Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Статья 82. Хранение вещественных доказательств

style="max-height: 50vh;">
Статья 82. Хранение вещественных доказательств

Комментарий к статье 82

1. Комментируемая статья, несмотря на ее максимально детальный характер, неоднократно отсылает к нормативным актам Правительства Российской Федерации, определяющим порядок обращения с отдельными категориями вещественных доказательств, в частности процедуру реализации скоропортящихся товаров и продукции, имущества, подвергающегося быстрому моральному старению, и иных вещественных доказательств, хранение которых затруднено, а также определяющим иные, чем указано в законе, условия хранения, учета и передачи отдельных категорий вещественных доказательств. Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 августа 2002 г. N 620 по этому вопросу утверждено специальное Положение (см.: Российская газета. 2002. 7 сент.).
2. Согласно подпункту "б" пункта 1 части второй комментируемой статьи в отдельных случаях вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам и до завершения производства по уголовному делу. Такое возвращение возможно в ситуациях, когда собственник вещественного доказательства очевиден, принадлежность вещи бесспорна, свою роль в доказывании она либо уже сыграла, либо тщательный осмотр и фотографирование делают ненужным дальнейшее удержание вещи в распоряжении органа расследования или суда. Возвращение в подобных случаях, например, похищенных вещей или угнанного автомобиля потерпевшему является правильным шагом во всех отношениях. Если же принадлежность вещи спорна, ее возвращение до разрешения дела по существу исключено, поскольку речь идет о спорном праве собственности.
3. Возвращение владельцу изъятого органом расследования имущества, приобщенного к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, означает, что получивший данное имущество по отношению к нему восстанавливается во всех своих прежних правомочиях собственника, арендатора и т.п. От возвращения вещественных доказательств следует отличать их передачу владельцу на ответственное хранение (см. введенный в 2010 г. пункт 1.1 части второй комментируемой статьи), когда владелец-хранитель не вправе ни пользоваться, ни распоряжаться принадлежащим ему хранимым имуществом. (Налицо аналогия с частью шестой статьи 115 УПК, согласно которой имущество, на которое наложен арест, тоже может быть передано на хранение "собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу".) Такое хранение, основанное на универсальных правилах статьи 897 ГК, является возмездным, а суммы, расходуемые на эти цели, - подчас значительными, они относятся к процессуальным издержкам (пункт 6 части второй статьи 131 УПК). Споры по поводу таких сумм рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции (см.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2009 г. по делу по иску на сумму свыше 3,5 млн руб. - стоимости хранения 73 контейнеров с контрабандными товарами // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 4. С. 12 - 14). С учетом сказанного представляется, что по общему правилу вещественные доказательства могут быть переданы на хранение лишь тому (физическому лицу или организации), кто в данном деле не является стороной, не имеет в деле собственного интереса. Не могут быть переданы на хранение подозреваемому или обвиняемому находившиеся во владении этих лиц вещественные доказательства в виде имущества, которое, согласно следственной версии, получено в результате преступления и подлежит конфискации (пункт 4.1 части третьей статьи 81 УПК), потому что вещественные доказательства - это часть уголовного дела. Ответственность хранителя вещественных доказательств за их утрату, порчу и т.п. законом не предусмотрена. (Для сравнения: об ответственности хранителя имущества, на которое наложен арест, см. статью 312 УК. Об ответственности органа расследования и суда за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) при обращении с изъятым по уголовному делу имуществом, см. пункт 8 комментария к статье 115 УПК.)
4. Особого внимания заслуживают подпункт "в" пункта 1 части второй и подпункт "б" пункта 2 той же части второй комментируемой статьи о возможности реализации вещественных доказательств по инициативе органа расследования и суда, а также подпункт "в" того же пункта той же части той же статьи о возможности уничтожения вещественных доказательств, имевших имущественную ценность на момент их изъятия у владельца. В действующей (с 2010 г.) редакции перечисленные нормы акцентируют внимание правоприменителя на том, что в соответствии с Конституцией РФ, гарантирующей неприкосновенность частной собственности, как реализация вещественных доказательств, имеющих имущественную ценность, так и их уничтожение допускаются только с согласия владельца или на основании специального судебного решения и только при наличии условий, прямо предусмотренных законом. Право и обязанность органа расследования организовать реализацию возникают только в отношении такого имущества, которое в качестве вещественного доказательства к уголовному делу приобщено на основании следственного вывода, что оно подлежит конфискации в соответствии со статьей 104.1 УК. В отношении других разновидностей вещественных доказательств (см. их перечень в статье 81 УПК) реализация с зачислением вырученных средств на депозитный счет органа расследования и суда и хранение таких средств во время производства по уголовному делу не имеют уголовно-процессуального смысла.
