Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
style="max-height: 50vh;">
Статья 1117. Недостойные наследники

Комментарий к статье 1117

1. Общее правило. Стремление обогатиться без приложения труда толкает человека на самые отвратительные поступки. История знает достаточно отравлений ради наследства, подделанных и уничтоженных завещаний; лица, когда-то оскорбительно относившиеся к своему родственнику, получив известие об открывшемся после него наследстве, не стесняются заявить о своих притязаниях.
Понимая человеческую натуру, современное наследственное право подразумевает генеральное правило: лицо устраняется от наследования за поступки, при совершении которых получение наследства выглядело бы несправедливым. Римское право не оставило нам стройного института недостойных наследников. Критерии и порядок признания наследника недостойным варьируются от законодательства к законодательству. Зарубежные исследователи отмечают казуистичный характер оснований устранения от наследования и необходимость доктринальной ревизии существующих правил <1>.
--------------------------------
<1>  5. Intestate Succession in Spain // Comparative Succession Law. Vol. II: Intestate Succession / Ed. by K.G.C. Reid, M.J. de Waal, R. Zimmermann. P. 102; Hirsch A.J. Default Rules in Inheritance Law: A Problem in Search of Its Context. FSU College of Law, Public Law Research Paper N 111 (March 2004) (http://ssrn.com/abstract=520483).

Свод законов Российской империи не предусматривал правил о недостойности. Устранение от наследования происходило в результате лишения прав состояния, следовавшего в качестве санкции за убийство и некоторые другие преступления. Проект ГУ вводил нормы о недостойности. Наследник, умышленно лишивший наследодателя жизни или возможности выразить последнюю волю в результате причинения вреда здоровью либо пытавшийся ее исказить, мог быть устранен от наследования по иску заинтересованного лица (ст. ст. 6 - 10). В ГК РСФСР 1922 г. институт недостойных наследников отсутствовал, хотя наследник, совершивший умышленное убийство наследодателя, отстранялся от наследования судебной практикой. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. определил три категории граждан, не имеющих права наследовать и получать на основании легата: лица, противоправно способствовавшие призванию себя к наследованию; родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав; родители и дети, злостно уклонявшиеся от исполнения обязанностей по содержанию.
Действующий Кодекс развил указанные положения ГК РСФСР 1964 г., приняв во внимание наработки судебной практики и отечественной доктрины <1>. Российский круг недостойных наследников включает в себя две категории лиц: граждан, противоправно вмешивающихся в ход наследования и по этой причине не заслуживающих призвания по любому основанию, и граждан, пренебрегавших заботой о нуждающемся наследодателе, что учитывается при включении в состав наследников по закону.
--------------------------------
<1> Подробный обзор см.: Шилохвост О.Ю. Наследование по закону в российском гражданском праве. М., 2006. С. 11 - 81.

1.1. Граждане, противоправно вмешивающиеся в ход наследования. Первую группу лиц, устраняемых от наследования, составляют граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.
(а) Основания. Наиболее важным с прикладной точки зрения является понимание оснований недостойности. Кодекс не содержит перечня деяний, влекущих устранение от наследования. Взамен этого законодателем выделяются следующие признаки: действие направлено против наследодателя, кого-либо из наследников или последней воли; умысел; противоправность и, как следствие, призвание или попытка призвания к наследству (увеличению наследственной доли). Постановление Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 вносит ясность в вопрос о мотиве умышленного поведения недостойного наследника. Мотив (корысть, ревность, хулиганские побуждения) значения не имеет (подп. "а" п. 19). Здесь же назван примерный перечень действий против осуществления последней воли наследодателя: подделка завещания, его уничтожение или хищение, понуждение наследодателя к составлению или отмене завещания, понуждение наследников к отказу от наследства <1>.
--------------------------------
<1> Любопытно, что применительно к действиям, направленным против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, Пленум разъясняет, что граждане утрачивают право наследования "по указанному основанию". Скорее всего, это редакционная погрешность. Вряд ли недостойность будет ограничиваться устранением от наследования по подложному завещанию и не распространяться на призвание к наследованию по закону.

