Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Дела о ликвидации юридического лица (п. п. 10 и 11 Обзора)

Пункты 10 и 11 Обзора посвящены вопросам процедуры принудительной ликвидации хозяйственного общества по решению суда.
Ликвидация юридического лица в судебном порядке может иметь место либо по инициативе государственного (муниципального) органа в случае тех или иных нарушений законодательства (подп. 1 - 4 п. 3 ст. 61 ГК РФ), либо по инициативе учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется (подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ). Последнее основание появилось в законодательстве относительно недавно (с 01.09.2014 <1>) и было направлено в том числе на преодоление неразрешимых корпоративных конфликтов, когда другие способы их разрешения (исключение участника, взыскание убытков, оспаривание сделок, добровольный выход из общества, назначение нового директора и т.д.) оказываются по различным причинам неприемлемы или неэффективны.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации".

Еще до 01.09.2014 на практике возникали сложности при реализации механизма принудительной ликвидации в тех случаях, когда лица, на которых лежит обязанность такую ликвидацию осуществлять, уклонялись от соответствующих действий, поскольку ликвидация компании не отвечала их интересам. В прежней редакции ст. 61 ГК РФ было лишь сказано о том, что при вынесении решения о ликвидации суд может возложить обязанности по проведению ликвидации на учредителей (участников) либо орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица. Однако в законе не говорилось, что делать в том случае, если такие лица уклонялись от исполнения решения суда и не осуществляли ликвидацию. В связи с этим высшие судебные инстанции разъяснили, что суд в таких случаях должен назначать ликвидатора, а если и назначенный судом ликвидатор не исполняет свои обязанности по ликвидации, суд должен отстранить такого ликвидатора и назначить нового, поручив ему осуществить ликвидацию юридического лица <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 24 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"; п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 84 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации".

В настоящее время ст. 61 ГК РФ уточнена, и в ней теперь прямо предусмотрено, что неисполнение решения суда о ликвидации является основанием для осуществления ликвидации юридического лица арбитражным управляющим за счет имущества юридического лица (п. 5 ст. 61 ГК РФ). При этом заинтересованное лицо или уполномоченный орган вправе потребовать в судебном порядке ликвидации юридического лица и назначения для этого арбитражного управляющего (п. 5 ст. 62 ГК РФ). В случае же, если имущества юридического лица окажется недостаточно для покрытия расходов на ликвидацию, эти расходы возлагаются на учредителей (участников) юридического лица солидарно (п. 5 ст. 61, п. 2 ст. 62 ГК РФ).
Несмотря на это, на практике механизм принудительной ликвидации продолжает вызывать вопросы. В некоторых случаях истцы по искам о ликвидации обращаются в суды с требованием о выдаче исполнительного листа о ликвидации вместо того, чтобы требовать назначения арбитражного управляющего.
Один из таких случаев рассмотрен в п. 10 Обзора. В соответствующем деле регулирующий орган (Центральный банк РФ) обратился в суд с иском о ликвидации к обществу с ограниченной ответственностью и его учредителям, а также о возложении на учредителей обязанности по ликвидации, об установлении учредителям срока для осуществления связанных с ликвидацией действий. Суд первой инстанции удовлетворил требования регулирующего органа, и решение, не будучи обжалованным, вступило в законную силу. Однако фактически ликвидация учредителями не была проведена. В связи с неисполнением судебного акта в добровольном порядке регулирующий орган обратился в арбитражный суд, принявший решение, с заявлением о направлении исполнительного листа для принудительного исполнения судебного акта в службу судебных приставов по месту нахождения общества. По мнению регулирующего органа, выдача исполнительного листа в данном случае является единственным способом понудить ликвидаторов к исполнению судебного акта, поскольку сам регулятор не вправе выступать ликвидатором.
Однако суды всех трех инстанций отказали регулятору в удовлетворении его заявления. Суд кассационной инстанции указал, что уклонение участника общества от исполнения решения суда о ликвидации общества является основанием для назначения судом арбитражного управляющего, а не для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения суда о ликвидации. Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим обязанностей по осуществлению ликвидационных мероприятий может являться основанием для его отстранения и утверждения нового арбитражного управляющего по заявлению участников общества, кредиторов или иных заинтересованных лиц, а не для выдачи исполнительного листа. При этом суд сослался на п. 5 ст. 62 ГК РФ, п. 24 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8, п. 9 информационного письма ВАС РФ от 13.08.2004 N 84.
В п. 11 Обзора рассмотрен механизм применения нового основания принудительной ликвидации юридического лица по инициативе участника (учредителя), призванного разрешить наиболее сложные корпоративные конфликты. В соответствии с подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ юридическое лицо подлежит ликвидации по иску участника в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется. Сама цель такой ликвидации предполагает возможность обращения к ней лишь в исключительных случаях, когда применение иных способов разрешения конфликта невозможно.
Разъясняя положения подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ, ВС РФ подчеркнул, что ликвидация юридического лица в качестве способа разрешения корпоративного конфликта возможна только в том случае, когда все иные меры для разрешения корпоративного конфликта и устранения препятствий для продолжения деятельности юридического лица (исключение участника юридического лица, добровольный выход участника из состава участников юридического лица, избрание нового лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа, и т.д.) исчерпаны или их применение невозможно <1>. При этом приведены типичные примеры таких ситуаций. Так, иск о ликвидации подлежит удовлетворению, "если иные учредители (участники) юридического лица уклоняются от участия в нем, делая невозможным принятие решений в связи с отсутствием кворума, в результате чего становится невозможным достижение целей, ради которых создано юридическое лицо, в том числе если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется, в частности, ввиду длительной невозможности сформировать органы юридического лица. Равным образом удовлетворение названного требования возможно в случае длительного корпоративного конфликта, в ходе которого существенные злоупотребления допускались всеми участниками хозяйственного товарищества или общества, вследствие чего существенно затрудняется его деятельность" <2>.
--------------------------------
<1> См.: п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25.
<2> Там же.

