Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Статья 109. Сроки содержания под стражей

style="max-height: 50vh;">
Статья 109. Сроки содержания под стражей

Комментарий к статьям 108, 109

1. Рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсуждать возможность применения в отношении лица иной, более мягкой меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу. Заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные статьей 97 УПК РФ основания (см. текст данной статьи, наш комментарий к ней и пункт 3 уже упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41).
2. Из правила, согласно которому мера пресечения в виде заключения под стражу применяется лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет (часть первая статьи 108 УПК), следует, что если лишение свободы за данное преступление не предусмотрено вообще, а обвиняемый уклоняется от следствия и суда или препятствует расследованию, он подлежит розыску и принудительному приводу на допросы, очную ставку или для участия в другом следственном действии, в судебном разбирательстве, к нему может быть применена мера пресечения, не связанная с заключением под стражу, но и только. Закон не позволяет лишать до суда свободы тех, кому даже в случае признания их виновными по суду не может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Данное правило касается и тех, кто обвиняется в преступлении, за которое предусматривается наказание в виде лишения свободы до трех лет. Тем не менее в исключительных случаях заключение под стражу может быть применено и по делу о преступлении, за которое законом наказание в виде лишения свободы предусмотрено и на срок до трех лет. Все исключительные случаи перечислены в пунктах 1 - 4 части первой комментируемой статьи. Расширительному толкованию этот перечень не подлежит. Отсутствие у лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, регистрации на территории Российской Федерации может служить лишь одним из доказательств отсутствия у него постоянного места жительства, но само по себе не является основанием для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу. Отсутствие у подозреваемого или обвиняемого документов, удостоверяющих его личность, само по себе не равнозначно тому, что его личность не установлена и, следовательно, также не образует исключительного, предусмотренного пунктом 2 части первой статьи 108 УПК самодостаточного основания для заключения под стражу по подозрению или обвинению в совершении преступления, наказуемого лишением свободы сроком до трех лет (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41). Но и безымянные узники совершенно не вписываются в современное уголовное судопроизводство. Суд не сможет принять решение о заключении под стражу лицо, которое он не может официально поименовать в своем постановлении. Установление личности подозреваемого в подобных случаях - одно из обязательных условий обращения в суд с ходатайством о применении меры пресечения. Это - сложнейшая задача следствия и его оперативно-розыскного обеспечения.
3. В отношении подозреваемого или обвиняемого в мошенничестве (ст. 159 УК), присвоении или растрате чужого имущества (статья 160 УК) и причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (статья 165 УК), если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, мера пресечения в виде заключения под стражу не может быть применена ни при каких обстоятельствах, кроме тех, что в части первой статьи 108 УПК названы исключительными и перечислены в качестве таковых. Разъяснения по поводу содержания понятия "преступление, совершенное в сфере предпринимательской деятельности" см. в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41. Здесь же говорится: "Если лицо подозревается или обвиняется в совершении не только преступления, указанного в части 1.1 статьи 108 УПК РФ, но и другого преступления, предусмотренного иной статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации и не исключающего применение заключения под стражу, суд вправе при наличии к тому оснований избрать эту меру пресечения" (пункт 7 того же Постановления Пленума Верховного Суда РФ).
4. Третье предложение части первой комментируемой статьи 108 УПК, акцентирующее внимание участников уголовного судопроизводства на том, что в основу судебного решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть положены только доказательства, призвано полностью исключить случаи, когда в основу решения о заключении под стражу кладутся представленные органами уголовного преследования сведения, полученные внепроцессуальными, оперативно-розыскными средствами, которые следственным путем еще не проверены или даже такой проверке вообще не поддаются (например, агентурные донесения).
