Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Дела об исключении участников из хозяйственного общества
(п. п. 7 - 9 Обзора)

Исключение участника из хозяйственного общества, с нашей точки зрения, представляет собой одну из самых серьезных мер корпоративной ответственности, влекущую лишение участника корпоративных прав против его воли <1>. Существуют и иные точки зрения, согласно которым исключение - это не ответственность, а своеобразный способ защиты прав и интересов хозяйственного общества в виде прекращения правоотношения <2>, или особый способ расторжения договора в корпоративном праве, основанием которого является как правонарушение (нарушение фидуциарной обязанности исключаемого участника добросовестно и разумно действовать в интересах общества <3>), либо также любые другие обстоятельства, которые участники посчитают нужным установить <4>. По мнению С.Ю. Филипповой, исключение участника на основании его неправомерного поведения является мерой ответственности, а исключение как последствие правомерного поведения участника, объективно затрудняющего деятельность общества, - только мера защиты интересов юридического лица <5>.
--------------------------------
<1> Подробнее см.: Гутников О.В. Корпоративная ответственность в гражданском праве. М., 2019. С. 354 - 382.
<2> См., например: Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 431, 432.
<3> См., например: Кузнецов А.А. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью. М., 2014. С. 9 - 54.
<4> См., например: Цепов Г.В. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью как принудительное расторжение "корпоративного контракта" // Вестник экономического правосудия РФ. 2017. N 10. С. 96 - 114.
<5> См.: Филиппова С.Ю. Исключение акционера из непубличного акционерного общества: комментарий новелл Гражданского кодекса РФ // Хозяйство и право. 2014. N 7. С. 105, 106; Гутников О.В. Исключение участника юридического лица: мера ответственности и способ защиты корпоративных прав // Вестник экономического правосудия РФ. 2015. N 2. С. 102 - 127.

Ранее возможность исключения участника из хозяйственного общества предусматривалась для обществ с ограниченной ответственностью Законом об ООО. В соответствии со ст. 10 Закона об ООО участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет. По буквальному смыслу данной нормы основанием для исключения участника могут быть как виновные противоправные действия (грубое нарушение обязанностей), так и любые другие, в том числе невиновные, действия (бездействие) участника, объективно затрудняющие деятельность общества.
Лаконичность формулировки Закона об основаниях исключения участника и общества и не до конца ясная правовая природа такого исключения на практике вызвали многочисленные вопросы: должны ли для исключения устанавливаться все элементы состава гражданского правонарушения, в том числе вина исключаемого участника; можно ли исключить мажоритарного участника, владеющего долей в размере, превышающем 50% уставного капитала; как быть, если требование об исключении заявлено в ситуации острого корпоративного конфликта, когда все участники своим поведением затрудняют деятельность общества и заявляют друг другу требования о взаимном исключении; можно ли исключить участника, одновременно являющегося директором общества, за ненадлежащее осуществление функций органа управления обществом и т.д.
Многие из этих вопросов были рассмотрены высшими судебными инстанциями ранее в соответствующих разъяснениях и прецедентах <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью (утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151); п. 17 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 08.10.2014 N 306-ЭС14-14. См. также: Гутников О.В. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью в ситуации острого корпоративного конфликта // Комментарий практики рассмотрения экономических споров (судебно-арбитражной практики). М., 2015. Вып. 21. С. 17 - 44.

