того, участники при наличии определенных оснований не допускаются до голосования по всем (см. п. 2 ст. 37 Закона об ООО и др.) или некоторым (см. п. 1 ст. 22 и п. 4 ст. 45 Закона об ООО и др.) вопросам.
Алгоритм установления нотариусом наличия права на участие в собрании, предписываемый в п. 71 Регламента совершения нотариальных действий, предопределяется "источником" возникновения данного права:
а) когда речь идет о праве на участие в собрании в силу закона, то установление происходит со слов лица, организующего собрание (причем необходимая информация фиксируется в письменном заявлении последнего); такое нормирование, полагаем, небезупречно, так как не совсем понятна необходимость полностью довериться словам организатора собрания, тем более что нотариус получает информацию и из иных источников, сведения из которых могут разойтись с данными, сообщенными организатором собрания;
б) при возникновении права на участие в собрании в силу договора доверительного управления или залога констатация наличия права должна осуществляться на основании обозначенного договора.
7. В корреспонденции с видами и объемом проверочных действий нотариуса Основы обязывают заявителя представить ряд документов, включая:
а) ключевые, с точки зрения проведения собрания и оценки легитимности принимаемых на нем решений, акты децентрализованного регулирования - учредительные документы (в безусловном порядке <110>), внутренний документ юридического лица, устанавливающий порядок проведения собрания (при его наличии), решение уполномоченного лица (председателя совета директоров, участника и пр.) или органа управления организации о проведении собрания и об утверждении повестки дня;
--------------------------------
<110> Разумеется, данное положение неприменимо к организациям, действующим на основании федерального закона или утвержденного уполномоченным государственным органом типового устава (см. ст. 52 ГК РФ, ст. 12 Закона об ООО).

б) документ, подтверждающий полномочия заявителя по организации собрания (протокол об избрании и т.д.), если, разумеется, данные полномочия не следуют из других представленных документов;
в) предусмотренный законом документ с перечнем лиц, имеющих право на участие в собрании или заседании. Так, Закон об АО закрепляет обязательность составления при подготовке к проведению общего собрания акционеров списка лиц, имеющих право на участие в собрании (ст. 51), которому придается архиважное юридическое значение (непопадание лица в названный список влечет невозможность по общему правилу принять самостоятельное участие в собрании).
Рассмотренный набор документов не является замкнутым: представлению нотариусу подлежат и иные документы, необходимые для определения компетенции управленческого звена и кворума собрания (например, корпоративный договор, по условиям которого имеет место отступление от стандартного принципа определения количества принадлежащих участнику хозяйственного общества голосов, - см. п. 1 ст. 66 и ст. 67.2 ГК).
8. На основании ч. 1 комментируемой статьи нотариус отказывает в удостоверении факта принятия решения, ничтожность которого очевидна для нотариуса. Таким образом, во-первых, установление нотариусом названных обстоятельств диктует необходимость именно отказа в совершении нотариального действия (а не, к примеру, его отложения или приостановления), причем в непреложном (безусловном) порядке (усмотрение нотариуса относительно того, удостоверять или не удостоверять решение, законодателем отвергается); во-вторых, поводом для отказа служит квалификация решения как ничтожного (а не оспоримого), при этом подразумевается явная (очевидная для нотариуса) ничтожность корпоративного акта.
Конкретные основания ничтожности решений собраний закрепляются, прежде всего, в ст. 181.5 ГК, в соответствии с которой к абсолютной недействительности, если иное прямо не предусмотрено законом, приводит принятие решения:
а) по вопросу, не включенному в повестку дня (не считая особого - "реабилитирующего" - фактора, когда в собрании приняли участие все члены гражданско-правового сообщества, причем вне зависимости от варианта их голосования);
б) при отсутствии необходимого кворума (при этом понятие кворума, думается, необходимо трактовать расширительно, понимая под ним не только присутствие на собрании участников, обладающих необходимым количеством голосов, но и наличие голосов "за", требуемое для принятия решения);
в) по вопросу, не относящему к компетенции собрания;
г) в противоречие основам правопорядка и нравственности (в нарушение основополагающих принципов общественной, политической и экономической организации общества, его нравственных устоев и пр.).
Приведенный перечень согласно п. 1 ст. 181.3 ГК не является исчерпывающим; иные основания ничтожности могут быть введены федеральными законами. Так, согласно п. 1 ст. 32 Закона об ООО ничтожными считаются акты органов ООО, ограничивающие "управленческие" права участников Общества - присутствовать на общем собрании участников, принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня и голосовать при принятии решений (см. п. 107 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25). В соответствии с этим незаконным, например, будет решение об отстранении участника общества от участия в собрании, даже если участник блокирует работу общего собрания (см. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24 октября 2008 г. N Ф03-4585/2008 г. по делу N А51-12951/0734-502/7).
Хотя в Основах непосредственно речь идет об отказе лишь в удостоверении факта принятия решения, очевидная ничтожность последнего, наверное, исключает и возможность нотариального удостоверения только состава участников собрания (по мотиву ранее отмечавшегося "переплетения" компонентов разбираемого нотариального действия).

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2020 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!