Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
style="max-height: 50vh;">
Статья 1153. Способы принятия наследства

Комментарий к статье 1153

Для принятия наследства заинтересованным в этом лицам необходимо обратиться к одному из предусмотренных Кодексом способов. Их всего два:
(а) заявительный (формальный) и
(б) конклюдентные действия (неформальный).
Достоинством первого способа являются прямота и однозначность, возможно, больше соответствующие безоговорочной природе принятия наследства (см. комментарий к ст. 1152 ГК РФ). Плюсом второго способа выступает неформальный, приближенный к условиям жизни и опыта обывателя характер. И наоборот, необходимость следовать дополнительным формальностям, тратя на их выполнение время, деньги и другие ресурсы, можно записать в минусы "заявочному" принятию. В свою очередь неформальный способ, основанный на ряде презумпций, "страдает" от внутренне присущей ему опровержимости, поскольку построен на интерпретации конкретных обстоятельств, нередко психологической или оценочной природы, что усиливает элемент усмотрения правоприменителя и делает итог менее предсказуемым <1>.
--------------------------------
<1> Примечание ответственного редактора: выражение воли быть хозяином имущества покойного, осуществляемое посредством вступления во владение, является односторонней сделкой, не требующей восприятия. Признавая соблюдение формальностей излишним, законодатель делает политико-правовой выбор между интересом наследников и интересом кредиторов наследодателя. Бремя определения преемников переносится на кредиторов. Принявшие наследники вправе вообще не инициировать открытие наследственного дела и не оформлять наследственные права. Механизмов, облегчающих положение кредитора (назначение призываемым наследникам срока доведения своей воли на принятие (отказ от) наследства), российский закон не предусматривает.

Сравнительной статистики по использованию вышеуказанных способов принятия наследства нет, но, по ощущениям, российские наследники предпочитают "от греха подальше" формализовать свое волеизъявление. Следует признать, что в существующих реалиях такой выбор юридически более безопасен.
Для российской правовой традиции в расщеплении способов принятия наследства с видимым предпочтением в пользу официального пути ничего нового нет. Еще в Своде законов Российской империи полагалось формально выяснять желание наследника на принятие или отречение от наследства в рамках вызывного судебного производства (ст. 1239 и след., ст. 1257). Это, однако, не исключало и принятия наследства по факту, "когда наследники... владели и пользовались имуществом в личную себе прибыль" (ст. 1261).
Схожим образом было возможно принятие наследства по ГК РСФСР 1922 г. (ст. ст. 429, 430) и ГК РСФСР 1964 г. (ст. 546), правда, уже с отказом в последнем от судебной по умолчанию компетенции.
За рубежом, во всяком случае в странах, исповедующих, как и Россия, модель "лежачего наследства", его приобретение путем совершения владельческих актов или же посредством прямого заявления компетентному юрисдикционному органу - также вполне обычный механизм (ст. 782 ФГК, ст. ст. 474 - 476 ГК Италии).
1. Заявление о принятии наследства. Наиболее простым и устраняющим проблемы в толковании способом принятия наследства является подача заявления, содержащего волеизъявление наследника, компетентному нотариусу или иному уполномоченному лицу.
Как следует из п. 1 комментируемой статьи, заявление наследника может принимать одну из возможных форм:
(а) о принятии наследства;
(б) о выдаче свидетельства о праве на наследство;
(в) объединять их обе.
Кодекс также предоставляет заинтересованным лицам возможность выбора из нескольких вариантов "доставки" такого акта нотариусу:
(а) лично;
(б) с курьером;
(в) по почте;
(г) через представителя.
Формальные требования при использовании разных каналов могут несколько отличаться.
1.1. Принцип: подача нотариусу. Соображения процессуальной экономии, основанные на концентрации производства по наследственному делу в месте его открытия (ст. 1115 ГК РФ, ст. ст. 62 - 66, 68 - 70 Основ законодательства РФ о нотариате), предполагают самым эффективным и быстрым решением для наследника подать заявление о принятии наследства (выдаче свидетельства о праве на наследство) компетентному нотариусу или иному уполномоченному лицу.
Наличие у конкретного нотариуса юрисдикционных полномочий на принятие заявлений наследников связано с открытием им наследственного дела после смерти (объявления умершим) наследодателя. Дело к наследству умершего заводится только одно (принцип единичности производства), причем любым нотариусом из числа практикующих в месте открытия наследства (так называемое наследство без границ).
В этом случае действует своеобразное процессуальное правило "первой ночи": получение нотариусом первого документа, свидетельствующего об открытии наследства, ведет к регистрации им наследственного дела с внесением соответствующих сведений в ЕИС <1>. Это не только исключает открытие параллельного производства к тому же наследству, но и "привязывает" всех иных участников дела (сонаследников, кредиторов, исполнителя завещания и т.д.) к определенному нотариусу. Соответственно, выбрать из нескольких одного "удобного" нотариуса <2> можно первый и, как правило, единственный раз (кроме случаев передачи наследственного дела другому нотариусу) <3>.
--------------------------------
<1> См.: п. 117 Правил нотариального делопроизводства, п. 12 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав 2007 г.
<2> Речь не идет о коррупционных и (или) иных нелегальных практиках, а лишь о полноценной реализации механизмов фидуциарного взаимодействия между нотариусом и обращающимися к нему лицами. Кроме того, в расчет может приниматься специальная компетенция нотариуса по ведению сложных наследственных дел (крупных, особо конфликтных, трансграничных и других нетипичных), его территориальная близость, качество "семейного" и другие неправовые мотивы.
<3> См.: для поиска сервис открытых наследственных дел на сайте ФНП: https://notariat.ru/ru-ru/help/probate-cases/.