С 01.09.2014 в ГК РФ появилась универсальная норма, предусматривающая единые основания для исключения участников из любых хозяйственных обществ и товариществ, кроме публичных акционерных обществ, для которых данная мера не применяется.
В соответствии с п. 1 ст. 67 ГК РФ участник хозяйственного товарищества или общества (кроме публичных акционерных обществ) вправе требовать исключения другого участника в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами.
Следует сказать, что появление такой общей для всех хозяйственных обществ (и товариществ) нормы не добавило ясности ни в правовую природу исключения (ответственность или мера защиты интересов общества или прекращение корпоративного правоотношения), ни в механизм его применения. Из данной нормы, например, следует, что можно исключать из общества даже при отсутствии грубого нарушения корпоративных обязанностей: главное, чтобы корпорации был причинен существенный вред или возникло существенное затруднение ее деятельности. Однако само по себе причинение вреда, равно как и существенное затруднение деятельности корпорации представляют собой нарушения прямо выраженных в законе корпоративных обязанностей (абз. 5 и 6 п. 4 ст. 65.2 ГК РФ).
Более того, возникло несоответствие между п. 1 ст. 67 ГК РФ и иными нормами законодательства, касающимися исключения из юридических лиц отдельных организационно-правовых форм. Например, согласно п. 2 ст. 76 ГК РФ участники полного товарищества вправе требовать в судебном порядке исключения кого-либо из участников товарищества по единогласному решению остающихся участников и при наличии к тому "серьезных оснований", в частности вследствие грубого нарушения этим участником своих обязанностей или обнаружившейся неспособности его к разумному ведению дел. О причинении своими действиями вреда товариществу или затруднении его деятельности здесь ничего не говорится: достаточно любых "серьезных оснований", в том числе грубого нарушения обязанностей (не обязательно причинившего затруднения в деятельности общества) либо неспособности к ведению дел.
В ст. 10 Закона об ООО до сих пор сохраняется прежняя редакция оснований исключения, и здесь также достаточно грубого нарушения обязанностей, которое не обязательно причиняет обществу вред или влечет затруднения в его деятельности. Вдобавок к этому в Законе об ООО сохраняется 10%-ный порог обладания долями, дающими право на предъявление иска об исключении, в то время как в п. 1 ст. 67 ГК РФ такого порога не требуется и требование об исключении вправе предъявить любой участник независимо от размера принадлежащей ему доли. Несмотря на отсутствие каких-либо четких разъяснений, каким нормам отдавать предпочтение в случае возникновения подобных коллизий, судебная практика в целом идет по пути применения древнеримского правила lex posterior derogat legi priori <1>, оставляя приоритет за п. 1 ст. 67 ГК РФ, редакция которого была принята позднее ст. 10 Закона об ООО. Соответственно, к исключению участника из любых хозяйственных обществ, включая общества с ограниченной ответственностью, будет применяться п. 1 ст. 67 ГК РФ, а ст. 10 Закона об ООО фактически является недействующей <2>.
--------------------------------
<1> Последующий закон отменяет предыдущий.
<2> Надо полагать, что этот же принцип должен применяться и в отношении оснований исключения из полного товарищества: п. 1 ст. 67 ГК РФ должен иметь приоритет перед нормой п. 2 ст. 76 ГК РФ, так как редакция п. 1 ст. 67 ГК РФ была принята позднее специальных норм ГК РФ о полном товариществе.

Поэтому после внесения в ГК РФ изменений разъяснения судебной практики об основаниях исключения из хозяйственных обществ по-прежнему крайне востребованы и актуальны.
По существу, руководствуясь нормами п. 1 ст. 67 ГК РФ, основаниями исключения из хозяйственного общества или товарищества являются:
- причинение существенного вреда товариществу или обществу либо
- существенное затруднение деятельности корпорации и достижение целей, ради которых она создавалась.
Данные основания являются последствиями грубого нарушения соответствующих корпоративных обязанностей (не причинять вред, не затруднять деятельность корпорации), предусмотренных в абз. 5 и 6 п. 4 ст. 65.2 ГК РФ.
Верховный Суд РФ привел примеры таких нарушений:
- систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать важные хозяйственные решения по вопросам повестки дня общего собрания участников, если непринятие таких решений причиняет существенный вред обществу и (или) делает его деятельность невозможной или существенно ее затрудняет;
- совершение участником действий, противоречащих интересам общества, в том числе при выполнении функций единоличного исполнительного органа (например, причинение значительного ущерба имуществу общества, недобросовестное совершение сделки в ущерб интересам общества, экономически необоснованное увольнение всех работников, осуществление конкурирующей деятельности, голосование за одобрение заведомо убыточной сделки), если эти действия причинили обществу существенный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили <1>.
--------------------------------
<1> См.: абз. 2 п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

