Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Дела об оспаривании совершенных хозяйственным обществом
сделок (п. п. 6, 17, 18, 20 Обзора)

С 01.01.2017 в законодательство о хозяйственных обществах были внесены существенные изменения, касающиеся правового регулирования крупных сделок и сделок с заинтересованностью <1>. Еще до этого в ходе реформы гражданского законодательства в ГК РФ с 01.09.2013 были скорректированы нормы о признании сделок недействительными <2>. Основной вектор всех нововведений был направлен на затруднение оспаривания гражданско-правовых сделок в целях обеспечения стабильности гражданского оборота. В результате при оспаривании сделок, совершаемых хозяйственными обществами, на практике возникли сложности при определении того, какими нормами следует руководствоваться судам и как должны применяться законодательные новеллы. В связи с этим ВС РФ на уровне постановлений Пленума дал разъяснения как по общим вопросам недействительности сделок <3>, так и по специальным вопросам, связанным с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью <4>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 03.07.2016 N 343-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".
<2> См.: Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации".
<3> См.: п. п. 69 - 102 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.
<4> См.: Постановление Пленума ВС РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность". Данное Постановление было принято в связи с изменениями законов о хозяйственных обществах о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, вступившими в силу с 01.01.2017, и пришло на смену Постановлению Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью", которое продолжает действовать в отношении оспаривания сделок, совершенных до 01.01.2017.

Из наиболее существенных законодательных новелл об оспаривании совершаемых хозяйственными обществами сделок необходимо отметить следующие.
Прежде всего, следует подчеркнуть, что и крупные сделки, и сделки с заинтересованностью являются оспоримыми, а признание их недействительными сопряжено с доказыванием дополнительных обстоятельств. При этом, в отличие от ранее действовавшего регулирования, закон требует обязательного согласия только на совершение крупных сделок. Сделки с заинтересованностью могут совершаться единоличным исполнительным органом и без согласия на это других органов управления общества (общего собрания, совета директоров).
Поэтому на основании ст. 173.1 ГК РФ можно оспорить лишь крупную сделку как совершенную без необходимого в силу закона согласия. Отсутствие согласия на совершение сделки с заинтересованностью само по себе не является основанием для признания ее недействительной. Сделка с заинтересованностью может быть оспорена, лишь если она совершена в ущерб интересам общества (п. 2 ст. 174 ГК РФ). В отличие от этого, крупная сделка может быть оспорена как по причине отсутствия согласия на ее совершение (ст. 173.1 ГК РФ), так и по причине крайней невыгодности этой сделки для общества (п. 2 ст. 174 ГК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> См.: абз. 6 п. 93 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

Исходя из этого, обстоятельства, подлежащие установлению для признания сделки недействительной, различаются в зависимости от вида оспариваемой сделки и оснований ее оспаривания.
Крупная сделка, оспариваемая по мотивам нарушения порядка получения согласия, может быть признана недействительной на основании ст. 173.1 ГК РФ и Закона об АО только при условии, если будет доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать, что сделка являлась для общества крупной сделкой и (или) об отсутствии надлежащего согласия на ее совершение. При этом доказывать неблагоприятные последствия, которые могут возникнуть у общества при совершении оспоримой сделки (п. 2 ст. 166 ГК РФ), для крупной сделки не требуется. Отсутствие требуемого по закону согласия само по себе является достаточным основанием для признания сделки недействительной <1>.
--------------------------------
<1> См.: абз. 2 п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

Исходя из принципов добросовестности и публичной достоверности данных единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), пока не доказано иное, следует исходить из презумпции того, что другая сторона не знала и не должна была знать о том, что сделка является крупной и что необходимое для ее совершения согласие не было получено. Как разъяснил ВС РФ, заведомая осведомленность о том, что сделка является крупной (в том числе о значении сделки для общества и последствиях, которые она для него повлечет), предполагается, пока не доказано иное, только если контрагент, контролирующее его лицо или подконтрольное ему лицо является участником (акционером) общества или контролирующего лица общества или входит в состав органов общества или контролирующего лица общества. По общему же правилу закон не устанавливает обязанности третьего лица по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка крупной для его контрагента и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует обязанность по изучению бухгалтерской отчетности контрагента для целей определения балансовой стоимости его активов, видов его деятельности, влияния сделки на деятельность контрагента). Третьи лица, полагающиеся на данные единого государственного реестра юридических лиц о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу вправе исходить из наличия у них полномочий на совершение любых сделок (абз. 2 п. 2 ст. 51 ГК РФ).
Поэтому именно на истца возлагается бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала (например, состояла в сговоре) или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой (в части как количественного (стоимостного), так и качественного критерия крупной сделки) и (или) что отсутствовало надлежащее согласие на ее совершение <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".

