Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
С.А. СИНИЦЫН, М.О. ДОЛОВА

АРЕСТ МОРСКОГО СУДНА И ОТСУТСТВИЕ НА БОРТУ ЭКИПАЖА ЯВЛЯЕТСЯ
ДОСТАТОЧНЫМ ОСНОВАНИЕМ РАСТОРЖЕНИЯ ТАЙМ-ЧАРТЕРА И ИСКЛЮЧЕНИЯ
СООТВЕТСТВУЮЩЕГО ПЕРИОДА ИЗ РАСЧЕТА ВЗИМАЕМОЙ С ФРАХТОВАТЕЛЯ
ПЛАТЫ

Синицын С.А., ведущий научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса ИЗиСП, доктор юридических наук.
Долова М.О., старший научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса ИЗиСП, кандидат юридических наук.

ЗАО "Пилон" (далее - Общество) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Судоходная компания "Сочи" (далее - Компания) о расторжении универсального тайм-чартера (далее - договор). Компания обратилась со встречным иском о взыскании с общества задолженности по арендной плате. В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю (далее - Управление).
Решением суда первой инстанции в иске Обществу отказано. Встречный иск удовлетворен частично. Судебный акт мотивирован тем, что запрещение пользования судном фактически не производилось. Судом также указано, что на момент направления фрахтователем предложения о расторжении договора оснований для этого не имелось, а временное отсутствие экипажа на борту не является недостатком сданного в аренду имущества, причем стороны урегулировали в договоре вопрос о последствиях возникновения данных обстоятельств путем освобождения фрахтователя от оплаты на период сохранения данных обстоятельств.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда по делу отменено, по делу принят новый судебный акт. Первоначальный иск удовлетворен, встречный иск удовлетворен частично. Постановление мотивировано тем, что по вине судовладельца Общество не могло использовать судно для целей, определенных договором. Арендная плата не подлежит уплате в случае неукомплектованности экипажа или нехватки видов снаряжения, за которые несет ответственность судовладелец <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.06.2014 по делу N А32-30786/2013.

В кассационной жалобе Компания просила отменить постановление апелляционной инстанции и принять новый судебный акт. Заявитель указывает, что апелляционный суд неверно установил фактические обстоятельства дела, а также принял решение о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле (администрации морского порта Новороссийск). По мнению кассатора, суд неправильно оценил акт осмотра судна и пришел к выводу о невозможности эксплуатировать судно в период нахождения его под арестом, возложив на Компанию вину в связи с ненаправлением Обществу второго постановления судебного пристава с разрешением эксплуатации судна.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы суд пришел к выводу о том, что обязанности арендодателя по управлению и технической эксплуатации транспортного средства, переданного в аренду в рамках договора фрахтования на время с экипажем, перечислены в ст. 635 ГК РФ. Из п. 1 названной статьи следует, что предоставляемые арендатору арендодателем услуги по управлению и технической эксплуатации транспортного средства должны обеспечивать его нормальную и безопасную эксплуатацию в соответствии с целями аренды, указанными в договоре. Договором аренды транспортного средства с экипажем может быть предусмотрен более широкий круг услуг, предоставляемых арендатору. Из приведенных норм следует, что по договору фрахтования транспортного средства на время с экипажем в аренду передается не просто транспортное средство как особый вид имущества, а такое транспортное средство, владение и пользование которым требуют управления им и обеспечения его технической эксплуатации. Поэтому предметом такого договора являются услуги по предоставлению в пользование фрахтователю судна с экипажем, управлению им и обеспечению его технической эксплуатации. Кассационный суд согласился с выводом суда апелляционной инстанции в том, что обременение судна арестом является существенным обстоятельством, не позволяющим дальнейшее сохранение арендных отношений между истцом и ответчиком по спорному договору <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11.11.2014 по делу N А32-30786/2013.