При рассмотрении дел об исключении участника из хозяйственного товарищества или общества суд дает оценку степени нарушения участником своих обязанностей, а также устанавливает факт совершения участником конкретных действий или уклонения от их совершения и наступления (возможности наступления) негативных для общества последствий <1>.
--------------------------------
<1> См.: абз. 3 п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

Следует также помнить, что в ряде случаев определенные нарушения влекут применение специальных мер ответственности, в связи с чем применение исключения за данные нарушения невозможно. Например, неполная оплата участником общества с ограниченной ответственностью своей доли в уставном капитале влечет за собой переход неоплаченной части доли к обществу и не может являться основанием для исключения участника из общества <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 10 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью (утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151).

Наконец, важным для споров об исключении участника является то, что такая мера является не только ответственностью для исключаемого участника, но и способом защиты прав общества, основная цель которого - не столько наказание участника, причинившего юридическому лицу вред, сколько устранение дальнейших препятствий для нормальной деятельности общества и в конечном счете - защита интересов корпорации. Если же исключение участника фактически не приводит к соответствующим результатам, то применение данного способа защиты прав бессмысленно.
Именно поэтому судебная практика пошла по пути отказов в исках об исключении в тех случаях, когда даже при наличии формальных оснований для исключения фактически такое исключение не приводит к устранению препятствий деятельности юридического лица либо, наоборот, приводит к созданию дополнительных препятствий, к невозможности или затруднению дальнейшей деятельности. Например, в 2012 г. Президиум ВАС РФ поддержал позицию, когда суд отказался исключать участника, владеющего более 90% долей в ООО по иску миноритарного участника именно потому, что такое исключение ключевого участника, по мнению суда, приведет к прекращению деятельности общества <1>. Согласно этой позиции исключение участника, владеющего долей, превышающей 50% уставного капитала, возможно лишь в том случае, когда устав запрещает свободный выход участника из общества. Если же такого ограничения устав не содержит, то вместо требования об исключении недовольный участник может сам покинуть общество. Однако такой подход не вытекал из закона, который не устанавливает никаких максимальных процентных квот владения исключаемым участником долей в обществе. Если исключение конкретного участника не соответствует интересам общества, ведет к затруднению его деятельности еще больше, чем до исключения, то в иске об исключении должно быть отказано независимо от размера принадлежащей исключаемому участнику доли. И наоборот, если исключение участника, владеющего даже 90% доли в уставном капитале, приведет к нормализации деятельности общества, иск об исключении подлежит удовлетворению.
--------------------------------
<1> См.: п. 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью.

В 2014 г., руководствуясь интересами общества, ВС РФ не стал исключать ни одного из участников, предъявивших друг к другу встречные требования об исключении, не найдя к тому соответствующих оснований и посчитав, что в ситуации острого корпоративного конфликта участникам следует подумать о ликвидации общества или о выходе из него одного из участников <1>. В то же время в этом Определении была признана принципиальная возможность исключения одного из участников в условиях равного размера долей (50 x 50), поскольку исключение одного из конфликтующих участников означает устранение препятствий нормальной деятельности общества. Кроме того, была сформулирована правовая позиция, согласно которой если в процессе острого корпоративного конфликта обе его стороны грубо нарушают корпоративные обязанности, что влечет причинение обществу убытков или невозможность его деятельности, то, даже несмотря на наличие оснований, исключать кого-либо из таких участников суд не должен. В настоящее время подобный подход получил закрепление в Постановлении Пленума ВС РФ, в котором разъяснено, что "иск об исключении участника не может быть удовлетворен в том случае, когда с таким требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения" <2>.
--------------------------------
<1> См.: Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 08.10.2014 N 306-ЭС14-14 по делу N А06-2044/2013.
<2> Абзац 4 п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