5. По поводу возникших на практике наиболее острых процедурных вопросов, связанных с судебным рассмотрением ходатайств органов уголовного преследования о заключении под стражу подозреваемого или обвиняемого, Верховный Суд дал следующие разъяснения. Во-первых, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 (пункт 14) приводится исчерпывающий перечень исключений из установленных частью четвертой статьи 108 УПК и частью тринадцатой статьи 109 УПК правил об обязательном участии обвиняемого, подозреваемого в судебном заседании, на котором решается вопрос о заключении под стражу или о продлении срока содержания под стражей. Во-вторых, здесь же подчеркивается, что заочное судебное решение о заключении под стражу не препятствует его обжалованию. Столь же определенно в названном Постановлении (пункт 16) решаются вопросы о возможном отсутствии в судебном заседании, о котором идет речь, защитника подозреваемого, обвиняемого и о его замене. А из категорического положения "при рассмотрении судом первой инстанции вопросов об избрании заключения под стражу и о продлении срока действия этой меры пресечения в отсутствие подозреваемого, обвиняемого в судебном заседании обязательно участие защитника" (часть вторая пункта 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41) явствует, что отсутствие обоих - и подозреваемого (обвиняемого), и его защитника в судебном заседании недопустимо. В подобных случаях судья "возвращает ходатайство следователю, дознавателю без рассмотрения, о чем выносит постановление", что, однако, "...не препятствует последующему обращению в суд с таким ходатайством" (пункт 15 названного Постановления Пленума Верховного Суда).
6. "При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также при продлении срока ее действия суду следует определить не только продолжительность периода содержания подозреваемого, обвиняемого под стражей, но и дату его окончания" (пункт 20 названного Постановления Пленума Верховного Суда), что при наличии соответствующих законных оснований не исключает ни изменения, ни полной отмены данной меры пресечения в любое время.
7. В отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, депутатов, членов выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления, судей, прокуроров существует особый порядок применения меры пресечения в виде заключения под стражу (см. статью 450 УПК и комментарий к ней).
8. Порядок и условия содержания заключенных под стражу обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений определяются Федеральным законом от 15 июля 1995 г. "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2759; с послед. изм. и доп.).
9. Ходатайство следователя, дознавателя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу рассматривается и разрешается по общему правилу районным судом по месту расследования. В случае задержания лица, объявленного в розыск, такое ходатайство вправе рассмотреть и суд по месту задержания. При этом суд должен располагать копиями постановления о возбуждении названного ходатайства и материалов, подтверждающих его обоснованность, надлежаще удостоверенными руководителем следственного органа по месту задержания подозреваемого или обвиняемого.
10. Содержащийся в части четвертой статьи 108 УПК перечень лиц, имеющих право участвовать в судебном заседании, где решается вопрос о заключении обвиняемого или подозреваемого под стражу, не является исчерпывающим. Когда решение данного вопроса затрагивает права и законные интересы потерпевшего, в том числе связанные с обеспечением его личной безопасности и возмещения причиненного преступлением вреда, он (потерпевший), его представитель, законный представитель вправе довести до сведения органов предварительного следствия, прокурора и суда свою позицию относительно избрания, продления, изменения и отмены меры пресечения, а также обжаловать принятое судом решение по данному вопросу.
11. Независимо от подсудности уголовного дела, от того, в каком следственном органе и у какого должностного лица в настоящее время оно находится в производстве, рассмотрение ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в стадии предварительного расследования относится к исключительной компетенции районного или гарнизонного военного суда по месту расследования преступления. Наличие в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну, не колеблет данного правила (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 1. С. 8 - 9).