5. Часть вторая.1 комментируемой статьи, появившаяся в ней в конце 2012 г. (см. редакционный курсив - примечание), при всей своей чрезвычайной детализации содержания говорит всего лишь о действии сугубо техническом - изготовлении производных вещественных доказательств, т.е. о копировании, тогда как и участие понятых, и протоколирование следственных действий предназначено для получения доказательств, их закрепления и проверки, т.е. для целей доказывания по уголовному делу, в том числе и с применением уголовно-процессуального принуждения. Основная и самая важная работа с любыми вещественными доказательствами, в том числе и с электронными носителями информации, сводилась и сводится к тщательному, грамотному следственному осмотру, в ходе которого уместно и самое трудоемкое, и "наукоемкое" копирование с отбором и последующим приобщением в качестве вещественных доказательств того, что действительно нужно для дела. Правила, аналогичные комментируемому, теперь существуют в статьях 182 и 183 УПК, регламентирующих обыск и выемку, где копирование электронных носителей информации - органическая часть названных следственных действий по собиранию доказательств.
6. Возвращаясь к вопросу об уничтожении вещественных доказательств (сравним упомянутый подпункт "в" пункта 2 части второй комментируемой статьи и пункт 2 части третьей статьи 81 УПК), законодатель вносит в эту тему новый аспект: орган расследования и суд, обнаружив, что приобщенные к уголовному делу в качестве вещественных доказательств скоропортящиеся товары и продукты пришли в негодность, обязаны, независимо от того, где и у кого они хранились, составить уголовно-процессуальный документ - протокол, который прекращает уголовно-процессуальные правоотношения, связанные с судьбой определенных вещественных доказательств по уголовному делу, и одновременно открывает вопрос о деликтной гражданско-правовой ответственности за имущественный вред, причиненный или ненадлежащим выполнением обязательств хранителем, или незаконными действиями (бездействием) органов расследования или суда (см. также пункт 8 комментария к статье 115 УПК). В современных условиях, когда в сфере уголовно-процессуальных отношений подчас оказываются значительные и даже огромные материальные ценности, юридически безупречно грамотное обращение с ними, в том числе с вещественными доказательствами, приобретает все более важное значение.
7. Отдельного комментария заслуживает относительно новый, появившийся в статье 82 УПК в 2014 г. подпункт "а" пункта 4.1 части второй, в котором предельно категорично предусматривается, что вещественные доказательства в виде изъятых наличных денег после производства необходимых следственных действий фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку и возвращаются законному владельцу в порядке, установленном Правительством РФ, за исключением чрезвычайных обстоятельств, предусмотренных подпунктом "б" этого же пункта этой же части комментируемой статьи. Данное законоположение в принципе применимо, в частности, в случаях, когда орган расследования или даже суд еще до постановления приговора деньги, изъятые у обвиняемого, признавая его "владеющим несобственником", передают потерпевшему, считая последнего "невладеющим, но законным собственником" и, таким образом, предрешая ответ на базовый имущественный вопрос - о собственности и собственнике - раньше, чем будет решен вопрос, от которого он полностью зависим, - о событии преступления, причастности определенного лица к его совершению и в конечном счете, о его виновности. При всей ясности и справедливости идеи, лежащей в основе комментируемого законоположения, в юридическом отношении она не безупречна. Согласно уже упоминавшейся части второй статьи 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Орган расследования решать спорные вопросы собственности не управомочен. А суд, принявший в ходе рассмотрения уголовного дела решение о передаче потерпевшему изъятых у обвиняемого вещественных доказательств в виде денег и продолживший это рассмотрение в прежнем составе, обрекает будущий приговор на отмену, потому что такой передачей предрешается вывод о виновности подсудимого. Для безотлагательного удовлетворения законных имущественных интересов потерпевшего от преступления в подобных случаях нужны иные правовые средства, не нарушающие Конституцию.
8. Согласно частям второй и четвертой.2 в редакции 2017 г. в нашем УПК появилась тема животных в уголовном судопроизводстве, которым отводится роль вещественных доказательств. Традиционному комментарию с позиции теории и практики уголовного процесса данная тема не поддается, потому что она: а) противоречит и закону, который в самой первой строчке текста, посвященного вещественным доказательствам, определяет их как предметы (часть 1 статьи 81 УПК), то есть неживые объекты материального мира, и всему опыту, накопленному человечеством, исходя именно из такого содержания данного понятия; б) безнадежна в своей перспективе; живые вещественные доказательства в зале судебного следствия по-прежнему не ожидаются, а иного смысла существования вещественных доказательств по уголовному делу не бывает; бывают объекты следственного осмотра, в том числе живые и мертвые существа. Причем таким объектом, а также объектом экспертного исследования может служить и человек, его наружность и даже "душа", а в случае смерти - и внутренние органы. Но пока наш законодатель от приобщения людей в качестве вещественных доказательств воздерживается.
 Скачать
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:


Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!