Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
С.А. БУРЛАКОВ

САЛЬДИРОВАНИЕ ТРЕБОВАНИЯ ОБ УПЛАТЕ НЕУСТОЙКИ ЗА НАРУШЕНИЕ
СРОКОВ ВЫПОЛНЕНИЯ РАБОТ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ

(дело N А40-151644/2016 Арбитражного суда города Москвы)

Бурлаков С.А., кандидат юридических наук, LLM.

05.11.2015 между федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего образования "Ульяновский институт гражданской авиации имени главного маршала авиации Б.П. Бугаева" (далее - Учреждение) в качестве заказчика и ООО "Родина техник" (далее - Общество) в качестве подрядчика был заключен государственный контракт на выполнение работ по ремонту винтов самолетов (далее - Контракт). Цена контракта составляла 4 017 509,90 руб., работы должны были быть выполнены в срок до 20.12.2015.
27.05.2016 сторонами Контракта был подписан акт приема-передачи, работы на сумму 4 017 509,90 руб. были приняты Учреждением без замечаний к их объему и качеству. При этом просрочка выполнения работ составила 159 дней.
Работы были оплачены заказчиком частично: 1 205 252,97 руб. были выплачены в качества аванса, еще 704 269,49 руб. - после подписания акт приема-передачи.
23.09.2016 было возбуждено дело о банкротстве ООО "Родина техник", а 31.08.2017 в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсный управляющий Общества направил Учреждению претензию с требованием погасить задолженность по Контракту. Учреждение отказало в удовлетворении претензии, сославшись на то, что им в соответствии с условиями Контракта и Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" за нарушение срока выполнения работ были начислены пени в размере 2 107 987,44 руб. и на эту сумму была уменьшена сумма, подлежащая выплате подрядчику за выполненные работы.
Полагая, что Учреждение совершило одностороннюю сделку по зачету требований заказчика об уплате неустойки за нарушение срока выполнения работ и требований подрядчика об их оплате, конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о признании этой сделки недействительной на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве как совершенной с предпочтением.
Определением от 03.08.2018 Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении заявленных требований. Указав, что в силу ст. 153 ГК РФ обязательным условием признания действий сделкой является наличие правовых последствий, суд отметил, что этот вывод подтверждается положениями п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве (с учетом п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"), устанавливающей, что "под сделками, которые могут быть оспорены в рамках дела о несостоятельности, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязанностей и обязательств, то есть влекущие правовые последствия в виде прекращения обязанности или обязательства".
Проанализировав обстоятельства дела, суд заключил, что "оспариваемые... действия ответчика по удержанию суммы неустойки не являются зачетом встречных однородных требований по смыслу статьи 410 ГК РФ", равно как не являются зачетом условия Контракта о праве заказчика в случае ненадлежащего исполнения обязательств оплатить выполненные работы, выплатив подрядчику сумму, сниженную на сумму неустойки. Также суд обратил внимание на отсутствие как соглашений о прекращении обязательств, так и выражения ответчиком волеизъявления "на одностороннее прекращение встречных обязательств зачетом, что не позволяет его квалифицировать как действия по прекращению обязательств должника в порядке статьи 410 ГК РФ".
Постановлением от 19.10.2018 Девятый арбитражный апелляционный суд удовлетворил жалобу конкурсного управляющего и, отменив определение суда первой инстанции, признал недействительной совершенную Учреждением сделку по прекращению взаимных обязательств, а также восстановил задолженность Учреждения и Общества друг перед другом. Сославшись на ст. ст. 153, 407 ГК РФ, ст. ст. 61.1, 61.3 Закона о банкротстве и судебную практику, суд сделал следующие выводы.
Во-первых, суд истолковал предусмотренное Контрактом право заказчика оплатить контракт, выплатив исполнителю сумму за вычетом неустойки, как "особое основание для прекращения взаимных обязательств". Кроме того, суд признал сделкой совершенное Учреждением действие, которое повлекло прекращение обязательств сторон Контракта. Это действие, по мнению суда, было совершено ответчиком "путем выплаты Исполнителю суммы, уменьшенной на сумму пени". Датой совершения сделки было признано 02.09.2016 - дата платежного поручения на сумму 704 269,49 руб.
Во-вторых, исходя из указанной даты, суд счел, что спорная сделка была совершена в период подозрительности, имеются основания для признания ее недействительной и применения последствий, а действия Учреждения по уменьшению выплаченной по Контракту стоимости работ на размер начисленной неустойки повлекли предпочтительное удовлетворение его требований.
Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 14.02.2019 поддержал выводы суда апелляционной инстанции, оставив его постановление без изменения, а жалобу Учреждения без удовлетворения.