Заявление наследника подается нотариусу в письменной форме, которая, впрочем, не имеет конститутивного значения <1>. В нотариальной практике выработаны довольно подробные рекомендации по оформлению и принятию таких заявлений, включая объем и характер разъяснений, предоставляемых нотариусом заинтересованному лицу, и поэтому формальные ошибки здесь редкость <2>.
--------------------------------
<1> См. contra: Комментарий законодательства Российской Федерации о нотариате / Под ред. Д.Я. Малешина. С. 321 (автор комментария к статье - Н.Ю. Рассказова).
<2> См.: п. п. 20 - 22 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав 2006 г., п. п. 38 - 46 Порядка ведения реестров Единой информационной системы нотариата (утв. Приказом Минюста России от 17 июня 2014 г. N 129).

С точки зрения содержания в таком заявлении помимо персональных данных наследодателя и наследника, оснований наследования указываются также иные сведения в зависимости от известной наследнику информации (о других наследниках, составе и месте нахождения наследственного имущества и проч.).
В настоящее время функции по выдаче свидетельств о праве на наследство осуществляют только нотариусы (ст. 1162 ГК РФ, ст. 37 Основ законодательства РФ о нотариате). Ранее выдавать свидетельства о праве на наследство теоретически могли и консулы России за рубежом, хотя на практике, даже в советское время, это были лишь единичные случаи <1>. С принятием нового Консульского устава данное нотариальное действие из их компетенции было исключено, надо полагать, за ненадобностью (ст. 39 Федерального закона от 5 июля 2010 г. N 154-ФЗ) <2>.
--------------------------------
<1> См.: отдельные примеры: Рубанов А.А. Наследование в международном частном праве. Отношения СССР с капиталистическими странами. С. 89 и след.
<2> Следует также учитывать, что непосредственный объем полномочий консулов, в том числе в наследственных делах, больше зависит от положений соответствующих международных договоров, чем от внутреннего законодательства. Например, если консульские соглашения с Великобританией (п. 2 (b) ст. 34 Консульской конвенции между СССР и Великобританией от 2 декабря 1965 г.) или США (п. 2 (b) ст. 10 Консульской конвенции между СССР и США от 1 июня 1964 г.) говорят о возможности для консула при определенных условиях распоряжаться ex officio имуществом, оставшимся после смерти граждан представляемого государства в стране пребывания, то этого одного уже достаточно для реализации данных полномочий с соблюдением правил и ограничений, установленных во внутреннем законодательстве иностранного государства. Другое дело, что практическое использование таких полномочий консулами не является обязательным и, по нашим данным, встречается крайне редко. См. дополнительно: Настольная книга нотариуса: В 4 т. Т. 4: Международное частное право, уголовное право и процесс в нотариальной деятельности / Под ред. И.Г. Медведева. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2015. С. 147 - 150 (автор гл. 32 - И.Г. Медведев).

