Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Д.О. ОСМАНОВА

ОСТАВЛЕНИЕ ЗАЛОГОВЫМ КРЕДИТОРОМ ПРЕДМЕТА ЗАЛОГА ЗА СОБОЙ
В СЛУЧАЕ ЕГО ПРОДАЖИ ПОСРЕДСТВОМ ПУБЛИЧНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ
ПРИ НАЛИЧИИ БОЛЬШЕГО ЦЕНОВОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ СО СТОРОНЫ
ТРЕТЬЕГО ЛИЦА

(решение ВС РФ от 25.11.2019 по делу N АКПИ19-735)

Османова Д.О., старший преподаватель кафедры частноправовых дисциплин ИЗиСП, кандидат юридических наук.

Общество с ограниченной ответственностью "Уральская медно-промышленная компания" (далее - Заявитель, Потенциальный покупатель) обратилось в ВС РФ с требованием о признании недействительным абз. 6 п. 6.1.3 Порядка проведения торгов в электронной форме по продаже имущества должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, утвержденного Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 23.07.2015 N 495 (далее - Порядок).
Оспариваемая норма устанавливает, что оператор электронной площадки обязан направить электронное сообщение о завершении торгов при поступлении сообщения от организатора торгов о том, что залоговый кредитор реализовал право, предусмотренное п. 4.2 ст. 138 Закона о банкротстве, об оставлении предмета залога за собой.
По мнению Заявителя, указанное положение Порядка нарушает его права как участника торгов и противоречит требованиям законодательства о банкротстве, поскольку позволяет оператору электронной площадки завершить торги даже при наличии заявки стороннего покупателя с большим ценовым предложением, когда залоговый кредитор реализовал право на оставление предмета залога за собой.
Так, предмет залога был выставлен на торги посредством публичного предложения. На очередном этапе продажи потенциальный покупатель подал заявку на его приобретение и сделал ценовое предложение, превышающее стоимость, установленную для указанного этапа продажи. Одновременно на этом же этапе оператору электронной площадки поступила информация о том, что залоговый кредитор воспользовался правом оставить предмет залога за собой. В связи с этим оператор электронной площадки прекратил торги в соответствии с условиями Порядка.
Суть спора заключается в том, что залоговый кредитор оставил за собой предмет залога по минимальной цене, установленной соответствующим этапом продажи, в то время как заявитель, предложивший более высокую цену, был фактически устранен с торгов.
В удовлетворении требований заявителя было отказано. Суд решил, что доводы административного истца о противоречии оспариваемого нормативного положения Закону о банкротстве лишены правовых оснований.
Абзацем первым п. 4 ст. 139 Закона о банкротстве предусмотрено, что в случае, если повторные торги по продаже имущества должника признаны несостоявшимися или договор купли-продажи не был заключен с их единственным участником, а также в случае незаключения договора купли-продажи по результатам повторных торгов продаваемое на торгах имущество должника подлежит продаже посредством публичного предложения.
В соответствии с п. 4.2 ст. 138 Закона о банкротстве конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, вправе оставить предмет залога за собой в ходе торгов по продаже имущества должника посредством публичного предложения на любом этапе снижения цены такого имущества при отсутствии заявок на участие в торгах по цене, установленной для этого этапа снижения цены имущества. Конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, при оставлении предмета залога за собой в ходе торгов по продаже имущества посредством публичного предложения обязан перечислить денежные средства в размере, определенном в соответствии с п. п. 1 и 2 этой статьи, на специальный банковский счет в порядке, установленном п. 3 данной статьи, одновременно с направлением конкурсному управляющему заявления об оставлении предмета залога за собой. С даты поступления денежных средств на специальный банковский счет и получения арбитражным управляющим заявления об оставлении предмета залога за собой торги по продаже предмета залога посредством публичного предложения подлежат завершению.
Пункт 6.1.3 Порядка определяет правила проведения торгов в электронной форме по продаже имущества или предприятия должников в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, в части проведения торгов посредством публичного предложения. Абзац шестой данного пункта устанавливает обязанность организатора торгов по направлению оператору электронной площадки посредством программно-аппаратных средств сайта электронного сообщения о завершении торгов вследствие оставления конкурсным кредитором предмета залога за собой с указанием наименования конкурсного кредитора (для юридического лица) или фамилии, имени и отчества (при наличии) (для физического лица).
Такая обязанность согласно оспариваемому нормативному положению возникает при поступлении организатору торгов информации о наличии оснований для завершения торгов вследствие оставления конкурсным кредитором предмета залога за собой, предусмотренных п. 4.2 ст. 138 Закона о банкротстве.
Таким образом, абз. 3 п. 6.1.3 Порядка содержит отсылочную норму и не определяет иных самостоятельных оснований для завершения торгов вследствие оставления конкурсным кредитором предмета залога за собой, отличных от установленных Законом о банкротстве. В оспариваемом пункте также отсутствуют предписания, изменяющие названные выше законоположения о правах и обязанностях конкурсного кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, при оставлении им предмета залога за собой в ходе торгов по продаже имущества посредством публичного предложения.
По смыслу абз. 3 п. 6.1.3 Порядка направление организатором торгов электронного сообщения о завершении торгов оператору электронной площадки обусловлено наступлением обстоятельств, предусмотренных п. 4.2 ст. 138 Закона о банкротстве, в том числе датой поступления денежных средств на специальный банковский счет и получения арбитражным управляющим заявления конкурсного кредитора об оставлении предмета залога за собой, с которыми, в свою очередь, закон связывает завершение торгов по продаже предмета залога посредством публичного предложения.
Доводы о некорректной формулировке п. 6.1.3 Порядка ввиду отсутствия в нем указания на то, что оператор электронной площадки автоматически завершает торги при отсутствии заявок, полученных в течение всего текущего этапа снижения цены имущества, являются несостоятельными, так как основаны на ошибочном толковании норм права.
При изложенных обстоятельствах оспариваемое нормативное положение соответствует требованиям Закона о банкротстве и не может рассматриваться как нарушающее права административного истца в указанных им аспектах.

