Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
 Скачать
"Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации: междисциплинарные аспекты: Монография"
(Гармаев Ю.П., Иванов Э.А., Маркунцов С.А.)
style="max-height: 50vh;">
Глава 5. ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,
ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ И ПРЕСТУПЛЕНИЙ В
СФЕРЕ АНТИКОРРУПЦИОННОГО КОМПЛАЕНСА И ОПРЕДЕЛЕНИЮ ИХ СИСТЕМ

Начнем несколько издалека. Как известно, в 2006 г. нашей страной были ратифицированы Конвенция ООН против коррупции <200> и Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию <201>. До ратификации Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию отдельные ученые справедливо предрекали, что "ее ратификация Россией послужит своеобразным катализатором, ускоряющим приведение законодательства в соответствие с целями и задачами борьбы с коррупцией... России после ратификации Конвенции предстоит значительная работа по внесению необходимых изменений и дополнений в уголовное и иное законодательство" <202>. 25 декабря 2008 г. был принят основной Федеральный закон N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" <203>.
--------------------------------
<200> Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года была подписана от имени Российской Федерации в городе Мерида (Мексика) 9 декабря 2003 года. О ратификации Конвенции см.: Федеральный закон от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ "О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции" // Собрание законодательства РФ. 2006. N 12. Ст. 1231.
<201> Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию ETS N 173 была подписана от имени Российской Федерации 27 января 1999 года в г. Страсбурге. О ратификации Конвенции см.: Федеральный закон от 25 июля 2006 г. N 125-ФЗ "О ратификации Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию" // Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. I). Ст. 3424.
<202> Цепелев В.Ф. Ратификация Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию потребует существенных корректив норм УК РФ // Российская юстиция. 2003. N 1. С. 43 - 44.
<203> Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" // Собрание законодательства РФ. 2008. N 52 (ч. I). Ст. 6228.

Еще до принятия указанного Федерального закона в ряде субъектов РФ действовали региональные законы о противодействии коррупции, в которых даже само понятие коррупции определялось по-разному. В законах некоторых субъектов РФ законодатель определял даже понятие "коррупционные преступления". Интересным представляется тот факт, что в Законе Кабардино-Балкарской Республики "О профилактике коррупции в Кабардино-Балкарской Республике" <204> кроме собственно определения коррупции в п. 4 ст. 6 Закона было дано определение понятия "коррупционные преступления" как "виновно совершенные общественно опасные деяния, предусмотренные соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, содержащие признаки коррупции, предусмотренные пунктом 1 статьи 2 настоящего Закона". Такой подход законодателя к определению коррупционных преступлений, на наш взгляд, был не вполне логичен <205>. В данном случае выходило, что законодатель на территории одного конкретного субъекта РФ относил часть преступлений, предусмотренных в УК РФ, к числу коррупционных. Возникал вопрос: мог ли законодатель субъекта РФ в сущности развивать положения УК РФ. Представляется, что ответ на него изначально был очевиден. В соответствии с ч. 1 ст. 1 УК РФ установлено, что "уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса", следовательно, определение преступности (пусть даже отдельных признаков уголовно-правового запрета) и наказуемости деяния являлось и является прерогативой федерального законодателя. Законодателю соответствующего субъекта РФ потребовалось несколько лет, чтобы найти правильный ответ на обозначенный вопрос. Формулировка "содержащие признаки коррупции, предусмотренные пунктом 1 статьи 2 настоящего Закона" была исключена из рассматриваемого определения только в редакции Закона Кабардино-Балкарской Республики от 17 марта 2014 г. N 12-РЗ <206>.
--------------------------------
<204> Закон Кабардино-Балкарской Республики от 19 июня 2007 г. N 38-РЗ "О профилактике коррупции в Кабардино-Балкарской Республике" // Кабардино-Балкарская правда. 26 июня 2007 г. N 185 - 188.
<205> Маркунцов С.А. О подходах к легальному определению понятия коррупция // Уголовно-правовая защита конституционных прав человека (к 15-летию Конституции России): Сборник материалов международной научно-практической конференции 26 - 27 мая 2009 г.: БИЭПП-БИИЯМС. СПб., 2009. С. 293 - 294.
<206> Закон Кабардино-Балкарской Республики от 17 марта 2014 г. N 12-РЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Кабардино-Балкарской Республики" // Официальная Кабардино-Балкария. 21 марта 2014 г. N 11 (345).