Нет серьезных препятствий для вывода о формальном принятии наследства и в случае обращения наследника в суд с исковыми и другими заявлениями, направленными на признание и (или) защиту их наследственных прав (например, заявление о восстановлении срока на принятие наследства; п. 41 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9). Главное, чтобы из содержания таких состязательных документов однозначно следовало волеизъявление наследника приобрести конкретное наследство или его часть.
1.2. Передача заявления через третьих лиц. Для подачи соответствующего заявления наследнику совсем необязательно лично встречаться с компетентным нотариусом. Во-первых, такое заявление может быть передано "другим лицом" - курьером, к которому закон никаких специальных требований не предъявляет. Речь идет о техническом действии, которое по определению не требует никаких специальных полномочий, доверенности и т.д. Совершенно легально такие акты и документы могут быть вручены нотариусу сотрудником курьерской службы, другим участником наследственного производства (сонаследником, кредитором, душеприказчиком), да и просто любым знакомым наследника, без установления его личности, проверки дееспособности и других ненужных в данном случае формальностей.
Во-вторых, заявление наследника может пересылаться по почте. К оператору почтовой связи, выполняющему функцию пересылки, а также ее порядку никаких особых требований не предъявляется, за исключением установленных специальным законодательством <1>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ "О почтовой связи". Сложно, однако, представить, чтобы нотариус стал контролировать операторов почтовой связи: это никому не нужно, а любые самые "страшные" пороки субъекта или процедуры пересылки никак не влияют на действительность пересылаемых волеизъявлений.

При использовании любого из вышеуказанных замещающих способов уведомления нотариуса о предпочтениях наследника в отношении открывшегося наследства требуется соблюдение дополнительной формальности: свидетельствование подлинности подписи заинтересованного лица <1>. Данное нотариальное действие, относящееся к категории элементарных и не требующее развернутых проверок, может совершить любой нотариус на всей территории страны, а также должностные лица органов местного самоуправления и консульских учреждений РФ за границей - на установленных для них условиях (см. п. 7 комментария ст. 1125 ГК РФ).
--------------------------------
<1> По общему правилу свидетельствование подлинности подписи на документе, содержащем сделку, не допускается (ч. 2 ст. 80 Основ законодательства РФ о нотариате). В данном случае это одно из исключений. См.: также письмо ФНП от 3 февраля 2017 г. N 324/03-16-3.

Кроме того, подпись под заявлением о принятии наследства может быть засвидетельствована уполномоченными лицами организации, где наследник работает или учится, а также администрацией стационарного лечебного учреждения, где он находится на излечении. С учетом достаточно широкого круга и в отсутствие публичного статуса у таких "уполномоченных лиц" налицо деформализация процедур, стремление к большей простоте и удобству для граждан. При этом некоторые отмеченные специалистами странности комментируемых положений указывают скорее на огрехи юридико-технического свойства <1> и не подрывают этого вывода. Соответственно, разумно исходить из возможности для всех лиц, уполномоченных удостоверять "суррогатные" доверенности и завещания (п. 2 ст. 185.1, п. 1 ст. 1127 ГК РФ), засвидетельствовать при соответствующих обстоятельствах и подпись наследника на заявлении.
--------------------------------
<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). 4-е изд., испр. и доп. / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. С. 204 (автор комментария ст. 1153 - К.Б. Ярошенко).