Верховный Суд РФ разъясняет, что "рассмотрение ходатайств об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей проводится в открытом судебном заседании" с исключениями, предусмотренными статьей 241 УПК для заседаний, в которых уголовное дело рассматривается по существу судом первой инстанции, а также если данное ходатайство рассматривается в рамках предварительного слушания по уголовному делу (статья 228 УПК) (пункт 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41). Однако УПК такого категорического законоположения не содержит. Не проводится такая идея и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 г. N 35 "Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 3). И там и там вопрос о гласности судопроизводства увязывается с судебными заседаниями, в которых уголовное дело в различных стадиях судопроизводства рассматривается в целом. Между тем судебные заседания по ходатайствам об избрании меры пресечения, будь то заключение под стражу, домашний арест или залог, а равно о продлении срока действия этих мер и их изменении - это частные вопросы производства по конкретному уголовному делу, их решение не является отправлением правосудия по данному уголовному делу, с чем и связывается принцип гласности. Подобные заседания - процессуальная форма осуществления судебного контроля за предварительным следствием, и если открытость таких заседаний считать как бы само собой разумеющимся процедурным правилом, следует признать, что все судебные решения по вопросам контроля за следствием, перечисленные в статье 29 УПК, должны приниматься судом в открытых заседаниях, что, очевидно, абсурдно, потому что обсуждение целого ряда вопросов (например, о производстве обыска, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, о контроле телефонных переговоров и т.п.) не предполагает участия не только публики и журналистов, но даже участников уголовного судопроизводства со стороны защиты.
12. Из практики: многомесячное пребывание на излечении в клинической больнице двоих подозреваемых в разбое, содержание тяжело раненых образуют повод и основание для судебного рассмотрения ходатайства органов уголовного преследования о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в заседании суда, в помещении медицинского учреждения (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 12. С. 17 - 18).
13. По общему правилу обвиняемый может находиться под стражей в стадии предварительного расследования в пределах двух месяцев. Этот срок исчисляется со дня фактического лишения свободы (ареста) гражданина и включает в себя не только время действия данной меры пресечения, но и время задержания по подозрению в преступлении, время нахождения под домашним арестом, в медицинском или психиатрическом стационаре, куда он на основании уголовно-процессуального решения может быть помещен в связи с производством экспертизы, а также время пребывания под стражей на территории иностранного государства, если заключение под стражу инициировано российской стороной в виде запроса об оказании правовой помощи на основании международного соглашения. Течение срока, о котором идет речь, заканчивается в день направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением для последующего направления в суд. С этой даты содержащийся под стражей обвиняемый перечисляется за прокурором, а затем - после направления дела в суд - за судом. Время пребывания под стражей после указанной даты к срокам, установленным комментируемой статьей, отношения не имеет. Сроки содержания обвиняемого под стражей в стадии судебного разбирательства регламентируются особо (см. текст статьи 255 УПК и комментарий к ней).
14. В случае невозможности закончить предварительное расследование в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен в судебном порядке, детально регламентированном законом, в котором отдельное место отводится острейшим ситуациям, когда максимальный срок содержания обвиняемого под стражей недостаточен для полного ознакомления стороной защиты с материалами предварительного следствия. По смыслу разъяснений и рекомендаций Верховного Суда РФ (см. пункт 21 Постановления Пленума от 19 декабря 2013 г. N 41) общим для всех случаев продления срока содержания под стражей является тот факт, что обстоятельства, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК, в силу которых была избрана именно эта мера пресечения, не только все еще существуют, но и подтверждаются новыми материалами следствия или же появились новые, а окончание расследования не завершено по объективным причинам. Причем суд вправе и обязан проверить обоснованность доводов органов расследования о невозможности своевременного завершения досудебного производства по уголовному делу и при необходимости отреагировать частным постановлением (пункт 22 Постановления).
15. УПК не предусматривает права ни обвиняемого, ни защитника знакомиться с материалами следственного производства, на основании которых принимается судебное решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. Но Конституционный Суд РФ считает, что данное обстоятельство "не препятствует обвиняемым, права и свободы которых затрагиваются судебными решениями об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей, и их защитникам в ознакомлении с материалами, на основании которых принимаются эти решения" (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 мая 2003 г. по жалобе гражданина Коваля Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская газета. 2003. 10 июня).