В настоящее время антикоррупционные региональные законы в части используемых определений приведены в соответствие с федеральным законодательством. В ряде таких законов указано, что "для целей настоящего закона применяются правовая основа и основные принципы противодействия коррупции, установленные Федеральным законом "О противодействии коррупции", а также основные понятия, используемые в указанном Федеральном законе" <207>. В законах ряда других субъектов РФ базовые понятия воспроизводятся в содержании, идентичном Федеральному закону "О противодействии коррупции". Например, в ст. 2 Закона Нижегородской области "О противодействии коррупции в Нижегородской области" <208> воспроизводится понятие коррупции, идентичное понятию, содержащемуся в вышеназванном Федеральном законе.
--------------------------------
<207> См.: ст. 1 Закона г. Москвы от 17 декабря 2014 г. N 64 (ред. от 18 ноября 2015 г.) "О мерах по противодействию коррупции в городе Москве" // Вестник мэра и правительства Москвы от 30 декабря 2014 г. N 72. Схожие формулировки об использовании отдельных базовых понятий федерального закона содержатся в рамках соответствующих законов Республики Татарстан, Московской, Калужской, Новгородской областей и ряда других субъектов Российской Федерации. См.: п. 1 ст. 1 Закона Республики Татарстан от 4 мая 2006 г. N 34-ЗРТ (ред. от 12 июня 2014 г.) "О противодействии коррупции в Республике Татарстан" // Ведомости Государственного Совета Татарстана. 2006. N 5. Ст. 1464; п. 2 ст. 1 Закона Московской области от 10 апреля 2009 г. N 31/2009-ОЗ (с изм. от 4 сентября 2015 г.) "О мерах по противодействию коррупции в Московской области" // Ежедневные Новости. Подмосковье. 22 апреля 2009 г. N 76; абз. 2 ст. 1 Закона Калужской области 27 апреля 2007 г. N 305-ОЗ (с изм. от 30 сентября 2013 г.) "О противодействии коррупции в Калужской области" // Весть. 4 мая 2007 г. N 145 - 146; п. 2 ст. 1 Закона Новгородской области от 31 августа 2009 года N 595-ОЗ (с изм. от 25 сентября 2015 г.) "О реализации федеральных законов о противодействии коррупции на территории Новгородской области // Новгородские ведомости. 5 сентября 2009 г. N 29.
<208> Закон Нижегородской области от 7 марта 2008 года N 20-З (с изм. на 2 декабря 2015 г.) "О противодействии коррупции в Нижегородской области" // Нижегородские новости. 20 марта 2008 г. N 51(3943). Аналогичным образом указанное понятие воспроизводится в соответствующих законах Республике Калмыкия, Владимирской, Тамбовской областей и ряда других субъектов Российской Федерации. См.: ст. 2 Закона Республики Калмыкия от 27 июня 2008 г. N 18-IV-З (с изм. от 20 ноября 2015 г.) "О противодействии коррупции в Республике Калмыкия" // Хальмг Унн. 1 июля 2008 г. N 118; ст. 2 Закона Владимирской области от 10 ноября 2008 г. N 181-ОЗ (с изм. от 2 июня 2016 г.) "О противодействии коррупции во Владимирской области" // Владимирские ведомости. 19 ноября 2008 г. N 267; ст. 2 Закона Тамбовской области от 4 июня 2007 г. N 205-З (с изм. от 11 июня 2015 г.) "О противодействии коррупции в Тамбовской области" // Тамбовская жизнь. 8 июня 2007 г. N 209 - 213.