1.3. Принятие через представителя. Принять наследство можно и через свободно выбранного представителя, который вправе воспользоваться любым из способов передачи заявления (лично, с нарочным, почтой).
С учетом формализованного процесса принятия наследства полномочия выбранного представителя основываются только на доверенности (ст. 185 ГК РФ) и не могут явствовать из обстановки (ст. 182 ГК РФ). Не могут быть одобрены в последующем наследником и действия неуполномоченного лица, который не вправе занять его место (ст. 183 ГК РФ) <1>. При этом, как следует из абз. 3 п. 1 комментируемой статьи, полномочие на принятие наследства относится к категории специальных, что требует его непосредственного указания в тексте доверенности, какой бы генеральной она ни была.
--------------------------------
<1> Некоторые полагают такое одобрение возможным, замечая при этом, что оно возможно в пределах срока для принятия наследства и равносильно принятию наследства самим наследником (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). 4-е изд., испр. и доп. / Под ред. Н.И. Марышевой и К.Б. Ярошенко. С. 205 (автор комментария ст. 1153 - К.Б. Ярошенко). Но тогда это не "одобрение", лишенное правового смысла и эффекта, а принятие как таковое.

Несмотря на отсутствие прямого указания в законе, доверенности граждан на принятие наследства в большинстве случаев удостоверяются (ст. 185.1 ГК РФ).
Незрелые по возрасту наследники (ст. 28 ГК РФ), а также те из них, чья дееспособность признана судом необратимо дефектной (ст. 29 ГК РФ), или безвестно отсутствующие принимают наследство через законных представителей: родителей, усыновителей, опекунов и попечителей. Распространенной ситуацией при наследовании внутри семьи является принятие наследства родителем за себя в качестве ординарного наследника и за своего ребенка в качестве его законного представителя. Никакого конфликта интересов, делающего невозможным такое параллельное волеизъявление, a priori здесь не имеется, даже при их разнонаправленности.
Аналогичным образом решается вопрос и о принятии наследства по завещанию организациями и иными корпоративными образованиями, приобретающими соответствующие права через действия своих органов (ст. 53 ГК РФ).
Законный представитель принимает наследство за доверителя без доверенности. Однако факты, на которых основаны полномочия представителей по закону (родство, усыновление, опекунство, попечительство, доверительное управление, полномочия исполнительного органа организации), устанавливаются бесспорным образом на основании официальных документов (п. 25 Методических рекомендаций по оформлению наследственных прав 2006 г.).
Необходимость в некоторых случаях получать одобрение волеизъявления частично или ограниченно дееспособных наследников (ст. ст. 26, 30 ГК РФ) вряд ли стоит рассматривать как "принятие наследства через представителя": такие лица действуют в целом самостоятельно, а Кодекс допускает последующее одобрение их сделок. Отсутствие одобрения как такового еще не означает, что акт принятия наследства не состоялся или недействителен.
В случае ненадлежащего исполнения законным представителем своих функций (длительное бездействие, действия в противоречии с интересами доверителя, etc.) имущественные права объективно "слабого" доверителя в наследстве могут защищаться уполномоченными органами. Например, длительное немотивированное бездействие законного представителя, не подающего в установленном порядке и сроки заявление за недееспособного наследника, вряд ли следует автоматически квалифицировать по истечении срока для его принятия как отказ от наследства с перераспределением его доли между другими наследниками <1>. Такой отказ допускается только с разрешения органов опеки и попечительства (п. 2 ст. 37 ГК РФ, п. 1 ст. 21 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве"), до получения которого доля такого наследника остается открытой.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 19 ноября 2013 г. N 66-КГ13-8 (ненадлежащее исполнение законным представителем обязанности действовать в интересах ребенка не должно отрицательно сказываться на правах и интересах этого ребенка как наследника).