Не согласившись с указанными постановлениями, Учреждение обратилось с кассационной жалобой, которая Определением от 26.07.2019 N 305-ЭС19-10075 была передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее - Коллегия). Определением от 29.08.2019 N 305-ЭС19-10075 (далее - Определение) Коллегия отменила оспариваемые постановления и оставила в силе определение суда первой инстанции, указав следующее.
Учреждение и Общество согласовали срок выполнения работ и их цену. При этом, как указала Коллегия, установление при заключении договора более коротких сроков выполнения работ, как правило, предполагает их более высокую цену. Следовательно, заключая Контракт, Общество "не имело разумных ожиданий относительно того, что цена сделки осталась бы неизменной", если бы заказчик был согласен на более длительный срок выполнения работ. Кроме того, в силу правового регулирования подряда "обязательственное правоотношение по договору подряда состоит из двух основных встречных обязательств, определяющих тип этого договора" (основные обязательства)", а именно обязательства подрядчика своевременно и качественно выполнить работы и обязательства подрядчика оплатить их в согласованном порядке.
Встречный характер указанных основных обязательств в совокупности с п. п. 1 и 2 ст. 328 и ст. 393 ГК РФ предполагает, что при ненадлежащем исполнении подрядчиком принятого на себя основного обязательства "им не может быть получена та сумма, на которую он мог рассчитывать, если бы исполнил это обязательство должным образом". Поэтому допущенное подрядчиком нарушение срока выполнения работ исключает возможность признания его "лицом, которому действительно причитаются денежные средства в размере всей договорной цены". Исходя из того что согласованные в Контракте предоставления заказчика и подрядчика "презюмируются как равные (эквивалентные)", т.е. согласованная цена подлежит уплате за работы, выполненные своевременно, а срок выполнения работ был нарушен, такое нарушение влечет "необходимость перерасчета итогового платежа заказчика путем уменьшения цены договора на сумму убытков заказчика, возникших вследствие просрочки. Подобное сальдирование происходит в силу встречного характера основных обязательств заказчика и подрядчика".
Далее Коллегия пришла к заключению, что "действия, направленные на установление указанного сальдо взаимных предоставлений, не являются сделкой, которая может быть оспорена по правилам статьи 61.3 Закона о банкротстве в рамках дела о несостоятельности подрядчика", поскольку при сальдировании "отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения - причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает сам подрядчик своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший факт сальдирования".
Кроме того, было отмечено, что Общество не доказывало обстоятельства, необходимые для признания сделки недействительной в соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, а само по себе использование при сальдировании неустойки "в качестве упрощенного механизма компенсации потерь кредитора, вызванных ненадлежащим исполнением должником основного обязательства, не является основанием для признания недействительными действий по сальдированию как сделки с предпочтением".
В заключение Коллегия указала, что Общество, считая размер учтенной при сальдировании неустойки несоразмерным последствиям допущенного им нарушения, могло предъявить иск о взыскании с Учреждения излишне учтенных денежных средств, чего, однако, сделано не было, а Общество на несоразмерность неустойки не ссылалось.
Закон о банкротстве не предусматривает такой институт, как "сальдирование требований", <1> поэтому его развитие, по всей видимости, будет идти по пути, аналогичному тому, который проходит субординирование корпоративных требований - посредством формирования соответствующей судебной практики. Правоприменителю, как представляется, предстоит ответить на многие вопросы, включая вопросы о том, чем сальдирование отличается от зачета, если такие отличия существуют <2>, какие требования можно сальдировать, требования из каких договоров могут быть сальдированы, требуется ли оформлять заявление о сальдировании, в какой момент наступает эффект сальдирования и т.д. Большинство этих вопросов находится за пределами настоящего комментария, целью которого является рассмотрение занятой Коллегией позиции в отношении сальдирования требований об уплате основного долга и неустойки, а также возможных последствий такого сальдирования для дел о банкротстве.
--------------------------------
<1> Особенности определения размера денежных обязательств, возникающих из финансовых договоров, предусмотренные ст. 41 Закона о банкротстве, не входят в предмет настоящего Комментария.
<2> Этот вопрос поднимался в ходе научно-практического круглого стола "Зачет в банкротстве: за и против", проведенного Юридическим институтом "М-Логос" 19.12.2018 (видеозапись круглого стола доступна по адресу https://m-logos.ru/mlogos_publication/nauchno-praktichesky_kruglyi_stol_zachet_v_bankrotstve_za_i_protiv (дата обращения: 05.05.2020).