Ситуация острого корпоративного конфликта объективно оказывает влияние и на сам механизм применения принудительной ликвидации, что должно учитываться судами. Так, по общему правилу в случае удовлетворения иска о ликвидации суд вправе возложить обязанности по ликвидации на учредителей (участников), и лишь если они эти обязанности не исполняют, - на арбитражного управляющего (п. 5 ст. 61 ГК РФ). Однако возложение обязанностей по ликвидации на учредителей по смыслу закона не является непременно обязательной стадией механизма ликвидации: суд может это сделать, а может, минуя эту стадию, сразу поручить проведение ликвидации арбитражному управляющему, особенно в тех случаях, когда обстоятельства развития конфликта свидетельствуют о заведомой бесполезности возложения соответствующих обязанностей на учредителей. В таких случаях суд может и должен сразу назначить арбитражного управляющего, который и будет заниматься ликвидацией. Право суда возлагать обязанности по ликвидации непосредственно на арбитражного управляющего, если возложение такой обязанности на учредителей или уполномоченный орган юридического лица невозможно, давно было подтверждено в разъяснении ВАС РФ <1>.
--------------------------------
<1> См.: абз. 2 п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 84.

Соответствующий подход был также подтвержден в п. 11 комментируемого Обзора, в котором были подробно рассмотрены основания для принудительной ликвидации, а также разъяснена возможность в ситуации острого корпоративного конфликта сразу возложить обязанность по ликвидации на арбитражного управляющего.
Истец обратился в суд с требованием о ликвидации акционерного общества и о назначении ликвидатором сразу арбитражного управляющего. В качестве оснований для ликвидации истец указал, что в обществе существует длительный корпоративный конфликт, который делает невозможным достижение целей, ради которых создано общество, осуществление деятельности юридическим лицом считает невозможным. В частности, указывалось на наличие многочисленных судебных споров (о взыскании убытков, об оспаривании сделок, об оспаривании решений общих собраний акционеров, о представлении документации), при этом была отмечена невозможность принятия решения об избрании единоличного исполнительного органа.
Суд первой инстанции в полном объеме удовлетворил иск и возложил ликвидацию на арбитражного управляющего, определив срок для ликвидации шесть месяцев с даты вступления решения суда в законную силу.
Оспаривая решение суда в апелляционном порядке, ответчик ссылался на отсутствие оснований для ликвидации, поскольку имеется возможность для продолжения получения обществом прибыли, не исчерпаны иные способы решения конфликта (продажа истцом своих акций). Также ответчик указал на неправомерность возложения функций ликвидатора на арбитражного управляющего.
Суд апелляционной инстанции согласился с тем, что возложение функций ликвидатора на арбитражного управляющего было неправомерным, и в этой части решение суда первой инстанции отменил. Суд ошибочно посчитал, что ГК РФ предполагает назначение арбитражного управляющего в качестве ликвидатора только в случае, если обязанности по проведению ликвидации не исполняются учредителями (участниками) или уполномоченным органом юридического лица. В то же время по основному вопросу о ликвидации решение первой инстанции было оставлено в силе. Апелляционная инстанция при этом указала, что сама по себе возможность продолжения прибыльной деятельности не исключает ликвидацию в связи с длительным корпоративным конфликтом, который приводит к невозможности или затруднению деятельности, и с этим доводом в целом следует согласиться. Однако по поводу неисчерпанности иных способов решения конфликта суд отметил, что не представлены доказательства того, что истцу предлагалась продажа его акций по рыночной цене.
Представляется, что правильность использования данного аргумента судом зависит от того, имелась ли у акционера в конкретном акционерном обществе реальная возможность продать акции по рыночной цене. Если такая возможность имелась, например акции общества обращаются на бирже и их легко продать по рыночной цене, то не должно иметь никакого значения, делалось ли акционеру со стороны других акционеров или общества предложение о выкупе у него акций по рыночной цене, так как независимо от такого предложения акционер мог реализовать свои акции и тем самым выйти из общества без ущерба для себя. Если же акционерное общество является непубличным, его акции не обращаются на бирже и возможность их продать на открытом рынке по справедливой цене затруднительна, в таком случае, действительно, отсутствие предложения от других конфликтующих сторон выкупить у акционера его акции может свидетельствовать о безвыходности ситуации и исчерпании всех возможных способов разрешения корпоративного конфликта.
Частично отменив постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции в полном объеме восстановил решение суда первой инстанции, согласившись с тем, что в ситуации острого корпоративного конфликта суд был вправе назначить ликвидатором сразу арбитражного управляющего, минуя стадию назначения участников (учредителей) в этом качестве.
В результате в п. 11 Обзора сформулирована правовая позиция, основанная на законе и данных ранее разъяснениях высших судебных инстанций <1>: суд вправе назначить арбитражного управляющего, если при вынесении решения о ликвидации юридического лица по основаниям, указанным в ст. 61 ГК РФ, придет к выводу о невозможности возложения обязанности по ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) или на орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительным документом, в том числе по причине того, что указанные лица не заинтересованы в исполнении решения суда и (или) их действия по исполнению решения суда неизбежно приведут к возникновению новых судебных споров.
--------------------------------
<1> См.: п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25, п. 9 информационного письма ВАС РФ от 13.08.2004 N 84.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!