Аналогично в ситуации конфликта между родителями малолетнего наследника и неустранимых противоречий с интересами последнего уполномоченный орган опеки и попечительства в месте жительства несовершеннолетнего ребенка может назначить ему представителя (п. 2 ст. 64 СК РФ), родители могут также обратиться за разрешением возникших разногласий в суд (п. 2 ст. 65 СК РФ).
2. Фактическое принятие наследства. Исторически в Риме для принятия наследства не нужно было идти к претору. Преемнику было достаточно встать на место отпавшего собственника: через свои акты открыто вступить во владение и пользоваться, извлекая плоды, хотя бы частью имущества de cujus как своим собственным. "Дед, отец, сын и внук пахали это поле" - и этого хватит для перехода титула от одного к другому по случаю смерти. Обыденный порядок вещей, лежащий в основе данной презумпции, помноженный на массовую безграмотность целых социальных слоев в течение долгих столетий, позволил укорениться этому правилу во многих правопорядках, включая современный российский.
Логика фактического принятия заключается также в подспудном страхе законодателя оставить имущество брошенным, без "головы", причинив тем самым ущерб третьим лицам и обороту в целом. В каком-то смысле здесь можно говорить о квазипринудительном приобретении наследственного имущества теми из призванных наследников, кто своими действиями явно обозначил такие намерения, а также об учете рассуждений о том, что наследники склонны принимать наследство (молчание = принятие).
2.1. Общий подход. Хотя формулировка п. 2 комментируемой статьи и не блещет изяществом ("принял наследство, если совершил действия, свидетельствующие о принятии наследства..."), ее смысл, тем более взятый в исторической перспективе (ст. 1261 Свода законов Российской империи, ст. 429 ГК РСФСР 1922 г., ст. 546 ГК РСФСР 1964 г.), понятен и не вызывает принципиальных разночтений у комментаторов. Непосредственно из комментируемого текста виден и "подвешенный" за доказывание от противного механизм фактического принятия наследства.
Сложности может, однако, представлять квалификация тех или иных поведенческих актов-действий как указывающих на предполагаемое стремление наследника приобрести наследство. Экономическая жизнь и хозяйственные практики по сравнению со Средними веками несколько усложнились, стали более разнообразными и неоднозначными; с общим ростом благосостояния возросла роль индивидуального, субъективного отношения к любой осуществляемой деятельности. В одни и те же действия сегодня может вкладываться различный, даже противоположный смысл: можно жить в московской квартире покойной бабушки с надеждой стать ее собственником, а можно лишь потому, что больше некуда пойти...
Тем не менее в п. 2 комментируемой статьи законодатель пытается по-своему "заморозить" многообразие владельческих и иных актов в некий (незакрытый) перечень, служащий ориентиром для практики.
Считается, таким образом, что наследство принято, если наследник:
(а) вступил во владение и управлял наследством;
(б) сохранял его в наличии и защищал от притязаний;
(в) нес бремя его содержания;
(г) оплачивал долги наследодателя и взыскивал должное ему.
Нетрудно заметить, что сами эти акты - многослойные, как луковица, и нуждаются в дополнительном толковании, раскрытии их содержания, причем не в абстрактно-произвольном смысле, а применительно к обстоятельствам конкретных наследственных дел. "Владение", "управление", "охрана", "защита", etc. - суть лишь абстрактные правовые конструкции, своеобразные формочки для льда, требующие наполнения "грубыми" фактами дела, их интерпретации и оценки для вывода о состоявшемся или нет принятии наследства.
2.2. Казуистика. В условиях широкого усмотрения правоприменителя при трактовке конкретных обстоятельств в качестве фактов, свидетельствующих о принятии наследства, дополнительным ориентиром может служить судебная и нотариальная практика, многократно воспроизводящая схожие казусы. Не следует здесь забывать о концептуальной роли субъективного элемента для приобретения наследства конклюдентными действиями, на что справедливо обращает внимание и ВС РФ: всегда речь идет о совершении "действий... в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу" (выделено нами. - И.Р.) (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9). При этом фактическое принятие наследства возможно не только собственными действиями наследника, но и через представителя, по крайней мере в ситуации, когда сам наследник в силу объективных причин (недееспособность) не способен к их совершению <1>.
--------------------------------
<1> См., например, Определение ВС РФ от 19 января 2016 г. N 5-КГ15-180. Само по себе привлечение наследником представителя для управления и защиты наследственного имущества можно рассматривать как владельческий акт, указывающий на принятие им наследства.