Вместе с тем базовые понятия и определения, данные на уровне федерального закона, представляются не вполне удачными, в частности определение понятия "коррупция". В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального закона "О противодействии коррупции": "Коррупция: а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; б) совершение деяний, указанных в подпункте "а" настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица" <209>. Первая часть определения представляет собой собственно перечисление преступлений коррупционной направленности (коррупционных преступлений), предусмотренных ст. ст. 291, 290, 201, 204 УК РФ (дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп). В этой части следует обратить внимание на отдельные терминологические коллизии с текстом УК РФ. Так, в рамках определения указывается на злоупотребление служебным положением и злоупотребление полномочиями. В УК РФ имеется ст. 201 "Злоупотребление полномочиями", в рамках которой уголовная ответственность устанавливается за злоупотребление как раз служебными полномочиями. Тогда в УК РФ существует еще ст. 285 "Злоупотребление должностными полномочиями". Выходит, что законодатель, употребив при определении коррупции понятия "злоупотребление служебным положением" и "злоупотребление полномочиями", либо подразумевал под последним понятием злоупотребление должностными полномочиями, либо, в сущности, допустил тавтологию, исходя из понимания злоупотребления полномочиями в смысле ст. 201 УК РФ. Также обращает на себя внимание то, что перечень указанных преступлений коррупционной направленности (коррупционных преступлений) не является исчерпывающим, а перечисляются только на первый взгляд (насколько это соответствует действительности, речь пойдет несколько позже), базовые такие преступления <210>. Вместе с тем в контексте новелл УК РФ возникают вопросы по поводу отнесения к коррупции мелкого коммерческого подкупа (ст. 204.2 УК РФ), мелкого взяточничества (ст. 291.2 УК РФ). Возникает вопрос: почему законодатель определяет коррупцию так сказать "по верхней планке"? Далее в определении коррупции указано на "иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения". Возникает вопрос: почему здесь речь идет только о должностном положении <211> (в примечании к ст. 285 УК РФ есть понятие должностного лица), притом, что в этом же определении указано на "злоупотребление служебным положением"? И, наконец, исходя из данного определения коррупции, можно ли отнести к ней, например, посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) - то есть непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере или посредничество в коммерческом подкупе (ст. 204.1 УК РФ) - непосредственную передачу предмета коммерческого подкупа (незаконного вознаграждения) по поручению лица, передающего предмет коммерческого подкупа, или лица, получающего предмет коммерческого подкупа, либо иное способствование этим лицам в достижении или реализации соглашения между ними о передаче и получении предмета коммерческого подкупа, в значительном размере? Следует согласиться с мнением И.С. Алихаджиевой о том, что в комментируемой статье (речь о ст. 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" - С.М.) допущен ряд других терминологических неточностей и упущений. Так, будет ли понятен правоприменителю смысл словосочетания, введенного в формулировку коррупции, - "вопреки законным интересам общества и государства", и что считать такими интересами? Означает ли подобная оговорка, что в ходе предварительного расследования коррупционных преступлений подлежат обязательному установлению сам факт нарушения законных интересов общества и государства и конкретизация пострадавших интересов?.. Довольно объемная и неточная с позиции уголовного закона формулировка преступных деяний о коррупции препятствует единообразному толкованию текста закона и его правоприменению <212>.
--------------------------------
<209> Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ (ред. от 24 апреля 2020 г.) "О противодействии коррупции" // Собрание законодательства РФ. 2008. N 52 (ч. I). Ст. 6228.
<210> В связи с этим А.В. Шнитенков также указывает на то, что неудачность данного определения заключается в выборочном перечислении коррупционных преступлений. См.: Шнитенков А.В. Противодействие коррупционным преступлениям и иным коррупционным правонарушениям: совершенствование законодательства // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: материалы XVII Международной научно-практической конференции. М.: РГ-Пресс, 2020. С. 18.
<211> Употребление в дефиниции коррупции термина "должностное положение" подразумевает ограничение коррупционных проявлений четко обозначенной в тексте Закона сферой, что противоречит преследуемым настоящим нормативным актом целям противодействия коррупции. См.: Алихаджиева И.С. Комментарий к ст. 1 Федерального закона "О противодействии коррупции" // Комментарий к Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" (постатейный) / Под ред. С.Ю. Наумова, С.Е. Чаннова. М.: Юстицинформ, 2009. С. 19.
<212> Там же. С. 24, 23.