Ряд проблем практики исключения участников из хозяйственных обществ рассматривается и в п. п. 7 - 9 комментируемого Обзора.
Так, в п. 7 Обзора описывается случай, когда иск об исключении предъявляется в ситуации острого корпоративного конфликта в условиях равного распределения долей между участниками.
Участники, обладающие равными долями в обществе с ограниченной ответственностью, предъявили друг другу иски об исключении, считая, что каждый из них затрудняет нормальную деятельность общества. Суды трех инстанций (первой, апелляционной и кассационной) отказали в удовлетворении первоначального и встречного исков, исходя из того, что наличие в обществе корпоративного конфликта между двумя участниками, обладающими равными долями в уставном капитале общества (по 50% каждый), делает невозможным применение института исключения участника. Суды приняли такое решение, ошибочно интерпретировав рассмотренное выше Определение ВС РФ от 23 от 08.10.2014 N 306-ЭС14-14, которым в аналогичной ситуации ВС РФ также отказал в удовлетворении первоначального и встречного исков, однако не потому, что ситуация корпоративного конфликта якобы это в принципе не предполагает, а потому, что суд не нашел оснований для исключения в конкретном случае. Если же основания для исключения имеются, то равный размер долей и острый корпоративный конфликт сами по себе не являются препятствием для удовлетворения иска об исключении, на что и обращал внимание ВС РФ еще в 2014 г.
Поэтому в п. 7 Обзора Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело о взаимном исключении участников на новое рассмотрение. При этом коллегия совершенно справедливо отметила, что наличие корпоративного конфликта присуще любому спору об исключении участника, именно за его разрешением и обращаются в суд спорящие стороны, в связи с этим недопустим отказ судов рассматривать такой спор по существу со ссылкой на наличие корпоративного конфликта. Равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта также не является основанием для отказа в иске об исключении участника из общества. Поэтому по делам об исключении участников, где предъявлено встречное требование об исключении истца, в том числе в ситуации равного распределения долей между участниками, суд должен оценить наличие оснований для исключения в отношении каждого из участников спора в соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 67 ГК РФ.
В результате в п. 7 Обзора сформулирован подход, согласно которому наличие корпоративного конфликта, а также равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта не является основаниями для отказа об исключении участника из общества. Тем самым получила дальнейшее развитие и подтверждение правовая позиция, сформулированная ранее ВС РФ еще в 2014 г., согласно которой принципиально допускается возможность исключения одного из участников при равном размере долей (50 x 50) <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 08.10.2014 N 306-ЭС14-14 по делу N А06-2044/2013.

В то же время определенная недосказанность в п. 7 Обзора все же осталась. В частности, не было разъяснено, как поступать суду в том случае, когда, оценив основания для исключения в отношении каждого из участников, суд придет к выводу о том, что такие основания имеются в отношении обоих и исключать нужно всех участников. Очевидно, что одновременное исключение сразу всех участников из общества невозможно, поскольку это неминуемо повлечет прекращение деятельности общества. Поэтому в п. 7 Обзора, по всей видимости, следовало бы дать судебной практике соответствующие ориентиры и указать, что при наличии оснований для исключения каждого из участников общества вообще ни один из исков не подлежит удовлетворению, так как это будет нарушать интересы общества. Надлежащим средством разрешения конфликта в таких случаях является возможность подачи участником иска о ликвидации юридического лица, что следует разъяснить сторонам при отказе в исках об исключении. Такой подход, кроме того, будет соответствовать разъяснениям Пленума ВС РФ:
- иск об исключении участника не может быть удовлетворен в том случае, когда с таким требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения <1>;
- в случае длительного корпоративного конфликта, в ходе которого существенные злоупотребления допускались всеми участниками хозяйственного товарищества или общества, вследствие чего существенно затрудняется его деятельность, подлежит удовлетворению иск о ликвидации юридического лица на основании подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ <2>.
--------------------------------
<1> См.: абз. 4 п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.
<2> См.: абз. 3 п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

В п. 8 Обзора подтверждается возможность исключения из общества мажоритарного участника, что хотя и входит в противоречие с ранее высказанной позицией ВАС РФ <1>, но тем не менее является правильным, поскольку закон не ставит возможность исключения в зависимость от размера доли, которой владеет исключаемый участник, и в зависимость от того, предусматривает ли устав право участника на свободный выход из общества.
--------------------------------
<1> См.: п. 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью (утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151).