Не имеет значения для оспаривания крупной сделки и то, насколько голосование акционера, оспаривающего сделку, могло повлиять на результаты голосования. Правом на обращение в суд о признании крупной сделки недействительной в связи с нарушением порядка ее одобрения обладают само общество, член совета директоров, а также акционеры, владеющие в совокупности не менее чем 1% голосующих акций общества (п. 6 ст. 79 Закона об АО). Суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки недействительной, если к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения совершения данной сделки, а также если не доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка является крупной, и (или) об отсутствии согласия на ее совершение (п. 6.1 ст. 79 Закона об АО) <1>.
--------------------------------
<1> Аналогичное регулирование установлено в п. п. 4 и 5 ст. 46 Закона об ООО.

Однако даже если крупная сделка была в установленном порядке одобрена компетентным органом общества, она может быть оспорена по другому основанию (п. 2 ст. 174 ГК РФ) в случае, если сделка совершена в ущерб интересам юридического лица. При этом оспорить такую сделку может как само юридическое лицо, так и действующий в его интересах любой участник корпорации независимо от количества принадлежащих ему акций (долей) (абз. 6 п. 1 ст. 65.2 ГК РФ). Для оспаривания крупной (да и вообще любой сделки хозяйственного общества <1>) по основанию, предусмотренному в п. 2 ст. 174 ГК РФ, необходимо доказать следующие обстоятельства:
1) сделка причиняет явный ущерб интересам юридического лица. ВС РФ разъяснил, что о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке, в несколько раз ниже стоимости предоставления, совершенного в пользу контрагента. Однако по этому основанию сделка не может быть признана недействительной, если имели место обстоятельства, позволяющие считать ее экономически оправданной (например, совершение сделки было способом предотвращения еще больших убытков для юридического лица или представляемого, сделка хотя и являлась сама по себе убыточной, но была частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых юридическое лицо получило выгоду, невыгодные условия сделки были результатом взаимных равноценных уступок в отношениях с контрагентом, в том числе по другим сделкам) <2>;
2) другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для юридического лица. При этом следует исходить из того, что другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения <3>.
--------------------------------
<1> В том числе сделки с заинтересованностью, на совершение которой был получено согласие.
<2> См.: п. 93 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.
<3> Там же.

В отличие от крупной сделки, сделка с заинтересованностью, совершенная без согласия компетентных органов общества, может быть оспорена только в связи с причинением ей ущерба хозяйственному обществу (п. 2 ст. 174 ГК РФ) и при наличии специальных условий, предусмотренных законами о хозяйственных обществах.
Так, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 84 Закона об АО сделка с заинтересованностью может быть признана недействительной по иску общества, члена совета директоров общества или его акционеров, владеющих в совокупности не менее чем 1% голосующих акций общества, если она совершена в ущерб интересам общества и доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой с заинтересованностью, и (или) о том, что согласие на ее совершение отсутствует. При этом в Законе установлена презумпция о том, что, если не доказано иное, ущерб интересам общества предполагается при наличии совокупности следующих условий:
- отсутствует согласие на совершение или последующее одобрение сделки;
- лицу, обратившемуся с иском о признании сделки недействительной, не была предоставлена по его требованию информация в отношении оспариваемой сделки, необходимая по закону <1>.
--------------------------------
<1> Аналогичные правила установлены в п. 6 ст. 45 Закона об ООО.

Для оспаривания сделки с заинтересованностью так же, как и для оспаривания крупной сделки, не имеет значения, могло ли голосование оспаривающего сделку лица повлиять на результаты голосования.
Кроме того, независимо от признания сделки с заинтересованностью недействительной в Законе установлено правило о том, что заинтересованное лицо обязано возместить убытки, причиненные такой сделкой обществу по иску самого общества или его акционера (участника). При этом установлена презумпция вины заинтересованного лица в причинении убытков в случае, если он нарушил обязанность по уведомлению общества о своей возможной заинтересованности <1> (п. п. 2 и 3 ст. 84 Закона об АО).
--------------------------------
<1> См.: Указание Банка России от 03.04.2017 N 4338-У "О требованиях к порядку направления и форме уведомлений лиц, которые могут быть признаны заинтересованными в совершении акционерным обществом сделок".

