Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Дела о привлечении к корпоративной ответственности
(п. 16 Обзора)

С появлением в ГК РФ корпоративных отношений, связанных с участием в корпоративных организациях или с управлением ими <1>, появились нормативные основания для выделения особой корпоративной ответственности, возникающей в таких отношениях, особенности которой обусловлены их правовой природой <2>. Ответственность в корпоративных отношениях, как правило, наступает за особые правонарушения, так или иначе связанные с ненадлежащим управлением юридическим лицом, выражающиеся в нарушении особых управленческих прав и обязанностей. В связи с этим основными субъектами корпоративной ответственности являются контролирующие лица, т.е. лица, юридически или фактически обладающие наибольшим объемом управленческих правомочий, способные определять действия юридического лица и формирующие его волю.
--------------------------------
<1> См.: п. 1 ст. 2 ГК РФ.
<2> Подробнее см.: Гутников О.В. Основания разработки категории корпоративной ответственности в гражданском праве // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2019. N 4. С. 4 - 30; Он же. Корпоративная ответственность в гражданском праве. М., 2019.

В законодательстве можно встретить огромное многообразие видов корпоративной ответственности и корреспондирующих им санкций, предусмотренных законом, учредительными документами или корпоративным договором. Например, устанавливается ответственность за причинение юридическому лицу убытков членами органов управления (ст. 53.1 ГК РФ); солидарная ответственность основного хозяйственного общества (товарищества) с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним по исполнению указаний или с согласия основного общества (товарищества) (п. 2 ст. 67.3 ГК РФ) <1>; ответственность в виде исключения участников из корпоративной организации за неисполнение своих корпоративных обязанностей; ответственность участников полного товарищества перед товариществом за убытки, причиненные нарушением обязанности воздерживаться от совершения сделок, однородных с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества (п. 3 ст. 73 ГК РФ). Особая ответственность контролирующих лиц установлена в законодательстве о банкротстве <2>.
--------------------------------
<1> См., например: п. 13 Обзора судебной практики ВС РФ N 1 (2019) (утв. Президиумом ВС РФ 24.04.2019).
<2> См.: гл. III.2 "Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве" Закона о банкротстве.

В зависимости от вида корпоративной ответственности существенно различаются ее основания и, соответственно, круг обстоятельств, устанавливаемых судом при привлечении к ней.
В п. 16 Обзора рассматривается дело о привлечении к одному из самых часто встречающихся на практике видов корпоративной ответственности - ответственности менеджеров корпорации и иных контролирующих лиц за убытки, причиненные юридическому лицу.
Данная ответственность установлена в случае, если убытки причинены нарушением фидуциарных обязанностей управляющих <1> действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53, п. 3 ст. 53.1 ГК РФ). Право на предъявление иска о возмещении причиненных обществу убытков предоставлено как самому обществу, так и его участникам, выступающим в интересах юридического лица (п. 1 ст. 53 ГК РФ). В последнем случае имеет место так называемый косвенный иск, предъявляемый участником от имени и в пользу общества в качестве представителя интересов корпорации. Истцом по таким делам считается сама корпорация <2>.
--------------------------------
<1> Иными словами, лиц, выступающих от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица.
<2> См.: п. 35 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

Бремя доказывания нарушения обязанности действовать добросовестно и разумно по общему правилу лежит на истце. При этом ответчика защищает так называемое "правило делового решения", когда действия управляющего не выходили за пределы обычного предпринимательского риска (п. 1 ст. 53 ГК РФ). Это подчеркнул и ВС РФ в своем разъяснении, указав, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил управляющий, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), поскольку возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

В случае если убытки хозяйственному обществу причинены недобросовестными или неразумными действиями нескольких лиц, то они несут ответственность солидарно.
Ответственность в виде возмещения убытков, причиненных нарушением управляющими обязанности действовать добросовестно и разумно, еще до ГК РФ была предусмотрена законами о хозяйственных обществах <1>. Наиболее полные разъяснения применения норм о такой ответственности, сохраняющие актуальность и в настоящее время, были даны в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица".
--------------------------------
<1> См.: ст. 71 Закона об АО.

После дополнения ГК РФ ст. 53.1 между Кодексом и специальными законами, сохраняющими свое действие, возникли определенные коллизии. Например, ГК РФ не ставит возникновение у участника права на предъявление косвенного иска в зависимость от размера принадлежащей ему доли в уставном капитале (абз. 5 п. 1 ст. 65.2, п. 1 ст. 53.1 ГК РФ), в то время как Закон об АО (п. 5 ст. 71) такое право предоставляет лишь акционерам, владеющим в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества. В данном случае согласно разъяснению ВС РФ порядок обращения участника корпорации в суд определяется с учетом ограничений, установленных законодательством о юридических лицах <1>, т.е. приоритет должен отдаваться специальному закону.
--------------------------------
<1> См.: абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.

