Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
4.3.1. Злоупотребление доминирующим положением
и злоупотребление правом

Действующая редакция ч. 1 ст. 10 ЗоЗК связывает антиконкурентный характер действий лица, обладающего признаками доминирующего положения на релевантном рынке, с ограничением или угрозой ограничения конкуренции: "запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей". При этом определяющую роль в установлении антиконкурентности действия монополиста играет ущемление интересов, вне зависимости от того, возникает оно у конкурентов монополиста, или у его контрагентов, или вообще у неопределенного круга потребителей. Часть 1 ст. 10 ЗоЗК сформулирована таким образом, что признак ограничения (угрозы ограничения) конкуренции не имеет решающего значения в определении антиконкурентного характера действий, а приоритет принадлежит критерию "ущемление интересов".
Подобная законодательная формулировка влечет как минимум две серьезных проблемы: 1) во-первых, отсутствует однозначность в определении правового режима злоупотребления доминирующим положением, так как из текста Закона о защите конкуренции остается неясно, применяется ли в отношении указанного действия правовой режим запретов "по объекту", то есть по самому факту выявления ущемления интересов (per se), либо данное действие подлежит правовому регулированию его антиконкурентности "по эффекту" с обязательным доказыванием фактического ограничения конкуренции или угрозы ее ограничения; 2) во-вторых, критерий "ущемление интересов" в ч. 1 ст. 10 ЗоЗК не имеет непосредственной связи с критериями злоупотребления правом как общего родового понятия по отношению к злоупотреблению доминирующим положением, исполняющим роль видового понятия (п. 1 ст. 10 ГК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом представляет собой один из пределов осуществления гражданских прав наряду с исключительным намерением причинения вреда другому лицу (шиканой) и действий в обход закона с противоправной целью, сущность которого сводится к заведомо недобросовестному осуществлению гражданских прав.
Вопрос о соотношении категорий "злоупотребление доминирующим положением" и "злоупотребление правом" до настоящего времени не нашел однозначного решения в юридической доктрине.
На первый взгляд, с теоретических позиций в нормах абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ и ч. 1 ст. 10 ЗоЗК можно обнаружить больше отличий, чем сходства. Это можно продемонстрировать на примере сопоставления их по нескольким критериям.
Во-первых, по составам оснований применения правовой режим запрета злоупотребления правом существенно шире запрета на злоупотребление доминирующим положением, установленного ч. 1 ст. 10 ЗоЗК. Действие абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ распространяется на любые действия, приведшие к последствиям в виде недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц. Пленум ВАС РФ существенно расширяет и сферу применения абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ <107>. Если данная норма ограничивает применение положений ст. 10 ГК РФ лишь к действиям, приведшим к ограничению конкуренции, то высшая судебная инстанция увеличивает рамки применения данной нормы, включая в основания ее применения не только недопущение или ограничение конкуренции, но и ущемление интересов других лиц, что должно распространять ее действие и на все случаи антиконкурентного поведения, не связанные с использованием субъективного права, но затрагивающие интересы иных лиц, например, случаи недобросовестной конкуренции, в том числе и незаконного содержания (п. 4 и 5 ч. 1 ст. 14 ЗоЗК). В данном случае высшая судебная инстанция отходит от традиционного применения принципа добросовестности, дополняя его принципом справедливости <108>, применение которого делает более эффективным правовое регулирование шиканы, одним из проявлений которой являются действия по недобросовестной конкуренции.
--------------------------------
<107> Пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 8.
<108> Что характерно не для германской правовой конструкции злоупотребления правом, на основе которой сформирована российская правовая модель регулирования данных отношений, а, скорее, для французской правовой традиции.

