Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
4.3.3. Правовой режим недобросовестной конкуренции

Здесь возникает вопрос о соотношении злоупотребления доминирующим положением и действиями по недобросовестной конкуренции.
Согласно п. 9 ст. 4 ЗоЗК недобросовестная конкуренция может быть расценена в качестве нарушения антимонопольного законодательства только в случае установления полной совокупности следующих признаков:
1) при осуществлении предпринимательской деятельности любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц) направлены на получение преимуществ;
2) эти действия противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости;
3) в результате этих действий:
а) причинены или могут быть причинены убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам; либо
б) нанесен или может быть нанесен вред их деловой репутации.
Злоупотребление доминирующим положением может быть расценено в качестве антимонопольного нарушения при соблюдении совокупности следующих условий:
1) структурный критерий - хозяйствующий субъект (или группа лиц) или нескольких хозяйствующих субъектов (групп лиц) на рынке определенного товара обладают реальной возможностью оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам, а размеры долей этих субъектов на релевантном рынке соответствуют критериям п. 1 и 2 ч. 1 ст. 5 ЗоЗК;
2) результативный критерий - результатом этих действий являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе следующие действия (бездействие), в том числе и последствия, указанные в ч. 1 ст. 10 ЗоЗК.
Вместе с тем абз. 1 ст. 10 ГК РФ устанавливает императивный запрет в отношении недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом), а абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК РФ регламентирует императивный запрет на использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также запрещает злоупотребление доминирующим положением на рынке. Возникает закономерный вопрос: как соотносятся указанные гражданско-правовые запреты с антимонопольными запретами per se, запретом злоупотребления доминирующим положением и запретом недобросовестной конкуренции? Существует ли отличие в правовой природе гражданско-правового запрета злоупотребления правом и указанными выше антимонопольными запретами?
Прежде всего, с учетом того что согласно ч. 1 ст. 2 ЗоЗК антимонопольное законодательство Российской Федерации основывается на Конституции РФ и Гражданском кодексе РФ, представляется, что антимонопольные запреты представляют собой специальные виды запретов, уточняющие применение отраслевых гражданско-правовых запретов через призму защиты не только частноправовых, но и публичных интересов. В этом отношении практически любое гражданско-правовое ограничение и тем более императивный запрет являются отражением публичного интереса в частноправовом регулировании. Наиболее ярко это выражается в государственном регулировании предпринимательской деятельности, которое юридическая доктрина и ГК РФ (п. 1 ст. 2 ГК РФ) относят к предмету гражданско-правового регулирования. Иными словами, всякий гражданско-правовой императивный запрет, ограничивающий частноправовую свободу, устанавливается законодателем в публичных интересах исходя из принципа, отраженного в п. 2 ст. 1 ГК РФ, в соответствии с которым ограничение гражданских прав может быть установлено на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
В соответствии с этим антимонопольные запреты представляют собой разновидность императивного запрета, объектом которого являются субъекты предпринимательской деятельности (хозяйствующие субъекты (п. 5 ст. 4 ЗоЗК)). Систематическое толкование п. 1 ст. 2 ГК РФ и п. 5 ст. 4 ЗоЗК приводит к выводу, что антимонопольные запреты должны расцениваться в качестве разновидности гражданско-правовых запретов, устанавливаемых государством в публичных интересах в отношении лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.
При этом необходимо обратить внимание на важную особенность антимонопольных запретов: действие хозяйствующего субъекта приобретает юридическое значение в качестве нарушения антимонопольного законодательства только в тех случаях, когда результатом этого действия является ограничение конкуренции. В этом смысле антимонопольные запреты не имеют прямого действия, так как их применение становится возможным только при условии ограничения конкуренции в результате совершения действий, запрещенных антимонопольным законодательством.
Однако в антимонопольных запретах существует группа запретов, являющаяся относительным исключением из этого правила. Это группа запретов per se, при которых факт ограничения конкуренции не устанавливается фактически, а предполагается законодателем в связи с особой потенциальной опасностью для состояния конкуренции определенных видов антиконкурентных действий. Отличие запретов per se от иных антимонопольных запретов заключается в презюмировании факта ограничения конкуренции, тогда как в иных антимонопольных запретах ограничение конкуренции подлежит доказыванию. В этом смысле запреты per se ничем не отличаются от императивных гражданско-правовых запретов, так как они обладают прямым действием. В запретах per se момент возникновения охранительного отношения, основанного на нарушении антимонопольного законодательства, связан не с моментом возникновения последствий в виде ограничения конкуренции, а с моментом выявления факта антиконкурентного поведения. Такой подход позволяет реализовать процессуальную экономию, так как с точки зрения законодателя нарушения запретов per se обладают безусловным негативным влиянием на состояние конкуренции.
Признаки недобросовестной конкуренции, сформулированные в п. 9 ст. 4 ЗоЗК, указывают на наличие прямого императивного запрета любых действий, обладающих полной совокупностью этих признаков, причем без привязки последствий совершения действия к ограничению конкуренции. Таким образом, необходимо сделать вывод, что всякие действия хозяйствующих субъектов, которые 1) направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, 2) противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и 3) причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации, с точки зрения антимонопольного законодательства запрещены как таковые. Иными словами, запрет недобросовестной конкуренции должен квалифицироваться в качестве разновидности запрета per se, и к нему должен применяться правовой режим запретов per se, аналогичный правовому режиму запретов, установленному для соглашений и согласованных действий Законом о защите конкуренции.
Итак, на действия по недобросовестной конкуренции распространяется императивный запрет, как и на любые действия, нарушающие требования законодательства. Поэтому вопреки имеющемуся в литературе мнению, что акт недобросовестной конкуренции должен связываться в первую очередь не с нарушением требований законодательства, а с нарушением требований добропорядочности, разумности и справедливости <133>, представляется, что требования добропорядочности, разумности и справедливости относятся к числу факультативных признаков недобросовестной конкуренции <134>, а на передний план в данном антиконкурентном действии выходит его противоправность. В литературе указывается, что именно на этом основании на отдельные формы недобросовестной конкуренции, поименованные в законе, в отношении которых установлены законодательные запреты, не может распространяться действие нормы ст. 10 ГК РФ о злоупотреблении правом, так как в недобросовестной конкуренции, как в разновидности правонарушения, субъективное право попросту отсутствует, а следовательно, нечем и злоупотреблять. Поэтому те акты недобросовестной конкуренции, которые прямо запрещены законом, нельзя относить к злоупотреблению правом <135>.
--------------------------------
<133> Орлов А.М. Незаконные условия в кредитном договоре с потребителем как акт недобросовестной конкуренции // Конкурентное право. 2017. N 1. С. 42 - 45.
<134> См.: Петров Д.А. Требования добропорядочности, разумности и справедливости как признаки недобросовестной конкуренции // Юрист. 2016. N 1. С. 32 - 37.
<135> См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2001. С. 63; Голикова О.В. Недобросовестная конкуренция и злоупотребление правом // Конкурентное право. 2011. N 1. С. 43.