Важно отметить, что ответственность члена органа управления, принимающего управленческое решение, носит самостоятельный характер и не зависит от того, насколько его действия соответствуют указаниям или поведению лиц, чьи интересы он представляет. Управляющий должен всегда в первую очередь действовать исключительно в интересах самого юридического лица, даже если они противоречат интересам назначивших управляющего лиц или волеизъявлению большинства участников юридического лица. Поэтому даже в случае, если управляющий причинил юридическому лицу убытки, руководствуясь решением общего собрания участников или указанием назначившего его лица (например, директивой на голосование, выданной представителю государства в совете директоров), это не может служить основанием для освобождения его от ответственности за действия, которые объективно причиняют юридическому лицу убытки при условии, если они выходят за пределы обычного предпринимательского риска, являются неразумными или недобросовестными. Поэтому "не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно" <1>. Однако члены указанных коллегиальных органов несут наряду с таким директором солидарную ответственность.
--------------------------------
<1> Пункт 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица".

Судебное дело, рассмотренное в п. 16 Обзора, наглядно иллюстрирует самостоятельный характер ответственности управляющего в тех случаях, когда он причинил убытки, выполняя указания общего собрания акционеров.
В данном деле акционер обратился в суд с косвенным иском о взыскании с директора общества убытков, причиненных совершением заведомо невыгодной для общества сделки. В частности, директор внес в качестве вклада в уставный капитал другого общества имущество стоимостью 6 млн руб., а взамен получил лишь 3% акций этого общества стоимостью 300 тыс. руб.
Суд первой инстанции требование истца удовлетворил, однако апелляционная инстанция решение суда отменила и отказала во взыскании с директора убытков. При этом суд апелляционной инстанции сослался на то, что внесение вклада в уставный капитал другого общества было одобрено решением общего собрания акционеров, что свидетельствовало о наличии воли и согласия акционеров на совершение такой сделки. При этом решение собрания акционеров не было оспорено и признано недействительным.
Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции. Сославшись на п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62, суд указал, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласие на совершение сделок, сами по себе не являются безусловным основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом, который обладает неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок (п. п. 1 и 2 ст. 69 Закона об АО). Однако даже если бы решение общего собрания в силу положений устава обладало полномочием давать директору обязательные указания о совершении сделки и этим полномочием воспользовалось, директор вправе не выполнять указания собрания, если это принесет вред интересам общества, поскольку наличие таких указаний не освобождает директора от обязанности действовать добросовестно в интересах общества (п. 3 ст. 53 ГК РФ). При этом директор не может сослаться на то, что он просто исполняет решение собрания, поскольку часть его обязанностей в ходе управления обществом заключается в оценке того, насколько те или иные действия выгодны для общества и не причинят ли они вреда. Это препятствует единоличному исполнительному органу избегать ответственности, передавая вопросы на рассмотрение общего собрания акционеров.
В результате в п. 16 Обзора выражена позиция, согласно которой лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесет вред интересам общества (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Ссылка единоличного исполнительного органа на то, что он исполнял решение общего собрания, не освобождает его от ответственности за убытки, причиненные обществу.
Также суд кассационной инстанции совершенно правильно обратил внимание на то, что взысканию убытков не препятствует тот факт, что решение общего собрания об одобрении убыточной сделки не было оспорено и признано недействительным. Взыскание убытков, причиненных заключенной по вине директора сделкой, оспаривание решения общего собрания, одобрившего такую сделку, а также оспаривание самой сделки являются самостоятельными и относительно независимыми друг от друга способами защиты гражданских прав общества. Использование каждого из этих способов автономно и может иметь место как одновременно с другими, так и независимо от них. Это подтверждается и положениями закона, например о том, что признание недействительными решений общего собрания акционеров о согласии на совершение крупных сделок и сделок с заинтересованностью в случае обжалования таких решений отдельно от оспаривания соответствующих сделок общества само по себе не влечет за собой признания таких сделок недействительными (п. 9 ст. 49 Закона об АО).
Как было разъяснено ВС РФ, "отказ в иске о признании недействительной крупной сделки, сделки с заинтересованностью или то обстоятельство, что сделка не оспаривалась, сами по себе не препятствуют удовлетворению требования о возмещении убытков, причиненных обществу лицами, названными в статье 53.1 ГК РФ, пункте 5 статьи 71 Закона об акционерных обществах и пункте 5 статьи 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, а также не препятствуют удовлетворению иска об исключении из общества участника (акционера) (пункт 1 статьи 67 ГК РФ, статья 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), заключившего данную сделку в ущерб интересам общества (в том числе в качестве единоличного исполнительного органа) либо давшего указание ее заключить или голосовавшего за ее одобрение на общем собрании участников (акционеров)" <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 N 27.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!