Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
style="max-height: 50vh;">
4.2. Виды правовых режимов антиконкурентных действий

Представляется, что в основе классификации правовых режимов антиконкурентных действий должны лежать два элемента: 1) презумпция ограничения конкуренции и 2) допустимость определенных видов действий, исключающая их квалификацию в качестве нарушений антимонопольного законодательства.
Первый элемент правового режима - презумпция ограничения конкуренции - определяет процессуальную необходимость и связанный с этим объем доказывания наличия фактического ограничения конкуренции. В соответствии с применением (или неприменением) презумпции ограничения конкуренции в отношении каждого конкретного формально антиконкурентного действия могут быть установлены два вида правового режима:
1) правовой режим запретов per se (или правовой режим ограничения конкуренции "по объекту" <105>), предусматривающий а) фикцию ограничения конкуренции и б) неопровержимую презумпцию ограничения конкуренции;
2) правовой режим доказательственной антимонопольной ответственности (или правовой режим ограничения конкуренции "по эффекту" <106>), который исходит из доказательственной презумпции ограничения конкуренции и предусматривает необходимость доказывания фактического ограничения конкуренции в соответствии с требованиями Порядка N 220.
--------------------------------
<105> См.: Rein Wesseling. The modernisation of EC antitrust law. Hart Publishing, Oxford, 2000; Saskia King. Agreements that restrict competition by object under Article 101(1) TFEU: past, present and future. The London School of Economics and Political Science. Case C-67/13P, CB note 141, para. 57. // URL: http://etheses.lse.ac.uk/3068/1/King_Agreements_that_restrict_competition_by_object_under_Article_101.pdf.
<106> См.: Bernard Amory et al. The Object-Effect Dichotomy and the Requirement of after Cartes-Bancaires? / The notion of restriction of competition 65 (Damien Gerard et al. eds., 2017); Bourgeois, J. & Waelbroeck, D. Ten Years of Effects-based Approach in EU Competition Law: State of play and perspectives. Bruylant: GCLC Annual Conference; Series. Gerard, D. Effects-based enforcement of Article 101 TFEU: the "object paradox" // www.kluwercompetitionlawblog.com/2012/02/17/.

Второй элемент правового режима - допустимость формально антиконкурентного действия - определяет возможность (или невозможность) "исцеления" действия от признаков антиконкурентности и отказ от его квалификации в качестве разновидности нарушения антимонопольного законодательства.
Комбинация данных элементов создает четыре основных правовых режима антиконкурентных действий.
1. Жесткий правовой режим запретов per se исходит из неопровержимой презумпции ограничения конкуренции, основывается на фикции ограничения конкуренции в результате фактического совершения действия или волеизъявления, содержащего в себе намерение на достижение антиконкурентных последствий, и не предусматривает возможности установления исключений для таких действий, то есть не предусматривает допустимости действий и их переквалификации в дозволенные действия, не содержащие признаков нарушения антимонопольного законодательства. К числу безусловно антиконкурентных действий, подлежащих правовому регулированию данным видом правового режима, относятся картель (ч. 1 ст. 11 ЗоЗК), недобросовестная конкуренция (гл. 2.1 ЗоЗК), сговор на торгах с участием публичных субъектов (ч. 2 ст. 17 ЗоЗК) и сговор на торгах, осуществляемых в публичных интересах (ч. 3 ст. 17 ЗоЗК). Кроме того, на данные действия распространяется расширенный (непропорциональный) режим антимонопольных санкций, предусматривающий возможность их применения даже в случаях, когда такие действия только создают угрозу ограничения конкуренции.
2. Мягкий правовой режим запретов per se также исходит из неопровержимой презумпции ограничения конкуренции, но при этом предполагает возможность признания действий, подлежащих правовому регулированию данным режимом, допустимыми при соблюдении условий, регламентированных в ст. 12 и 13 ЗоЗК. Таким правовым режимом регулируется большое число формально антиконкурентных действий, для которых законодатель презюмирует фикцию ограничения конкуренции, не требует обязательного доказывания факта наличия такого ограничения конкуренции, но при этом предполагает возможность предоставления хозяйствующими субъектами доказательств того, что данные действия соответствуют условиям допустимости, указанным в ст. 13 ЗоЗК, либо входят в исключительные перечни допустимых действий, установленные ст. 12 ЗоЗК, Общими исключениями, а также федеральными законами, актами Президента РФ и Правительства РФ. Данным правовым режимом, в частности, подлежат регулированию следующие виды формально антиконкурентных действий: 1) вертикальные соглашения (ч. 2 ст. 11 ЗоЗК); 2) соглашения участников рынка электрической энергии (ч. 3 ст. 11 ЗоЗК); 3) координация экономической деятельности (ч. 5 ст. 11 ЗоЗК); 4) запрещенные per se согласованные действия (ч. 1 и 2 ст. 11.1 ЗоЗК).
3. Жесткий правовой режим доказательственной антимонопольной ответственности, предполагающий необходимость доказывания факта ограничения конкуренции, но при этом исключающий возможность каких-либо изъятий из антиконкурентного характера действий. Таким режимом регулируются только безусловно антиконкурентные действия, для которых законом не предусматривается возможность их допустимости. В настоящее время такой правовой режим предусмотрен Законом о защите конкуренции только в отношении отдельных видов злоупотребления доминирующим положением (п. 1, 2, 3, 5, 6, 7 и 10 ч. 1 ст. 10 ЗоЗК) и ряда соглашений публичных и хозяйствующих субъектов, содержание которых регламентировано п. 2, 3 и 4 ст. 16 ЗоЗК.
4. Мягкий правовой режим доказательственной антимонопольной ответственности также предполагает необходимость доказывания факта ограничения конкуренции, но в отличие от предыдущего правового режима предполагает возможность признания действий не нарушающими требования антимонопольного законодательства даже в тех случаях, когда формально они соответствуют критериям антиконкурентности, установленным Законом о защите конкуренции. Указанный правовой режим действует в отношении следующих видов формально антиконкурентных действий: 1) иные соглашения (ч. 4 ст. 11 ЗоЗК); 2) сговор на торгах (ч. 1 ст. 17 ЗоЗК); 3) ряд действий по злоупотреблению доминирующим положением (п. 4, 8, 9 и 11 ч. 1 ст. 10 ЗоЗК); 4) иные согласованные действия (ч. 3 ст. 11.1 ЗоЗК); 5) акты публичных субъектов (ст. 15 ЗоЗК); 6) отдельные виды соглашений, заключаемых между публичными и хозяйствующими субъектами (п. 1 ст. 16 ЗоЗК).
В более формальной форме виды правовых режимов антиконкурентных действий представлены в таблице N 8.
Как указывалось выше, установление законодателем того или иного вида правового режима в отношении определенной разновидности действий хозяйствующих субъектов определяется несколькими факторами: 1) содержанием действия; 2) спецификой рыночных последствий его совершения; 3) субъектным составом действия; 4) государственной правовой политикой развития и защиты конкуренции, предусматривающей большую или меньшую жесткость или гибкость того или иного правового режима в отношении определенного вида антиконкурентных действий.
 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!