1. Сальдирование требования об уплате неустойки. В п. 3.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга" закреплена идея о том, что расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей не должно влечь получение его сторонами необоснованной выгоды, в связи с чем расторжение такого договора создает "необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой...". В дальнейшем сальдирование стало применяться в делах о банкротстве, некоторые из которых были рассмотрены ВС РФ <1> и попали в соответствующие обзоры судебной практики <2>. В большинстве указанных дел предметом рассмотрения стали споры из договоров подряда, работы по которым были выполнены либо сами договоры были расторгнуты.
--------------------------------
<1> См., например: Определения ВС РФ от 14.11.2017 N 306-ЭС17-5704, от 29.01.2018 N 304-ЭС17-14946, от 12.03.2018 N 305-ЭС17-17564, от 02.09.2019 N 304-ЭС19-11744 (количество постановлений арбитражных судов округов, в которых рассматриваются вопросы сальдирования в банкротстве, значительно больше).
<2> См. п. 19 Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2018) (утв. Президиумом ВС РФ 04.07.2018), п. 20 Обзора судебной практики ВС РФ N 3 (2018) (утв. Президиумом ВС РФ 14.11.2018).

В одном случае <1> заказчик отказался от исполнения договоров подряда из-за нарушения подрядчиком сроков выполнения работ и уведомил подрядчика, в отношении которого уже было подано заявление о признании его банкротом, о зачете своих требований, возникших из подрядных сделок, против требований об оплате выполненных работ. Как отметил ВС РФ, с одной стороны, подрядчик в случае прекращения договора по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 715 ГК РФ, обязан возместить заказчику убытки, а также совершить действия, предусмотренные ст. 728 ГК РФ; с другой стороны, прекращение договора не должно приводить к неосновательному обогащению заказчика, т.е. последний должен оплатить принятые работы, представляющие для него ценность.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 29.01.2018 N 304-ЭС17-14946.

По обстоятельствам другого дела <1> заказчик в связи с нарушением сроков выполнения работ отказался от исполнения договора подряда и потребовал возврата аванса. Это требование было включено в реестр требований кредиторов подрядчика, который в свою очередь обратился в суд с требованием о взыскании с заказчика предусмотренного договором подряда гарантийного удержания, которое составляло часть стоимости работ и подлежало выплате после окончания гарантийного срока.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 02.09.2019 N 304-ЭС19-11744. Похожая ситуация стала предметом рассмотрения в другом деле. См.: Определение ВС РФ от 21.02.2017 N 304-ЭС16-20764.