Во-вторых, нормы абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ и ч. 1 ст. 10 ЗоЗК отличаются по целям правового регулирования: абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ содержит частноправовое ограничение (предел) реализации прав, а не частноправовой запрет, в то время как ч. 1 ст. 10 ЗоЗК представляет собой классический запрет публичного содержания.
В-третьих, из предыдущего отличия следует и различие в правовых последствиях нарушения данных норм. Санкции за нарушение запрета ч. 1 ст. 11 ЗоЗК имеют публичное содержание (ст. 14.32 КоАП РФ и ст. 178 УК РФ), в то время как правовой режим запрета злоупотребления правом, регламентированный ст. 10 ГК РФ, ограничивается двумя гражданско-правовыми санкциями: 1) отказом в защите права, принцип стимулирующего воздействия которого основывается на том, что право без возможности требовать восстановления нарушенного права теряет свою юридическую силу <109>; и 2) возможностью применения мер ответственности, которая появилась в результате проведенной реформы гражданского законодательства <110> (п. 4 ст. 10 ГК РФ).
--------------------------------
<109> Чичерин Б.Н. Философия права. СПб.: Наука, 1998. С. 148; Zippelius R. Das Wesen des Rechts. Munchen, 1997. S. 22.
<110> Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 31.12.2012. N 53 (ч. I). Ст. 7627.

В-четвертых, представляется, что основу сопоставляемых норм составляют различные принципы, также имеющие различное содержание в их соотношении частных и публичных интересов. Часть 1 ст. 10 ЗоЗК основывается на публично-правовых принципах конституционного (обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности) и специального (защита конкуренции) содержания (ч. 2 ст. 1 ЗоЗК). Статья 10 ГК РФ сама представляет собой пример сугубо частноправового принципа - добросовестности, который со времен римского права понимался в качестве субъективного (психологического) аспекта нормативного поведения <111> (bona fides) и включал в себя субъективные элементы восприятия окружающей действительности, такие как знание об интересах другого, доброжелательное отношение к ним, доверие, согласованность частных интересов с интересами целого, подчинение каждого идее общего блага <112>.
--------------------------------
<111> Дождев Д.В. Добрая совесть (bona fides) как принцип правового общения // Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление / Отв. ред. В.С. Нерсесянц. М., 1996. С. 33.
<112> Новицкий И.Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права // Вестник гражданского права. 2006. N 1. С. 64 - 65.

Несмотря на это, в юридической доктрине сформировались две основные позиции относительно соотношения категорий "злоупотребление правом" и "злоупотребление доминирующим положением".
С.А. Паращук отмечает, что запреты на осуществление монопольной деятельности не тождественны запретам на злоупотребление правом, так как занятие субъектом доминирующего положения на рынке свидетельствует не о наличии у него особого права, а о существовании определенной экономической ситуации (доминирования, монополии), предполагающей осуществление специального антимонопольного контроля со стороны государства <113>. В данном случае представляется, что неверно квалифицируется предмет правового регулирования указанных запретов. И злоупотребление правом, и злоупотребление доминирующим положением представляют собой разновидность действия по осуществлению прав. Как было указано выше, злоупотребление доминирующим положением осуществляется монополистом не с намерением причинить вред другому лицу или путем совершения действий в обход закона с противоправной целью (ч. 1 ст. 10 ГК РФ), а в целях извлечения экономических преимуществ из своего рыночного положения, предоставляющего ему возможность реализации реальной рыночной власти.
--------------------------------
<113> Паращук С.А. Конкурентное право (правовое регулирование конкуренции и монополии). М.: Городец-издат, 2002. С. 157.