Весьма странным выглядит и тот факт, что в Федеральном законе "О противодействии коррупции" не содержится определения коррупционного правонарушения, несмотря на то что в пп. "а" п. 1 Национального плана противодействия коррупции <213> указывалось, что в нем должно быть дано определение "коррупционное правонарушение" как отдельное проявление коррупции, влекущее за собой дисциплинарную, административную, уголовную или иную ответственность. Данное определение так и не было раскрыто в Федеральном законе "О противодействии коррупции", несмотря на то что активно употребляется в нем. Не дается в нем описания и системы коррупционных правонарушений (преступлений). В связи с чем ученые могут лишь выдвигать предположения относительно системообразующих признаков (критериев) коррупционных правонарушений (преступлений). Представляется, что понятие <214>, а возможно и систему коррупционных преступлений, можно отразить и в рамках УК РФ. Например, аналогичным образом, как это сделано в действовавшем Уголовном кодексе Республики Казахстан <215>. Четкое легальное определение коррупционного правонарушения (преступления) имеет смысл предложить не только в качестве теоретической конструкции, но может иметь реальное применение в контексте более эффективного противодействия коррупции. Собственно, при определении понятия противодействия коррупции в п. 2 ст. 1 указанного Федерального закона "О противодействии коррупции" дважды используется понятие коррупционных правонарушений: "Противодействие коррупции - деятельность федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц в пределах их полномочий: а) по предупреждению коррупции, в том числе по выявлению и последующему устранению причин коррупции (профилактика коррупции); б) по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию коррупционных правонарушений (борьба с коррупцией); в) по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений".
--------------------------------
<213> Национальный план противодействия коррупции на 2010 - 2011 годы (утв. Президентом РФ от 31 июля 2008 г. N Пр-1568) (утратил силу) // Российская газета. 5 мая 2008 г. N 164.
<214> В этом отношении напомним, что подобная практика уже существует в рамках УК РФ. В частности, в примечании к ст. 282.1 УК РФ дано определение преступлений экстремистской направленности. См.: Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от 07.04.2020) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
<215> В ч. 29 ст. 3 УК РК установлено: "Коррупционные преступления - деяния, предусмотренные статьями 189 (пунктом 2) части третьей), 190 (пунктом 2) части третьей), 218 (пунктом 1) части третьей), 234 (пунктом 1) части третьей), 249 (пунктом 2) части третьей), 361, 362 (пунктом 3) части четвертой), 364, 365, 366, 367, 368, 369, 370, 450, 451 (пунктом 2) части второй) и 452 настоящего Кодекса". См.: Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 г. N 226-V (с изменениями и дополнениями по состоянию на 04.05.2020) // Ведомости Парламента Республики Казахстан. 2014. N 13 (2662). Ст. 83.

Справедливости ради отметим, что прежде всего для целей статистического учета перечень преступлений коррупционной направленности в России в настоящее время определяется в соответствии с ежегодно утверждаемым указанием Генеральной прокуратуры России и МВД России. В настоящее время он утвержден в соответствии с приложением N 23 к указанию Генпрокуратуры России N 35/11, МВД России N 1 от 24 января 2020 г. "О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности" <216>. Интересным является тот факт, что в п. 1 указанного приложения определяются признаки преступлений коррупционной направленности. В частности установлено, что "к преступлениям коррупционной направленности относятся противоправные деяния, имеющие все перечисленные ниже признаки: 1) наличие надлежащих субъектов уголовно наказуемого деяния, к которым относятся должностные лица, указанные в примечаниях к ст. 285 УК РФ, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, действующие от имени юридического лица, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, указанные в примечаниях к ст. 201 УК РФ; 2) связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей; 3) обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц); 4) совершение преступления только с прямым умыслом (курсив по тексту наш. - С.М.).
--------------------------------
<216> Указание Генпрокуратуры России N 35/11, МВД России N 1 от 24 января 2020 г. "О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности" // Документ официально опубликован не был.