Признавая требование подрядчика необоснованным, ВС РФ отметил, что согласованное сторонами гарантийное удержание является одним из условий договора об оплате работ и предназначено для покрытия возможных расходов заказчика, которые могут возникнуть из-за ненадлежащего качества работ. Обязательство заказчика по оплате выполненных работ является встречным по отношению к обязательству подрядчика выполнить работы надлежащего качества, соответственно подрядчик не может рассчитывать на получение полной стоимости работ, если обнаруженные в гарантийный период недостатки не будут устранены подрядчиком. В связи с этим уменьшение договорной цены на стоимость неустраненных недостатков не должно толковаться как зачет по смыслу ст. 410 ГК РФ, а является условием договора о порядке расчетов. Исходя из этого, отказ заказчика от договора подряда не является основанием для досрочной выплаты гарантийного удержания. Кроме того, ВС РФ обратил внимание на обязательства подрядчика возместить заказчику убытки в соответствии с п. 2 ст. 715 ГК РФ и недопустимость освобождения заказчика от оплаты принятых работ.
Наконец, в третьем случае <1> был заключен договор подряда, согласно одному из условий которого в случае обнаружения недостатков работ подрядчик должен был устранить их, а в случае неустранения заказчик мог, в частности, потребовать уплаты неустойки и устранить недостатки самостоятельно или поручить это другому лицу с отнесением расходов на подрядчика, в последнем случае заказчик мог удержать соответствующие средства из платежей, причитающихся подрядчику. Во исполнение договора подряда подрядчик передал, а заказчик принял результат выполненных работ, однако удержал часть денежных средств в счет возмещения убытков, вызванных устранением недостатков выполненных работ. Отказывая в удовлетворении требования подрядчика о взыскании части стоимости выполненных работ, ВС РФ обратил внимание на то, что подрядчик признал дефекты, но не смог их устранить из-за тяжелого финансового положения, поэтому заказчик самостоятельно устранил недостатки и направил подрядчику документы, подтверждающие понесенные в связи с этим расходы. ВС РФ признал допустимым уточнение сторонами договора подряда положений ст. 723 ГК РФ путем согласования как порядка устранения недостатков выполненных работ, так и способа возложения на неисправного подрядчика расходов заказчика на их устранение. В связи с этим предусмотренное договором подряда право заказчика удержать сумму понесенных им расходов на устранение дефектов выполненных работ из подлежащих выплате подрядчику средств было признано не удержанием, предусмотренным ст. ст. 359, 360 ГК РФ, а непротиворечащим закону условием "о перерасчете договорной цены на случай недоброкачественности выполненных подрядчиком работ". Помимо этого, ВС РФ отметил, что обязательственное правоотношение из договора подряда включает в себя два основных встречных обязательства: обязательство подрядчика качественно и в срок выполнить работы и обязанность заказчика оплатить их (ст. 328 ГК РФ). Следовательно, подрядчик не может рассчитывать на получение полной стоимости, согласованной в договоре, если он сам выполнил свои обязательства ненадлежащим образом.
--------------------------------
<1> См.: Определение ВС РФ от 02.09.2019 N 304-ЭС19-11744. Похожая ситуация стала предметом рассмотрения в другом деле. См.: Определение ВС РФ от 21.02.2017 N 304-ЭС16-20764.

Исходя из изложенного, в первых двух случаях ВС РФ пришел к выводу о том, что прекращение договора подряда создает необходимость соотнести взаимные предоставления его сторон и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой <1>. В третьем деле, в свою очередь, было указано, что некачественное выполнение работ влечет за собой необходимость пересчитать окончательный платеж заказчика "путем уменьшения цены договора на сумму убытков заказчика, возникших вследствие несоблюдения требований к качеству работ", такое сальдирование следует из сути отношений по договору подряда и осуществляется из-за встречного характера основных обязательств сторон договора.
--------------------------------
<1> При этом в Определении ВС РФ от 12.03.2018 N 305-ЭС17-17564 была сделана оговорка о том, что сальдирование должно производиться "с учетом согласованных сторонами сроков оплаты".