Право монополиста не должно рассматриваться в качестве особого вида права. По существу, оно представляет собой равное право любого участника рынка, обладающего равным объемом правосубъектности по отношению к своим конкурентам и контрагентам. Установление запрета злоупотребления этим правом связано как раз с наличием неравенства в рыночном положении конкурентов и контрагентов, позволяющего монополисту реализовать свое право, входящее в содержание его общей правоспособности, в ущерб иным участникам рынка, ущемляя их интересы. Поскольку монополистом в подавляющем большинстве случаев является профессиональный предприниматель, постольку он не может не контролировать последствия своих действий по осуществлению права, тем более когда они приводят к ущемлению интересов других хозяйствующих субъектов. Иными словами, монополист, ущемляя интересы других участников рынка или неопределенного числа лиц, осуществляет свое право заведомо недобросовестно (ч. 1 ст. 10 ГК РФ), в нарушение принципов добропорядочности, разумности и справедливости (ч. 5 ст. 10 ГК РФ).
При исследовании многочисленной правоприменительной практики ФАС России выясняется, что в практической деятельности антимонопольных органов возможность непосредственного применения запрета злоупотребления правом в некоторых случаях является практически единственным способом защиты от нарушений антимонопольного законодательства. Даже несмотря на то что ФАС России в соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ не входит в число субъектов, которым предоставлено право применения ст. 10 ГК РФ, это все же не лишает антимонопольный орган возможности ссылаться на действие принципа запрета злоупотребления правом при разрешении дел, связанных с нарушением антимонопольного законодательства. Это тем более актуально, что абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ прямо запрещает использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также путем злоупотребления доминирующим положением на рынке. Антимонопольный орган в качестве вспомогательного средства защиты от антимонопольного нарушения использует гражданско-правовой способ защиты не в виде установления факта злоупотребления доминирующим положением, которое является лишь частным случаем злоупотребления правом, а путем применения самого принципа запрета злоупотребления правом, который в качестве общего правила презюмирует добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий (п. 5 ст. 10 ГК РФ). Такой подход видится очень перспективным, поскольку обновленный вариант Гражданского кодекса РФ существенно изменил правовое регулирование последствий злоупотребления правом. Используя норму ст. 10 ГК РФ, теперь можно не только отказать неисправному поставщику в судебной защите (п. 2 ст. 10 ГК РФ), но также и возместить убытки потерпевшему лицу (например, упущенную выгоду неавторизованному дистрибьютору) на основании п. 4 ст. 10 ГК РФ <114>.
--------------------------------
<114> Решение по делу N 180-ФАС52-05/12 по признакам нарушения КБ "ЮНИАСТРУМ БАНК" (ООО), ООО "СК "Согласие", ОСАО "Ингосстрах" пункта 1 части 4 статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" // URL: http://solutions.fas.gov.ru/to/nizhegorodskoe-ufas-rossii/ss-05-5912.

Не выдерживает критики позиция А.В. Волкова, который утверждает, что при антиконкурентных действиях злоупотребления имеют экономический характер, а при злоупотреблении правом - юридический <115>. Ведь совершение антиконкурентных действий по своей правовой природе представляет собой действие по осуществлению прав, составляющих содержание общей правоспособности равноправных хозяйствующих субъектов. Следовательно, и злоупотребление доминирующим положением, и злоупотребление правом, представляя собой разновидность юридически значимого действия, всегда имеют юридический характер. То, что действия монополиста по осуществлению права приводят или могут привести к ограничению конкуренции, не изменяет правовую природу самого действия, которое, по существу, остается действием по осуществлению прав.
--------------------------------
<115> Волков А.В. Злоупотребление гражданскими правами: проблемы теории и практики: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 378.

С.Д. Радченко выступает против отождествления правовой природы злоупотребления правом и злоупотребления доминирующим положением на том основании, что участие в рыночной конкуренции необходимо рассматривать не как использование особых гражданских прав, а как соблюдение особого режима предпринимательской деятельности <116>. Следует отметить, что злоупотребление правом относится законодателем к разновидности ограничения права (ст. 10 ГК РФ "Пределы осуществления гражданских прав"). Режимы правового регулирования предпринимательской деятельности также по своему содержанию представляют собой совокупность дозволений, ограничений и запретов, причем в антимонопольном регулировании предпринимательской деятельности запреты доминируют над иными способами правового регулирования. Поэтому злоупотребление правом и злоупотребление доминирующим положением по признаку правовой сущности не отграничиваются, а напротив, объединяются общностью правовой природы, так как оба представляют собой разновидность ограничения прав. В этом отношении следует полностью поддержать мнение, что запрет совершения антиконкурентных действий (в частности, сделок) представляет собой один из пределов осуществления гражданских прав <117>.
--------------------------------
<116> Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 95 - 98.
<117> Донецков Е.С. Соотношение запрета совершения антиконкурентных действий с запретом злоупотребления субъективным гражданским правом // Юрист. 2016. N 20. С. 35.