Если ограничения полномочий на совершение хозяйственным обществом сделок установлены уставом по сравнению с тем, как они определены законом, то сделка, выходящая за пределы таких ограничений, может быть оспорена на основании п. 1 ст. 174 ГК РФ. При этом для признания сделки недействительной должно быть доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об этих ограничениях. Например, устав общества с ограниченной ответственностью может предусматривать необходимость получения согласия иных органов общества на совершение определенных сделок, не являющихся по закону крупными или сделками с заинтересованностью. Такая сделка, совершенная без требуемого уставом одобрения, может быть оспорена по иску общества, члена совета директоров или участника, обладающего не менее чем 1% голосов, на основании п. 1 ст. 174 ГК РФ (п. 3.1 ст. 40 Закона об ООО) <1>. Так же, как и при оспаривании сделок, требующих согласия, необходимого по закону, при оспаривании сделок, совершенных с нарушением внутриуставных ограничений, достаточно самого факта отсутствия согласия на совершение сделки: доказывать наличие вредных последствий сделки не требуется <2>.
--------------------------------
<1> Аналогичное правило установлено в абз. 4 п. 2 ст. 69 Закона об АО.
<2> См.: абз. 2 п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

Относительно необходимости доказывать знание другой стороны сделки о наличии уставных ограничений, установленных по сравнению с законом, необходимо учитывать разъяснения ВС РФ о том, что следует исходить из публичной достоверности данных реестра юридических лиц и по сути - из презумпции незнания контрагентами юридического лица ограничений, не отраженных в реестре. Так, ВС РФ указал, что по общему правилу закон не устанавливает обязанности лица, не входящего в состав органов юридического лица и не являющегося его учредителем или участником, по проверке учредительного документа юридического лица с целью выявления ограничений.
Третьи лица, полагающиеся на данные ЕГРЮЛ о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу вправе исходить из неограниченности этих полномочий (абз. 2 п. 2 ст. 51 и п. 1 ст. 174 ГК РФ). Положения учредительного документа, определяющие условия осуществления полномочий лиц, выступающих от имени юридического лица, в том числе о совместном осуществлении отдельных полномочий, не могут влиять на права третьих лиц и служить основанием для признания сделки, совершенной с нарушением этих положений, недействительной, за исключением случая, когда будет доказано, что другая сторона сделки в момент совершения сделки знала или заведомо должна была знать об установленных учредительным документом ограничениях полномочий на ее совершение (п. 1 ст. 174 ГК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

С 01.01.2017 были скорректированы и другие положения о совершаемых хозяйственными обществами сделках. Например, понятие крупной сделки расширилось путем распространения его на передачу имущества в пользование, а также на предоставление права использования результатов интеллектуальной деятельности по лицензионному договору.
Однако самым значительным изменением, пожалуй, стал кардинальный пересмотр подходов к понятию обычной хозяйственной деятельности, в пределах которой сделка не считается крупной независимо от ее размера. Если раньше обычная хозяйственная деятельность толковалась как совершение обществом операций, привычных для данного рода деятельности и обеспечивающих текущие нужды общества, то с 01.01.2017 под обычные подпадают любые сделки, которые не приводят к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо к существенному изменению ее масштабов. В соответствии с п. 4 ст. 78 Закона об АО под сделками, не выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельности, понимаются любые сделки, заключаемые при осуществлении деятельности соответствующим обществом либо иными организациями, осуществляющими аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее, если такие сделки не приводят к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов <1>. Поэтому если раньше любая сделка, так или иначе выбивающаяся из обычного режима деятельности общества, могла рассматриваться как крупная (при условии, если ее размер превышал 25% балансовой стоимости активов общества), то с 01.01.2017 для отнесения сделки к крупной необходимо устанавливать особые, экстраординарные обстоятельства, подтверждающие, что сделка настолько необычна, что ее заключение повлечет глобальные для общества последствия в виде прекращения деятельности общества, изменения ее вида или существенного изменения ее масштабов. Очевидно, что при таком подходе доказать соответствующие последствия крайне затруднительно, поэтому в подавляющем большинстве случаев значительные по своей стоимости сделки будут отнесены к обычным и не могут рассматриваться как крупные.
--------------------------------
<1> Аналогичное правило установлено в п. 8 ст. 46 Закона об ООО.