Исключением являются преступления, хотя и не отвечающие указанным требованиям, но относящиеся к коррупционным в соответствии с ратифицированными Российской Федерацией международно-правовыми актами и национальным законодательством (курсив наш. - С.М.), а также связанные с подготовкой условий для получения должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав либо незаконного представления такой выгоды".
Представляется, что указанные признаки преступлений коррупционной направленности можно отнести к числу таковых весьма условно. Скорее всего, в этом случае можно говорить о некоторых характерных чертах большинства преступлений, относящихся к числу таковых. Дело даже не в том, что что базовое понятие преступления в обозначенной понятийной конструкции имеет свои признаки и не один из них не указан в данном случае. И не в том, что по сути признаки описываются через характеристику отдельных признаков некоторых элементов составов соответствующих преступлений. Но в том, что некоторые из обозначенных таким образом признаков не распространяются на отдельные даже основные (относящиеся к числу таковых без дополнительных условий) преступления. Например, признаки, предусмотренные в п. п. 1 и 2, не относятся к преступлениям, предусмотренным ч. 1 - 4 ст. 204 "Коммерческий подкуп", ст. ст. 291 "Дача взятки", 204.1 "Посредничество в коммерческом подкупе", 291.1 "Посредничество во взяточничестве" УК РФ и т.д. К числу признаков преступлений, предусмотренных двумя последними из названных статей, не относится в качестве обязательного также и признак, предусмотренный в п. 3. Безусловно, можно говорить о том, что из обозначенного правила в ряде случаев допускаются исключения. Однако тогда возникает закономерный вопрос: для чего вводить признаки, характеризующие определенную группу преступлений, которые по сути не являются таковыми?
Далее представлены перечни преступлений, относящихся к перечню без дополнительных условий; преступления, относящиеся к перечню в соответствии с международными актами при наличии в статистической карточке основного преступления отметки о его коррупционной направленности; преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления с корыстным мотивом; преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации и т.д. К числу преступлений, относящихся к перечню преступлений коррупционной направленности без дополнительных условий, в соответствии с указанным приложением N 23 относятся преступления, содержащиеся в ст. ст. 141.1 "Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума", 184 "Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса", п. "б" ч. 3 ст. 188 "Контрабанда" (статья утратила силу), ст. ст. 200.5 "Подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего, члена комиссии по осуществлению закупок", 201.1 "Злоупотребление полномочиями при выполнении государственного оборонного заказа", 204 "Коммерческий подкуп", 204.1 "Посредничество в коммерческом подкупе", 204.2 "Мелкий коммерческий подкуп", п. "а" ч. 2 ст. 226.1 (данным пунктом соответствующей статьи предусмотрена ответственность должностного лица с использованием своего служебного положения за контрабанду взрывчатых веществ, оружия и т.п.), п. "б" ч. 2 ст. 229.1 (этим пунктом соответствующей статьи предусмотрена ответственность должностного лица с использованием своего служебного положения за контрабанду наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и т.п.), ст. ст. 289 "Незаконное участие в предпринимательской деятельности" (ответственность по данной статье предусмотрена для должностных лиц), 290 "Получение взятки", 291 "Дача взятки", 291.1 "Посредничество во взяточничестве", 291.2 "Мелкое взяточничество" УК РФ. Основные преступления коррупционной направленности Ю.П. Гармаев условно делит на три группы: составы взяточничества (ст. ст. 290, 291, 291.1, 291.2 УК РФ), коммерческого подкупа (ст. ст. 204, 204.1, 204.2 УК РФ) и ряд других: ст. 141.1, ст. 184, п. "б" ч. 3 ст. 188, п. "а" ч. 2 ст. 226.1, п. "б" ч. 2 ст. 229.1 УК РФ <217>. Весьма интересным представляется тот факт, что два из пяти преступлений, через которые выводится определение понятия "коррупция", речь в данном случае идет о злоупотреблении полномочиями и злоупотреблении служебным положением, согласно указанию Генпрокуратуры России N 35/11, МВД России N 1 от 24 января 2020 г., не относятся даже к числу основных преступлений коррупционной направленности.
--------------------------------
<217> Гармаев Ю.П. Основы методики расследования коррупционных преступлений: курс лекций. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2018. С. 6.