* * *

Комментируемое дело вопреки формально административно-правовой природе заявленного требования фактически представляет собой попытку решить цивилистический вопрос, пусть и с использованием неверного способа защиты.
1. Закон о банкротстве устанавливает последовательный алгоритм действий при выставлении предмета залога на торги, позволяющий сохранить баланс разнонаправленных интересов залогового кредитора (имеющего более привилегированное положение) и иных (непривилегированных) кредиторов должника:
1) предмет залога выставляется на торги дважды;
2) оба раза проведенные торги являются несостоявшимися;
3) залоговый кредитор вправе оставить предмет залога у себя (при исполнении п. п. 1.1 и 1.2):
3.1) стоимость предмета залога снижается на 20% от начальной продажной цены (10% - снижение цены для проведения повторных торгов (п. 4 ст. 138, п. 18 ст. 110 Закона о банкротстве); 10% - для возможности оставления предмета залога (п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве));
3.2) залоговый кредитор направляет арбитражному управляющему уведомление об оставлении предмета залога (в пределах 30 дней с даты признания повторных торгов несостоявшимися);
3.3) залоговый кредитор перечисляет на специальный банковский счет должника 30 или 20% (при отсутствии кредиторов первой и второй очереди - 10 и 5% соответственно) от стоимости предмета залога (с учетом снижения стоимости, указанной в п. 1.3.1); перечисление денежных средств должно быть произведено в пределах 10 дней с даты направления уведомления (п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве);
4) в том случае, если от залогового кредитора не поступит уведомление об оставлении предмета залога в течение 30 дней со дня признания повторных торгов несостоявшимися, предмет залога реализуется посредством публичного предложения (п. 3 ст. 138 Закона о банкротстве);
5) при продаже предмета залога посредством публичного предложения залоговый кредитор вправе оставить предмет залога на любом этапе при отсутствии заявок на участие в торгах по цене, установленной для данного этапа снижения цены имущества (п. 4.2 ст. 138 Закона о банкротстве).
Таким образом, при продаже в конкурсном производстве заложенного имущества посредством публичного предложения залоговый кредитор, не воспользовавшийся правом на оставление имущества за собой после несостоявшихся повторных торгов, сохраняет приоритет перед иными кредиторами, а залоговые правоотношения не прекращаются. Однако преференциальность его положения в случае намерения оставить предмет залога в таком случае существенно снижается. Буквальное прочтение выделенного фрагмента устанавливает, что в рамках одного этапа продажи в случае столкновения намерений залогового кредитора оставить предмет залога, а потенциального покупателя его приобрести предпочтение должно быть отдано потенциальному покупателю.
Привилегированное положение залогового кредитора в процедуре банкротства в первую очередь обусловлено реальной (по сравнению с иными реестровыми кредиторами) возможностью получения хотя бы частичного удовлетворения своего требования.
Анализ положений Закона о банкротстве показывает, что содержание преференции обширно и не ограничено только порядком распределения денежных средств, вырученных от реализации предмета залога. Оно также включает в себя исключительное правомочие установления порядка и условий реализации предмета залога (п. 4 ст. 138 Закона о банкротстве), в том числе и в тех случаях, когда предмет залога составляет часть реализуемого лота (т.е. продается вместе с незалоговым имуществом должника) <1>; уникальное правомочие на определение судьбы мирового соглашения, которое не может быть заключено без согласия залогового кредитора (п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве), а также, в числе прочих, возможность оставления предмета залога (п. 4.1 ст. 138 Закона о банкротстве).
--------------------------------
<1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 30.06.2013 N 14016/10, Определение ВС РФ от 22.10.2014 N 306-ЭС14-60; Определение ВС РФ от 20.11.2017 N 305-10852(3).