Согласно п. 1 ст. 78 Закона об акционерных обществах крупной является сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом отвечающая количественным признакам, указанным в законе (связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, цена или балансовая стоимость которого составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату).
Таким образом, в силу закона только сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности, в принципе может рассматриваться как крупная и подлежать оценке на соответствие количественному критерию.
Поэтому крупная сделка должна отвечать одновременно как количественному, так и качественному критериям. При несоблюдении хотя бы одного из этих критериев сделка не может считаться крупной.
Как указал в своем разъяснении ВС РФ, "для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков (пункт 1 статьи 78 Закона об акционерных обществах, пункт 1 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью):
1) количественного (стоимостного): предметом сделки является имущество, в том числе права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (далее - имущество), цена или балансовая стоимость (а в случае передачи имущества во временное владение и (или) пользование, заключения лицензионного договора - балансовая стоимость) которого составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату;
2) качественного: сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности" <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность".

К выходящей за пределы обычной хозяйственной деятельности относится сделка, если ее совершение "приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов (пункт 4 статьи 78 Закона об акционерных обществах, пункт 8 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Например, к наступлению таких последствий может привести продажа (передача в аренду) основного производственного актива общества. Сделка также может быть квалифицирована как влекущая существенное изменение масштабов деятельности общества, если она влечет для общества существенное изменение региона деятельности или рынков сбыта" <1>.
--------------------------------
<1> Там же.

Из п. 4 ст. 78 Закона об АО и п. 8 ст. 46 Закона об ООО следует, что в законе закреплена презумпция того, что любая сделка акционерного общества предполагается совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, если не будет доказано, что соответствующая сделка приводит к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов. Как указал ВС РФ, "любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное" <1>. Данная презумпция не может быть опровергнута ни наличием у сделки количественного признака крупной сделки, ни фактом одобрения сделки, совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, советом директоров или общим собранием акционеров акционерного общества. Поэтому значительный размер совершаемой хозяйственным обществом сделки сам по себе не может свидетельствовать о том, что сделка является крупной, и подменять собой качественный критерий, определенный законом.
--------------------------------
<1> См.: п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 N 27.