Несмотря на детализацию комментируемых правил, произведенную действующим ГК РФ и судебной практикой, остается ряд прикладных вопросов. Становится ли недостойным наследник, утаивший часть наследственной массы или скрывший от нотариуса информацию об известных ему призываемых наследниках? Как поступить, если наследник во вред другим родственникам заставил наследодателя при жизни подарить  часть имущества или сознательно спаивал наследодателя? Будет ли призываться к наследованию сын наследодателя, когда-то покушавшийся на жизнь своего брата, и влияет ли на ответ то обстоятельство, что на момент покушения потерпевший был лишен наследства? Почему действия, направленные против наследника, и понуждение к отказу от наследства упоминаются в числе оснований недостойности, а действия, направленные против отказополучателя, и понуждение к отказу от завещательного отказа не фигурируют? И наконец, почему потомок наследодателя, уничтоживший завещание библиотеки третьему лицу или заставивший это лицо отказаться от наследства, устраняется от наследования целиком?
Дел, где констатируется недостойность наследника, не так много. Суды предпочитают избегать использования п. 1 ст. 1117 ГК РФ в пограничных ситуациях. В одном из дел, вызвавших затруднение, наследники по завещанию с целью получения незавещанного имущества пытались установить родство с наследодателем в обход предусмотренного законом порядка. КГД ВС РФ не согласилась с актами нижестоящих судов о признании наследников недостойными (Определение КГД ВС РФ от 18 июня 2013 г. N 18-КГ13-53). В другом деле, где нижестоящие суды признали наследника недостойным, последний, являясь наследником дома по завещанию, видимо, опасаясь отмены завещания или притязаний обязательных наследников, убедил наследодателя, не понимавшего к тому времени значения совершаемых действий, произвести прижизненное дарение дома. Верховный Суд РФ, отменяя судебные акты, в частности, исходил из того, что действия наследника по заключению с наследодателем оспоренного договора дарения и последующих сделок не могут считаться направленными на увеличение его наследственной доли (Определение КГД ВС РФ от 21 ноября 2017 г. N 18-КГ17-202).
Отечественное наследственное право не предусматривает, чтобы поступок наследника обязательно являлся преступлением, установленным приговором суда. Несомненно, наследник является недостойным, когда он призывается к наследованию вследствие преступления против личности наследодателя: убийство или доведение до самоубийства, причинение вреда здоровью, приведшее к утрате возможности составления завещания, и т.п. Кроме того, учитываются случаи, при которых поведение наследника не повлияло на ход наследования по не зависящим от наследника причинам (покушение на жизнь наследодателя). Второй момент связан с тем, что признание наследника недостойным в ряде случаев выполняет функцию меры ответственности (наследник теряет больше, чем пытался присвоить). Здесь сталкиваются превентивная функция права (эффективная борьба с нарушениями за счет суровости наказания) с соразмерностью между поведением наследника и санкцией в виде устранения от наследования. Свобода завещания является проявлением свободы личности, и нарушения, связанные с понуждением или воспрепятствованием составлению завещания либо его подделкой, караются сурово, что справедливо. Представляется уместным расширительное толкование п. 1 ст. 1117 ГК РФ, когда "хитрый" наследник принуждает наследодателя не к составлению завещания, а к дарению. Вместе с тем в России кристальная честность является скорее отклонением от социальной нормы. Сокрытие пережившей супругой завещания в пользу любовницы трудно оправдать, но можно понять. Думается, что недостойность в данных ситуациях - чрезмерная кара. Перспективным de lege ferenda кажется компромиссное решение, когда наследник, скрывший или уничтоживший завещание, утрачивает право учитывать стоимость присвоенного при определении своей наследственной доли. К тому же с появлением в России реестра записей о завещаниях хищение экземпляра нотариально удостоверенного завещания, хранившегося у завещателя, не представляет большой угрозы для выполнения последней воли.
Финальный момент касается действий против наследников. Толкование содержащейся в комментируемом пункте фразы "своими умышленными противоправными действиями, направленными против... наследников... способствовали... увеличению причитающейся им... доли наследства" дает повод для исков о недостойности в случае сокрытия наследства или информации о призываемых наследниках. Это слишком широкое толкование как по причине несоразмерности (человек слаб, а соблазн положить что-то в карман слишком велик), так и поскольку указанные поступки не являются действиями против личности наследника или против завещания (кстати, как и упомянутое в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 понуждение к отказу от наследства). Действующий Кодекс последовал традиции, заложенной ГК РСФСР 1964 г., включив посягательства на наследника в число оснований недостойности; если двигаться по этому пути, то следует учитывать и посягательства на отказополучателя <1>.
--------------------------------
<1> Такого основания не было в Проекте ГУ, отсутствует оно и в известных нам зарубежных законодательствах. Возможно, что данное направление развития в принципе ошибочно. Поражение в наследственных правах лица, умышленные противоправные действия которого привели (или могли привести) к смерти наследника, эффективнее осуществит наследодатель, нежели государство, особенно когда закон дополнительно предусматривает специальные основания лишения обязательной доли. Если же указанный поступок совершен после открытия наследства, то в силу правила наследственной трансмиссии либо состоявшегося принятия наследства никакого дополнительного призвания к первоначальной наследственной массе по общему правилу не произойдет. Экстраординарные случаи, когда совершенное преступление было раскрыто после открытия наследства или когда злодей был подназначен на случай смерти наследника, не успевшего принять наследство, могут быть решены через применение принципа добросовестности.