Другим аргументом противников единой правовой природы злоупотребления правом и злоупотребления доминирующим положением является тезис об их различии в правовом содержании и об особом характере правовых последствий, что позволяет их отграничить друг от друга в качестве самостоятельных правовых институтов гражданского права, один из которых призван обеспечивать нормальное развитие и защиту рыночных отношений <118>. Согласно п. 2 ст. 10 ГК РФ основным правовым последствием злоупотребления правом является отказ в защите права. В соответствии с ч. 1 ст. 10 ЗоЗК злоупотребление доминирующим положением признается правонарушением в случае, если его последствием стало ущемление интересов других лиц, а в некоторых случаях и ограничение (или угроза ограничения) конкуренции. При отсутствии данных признаков действие по осуществлению права субъектом, занимающим доминирующее положение, должно признаваться правомерным. При доказанности нарушения запрета злоупотребления доминирующим положением действия монополиста должны квалифицироваться как нарушение законодательства, и к нему могут быть применены санкции, предусмотренные административным законодательством (ст. 14.31 КоАП РФ). Однако данное отличие не дает оснований для усмотрения различий в правовой природе рассматриваемых явлений: и в том и в другом случае основой правонарушения является недобросовестное осуществление права, что позволяет рассматривать злоупотребление доминирующим положением как частный случай злоупотребления правом.
--------------------------------
<118> Гражданское право Российской Федерации: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.Н. Садикова (автор параграфа - О.Н. Садиков). М.: Контракт; ИНФРА-М, 2006. Т. 1. С. 51.

Е.Ю. Борзило видит отличие рассматриваемых категорий в различном содержании их защитных механизмов, отмечая, что при злоупотреблении доминирующим положением меры защиты, установленные законодателем в Законе о защите конкуренции, имеют как частноправовой, так и публичный характер и, соответственно, направлены либо на защиту экономически зависимой стороны (частноправовые нормы) (запрет навязывания экономически невыгодных условий договора, применение монопольно высоких цен, установление дискриминационных условий и т.п.), либо на защиту рыночного равновесия (публичные нормы).
Следует возразить, что и в том и в другом случае в основе возникающего неравенства сторон и необходимости установления специальных защитных механизмов лежит фактор наличия у монополиста рыночной власти, использование которой может привести к двум различным видам последствий: как частноправового (возникновение убытков), так и публичного (ограничение или угроза ограничения конкуренции) характера.
Согласно дефиниции понятия "доминирующее положение", регламентированной абз. 1 ч. 1 ст. 5 ЗоЗК, можно заключить, что в российском антимонопольном законодательстве доминирующее положение в первую очередь позиционируется в качестве аналога рыночной власти, а не как производная от структуры рынка. Об этом свидетельствуют критерии доминирующего положения, включенные в его дефиницию: 1) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке; 2) возможность устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов; 3) возможность затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам.
Именно наличие рыночной власти предоставляет возможность субъекту, обладающему признаками доминирующего положения, в целях извлечения экономических преимуществ недобросовестно (то есть в ущерб другим участникам рынка) осуществлять свои права в пределах общей правоспособности. Исходя из этого злоупотребление доминирующим положением должно расцениваться в качестве частного случая злоупотребления правом.
Другая группа исследователей безоговорочно причисляет злоупотребление доминирующим положением к разновидности злоупотребления правом <119>, ссылаясь на правовую позицию ВАС РФ, в соответствии с которой применение норм о злоупотреблении правом не противоречит антимонопольному законодательству, поскольку Закон о защите конкуренции является комплексным актом, который наряду с публичными включает ряд гражданско-правовых норм <120>.
--------------------------------
<119> Комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / А.М. Баринов, О.А. Городов, Д.А. Жмулина и др.; Под ред. В.Ф. Попондопуло, Д.А. Петрова. М.: Норма; Инфра-М, 2013. С. 54; Конкурентное право: теория и практика применения: Учебник для магистров / Д.А. Петров; Под общ. ред. В.Ф. Попондопуло. М.: Издательство "Юрайт", 2013. С. 155; Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 44; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: Учебно-практический комментарий / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010; СПС "Гарант" (автор комментария - А.П. Сергеев); Избрехт П.А. Злоупотребление гражданскими правами в сфере предпринимательской деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 122; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2004; СПС "КонсультантПлюс" (автор комментария - Н.И. Клейн); Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 149; Яценко Т.С. Шикана как правовая категория в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2001. С. 141 и сл.
<120> Пункт 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.03.1998 N 32 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства" // Вестник ВАС. 1998. N 5.