В соответствующем деле миноритарный участник обратился в суд с требованием об исключении из общества двух участников, обладающих в совокупности 2/3 уставного капитала общества (по 1/3 каждый). По мнению истца, эти участники причинили значительный ущерб обществу, осуществив продажу имущества общества по заниженной по сравнению с рыночной в три раза цене. Один из исключаемых участников, являясь одновременно директором общества, совершал сделки по отчуждению имущества в пользу компании, участниками которой одновременно являлись оба исключаемых участника. Тем самым активы компании по заниженной цене выводились в пользу аффилированного с мажоритарными участниками лица.
Суд первой инстанции, основываясь на указанных обстоятельствах, удовлетворил требования истца и исключил ответчиков из общества. Ответчики обжаловали решение суда в апелляционном порядке, считая, что участники, обладающие 2/3 уставного капитала общества, не могут быть исключены из общества.
Суд апелляционной инстанции удовлетворил апелляционную жалобу и отказался исключать мажоритарных участников. Судом было установлено, что устав общества предусматривает право на свободный выход из общества. При таких обстоятельствах участники, обладающие более чем 50% долей в уставном капитале общества, не могут быть исключены из общества.
Однако суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции. Кассационный суд указал, что закон не устанавливает ограничений на исключение участника, обладающего более чем 50% долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. При этом суд отметил, что истцом были представлены достаточные доказательства возможности продолжения деятельности общества, в случае если будет произведена выплата стоимости долей исключенных участников.
Данное дело показательно еще и тем, что в Обзоре прямо признана возможность в случаях вывода мажоритарным участником активов из общества и причинения обществу таким образом убытков (в том числе при совмещении им статуса участника и единоличного исполнительного органа) независимо от других способов защиты применять исключение мажоритарного участника из общества, приобретая таким образом с помощью суда полный корпоративный контроль над обществом.
Следует отметить, что, помимо исключения, миноритарный участник в таких случаях имеет возможность предъявить к мажоритарным участникам (в том числе директору общества) косвенный иск о возмещении причиненных обществу убытков на основании п. п. 1 и 3 ст. 53.1 ГК РФ, а кроме того, может требовать признания соответствующей сделки недействительной на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ.
Возможность заявления соответствующих требований, ликвидирующих последствия причиненного обществу ущерба, не является препятствием для предъявления и последующего удовлетворения иска об исключении к участнику, продавшему имущество по заниженной цене.
Такая позиция была подтверждена и в п. 9 Обзора, где рассмотрено дело, в котором участник общества, занимая должность генерального директора, совершил сделку по отчуждению здания, принадлежавшего обществу, по цене более чем в четыре раза ниже его рыночной стоимости. В результате отчуждения этого имущества нормальной деятельности общества был нанесен существенный ущерб.
Другой участник обратился в суд с иском об исключении из общества участника-директора. Суд первой инстанции в удовлетворении данного требования отказал, посчитав, что исключение участника является крайней мерой, связанной с лишением права на долю участия в обществе, которая может применяться лишь тогда, когда последствия действий участника не могут быть устранены без лишения нарушителя возможности участвовать в управлении обществом. В данном случае истец имеет возможность оспорить сделку по отчуждению имущества, а также взыскать убытки, причиненные исключаемым участником.
Однако суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил и удовлетворил требование об исключении. Суд указал, что согласно п. 1 ст. 67 ГК РФ достаточным основанием для удовлетворения требования об исключении участника выступает причинение существенного ущерба обществу. Возможность исключения участника не зависит от того, могут ли быть последствия действий (бездействия) участника устранены без лишения нарушителя возможности участвовать в управлении обществом.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!