Значимость комментируемого дела для применения российского законодательства о тайм-чартере не вызывает сомнений, поскольку при его разрешении суды прямо допускают нераздельное сочетание в его предмете как обязательств по аренде, так и по оказанию услуг, что уточняет подходы российского законодателя, квалифицирующего тайм-чартер как разновидность аренды (ст. 632 ГК РФ, гл. X Кодекса торгового мореплавания РФ).
Вместе с тем в накопленной судебной практике по тайм-чартеру отсутствует искомое единообразие. При разрешении конкретных дел и определении природы тайм-чартера суды занимают диаметрально противоположные позиции: об отнесении тайм-чартера к договорным обязательствам из оказания услуг (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22.10.2009 по делу N А12-4787/2009), о квалификации тайм-чартера как аренды (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 05.04.2018 N Ф03-989/2018 по делу N А73-7164/2017). Отнесение тайм-чартера к смешанному договору, сочетающему условия аренды и оказания услуг (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.10.2010 N Ф09-6616/10-С5 по делу N А60-54191/2009-С12), не добавляет определенности в квалификации прав и обязанностей фрахтователя и фрахтовщика.
Были сформулированы идентификационные признаки тайм-чартера, отличные от аренды: предмет договора - транспортное средство любого вида; управление и техническую эксплуатацию транспортного средства осуществляет арендодатель своими силами, т.е. силами экипажа; транспортное средство передается арендатору во владение и пользование, т.е. арендодатель не сохраняет владение предметом (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.07.2010 по делу N А56-31913/2009).
В текущей практике отмечаются разночтения относительно допустимых и достаточных доказательств, подтверждающих нахождение транспортного средства в аренде (в одних случаях достаточным считается подписание арендатором путевых листов - Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.02.2020 N Ф03-149/2020 по делу N А51-26542/2018, в других случаях достаточным признается подписание акта приема-передачи или наличие любых других доказательств). Не усматривается ясности в определении при тайм-чартере личности владельца судна. С одной стороны, правоприменительная практика исходит из того, что если из договора или фактических отношений сторон не следует, что стороне договора передается во владение транспортное средство, то такой договор не может быть квалифицирован как договор аренды транспортного средства (Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.08.2009 N Ф04-4263/2009(10662-А67-11) по делу N А67-4601/2008), но, с другой стороны, подтверждает, что передача арендатору части прав владения не означает, что арендодатель теряет на какое-то время данное правомочие, т.е. временно осуществляется двойное владение (совладение) транспортным средством (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.02.2006 по делу N А55-559/05-43).
Интересные суждения судебно-арбитражной практикой предложены по поводу расчета платы по тайм-чартеру: если по условиям договора арендодатель предоставляет транспортное средство с экипажем, однако из акта приема-передачи следует, что транспортное средство передано без него, то во взыскании арендной платы может быть отказано, если арендодатель не докажет, что объект аренды эксплуатировался с экипажем (Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.01.2019 N Ф08-11403/2018 по делу N А53-18377/2017).
Приведенные судебные позиции о расчете платы по тайм-чартеру, передаче транспортных средств фрахтователю показывают объективные различия в природе обязательств по тайм-чартеру в сравнении с арендой имущества. В совокупности все из обозначенных выше вопросов имеют существенное значение не только для становления единообразной правоприменительной практики, но и для развития законодательства, определяющего природу, объем и содержание прав сторон из тайм-чартера.
Комментируемое дело также показывает самостоятельность предмета обязательств по тайм-чартеру в сравнении с правоотношениями аренды имущества, не теряющего потребительские свойства при его использовании, применительно к периодам расчета стоимости тайм-чартера и его расторжения в случае ареста морского судна. По договору фрахтования транспортного средства на время с экипажем в аренду передается не просто транспортное средство как особый вид имущества, а такое транспортное средство, владение и пользование которым требуют управления им и обеспечения его технической эксплуатации. Предметом тайм-чартера выступает как коммерческая эксплуатация фрахтователем морского судна в согласованный период, так и услуги экипажа по управлению им, обеспечиваемые фрахтовщиком, что выходит за пределы содержания арендных обязательств.
Арест морского судна является юридическим фактом, препятствующим осуществлять коммерческую эксплуатацию судна по тайм-чартеру, за наступление которого нести риски фрахтователь не должен. Риски фрахтователя обусловливаются такими обстоятельствами, которые произошли в связи с коммерческой эксплуатацией им судна, что не охватывается случаями обременения морского судна арестом по обстоятельствам, за которые отвечает фрахтовщик или судовладелец. В этом случае фрахтователь не может быть ограничен в правовых возможностях требовать расторжения договора по основаниям существенного нарушения фрахтовщиком обязательств по предоставлению судна в мореходном состоянии. Плата за период невозможности коммерческой эксплуатации судна с фрахтователя взыскана и начислена быть не может, поскольку последний был лишен возможности коммерческого пользования зафрахтованным судном в собственном интересе по обстоятельствам, за которые отвечает фрахтовщик. Отсутствие на судне штата команды может рассматриваться как доказательство неисполнения обязательств по тайм-чартеру фрахтовщиком. В обязательствах по тайм-чартеру возможность фрахтователя пользования морским судном как имуществом, понимаемая через фактическое состояние владения и свободный доступ, иметь юридического значения не может, поскольку интерес фрахтователя и цель тайм-чартера состоят в коммерческой эксплуатации зафрахтованного по тайм-чартеру судна в торговом мореплавании.
Приведению судебной практики к единообразию, упрощению повседневной работы судов, а также сглаживанию последствий отставания законодательного регулирования от динамично развивающихся правоотношений способствовали бы разъяснения вопросов, возникающих при квалификации правоотношений по тайм-чартеру, на уровне высшей судебной инстанции.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!