С учетом последних изменений законодательства в Обзоре содержится несколько примеров разрешения дел, связанных с оспариванием совершаемых хозяйственными обществами сделок.
Так, в п. 6 Обзора приводится случай совершения хозяйственным обществом сделки, совершенной за пределами предусмотренных уставом ограничений (п. 1 ст. 174 ГК РФ). Один из участников оспорил сделку на основании п. 1 ст. 174 ГК РФ, так как она была совершена без согласия общего собрания общества, необходимого в силу устава. Суд первой инстанции в иске отказал, отметив, что участник не доказал, что другая сторона сделки знала или должна была знать об уставных ограничениях. Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, требование участника о признании сделки недействительной удовлетворил. Суд апелляционной инстанции не согласился с доводами истца о том, что указания в договоре на то, что директор общества действует на основании устава, само по себе достаточно для подтверждения того, что контрагент общества должен был знать об уставных ограничениях и о необходимости дополнительного согласования сделки. Тем не менее суд признал сделку недействительной исходя из того, что устав с искомыми ограничениями был размещен на сайте общества в сети Интернет в открытом доступе и контрагент перед совершением сделки должен был в таких условиях ознакомиться с уставом общества.
Однако суд кассационной инстанции совершенно справедливо отменил решение суда апелляционной инстанции и отказал в признании сделки недействительной, сославшись на п. 1 ст. 174 ГК РФ и п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25, согласно которому закон не устанавливает обязанности лица, не входящего в состав органов юридического лица и не являющегося его учредителем или участником, по проверке учредительного документа с целью выявления ограничений. Размещение устава общества в сети Интернет само по себе не возлагает на другую сторону сделки обязанность изучать устав общества и не перекладывает на нее бремя доказывания того, что она не знала и не должна была знать о его содержании.
В результате в п. 6 Обзора сформулирована позиция о том, что опубликование учредительного документа юридического лица, в том числе в сети Интернет, само по себе не создает презумпцию знания контрагентом его содержания.
Крайне интересным представляется дело, рассмотренное в п. 17 Обзора, в котором была заключена сделка с заинтересованностью, в явном виде не причиняющая убытков обществу. В силу отсутствия у такой сделки вредных для общества последствий формальных оснований для признания ее недействительной не имелось ни по п. 2 ст. 174 ГК РФ, ни по ст. 84 Закона об АО об оспаривании сделок с заинтересованностью.
В этом деле участник, владеющий долей в размере 60% в уставном капитале общества, заключил с обществом договор займа, по которому общество (заемщик) получило от участника денежные средства и обязано было возвратить сумму займа, а также выплачивать участнику проценты по займу. Очевидно, что в данном случае имела место сделка с заинтересованностью и она была совершена без ее одобрения. Однако сделка с заинтересованностью, совершенная без соблюдения процедур ее одобрения, может быть признана недействительной лишь при условии, если она причиняет интересам общества ущерб (п. 1 ст. 174 ГК РФ, п. 6 ст. 45 Закона об ООО). В то же время заключенный с участником договор займа содержал обычные для договоров такого вида условия, не отличающиеся от рыночных, и размер процентов по займу завышен не был.
Несмотря на это, участник, владеющий долей в размере 40% уставного капитала, обратился с иском в суд с требованием о признании договора займа недействительным, указав, что сделка заключена на невыгодных для общества условиях без соблюдения правил о сделках с заинтересованностью, а также что таким образом участник лишается права на получение прибыли от деятельности общества.
Суд первой инстанции удовлетворил требования истца, установив факт того, что с момента получения займа и начала выплат процентов общество не распределяло прибыль.
Однако суд апелляционной инстанции занял формальную позицию и отменил решение суда первой инстанции, посчитав, что надлежащие основания для признания сделки недействительной отсутствовали. Суд указал, что условия договора займа не отличались существенно от обычных условий, на которых заключаются такие договоры, а потому не могут быть признаны причиняющими ущерб интересам общества, что является одним из необходимых условий для признания сделок с заинтересованностью недействительными (п. 6 ст. 45 Закона об ООО, п. 2 ст. 174 ГК РФ).
Однако суд кассационной инстанции отменил все состоявшиеся судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, так как суды не учли, что составной частью интереса общества являются в том числе интересы участников. В связи с этим ущерб интересу общества также имеет место, когда сделка хотя и не причиняет ущерб юридическому лицу, но не является разумно необходимой для хозяйствующего субъекта, совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выражали согласие на совершение соответствующей сделки. По существу, суд кассационной инстанции посчитал, что мажоритарный участник посредством совершения сделки изъял в свою пользу прибыль общества через выплату процентов по займу.
При этом суд сделал оговорку, что такие действия не являются сами по себе незаконными и не нарушают права остальных участников на получение причитающейся им части прибыли от деятельности общества при условии, что остальные участники выражали согласие на такое распределение прибыли (например, голосовали в пользу одобрения сделки с заинтересованностью или же данный вопрос был урегулирован уставом общества либо корпоративным договором, заключенным между всеми участниками хозяйствующего субъекта) либо сами также фактически получают причитающуюся им часть прибыли общества. Таким образом, суды первой и апелляционной инстанций при исследовании вопроса о причинении ущерба обществу и его участникам не проверяли доводы истца о том, что фактически через выплату процентов по займу чистая прибыль хозяйствующего субъекта распределяется только в пользу мажоритарного участника, при том что разумной необходимости в заключении такого договора займа не было.
В результате в п. 17 Обзора выражена правовая позиция, согласно которой сделка с заинтересованностью может быть признана недействительной по иску участника и в том случае, когда она хотя и не причиняет убытков обществу, тем не менее не является разумно необходимой для хозяйствующего субъекта, совершена в интересах только части участников и причиняет неоправданный вред остальным участникам общества, которые не выразили согласие на совершение соответствующей сделки.
Между тем аргументация суда кассационной инстанции, поддержанная в п. 17 Обзора в виде изложенной правовой позиции, вызывает серьезные сомнения. Дело в том, что ни один из признаков, названных в этой позиции, ни сам по себе, ни в совокупности с другими признаками не может являться основанием для признания сделки с заинтересованностью недействительной. Основанием для признания сделки с заинтересованностью недействительной является причинение этой сделкой ущерба интересам общества. Рассуждения о том, что частью интереса общества являются интересы участников, уместные для теории права, не имеют никакого отношения к юридической квалификации основания недействительности, предусмотренного в п. 2 ст. 174 ГК РФ и в п. 6 ст. 45 Закона об ООО: только совершение сделки в ущерб интересам самого общества, но никак не его участников, может быть причиной признания ее недействительной.
Оценка того, является ли совершенная сделка "разумно необходимой" для общества, вообще выходит за пределы полномочий судов, поскольку суд не должен проверять экономическую целесообразность принимаемых хозяйствующими субъектами хозяйственных решений. В том, что сделка может быть совершена в интересах не всех, а только части участников, нет ничего необычного или противозаконного: любое хозяйственное общество представляет собой корпоративную организацию, решения которой принимаются по общему правилу большинством голосов ее участников. Очевидно, что всегда найдутся участники, не согласные с тем или иным решением, с той или иной сделкой, которую они считают нарушающей их интересы. Однако несогласие со сделкой, совершенной при соблюдении корпоративных процедур, не может быть основанием для признания ее недействительной.
В случае же со сделкой с заинтересованностью закон специально говорит о том, что даже несоблюдение порядка ее одобрения может повлечь за собой признание ее недействительной не по причине нарушения интересов части участников, а только по причине причинения сделкой ущерба самому обществу. Даже фактическое лишение миноритарных участников прибыли, распределяемой по итогам сделки в пользу мажоритариев, само по себе не может служить основанием для признания сделки недействительной.
Осознавая это, суд кассационной инстанции признает, что сами по себе такие действия не являются незаконными и не нарушают права других участников на получение прибыли, правда при условии, если другие участники голосовали за соответствующую сделку (непосредственно или путем включения соответствующих положений в устав или в корпоративный договор) либо фактически получают часть прибыли. Однако даже если участники голосовали против или фактически не получают причитающуюся им прибыль, сделка с заинтересованностью не может быть признана недействительной только потому, что кто-то из других участников фактически не получает дивидендов. Это может быть сделано лишь при условии, если в действиях мажоритарного участника или самого общества в лице заключающего сделку директора имеются признаки злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ).
Поэтому причиной оспаривания может быть только такое специфическое правонарушение, как злоупотребление правом, когда сделка с заинтересованностью заключается с намерением причинить вред миноритарному участнику, или с иными признаками заведомой недобросовестности. Только в таких случаях может идти речь о том, что возникает отдельное основание для признания ее недействительной (ст. 10, п. 1 ст. 166 ГК РФ). Именно такая аргументация должна была послужить надлежащим основанием для рассматриваемой в п. 17 Обзора правовой позиции.
Пункт 18 Обзора наглядно иллюстрирует положения закона о качественном и количественном критериях крупной сделки, а также то, что для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать причинение такой сделкой вредных для общества последствий <1>.
--------------------------------
<1> См.: абз. 2 п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