Только акты, наполненные внутренним смыслом принять и признать имущество как свое, влекут предусмотренные Кодексом последствия. Именно в таком ключе целесообразно воспринимать любые перечни и примеры "фактического" принятия наследства, включая такие распространенные, как:
(а) вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации) <1>;
--------------------------------
<1> См.: Определения ВС РФ от 28 ноября 2017 г. N 5-КГ17-174, от 14 июля 2015 г. N 4-КГ15-20.

(б) обработка наследником земельного участка;
(в) подача заявления в суд о защите своих наследственных прав;
(г) обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя;
(д) оплата коммунальных услуг, страховых платежей;
(е) возмещение за счет наследства расходов, вызванных смертью наследодателя, и др. (абз. 2 п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9).
Одновременно с этим высший суд пытается вычленить такие действия и состояния, которые сами по себе не влекут принятия наследства по факту, в частности:
(а) совместное с наследодателем право общей собственности на имущество, доля которого входит в наследство;
(б) получение наследником компенсации на уплату ритуальных услуг и социального пособия (абз. 3, 6 п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9).
В сравнительно-правовом плане интересно, что российское наследственное право, в отличие от ряда правопорядков, которым также известно принятие наследства по факту, не пошло по пути дифференциации актов наследника на:
(а) владельческие;
(б) наблюдательно-охранительные.
Вторые о принятии наследства сами по себе, без формального волеизъявления наследника, обычно не говорят (ст. 784 ФГК). К ним относятся, например, действия наследника по сбережению и текущему (временному) управлению наследственным имуществом, включая, например, оплату расходов, связанных с болезнью и погребением наследодателя, погашение неотложных долгов по налогам, арендной плате, взыскание дебиторской задолженности и продажу скоропортящегося имущества (при условии внесения полученного в депозит нотариуса), неотложные и временные управленческие акты по обеспечению деятельности предприятия наследодателя - в целом действия по недопущению роста пассивов наследства.
Важен также момент совершения наследником действий, которые могут быть ему приписаны как свидетельство фактического приобретения наследства, - в течение срока принятия наследства (ст. 1154 ГК РФ). Те же самые акты владения и управления, независимо от их длительности, интенсивности и осознанности, но совершенные наследником до открытия наследства или после истечения легальных сроков для его принятия, не влекут по общему правилу вступления в права наследования <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Определение ВС РФ от 26 декабря 2017 г. N 18-КГ17-215 (участие наследника в ремонте дома, принадлежавшего наследодателю, до открытия наследства не свидетельствует о фактическом принятии им наследства); Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 30 августа 2016 г. N 33-8686/2016 (передача наследодателем при жизни имущества наследнику не означает принятия последним наследства).