Комментируемый пункт признает недостойными в том числе граждан, которые способствовали или пытались способствовать призванию к наследованию (увеличению наследственной доли) других лиц. Бессмысленно признавать недостойным наследником того, кто к наследованию не призывается. Эта новелла является результатом воспроизведения не вполне удачного в редакционном плане п. 2 ст. 1153 Модельного ГК СНГ: "Не имеют права наследовать ни по завещанию, ни по закону лица, которые умышленно препятствовали осуществлению наследодателем последней воли и этим способствовали призванию их самих или близких им лиц к наследованию либо увеличению причитающейся им доли наследства". В доктрине предлагается толкование, согласно которому недостойным становится наследник, в интересах которого третье лицо совершает действия, предусмотренные п. 1 ст. 1117 ГК РФ. На наш взгляд, данный подход допустим, когда наследник посвящен в планы третьего лица. В противном случае дочь несправедливо потеряет наследство, если ее супруг, руководствуясь собственными корыстными мотивами, организовал убийство тестя.
Из текста комментируемого пункта следует, что недостойными наследниками могут быть только физические лица. В юридической литературе высказываются предложения о распространении правила и на юридических лиц.
(б) Порядок. Отечественное наследственное право исходит из того, что лица, вмешавшиеся в ход наследования, отстраняются ipso jure. Иска о признании наследника недостойным не требуется. Однако для устранения от наследования необходим судебный акт, которым подтверждены основания недостойности. Как уже было сказано, речь не идет обязательно о приговоре. Пункт 19 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 в качестве примера приводит решение суда о признании недействительным завещания, совершенного под влиянием насилия или угрозы. Судебный акт может появиться как до, так и после открытия наследства, в том числе после его принятия. Нотариус, оформляющий наследственные права, на основании представленного судебного акта решает вопрос о круге призываемых к наследованию лиц.
На практике распространены дела о признании наследника недостойным, в которых истец в отсутствие ранее состоявшихся судебных процессов просит суд установить умышленный и противоправный характер поведения наследника, способствовавший призванию его к наследованию или увеличению доли. Например, по одному делу супруг - обязательный наследник был признан недостойным за то, что спаивал наследодателя, что и стало причиной смерти. Коллегия судей ВС РФ отменила решение об удовлетворении иска, но не в связи с сомнением относительно противоправности, а в связи с неправильным исследованием вопроса об истечении срока исковой давности (Определение ВС РФ от 21 сентября 2010 г. N 18-В10-47). На наш взгляд, самостоятельный иск о признании наследника недостойным допустим в качестве остаточного варианта. Например, воздействие на завещателя при составлении завещания должно оцениваться в деле об оспаривании завещания. Однако воспрепятствование составлению или отмене завещания, а также подделка завещания могут являться основанием для иска о признании наследника недостойным по причине отсутствия оспоримой сделки, которую надлежит признавать недействительной. Кроме того, гражданский суд в силу процессуальных особенностей не в состоянии, на наш взгляд, признать наследника недостойным, сделав вывод, например, об умышленном противоправном лишении жизни наследодателя. Это прерогатива уголовного судопроизводства, за исключением ситуации, когда вынесение приговора становится невозможным в силу внешних обстоятельств (в частности, п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Допустим, супруга умерла насильственной смертью, а спустя какое-то время муж, подозреваемый в убийстве, свел счеты с жизнью, и никто не требует реабилитации подозреваемого. С точки зрения распределения наследства важно, будет ли наследственная трансмиссия (см. комментарий к ст. 1156 ГК РФ). В такой ситуации вопрос о признании мужа недостойным наследником, на наш взгляд, в состоянии разрешить гражданский суд, опираясь на постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию <1>.
--------------------------------
<1> В современной литературе отмечается, что "лица, не достигшие 14 лет, не могут быть признаны недостойными наследниками, так как они не подлежат уголовной ответственности в соответствии со ст. 20 УК РФ" (Наследственное право: Учебник / Под ред. Ю.Ф. Беспалова. М., 2015. С. 119). На наш взгляд, тот факт, что малолетние не подлежат уголовной ответственности, не следует толковать как обстоятельство, полностью исключающее недостойность. Проблема заключается в том, насколько компетентен гражданский суд констатировать, например, что малолетний наследник отравил наследодателя.