Однако, как было указано ранее, помимо основных преступлений коррупционной направленности, признаваемых таковыми без дополнительных условий, к преступлениям коррупционной направленности также (для статистического учета) относится еще значительное количество преступлений, признаваемых таковыми "при наличии определенных условий", по выражению Ю.П. Гармаева, коррупционных "под условием", точнее, при наличии определенного криминообразующего признака или признаков. Перечни указанных преступлений, разделенные на 8 групп, содержатся в пп. пп. 3.1 - 3.7 приложения N 23 к указанию Генпрокуратуры России N 35/11, МВД России N 1 от 24 января 2020 г. В рамках одной из обозначенных групп указанных преступлений относятся, например, преступления, предусмотренные ст. ст. 285 "Злоупотребление должностными полномочиями", 286 "Превышение должностных полномочий", 292 "Служебный подлог" УК РФ и ряд других преступлений, которые будут признаваться преступлениями коррупционной направленности при совершении их из корыстной мотивации. Дело в том, что по конструкции этих составов они могут быть также совершены из "иной личной заинтересованности" <218>. Для наглядности все 8 групп преступлений, относящиеся к преступлениям коррупционной направленности при наличии определенных условий, приведены в виде таблицы.
--------------------------------
<218> См.: ч. 1 ст. 285 УК РФ, ч. 1 ст. 286 УК РФ и ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Таблица

Преступления, относящиеся к коррупционной направленности
при наличии определенных условий

Группа преступлений, относящихся к коррупционной направленности при наличии определенных условий Перечень преступлений, относящихся к определенной группе преступлений коррупционной направленности при наличии определенных условий
преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке основного преступления отметки а) о его коррупционной направленности ст. ст. 174, 174.1, 175, ч. 3 ст. 210, ст. 210.1 (пп. 3.1)
преступления, относящиеся к перечню а) в соответствии с международными актами при наличии в статистической карточке основного преступления отметки б) о его коррупционной направленности ст. ст. 294, 295, 296, 302, 307, 309 (пп. 3.2)
преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления а) с корыстным мотивом пп. "а" и "б" ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ст. ст. 170, 200.4, 200.6, 201, 202, ч. ч. 2 и 2.1 ст. 258.1, ст. ст. 285, 285.1, 285.2, 285.3, 285.4, ч. ч. 1 и 2 и п. "в" ч. 3 ст. 286, ст. 292, ч. 3 ст. 299, ч. ч. 2 и 4 ст. 303, ст. 305 (пп. 3.3)
преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки а) о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации ч. 4 ст. 188, п. "в" ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст. 226.1, ч. 2 ст. 228.2, п. "в" ч. 2 ст. 229, ч. ч. 3 и 4 ст. 229.1 (пп. 3.4)
преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки а) о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, и б) с корыстным мотивом ч. ч. 3 и 4 ст. 183, п. "б" ч. 4 ст. 228.1, п. "б" ч. 2 ст. 228.4, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ч. ч. 3 и 3.1 ст. 258.1, п. "в" ч. 2 и ч. 3 ст. 260, ч. ч. 1 и 3 ст. 303, ст. ст. 322.1, 322.2, 322.3 (пп. 3.5)
преступления, отнесение которых к перечню зависит а) от времени (даты) совершения преступления (в случае, когда установить время совершения преступления не представляется возможным - от даты его выявления; (дата < 01.01.2013)) при наличии в статистической карточке отметки б) о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, и в) с корыстным мотивом п. "б" ч. 3 ст. 228.1 (пп. 3.5.1)
преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметок а) о коррупционной направленности преступления, б) о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, в) с использованием своего служебного положения ч. ч. 3, 4, 5, 6 и 7 ст. 159, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.1, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.2, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.3, ст. 159.4, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.5, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.6, ч. ч. 3 и 4 ст. 160, ч. ч. 3 и 4 ст. 229 (пп. 3.6)
преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки а) о совершении преступления должностным лицом, государственным служащим и муниципальным служащим, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, б) с использованием своего служебного положения и в) с корыстным мотивом ч. 5 ст. 228.1 (пп. 3.7)