Оригинальная модель соотношения норм абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ и ч. 1 ст. 10 ЗоЗК, которая может быть определена как "концепция доказательственной неопровержимой презумпции злоупотребления правом при ограничении конкуренции" <121>, была предложена К.Ю. Тотьевым. Суть данной концепции заключается в том, что любое использование субъективного права, приведшее к фактическому ограничению конкуренции, или любое злоупотребление доминирующим положением с точки зрения абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ должно презюмироваться в качестве злоупотребления правом. Представляется, что единственным недостатком данной концепции является ее ограничительное толкование. Между тем сам автор склоняется к тому, что применение правила абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ должно пониматься расширительно, то есть для того, чтобы применить к определенному действию правовой режим запрета злоупотребления правом, регламентированный ст. 10 ГК РФ, достаточно доказать, что это действие привело к фактическим последствиям в виде ограничения конкуренции. В этом случае даже не правовое, а экономическое поведение хозяйствующих субъектов, а также любые действия, не связанные с использованием субъективных прав, но ущемляющие интересы других лиц в отношении их конкурентного положения на рынке, в качестве юридической фикции могут приравниваться по правовым последствиям к злоупотреблению правом.
--------------------------------
<121> Тотьев К.Ю. Конкурентное право: Учебное пособие. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 2000. С. 35.

По этому пути идет и судебная практика, что находит свое отражение в первую очередь в позиции Пленума ВАС РФ, которая содержит два основополагающих принципа: 1) требования антимонопольного законодательства применяются к гражданско-правовым отношениям; 2) нормы ст. 10 ГК РФ и ст. 3 и 10 ЗоЗК должны толковаться системно, в соответствии с чем для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц <122>. После появления указанной позиции Пленума ВАС РФ в судебной практике наметилась тенденция на существенное расширение составов антимонопольных нарушений, подпадавших под действие правового режима запрета злоупотребления правом, установленного ст. 10 ГК РФ. Конституционный Суд РФ констатировал расширение области судебного усмотрения в сфере пресечения недобросовестной конкуренции и многообразие форм и методов недобросовестной конкуренции, не все из которых могут прямо противоречить законодательству или обычаям делового оборота, указав также на возможность для суда обосновывать отказ в защите того или иного субъективного права в соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ <123>.
--------------------------------
<122> Пункт 1 и п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 8.
<123> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 01.04.2008 N 450-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества "Московский завод плавленых сыров "КАРАТ" на нарушение конституционных прав и свобод положениями ст. 4 и п. 2 ст. 10 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", ст. 4 и ч. 2 ст. 14 Федерального закона "О защите конкуренции", п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. N 6; Определение ВАС РФ от 31.01.2013 N 11980/12 по делу N А40-98682/11-92-844 // СПС "КонсультантПлюс".