(в) Прощение. Институт недостойных наследников, отталкиваясь от доктрины предполагаемой воли наследодателя при определении преемников, учитывает представление наследодателя о желанных наследниках. Поэтому завещатель, знающий о недостойном поступке наследника, вправе его "простить", завещав что-либо, несмотря на совершенные злодеяния. По нашему мнению, прощение распространяется только на завещанное имущество и не влечет полного возврата в круг наследников по закону, кроме случаев, когда это прямо следует из завещания ("брата, пытавшегося меня убить, прощаю"). Причем даже в последнем случае нельзя вести речь о восстановлении права на обязательную долю.
1.2. Родители, лишенные родительских прав. Вторую группу лиц, также утрачивающих ipso jure право на принятие наследства по закону, составляют родители после детей, в отношении которых они были в судебном порядке лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко дню открытия наследства. Указанное правило воспроизводит норму абз. 2 ст. 531 ГК РСФСР 1964 г. Устранение от наследования в данном случае связано с социальным порицанием. Родитель, лишенный родительских прав, не заслуживает призвания к наследованию, даже если отсутствуют иные лица, претендующие на наследство. По завещаниям детей, ставших взрослыми, родители, лишенные родительских прав, могут наследовать в полной мере. О влиянии усыновления на наследование см. комментарий к ст. 1147 ГК РФ.
2. Лица, уклоняющиеся от выполнения обязанностей по содержанию наследодателя. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен отстранению от наследования граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Действующий Кодекс по сравнению с ГК РСФСР 1964 г. расширил круг лиц, которые могут быть отстранены от наследования. Теперь помимо родителей и совершеннолетних детей сюда входят и иные алиментообязанные лица. Условиями отстранения являются: наличие обязанности по содержанию в соответствии с семейным законодательством и злостное уклонение от ее исполнения. Пункт 20 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9 разъясняет, что при рассмотрении требований об отстранении от наследования по закону в соответствии с п. 2 ст. 1117 ГК РФ судам следует учитывать, что указанные в нем обязанности по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых является основанием для удовлетворения таких требований, определяются алиментными обязательствами членов семьи, установленными СК РФ между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами и отчимом и мачехой (ст. ст. 80, 85, 87, 89, 93 - 95 и 97). Граждане могут быть отстранены от наследования по указанному основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов. Такое решение суда не требуется только в случаях, касающихся предоставления содержания родителями своим несовершеннолетним детям. Злостный характер уклонения в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты соответствующих средств. Суд отстраняет наследника от наследования по указанному основанию при доказанности факта его злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя, который может быть подтвержден приговором суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справкой судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам, другими доказательствами. В качестве злостного уклонения от выполнения указанных обязанностей может признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментнообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях.
Важно обратить внимание, что призвание указанных граждан к наследованию является оспоримым. Для отстранения от наследования необходим иск о признании наследника недостойным. Если заинтересованные лица (как правило, это другие претендующие наследники) не заявят об отстранении, то наследство, несмотря на наличие, допустим, приговора суда по факту злостного уклонения, тем не менее достанется "уклонисту". По завещанию эти лица, как и родители, лишенные родительских прав, наследуют в полной мере. Представляется, что время составления завещания (до или после уклонения) учитываться не должно, поскольку отстранение распространяется только на наследование по закону. Завещатель, недовольный поведением назначенного наследника, может отменить сделанные распоряжения. Высказываемый в доктрине противоположный подход продиктован заботой о справедливости в ситуациях, когда завещатель впоследствии в силу преклонного возраста фактически утратил возможность отменить завещание. На наш взгляд, подобные редкие ситуации, в которых лицо способно взыскать алименты, но не может отменить ранее сделанное завещание, не должны порождать споры, посягающие на приоритет последней воли наследодателя.
3. Последствия признания наследника недостойным. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает последствия недостойности. Недостойный наследник для целей распределения полагавшейся ему наследственной доли приравнивается к лицам, умершим до открытия наследства, с той особенностью, что его потомки не призываются в порядке замещения (см. комментарий к ст. 1146 ГК РФ). Если недостойный наследник успел получить что-либо из наследства, то российское законодательство, как и многие иностранные, предусматривает обязанность по возврату имущества по правилам о неосновательном обогащении.
Важно отметить, что соответствие лица критериям недостойного наследника может оказывать влияние и на отношения, не охватываемые наследованием. Так, п. 5 ст. 123.20-1 ГК РФ предусматривает возможность исключения выгодоприобретателей наследственного фонда в указанном случае.
4. Обязательные наследники. В ГК РСФСР 1964 г. ничего не говорилось о признании недостойными обязательных наследников. В доктрине указывалось, что привилегированный статус обязательных наследников, состоящий в возможности призвания к наследованию против завещания, не исключает последних из круга недостойных наследников. Сначала это разумное правило попало в п. 6 ст. 1153 Модельного ГК СНГ, а затем оказалось и в п. 4 комментируемой статьи.
5. Отказополучатели. Последний пункт комментируемой статьи определяет, что правила об устранении недостойного наследника действуют и в отношении отказополучателя, а также устанавливает особенности "возврата" неосновательно полученных работ и услуг. Поскольку легатарий получает предоставление на основании завещания, а не по закону, то, по существу, речь идет о применении к отказополучателю только абз. 1 п. 1 ст. 1117 и п. 3 ст. 1117 ГК РФ.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2020 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!