В анализируемом деле, как и в трех указанных выше, отношения сторон возникли из договора подряда, и подрядчик предъявил заказчику требование об оплате выполненных работ, которым заказчик противопоставил свои требования к подрядчику <1>. Вместе с тем в отличие от второго и третьего дела, где речь шла о реальных или возможных убытках заказчиков, вызванных недостатками выполненной работы, и соответствующем снижении договорной цены <2>, в Определении Коллегия допустила противопоставление требованию об оплате работы требования о неустойке за нарушение сроков ее выполнения. Тем самым суд признал, что для заказчика имеет значение и подлежит денежной оценке не только объем работ, которые должен выполнить подрядчик и их качество, но и сроки выполнения работ. Следовательно, цена работ, согласованная в договоре и отражающая все указанные параметры ожидаемого предоставления подрядчика, вследствие допущенной подрядчиком просрочки подлежит уменьшению на сумму понесенных заказчиком из-за этого убытков. Неустойка при этом была признана "упрощенным механизмом компенсации" потерь подрядчика.
--------------------------------
<1> Стоит отметить, что в практике есть примеры сальдирования требований, возникших не только из договора подряда, но и из договора подряда с элементами агентского договора (см. Постановления Арбитражного суда Уральского округа от 14.12.2018 по делу N А07-23482/2016), договора аренды (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.09.2019 по делу N А40-29583/2016), договора поставки (Определением ВС РФ от 13.03.2020 N 305-ЭС19-18890(2) кассационная жалоба была передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ).
<2> Исходя из Определения ВС РФ от 29.01.2018 N 304-ЭС17-14946, к сожалению, сложно понять предмет требований заказчика к подрядчику, однако из других судебных актов по этому делу и, в частности, из Постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2017 по делу N А46-6454/2015 можно сделать вывод, что встречные требования заказчика были основаны на выявленных им дефектах выполненных работ, задолженности за давальческие материалы заказчика, неустойке и расходах по госпошлине.

Возможные последствия сальдирования требований для дел о банкротстве. Возможность сальдировать требования кредитора об уплате неустойки за нарушение сроков выполнения работ и требования должника об их оплате может иметь большое значение в делах о банкротстве <1>.
--------------------------------
<1> Для удобства далее кредитор будет назван "заказчиком", а должник - "подрядчиком".

Во-первых, сальдирование может означать отход от принципа pari pasu в том виде, как он закреплен в действующем законодательстве. Согласно п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве, требования кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. Таким образом, требование об уплате, например, неустойки в иерархии требований конкурсных кредиторов стоит ниже требований о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств <1>, а также требований об уплате основного долга.
--------------------------------
<1> Строго говоря, разная очередность удовлетворения требований о возмещении убытков (не в форме упущенной выгоды) и неустойки вызывает вопросы, если и убытки, и неустойка начисляются за одно и то же нарушение, например, за нарушение сроков выполнения работ.

Сальдирование требования заказчика об уплате неустойки и требования подрядчика об оплате выполненных работ и соответствующее уменьшение стоимости работ по договору, по сути, позволяют заказчику обойти других кредиторов, даже тех, которые имеют к должнику требования об уплате основного долга. В отсутствие сальдирования причитающиеся от заказчика деньги за выполненные должником работы могли поступить в конкурсную массу и подлежали распределению между всеми кредиторами, а заказчик теоретически мог рассчитывать на получение неустойки согласно п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве. После сальдирования стоимость выполненных работ (или ее часть) в конкурсную массу уже вряд ли попадет, а заказчик сможет избежать многих трудностей и расходов, связанных с участием в деле о банкротстве <1>.
--------------------------------
<1> Более того, сальдирование требования об уплате неустойки может происходить до и в обход удовлетворения требований кредиторов первой и второй очередей, а также требований кредиторов по текущим платежам.