В то же время особый статус залогового кредитора не может идти вразрез с общим назначением конкурсной процедуры, направленной на максимально возможное пополнение конкурсной массы в целях последующего удовлетворения за счет нее требований иных кредиторов должника. И поскольку оставление залоговым кредитором предмета залога представляет собой одну из форм реализации заложенного имущества <1>, подобное поведение такого кредитора должно соответствовать экономическому смыслу любой иной формы реализации имущества должника - принятие наиболее высокого ценового предложения.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 25.04.2019 N 306-ЭС18-21709.

Последующая реализация заложенного имущества в ходе торгов посредством публичного предложения представляет собой пошаговое снижение цены имущества до появления спроса. Тем самым определяется рыночная цена. Сохранение за залоговым кредитором права участия в механизме определения рыночной цены путем оставления имущества за собой на этапе, когда нет предложений от участников торгов, не нарушает прав и законных интересов иных кредиторов и претендующих на имущество лиц, а также отвечает цели конкурсного производства: удовлетворение требований кредиторов должника с максимальным экономическим эффектом, достигаемым обеспечением баланса между затратами на проведение процедуры конкурсного производства и ожидаемыми последствиями в виде размера удовлетворенных требований. Кроме того, если в рамках правового регулирования законодательством арбитражному управляющему предоставлен выбор вариантов поведения на его усмотрение, то законность и обоснованность его действий должны оцениваться в контексте достижений указанной цели.
В то же время при наличии иных предложений от участников торгов правомочие залогового кредитора на оставление предмета залога должно быть не просто противопоставлено таким участникам, но очевидно должно быть понижено в приоритете удовлетворения. Тем более когда ценовое предложение участника торгов выше, как усматривается из фабулы комментируемого дела.
Споры, связанные с соотношением права залогового кредитора оставить предмет залога за собой при наличии стороннего покупателя при продаже посредством публичного предложения, нередко встречаются в судебной практике.
Исход комментируемого дела в случае избрания надлежащего способа защиты был бы очевиден и разрешен в пользу заявителя: заявка потенциального покупателя и уведомление залогового кредитора поступили на одном этапе продажи; цена, предложенная потенциальным покупателем, была выше; заявка со стороны заявителя была надлежащим образом оформлена и подана в установленном порядке. В таком случае организатор торгов должен был признать победителем заявителя и именно с ним заключить договор купли-продажи реализуемого имущества.
Подобное поведение организатора торгов даже при наличии уведомления залогового кредитора о намерении реализовать свое право на оставление предмета залога не должно и не могло бы расцениваться как нарушающее привилегированный статус последнего, поскольку:
1) неоставление предмета залога в пределах установленного законом срока после признания повторных торгов несостоявшимися влечет принятие залоговым кредитором на себя риска невозможности оставления предмета залога при продаже посредством публичного предложения;
2) снижение уровня преференции при переходе к продаже посредством публичного предложения прямо установлено Законом о банкротстве;
3) продажа залогового имущества не отменяет необходимость соблюдения конечной цели реализации имущества должника - максимально возможное пополнение конкурсной массы <1>.
--------------------------------
<1> Довод о необходимости соблюдения принципа максимальной наполняемости конкурсной массы даже в случае продажи залогового имущества может быть обоснован ссылкой на п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58. В нем разъяснен порядок использования оставшихся денежных средств в том случае, если предмет залога был реализован по такой высокой цене, которая не только позволила удовлетворить текущие требования, реестровые требования первой и второй очереди, но и полностью погасить задолженность перед залоговым кредитором. В таком случае оставшиеся денежные средства подлежат распределению между иными реестровыми кредиторами, что в свою очередь подтверждает заинтересованность последних в наиболее выгодной реализации предмета залога.

Между тем в судебной практике, посвященной аналогичным вопросам, обнаруживаются менее очевидные ситуации, когда, например, залоговый кредитор использует свое право оставления предмета залога на этапе более раннем, чем сторонний покупатель <1>, либо когда на одном этапе снижения от залогового кредитора поступило уведомление об оставлении предмета залога и зачислении денежных средств в обусловленном размере, в то время как от потенциального покупателя поступила только сумма задатка в отсутствие поданной в установленном порядке заявки <2>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.06.2018 по делу N А27-395/2015.
<2> См.: Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.03.2020 N Ф06-30493/2018.