В рассматриваемом деле акционер обратился в суд с иском о признании недействительной крупной сделки - договора, заключенного между обществом и третьим лицом. Обосновывая свое требование, акционер указал на то, что согласно оспариваемому договору было продано здание, в котором осуществлялась производственная деятельность общества, при этом стоимость этого здания составляла 53% стоимости всех активов общества. В результате общество лишилось возможности осуществлять свою производственную деятельность. Такая сделка, по мнению акционера, требовала согласия в порядке одобрения крупных сделок (ст. 78 Закона об АО).
Суды первой и апелляционной инстанций отказали в признании сделки недействительной, указав, что, хотя сделка и не была одобрена, вместе с тем условия продажи здания являлись рыночными, а значит, сделка не причинила ущерба обществу.
Суд кассационной инстанции акты нижестоящих судов отменил, требование истца о признании сделки недействительной удовлетворил. При этом кассационный суд совершенно верно указал на то, что для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать наличие ущерба обществу в результате совершения такой сделки, поскольку достаточно того, что сделка являлась крупной, не была одобрена и другая сторона знала или заведомо должна была знать об этих обстоятельствах.
Отнесение сделки в данном деле к крупной было основано на одновременном наличии как качественного, так и количественного критерия. По своей стоимости сделка составляла 53% стоимости активов общества
 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!