Верховный Суд РФ указал, что назначение субъективного права состоит в предоставлении уполномоченному субъекту юридически гарантированной возможности удовлетворять потребности, не нарушая при этом интересов других лиц, общества и государства. Если субъективное право осуществляется в противоречии с назначением, происходит конфликт между интересами общества и конкретного лица. По смыслу ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом, т.е. осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую с данным правом юридическую обязанность <124>. При злоупотреблении правом субъектом, обладающим признаками доминирующего положения, результатом которого являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей (ч. 1 ст. 10 ЗоЗК), безусловно, происходит нарушение публичного интереса, из чего необходимо заключить, что злоупотребление доминирующим положением представляет собой частный случай злоупотребления правом. При этом монополист нарушает не только требования антимонопольного законодательства, но, совершая действия с незаконной целью или незаконными средствами, также нарушает права и законные интересы других лиц, причиняя им вред или создавая соответствующие условия, что в соответствии с позициями Верховного Суда РФ должно расцениваться в качестве разновидности злоупотребления правом <125>.
--------------------------------
<124> Определение Верховного Суда РФ от 03.02.2015 N 32-КГ14-17 (Судебная коллегия по гражданским делам) // СПС "КонсультантПлюс".
<125> См.: Определение Верховного Суда РФ от 14.06.2016 N 52-КГ16-4 (Судебная коллегия по гражданским делам); Определение Верховного Суда РФ от 01.12.2015 N 4-КГ15-54 (Судебная коллегия по гражданским делам); Определение Верховного Суда РФ от 20.10.2015 N 18-КГ15-181 (Судебная коллегия по гражданским делам); Определение Верховного Суда РФ от 20.10.2015 N 18-КГ15-169 (Судебная коллегия по гражданским делам); Определение Верховного Суда РФ от 14.04.2015 N 33-КГ15-5 (Судебная коллегия по гражданским делам) // СПС "КонсультантПлюс".

С учетом особенностей правового регулирования недобросовестных действий Гражданским кодексом РФ в совокупности с критериями ч. 1 ст. 10 ЗоЗК злоупотребление доминирующим положением может быть признано разновидностью антиконкурентного действия только в том случае, когда это действие соответствует полной совокупности следующих критериев: 1) субъект, осуществляющий действие, обладает признаками доминирующего положения в соответствии со ст. 5 ЗоЗК; 2) в процессе рыночной деятельности субъект заведомо осуществляет свои права недобросовестно (п. 1 ст. 10 ГК РФ); 3) результатом действий монополиста является ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей.
Вместе с тем в целях совершенствования антимонопольного законодательства, de lege ferenda, представляется, что в силу особенностей своей правоприменительной деятельности и функций компетенции ФАС России должны быть существенно расширены в части возможности применения прямых (сквозных) принципов гражданского права, таких как принцип разумности, справедливости, добросовестности, одним из элементов которых является принцип запрета злоупотребления правом. С другой стороны, следует поддержать предложение А.Ю. Кинева, отстаивающего необходимость введения в правоприменительную практику особых антимонопольных процедур <126>, в рамках которых специальный антимонопольный судебный состав мог бы рассматривать дела не только в порядке административного, но и в рамках гражданского судопроизводства, что сегодня наиболее актуально в делах, связанных с взысканием убытков, возникших в результате нарушения антимонопольного законодательства.
--------------------------------
<126> См.: Кинев А.Ю. Административно-правовая защита конкуренции: проблемы и пути совершенствования. Дис. ... д-ра юрид. наук. Москва, 2014. С. 213 - 216.

Пленум ВС РФ указал, что в силу п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения, поэтому, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное <127>. Действие по злоупотреблению доминирующим положением нарушает принципы законности, добросовестности и разумности, являющиеся основополагающими принципами гражданского законодательства. Признак "злоупотребление" применительно к действиям субъекта, занимающего доминирующее положение, может быть квалифицирован в качестве неправомерного поведения только в его сопоставлении с понятием "злоупотребление правом", которое в соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ представляет собой "заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав".
--------------------------------
<127> Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8. Август.