При разрешении подобных смежных случаев вновь следует обратиться к положениям Закона о банкротстве и смыслу процедуры реализации имущества должника. Переход к реализации имущества должника в форме публичного предложения сопряжен для залогового кредитора, намеренного оставить предмет залога за собой, с определенным риском невозможности такого оставления при наличии сторонней заявки. Более того, на стороне залогового кредитора лежит обязанность (помимо направления уведомления арбитражному управляющему) перечислить денежные средства в установленном размере на специальный банковский счет. При этом уведомление об оставлении залога и перечисление денежных средств должны быть произведены одновременно, поскольку торги в таком случае подлежат завершению только с даты поступления денежных средств и получения соответствующего уведомления (абз. 3 п. 4.2 ст. 138 Закона о банкротстве). Неисполнение указанных условий в том числе нивелирует правомочие залогового кредитора оставить предмет залога за собой.
На стороннем покупателе, в свою очередь, лежит обязанность подать надлежащим образом оформленную заявку, а также перечислить на специальный счет сумму задатка. Указанные действия подтверждают действительную волю такого участника приобрести реализуемый лот.
Обязательства залогового кредитора и сторонних участников при продаже имущества посредством публичного предложения в ситуации столкновения интересов указанных лиц предопределяют следующую логику.
В том случае, если в пределах одного этапа отсутствуют заявки иных лиц, залоговый кредитор вправе оставить предмет залога при направлении уведомления и перечислении денежных средств. Наличие иных заявок сторонних покупателей, если они были поданы уже в рамках последующего этапа снижения, не являются препятствием для оставления предмета залога.
В том случае, если намерения покупателя и залогового кредитора были заявлены в пределах одного этапа продажи, необходимо обратить внимание на исполнимость каждым из них своих обязательств. Например, если сторонний покупатель перечислил сумму задатка, но не направил в установленном порядке заявку, формально предмет залога может быть оставлен за собой залоговым кредитором (при условии исполнения последним собственных обязательств по направлению уведомления и перечислению установленной суммы). В то же время в подобных случаях необходимо также учитывать цель реализации имущества и, если исходя из суммы предложенного задатка стороннего покупателя усматривается его намерение приобрести лот по более высокой цене, чем установленная на соответствующем этапе продажи, добросовестный и разумный арбитражный управляющий должен повременить с завершением торгов и только в случае непоступления со стороны потенциального покупателя надлежащей заявки до окончания соответствующего этапа продажи завершить торги по причине оставления предмета залога за залоговым кредитором. В случае поступления заявки - объявить победителем торгов такого покупателя.
Если же в рамках одного этапа и залоговый кредитор, и сторонний покупатель надлежащим образом исполнили свои обязательства как участники торгов, лот должен быть передан стороннему покупателю в силу прямого указания Закона.
Возвращаясь к анализируемому судебному акту, необходимо отметить, что его правильность не вызывает сомнений. В данном случае, даже с учетом разъяснений п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25, а также п. 9.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", суд не мог самостоятельно переквалифицировать предъявленное требование, поскольку заявителем был неверно определен предмет обжалования.
Представляется нецелесообразным оспаривать условия Порядка, посвященные электронному взаимодействию организатора торгов и оператора электронной площадки, когда функция последнего носит исключительно технический характер.
В комментируемом деле имеются явные нарушения в поведении организатора торгов, который вопреки своим обязанностям фактически допустил реализацию имущества должника по заниженной цене при наличии конкурентной заявки, а потому именно указанные действия должны были стать предметом судебного обжалования.
В процедуре конкурсного производства деятельность арбитражного управляющего должна быть подчинена цели этой процедуры - соразмерному удовлетворению требований кредиторов с максимальным экономическим эффектом, достигаемым обеспечением баланса между затратами на проведение процедуры реализации имущества и ожидаемыми последствиями в виде размера удовлетворенных требований (ст. 2 Закона о банкротстве, Обзор судебной практики ВС РФ от 14.11.2018 N 3 (2018); Определение ВС РФ от 19.04.2018 N 305-ЭС15-10675).
Пунктом 1 ст. 449 ГК РФ предусмотрено, что торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица. С учетом положений ст. 12 ГК РФ условием признания судом результатов торгов недействительными является нарушение установленного порядка проведения торгов и нарушение вследствие этого прав и законных интересов заявителя.
В п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 разъяснено, что любое заинтересованное лицо вправе предъявить в рамках дела о банкротстве по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве требование о признании недействительными торгов по продаже имущества должника. Лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 101 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства"). Публичные торги могут быть признаны недействительными при существенном нарушении процедуры их проведения, которое могло повлиять на результат торгов (п. 5 указанного информационного письма).
Таким образом, в силу ст. 449 ГК РФ торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны недействительными только судом и только по иску заинтересованного лица. С учетом изложенного надлежащим способом защиты нарушенного права заявителя в подобном случае было бы обращение в арбитражный суд с требованием об обжаловании результата проведенных торгов.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!