Для вывода о фактическом принятии наследства важное значение имеет качество источников информации о конклюдентных действиях, совершенных наследником после открытия наследства. В идеале они должны носить бесспорный характер, представлять собой документы, "пользующиеся публичным доверием", т.е. официальные справки, свидетельства, заключения и т.д. уполномоченных органов и должностных лиц, выдаваемые ими в пределах своей компетенции и с соблюдением порядка констатации соответствующих фактов <1>. Заинтересованным в признании их принявшими наследство лицам дается "подсказка", на какие "бесспорные" документы им следует, в частности, опираться в общем порядке, на досудебной стадии ведения наследственного дела нотариусом. Это может быть "справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя, паспорт транспортного средства, принадлежавшего наследодателю, договор подряда на проведение ремонтных работ и т.п. документы" (абз. 4 п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9).
--------------------------------
<1> См., например, Определение ВС РФ от 21 марта 2017 г. N 5-КГ16-250.

Отсутствие необходимых документальных свидетельств фактического принятия, их противоречивость, неточности, а равно оспаривание описанных в них фактов другими заинтересованными лицами переводят вопрос в судебную плоскость, где в зависимости от конкретных обстоятельств речь может идти об установлении факта принятия наследства в особом производстве (ст. 264 ГПК РФ), либо об оспаривании отказа нотариуса признать наследника принявшим наследство (ст. 310 ГПК РФ), либо о рассмотрении одного или нескольких из возможных исковых требований - о признании (не) принявшим наследство, о признании права собственности на наследственное имущество, о признании выданных свидетельств о праве на наследство недействительными, etc.
В делах международного наследования принятие наследником части наследства, подчиненной действию зарубежного права, означает в том числе принятие наследства, подчиненного российскому праву <1>.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 28 февраля 2017 г. N 4-КГ16-76.

Какими бы солидными и бесспорными ни выглядели в конкретном случае своевременные действия наследника, указывающие на фактическое принятие им наследства, ничто не препятствует доказывать ему обратное. Никто не обязан, кроме специально предусмотренных случаев, принимать наследство <1>. Поэтому наследник, а в случае его смерти - иные заинтересованные лица вправе оспорить действующую в отношении него презумпцию фактического принятия, в том числе и по истечении срока для принятия (ст. 1154 ГК РФ), представив соответствующие доказательства нотариусу или суду (п. 37 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. N 9). С учетом субъективного элемента, фундаментально важного при квалификации действий наследника, полагаем, что его явного волеизъявления, указывающего на иной экономически обоснованный мотив временного владения и (или) управления наследством, достаточно для исключения его из числа правопреемников (см. комментарий к ст. 1157 ГК РФ).
--------------------------------
<1> См., например, Определение ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 11-КГ16-19 (возложение долгов наследодателя на наследников, в отношении которых не установлен факт принятия наследства, необоснованно). См.: также комментарий к ст. 1152 ГК РФ.

3. Особенности принятия наследства наследственным фондом. Пункт 3 комментируемой статьи отсылает к другим положениям Кодекса (абз. 2 п. 3 ст. 123.20-1 ГК РФ) для определения порядка принятия наследства наследственным фондом. Однако в них не содержится ровным счетом ничего, что бы указывало на некий специфический механизм приобретения наследства фондом: речь идет об обязанности нотариуса выдать ему свидетельство о праве на наследство, а это следующий этап в процедуре оформления наследства.
На наш взгляд, поскольку наследственный фонд является необходимым наследником, факта создания достаточно для признания фонда принявшим наследство. С учетом того, что заявление о государственной регистрации наследственного фонда по общему правилу направляет в уполномоченный орган сам нотариус, подача каких-то дополнительных заявлений о принятии наследства после регистрации фонда выглядит ненужной формальностью (п. 2 ст. 123.20-1 ГК РФ; см. п. 5.1 комментария к ст. 1124 ГК РФ). Единственное, за чем руководству фонда можно дополнительно обращаться к компетентному нотариусу, так это за выдачей раньше установленного законом срока (ст. 1154 ГК РФ) свидетельства о праве на наследство, если это предусмотрено в решении о его учреждении (см. п. 2 комментария к ст. 1163 ГК РФ).

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2020 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!