Вместе с тем, несмотря на то что злоупотребление доминирующим положением представляет собой частный случай злоупотребления правом, которое осуществляется лицом, обладающим признаками доминирования, необходимо точно разграничивать эти два института, так как они имеют различные правовые последствия.
Антимонопольный орган, признавая злоупотребление доминирующим положением частным случаем злоупотребления правом, исходит из того, что злоупотребление доминирующим положением предполагает необходимость установления антимонопольным органом объективной взаимосвязи между рассматриваемыми действиями и доминирующим положением хозяйствующего субъекта на рынке. Главным критерием в данном случае является невозможность или экономическая нецелесообразность применения способа реализации права хозяйствующим субъектом при отсутствии доминирующего положения. Наличие такой объективной взаимосвязи позволяет отграничить факт злоупотребления доминирующим положением от гражданского правонарушения субъекта предпринимательской деятельности.
Поскольку при злоупотреблении доминирующим положением конкретный способ реализации права должен находиться в непосредственной объективной взаимосвязи с доминирующим положением, хозяйствующий субъект, обладающий признаками доминирования, может злоупотребить гражданским правом таким способом, который не связан с его положением на рынке. В связи с этим антимонопольный орган различает <128>: а) формы реализации гражданских прав хозяйствующего субъекта, связанные с его доминирующим положением, которые должны квалифицироваться в качестве злоупотребления доминирующим положением, и б) осуществление субъектом, занимающим доминирующее положение, злоупотребления правом при осуществлении своих прав вне связи с доминирующим положением, то есть таких действий, результатом которых не являются или не могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей (ч. 1 ст. 10 ЗоЗК).
--------------------------------
<128> Разъяснение Президиума ФАС России от 07.06.2017 N 8 "О применении положений статьи 10 Закона о защите конкуренции" // СПС "КонсультантПлюс".

Верховный Суд РФ указал, что без учета целей Закона о защите конкуренции, без установления обстоятельств, свидетельствующих о нарушении оператором почтовой связи при ненадлежащем оказании услуг почтовой связи норм антимонопольного законодательства, которое обусловлено именно злоупотреблением им своим доминирующим положением, имеет антиконкурентную направленность, привело или могло привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции и (или) ущемлению интересов других лиц и, соответственно, требует принятия мер антимонопольного регулирования, нельзя расценивать злоупотребление правом в качестве гражданско-правового нарушения антимонопольного законодательства <129>.
--------------------------------
<129> Определение Верховного Суда РФ от 04.07.2016 N 301-КГ16-1511 по делу N А82-777/2015 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, злоупотребление доминирующим положением не может расцениваться иначе как разновидность злоупотребления правом, результатом которого являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей (ч. 1 ст. 10 ЗоЗК), и кроме санкций, предусмотренных административным законодательством, в качестве гражданско-правовых последствий злоупотребления доминирующим положением могут выступать отказ в з
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Комментарий к ФЗ N 68-ФЗ О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"
- Комментарий к ФЗ N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
- Комментарий практики рассмотрения экономических споров
- Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации
- Коментарий к поправке к конституции 2020
- Правовые режимы антиконкурентных действий: монография
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск IV
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2021
- Комментарий к Федеральному закону от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации
- Комментарий к ФЗ Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации
- Комментарий к N 165-ФЗ Об основах обязательного социального страхования
- Экспертиза нормативных правовых актов в сфере реализации промышленной политики
- Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате 2020
- Комментарий к Федеральному закону Об исполнительном производстве
- Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации
- Индивидуальный предприниматель: от создания до закрытия
- Наследственное право: постатейный комментарий к статьям 1110 - 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск III
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!