Кроме того, заказчик может получить удовлетворение 100% своих требований, в то время как другие кредиторы при недостаточности денежных средств для удовлетворения всех требований кредиторов одной очереди получают удовлетворение пропорционально своим требованиям. С этой точки зрения сальдирование ставит заказчика в положение даже более выгодное, чем то, в котором находятся кредиторы, требования которых обеспечены залогом <1>, так как они получают "только" 70 - 80% денежных средств, полученных от реализации предмета залога (п. п. 1, 2 ст. 138 Закона о банкротстве).
--------------------------------
<1> Подробнее см. выступление А.Г. Карапетова на научно-практическом круглом столе "Зачет в банкротстве: за и против", проведенном Юридическим институтом "М-Логос" 19.12.2018 (видеозапись круглого стола доступна по адресу https://m-logos.ru/mlogos_publication/nauchno-praktichesky_kruglyi_stol_zachet_v_bankrotstve_za_i_protiv (дата обращения: 05.05.2020).

Во-вторых, в трех указанных выше Определениях, а также в анализируемом Определении ВС РФ последовательно придерживается мнения о том, что действия по сальдированию взаимных предоставлений по договору не являются сделкой, которая может быть признана недействительной согласно ст. 63.1 Закона о банкротстве, так как при сальдировании заказчик не получает предпочтения. Подрядчик своими действиями - ненадлежащим исполнением обязательства - уменьшает причитающуюся ему сумму, а заказчик только констатирует факт сальдирования. Отвергнув ссылку на ст. 63.1 Закона о банкротстве, ВС РФ в то же время отметил, что Общество не предоставило доказательств недействительности сделки согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. В связи с чем можно предположить, что оспаривание сальдирования как сделки, совершенной с намерением причинить вред имущественным правам кредиторов, в принципе не исключено. Вместе с тем в судебной практике можно встретить дело, в котором, исходя из его обстоятельств, суды отказали в признании сальдирования недействительным на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве <1>. Если последний подход возобладает, нельзя исключать, что это приведет к ограничению возможности оспаривать сальдирование по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, и, соответственно, сокращению доступных кредиторам инструментов наполнения конкурсной массы.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.12.2018 по делу N А07-23482/2016.
Стоит отметить, что в деле, рассмотренном Арбитражным судом Уральского округа, речь шла о том, что "...сторонами по каждой из подрядных сделок в счет оплаты выполненных должником по договору подряда работ засчитывалась стоимость предоставленных обществом "АК ВНЗМ" должнику по этому же договору подряда материалов, оборудования и услуг...". Иными словами, заказчик и подрядчик ссылались на требования по оплате основного долга каждый, а не на требование об уплате основного долга и неустойки.

В-третьих, невозможность оспаривать сальдирование со ссылкой на ст. 63.1 Закона о банкротстве ставит вопрос о том, может ли подрядчик каким-то образом защитить свои права, если он не согласен с сальдированием. Ответ на этот вопрос, по всей видимости, зависит от того, какое требование заказчик противопоставил требованию подрядчика. Если заказчик ссылается на недостатки выполненных работ и соответствующее уменьшение цены договора, подрядчику, судя по Определению ВС РФ от 02.09.2019 N 304-ЭС19-11744, необходимо доказать отсутствие на его стороне задолженности по договору, в частности опровергнуть аргументы заказчика о его разумных расходах на устранение дефектов выполненных работ. В ситуации, когда заказчик ссылается на нарушение подрядчиком сроков выполнения работ и начисленную в связи с этим неустойку подрядчику, который не согласен с ее размером, как следует из комментируемого Определения ВС РФ, необходимо предъявлять иск о взыскании с заказчика излишне учтенных денежных средств согласно ст. 333 ГК РФ и п. 79 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" <1>. Примечательно, что кредиторы должника вряд ли смогут предъявлять такие иски, в отличие от заявлений об оспаривании сделок с предпочтением.
--------------------------------
<1> Интересно, что ВС РФ указывает на возможность применения ст. 333 ГК РФ и в то же время говорит об уменьшении цены договора "на сумму убытков заказчика", т.е. речь одновременно идет об основном долге (стоимость работ), убытках и неустойке.

Как было отмечено выше, институт сальдирования, скорее всего, будет приобретать очертания и наполняться содержанием по мере формирования соответствующей судебной практики. Можно предположить, что определенный вклад в этот процесс внесет и рассмотренное Определение за счет признания возможности сальдировать требования об уплате неустойки и основного долга.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!