16. Как и прежде, за рамками закона остается в высшей степени практически важное положение, которое необходимо иметь в виду буквально в каждом случае судебного рассмотрения следственно-прокурорских ходатайств о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, а также о продлении срока содержания под стражей: судья не должен рассматривать вопрос о доказанности/недоказанности обвинения, обоснованности/необоснованности уголовного преследования. До тех пор, пока уголовное дело не поступило в суд с обвинительным заключением и не внесено в судебное разбирательство по существу, рассмотрение данного вопроса означало бы вмешательство в "чужую" процессуальную функцию (уголовного преследования), "суд до суда". Данное положение, господствовавшее в теории и практике постреформенного уголовного судопроизводства Российской империи, неоднократно подчеркивал и Верховный Суд РФ как в своих общих разъяснениях, так и в решениях по отдельным уголовным делам в период действия УПК РСФСР 1960 г., когда судебный контроль за законностью и обоснованностью ареста носил еще не предварительный, а последующий характер, т.е. осуществлялся в форме рассмотрения жалоб стороны защиты. И все же прочной позиции у нынешней судебной практики по этому вопросу пока нет. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 (пункт 2), в частности, говорится: "Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению". И тут же: "Проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица". Между тем суть дела не в отличительных юридических нюансах понятий "причастность лица к совершенному преступлению" и "виновность лица" (причастность к преступлению вообще не определяется ни уголовным, ни уголовно-процессуальным правом), а в четком определении компетенции, функций и ответственности судебной и следственной власти. Согласно закону (статья 15 УПК) и теории разделения уголовно-процессуальных функций орган уголовного преследования всецело ответственен за обоснованность подозрения (обвинения) и за инициативу (ходатайство перед судом) заключения под стражу подозреваемого (обвиняемого), а суд - за решение вопроса о том, можно ли данного подозреваемого (обвиняемого) оставить на свободе, исходя из предъявленного обвинения (подозрения) и обстоятельств, перечисленных в статьях 97 и 99 УПК.
17. Об особенностях применения меры пресечения в виде заключения под стражу несовершеннолетних см. комментарий к статье 423 УПК.
18. Верховный Суд РФ интерпретирует содержание части седьмой комментируемой статьи 109 УПК следующим образом: следователь вправе возбудить ходатайство о продлении срока содержания под стражей обвиняемого, уже ознакомившегося с материалами уголовного дела, если другие обвиняемые, тоже содержащиеся под стражей, еще с ними не ознакомились. А тот факт, что с материалами завершенного следствия еще не ознакомились обвиняемые, находящиеся на свободе, основания для такого ходатайства не образует (см.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за I полугодие 2010 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 1. С. 34, 35). Причем речь идет о продлении такого срока, предел которого законом не установлен. Поэтому в случаях, когда по многотомному уголовному делу, особенно если оно в порядке статьи 237 УПК неоднократно из различных судебных инстанций возвращалось прокурору, а полное и окончательное ознакомление со всеми материалами действительно необходимо обвиняемому (обвиняемым) и его защитнику (защитникам), срок содержания под стражей на предварительном следствии иногда составляет несколько лет. Конституционный Суд РФ не считает такую правовую конструкцию требующей изменения (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2015 г. N 23-П (Российская газета. 2015. 29 июля)).
19. В 2014 г. содержащиеся под стражей подозреваемые и обвиняемые по уголовным делам получили законное право на свидание со своими представителями в Европейском суде по правам человека и лицами, оказывающими им юридическую помощь в связи с намерением обратиться в названный суд (см. Федеральный закон от 28 июня 2014 г. N 193-ФЗ "О внесении изменений в статью 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" // Российская газета. 2014. 4 июля).
20. Пункт 2 части десятой статьи 109 УПК из-за принципиального несходства понятий "домашний арест", "заключение под стражу" и "лишение свободы" способен создать причудливую ситуацию, когда осужденный к лишению свободы обвиняемый, длительное время находившийся под домашним арестом, оказывается уже отбывшим данное уголовное наказание, хотя ни одного дня не находился под стражей.
 Скачать
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:


Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!