Далее в соответствии с п. 4 приложения N 23 к указанию Генпрокуратуры России N 35/11, МВД России N 1 от 24 января 2020 г. выделяются преступления, которые могут способствовать совершению преступлений коррупционной направленности. К их числу относятся общие и специальные виды мошенничества, предусмотренные ст. ст. 159 - 159.6 УК РФ, а также преступления, предусмотренные ст. ст. 169 "Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности", 178 "Ограничение конкуренции" и 179 "Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения" УК РФ.
Таким образом, к преступлениям коррупционной направленности относится очень широкий перечень преступлений при наличии определенных криминообразующих признаков. Число этих преступлений не ограничивается только основными преступлениями коррупционной направленности, сюда включаются также преступления, относящиеся к перечню при наличии определенных условий, а также преступления, способствующие совершению преступлений коррупционной направленности. В приложении N 23 к указанию Генпрокуратуры России N 35/11, МВД России N 1 от 24 января 2020 г. указаны 66 статей УК РФ (в т.ч. две утратившие силу), содержащих преступления составы преступлений коррупционной направленности и 188 таких составов (в т.ч. шесть утративших силу), что составляет примерно 18% и 20% соответственно от общего количества статей Особенной части УК РФ (365) и содержащихся в ее рамках составов преступлений (923) на момент принятия вышеназванного указания. Основная масса преступлений коррупционной направленности относится к преступлениям против экономики (раздел VIII УК РФ), против государственной власти (раздел Х УК РФ), значительно меньшая их часть - к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка (раздел IX УК РФ) и самая маленькая их часть - к преступлениям против личности (раздел VII УК РФ). Для наглядности перечень и количество статей УК РФ, их содержащих, а также количество составов соответствующих преступлений приведены в виде таблицы.

Таблица

Перечень и количество статей УК РФ, содержащих составы
преступлений коррупционной направленности

Раздел УК РФ, содержащий преступления коррупционной направленности Перечень статей УК РФ, содержащих преступления коррупционной направленности Количество статей УК РФ, содержащих преступления коррупционной направленности Количество составов преступлений коррупционной направленности
Раздел VII "Преступления против личности" УК РФ ст. 141.1 (основное) 3 4
п. п. "а" и "б" ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142 ("под условием")
Раздел VIII "Преступления в сфере экономики" УК РФ ст. 184, п. "б" ч. 3 ст. 188, ст. ст. 200.5, 201.1, 204, 204.1, 204.2 (основные) 27 (в т.ч. 2 утратили силу) 92 (в т.ч. 6 утратили силу)
ч. ч. 3, 4, 5, 6 и 7 ст. 159, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.1, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.2, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.3, ст. 159.4, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.5, ч. ч. 3 и 4 ст. 159.6, ч. ч. 3 и 4 ст. ст. 160, 170, 174, 174.1, 175, ч. ч. 3 и 4 ст. 183, ч. 4 ст. 188, ст. ст. 200.4, 200.6, 201, 202 ("под условием")
ст. ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4, 159.5, 159.6 (за исключением случаев, указанных выше), ст. ст. 169, 178, 179 (способствующие)
Раздел IX "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка" УК РФ п. "а" ч. 2 ст. 226.1, п. "б" ч. 2 ст. 229.1 (основные) 13 24
ч. 3 ст. 210, ст. 210.1, п. "в" ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст. 226.1, п. "б" ч. 3, п. "б" ч. 4, ч. 5 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228.2, п. "б" ч. 2 ст. 228.4, п. "в" ч. 2, ч. ч. 3 и 4 ст. 229, ч. ч. 3 и 4 ст. 229.1, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ч. ч. 2, 2.1, 3 и 3.1 ст. 258.1, п. "в" ч. 2 и ч. 3 ст. 260 ("под условием")
Раздел X "Преступления против государственной власти" УК РФ ст. ст. 289, 290, 291, 291.1, 291.2 (основные) 23 68
ст. ст. 285, 285.1, 285.2, 285.3, 285.4, ч. ч. 1, 2 и п. "в" ч. 3 ст. 286, ст. ст. 292, 294, 295, 296, ч. 3 ст. 299, ст. 302, ч. ч. 1, 2, 3 и 4 ст. 303, ст. ст. 305, 307, 309, 322.1, 322.2, 322.3 ("под условием")
ИТОГО: 66 (в т.ч. 2 утратили силу) 188 (в т.ч. 6 утратили силу)

Интересным представляется тот факт, что наряду с пон
 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!