Некоторые авторы указывают на то, что в отношении недобросовестной конкуренции в равной мере с получением рыночных преимуществ и противоправностью действует принцип социальной справедливости. В.А. Вайпан подчеркивает, что действия по недобросовестной конкуренции противоречат не только действующему законодательству, но и требованиям социальной справедливости, которые наряду с обычаями делового оборота, требованиями добропорядочности, разумности лежат в основе добросовестной конкуренции. Принцип социальной справедливости в определении способов и форм недобросовестной конкуренции будет нарушен при условии, если указанные в Законе действия будут иметь негативные последствия для других хозяйствующих субъектов (конкурентов) в виде причинения прямых убытков, ущерба деловой репутации <136>.
--------------------------------
<136> Вайпан В.А. "Четвертый антимонопольный пакет" и социальная справедливость / В сб. "Актуальные вопросы современного конкурентного права. Сборник научных трудов" / М.А. Акимова, А.В. Белицкая, В.С. Белых и др.; Отв. ред. М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2017. Вып. 1. С. 31.

Но в чем же отличие между злоупотреблением доминирующим положением, обладающим признаками антиконкурентного, то есть незаконного действия, и недобросовестной конкуренцией как разновидностью неправомерного действия? Ведь так же, как и недобросовестная конкуренция, действия по злоупотреблению доминирующим положением 1) направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности; 2) противоречат законодательству Российской Федерации, так как обладают признаками антиконкурентности в соответствии с ч. 1 ст. 10 ЗоЗК; 3) противоречат требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, так как они, как было показано выше на примере позиции Пленума Верховного Суда РФ, представляют собой разновидность недобросовестного действия; 4) причиняют или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам, а также 5) наносят или могут нанести вред их деловой репутации.
Вместе с тем недобросовестная конкуренция, в отличие от злоупотребления правом, не может обладать признаками недобросовестного осуществления прав, так как представляет собой неправомерное действие (или бездействие), то есть она не может расцениваться ни в качестве разновидности злоупотребления правом, ни в качестве родового понятия в отношении актов по злоупотреблению доминирующим положением. Поэтому следует прийти к выводу, что, несмотря на то, что с формальной точки зрения антиконкурентные действия по злоупотреблению доминирующим положением полностью соответствуют критериям недобросовестной конкуренции, регламентированным ст. 14.8 ЗоЗК, они не должны рассматриваться в качестве иной формы недобросовестной конкуренции, непоименованной в гл. 2.1 ЗоЗК.
De lege lata это подтверждается различием в правовом режиме антимонопольных запретов, установленных законодателем в отношении актов недобросовестной конкуренции и злоупотребления доминирующим положением: если для злоупотребления доминирующим положением характерны антимонопольные запреты "по эффекту" (ч. 1 ст. 10 ЗоЗК), то недобросовестная конкуренция как противоправное действие подлежит регулированию путем установления правового режима запрета per se, не предусматривающего необходимость проведения экономического анализа рынка с целью доказывания факта ограничения конкуренции. Именно по этой причине общий правовой режим недобросовестной конкуренции в настоящее время существенно ближе к режиму антимонопольного регулирования антиконкурентных соглашений и согласованных действий, чем к режиму правового регулирования злоупотребления доминирующим положением, что находит свое отражение и в аналогии административной ответственности, установленной законодателем для антиконкурентных соглашений и недобросовестной конкуренции, и в особенностях проведения анализа релевантных рынков, регламентированных Порядком N 220 <137> (п. 10.3 и 10.6).
--------------------------------
<137> Приказ ФАС России от 28.04.2010 N 220 "Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 23.08.2010. N 34.

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Комментарий к ФЗ N 68-ФЗ О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"
- Комментарий к ФЗ N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
- Комментарий практики рассмотрения экономических споров
- Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации
- Коментарий к поправке к конституции 2020
- Правовые режимы антиконкурентных действий: монография
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск IV
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2021
- Комментарий к Федеральному закону от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации
- Комментарий к ФЗ Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации
- Комментарий к N 165-ФЗ Об основах обязательного социального страхования
- Экспертиза нормативных правовых актов в сфере реализации промышленной политики
- Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате 2020
- Комментарий к Федеральному закону Об исполнительном производстве
- Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации
- Индивидуальный предприниматель: от создания до закрытия
- Наследственное право: постатейный комментарий к статьям 1110 - 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск III
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!