Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
2.4. Форма антиконкурентных действий

Форма антиконкурентных действий, так же как и способ их совершения, может иметь как юридический, так и фактический характер. Практически складывается положение, при котором фактически любое одностороннее действие осуществляется не в юридической, а в фактической форме. Исключение составляют лишь те разновидности злоупотребления доминирующим положением, которые имеют юридическое содержание (п. 1, 3, 5 - 8, 10, 11 ч. 1 ст. 10 ЗоЗК).
В большинстве случаев форма совершения антиконкурентного действия имеет значение в основном для процесса доказывания факта наличия нарушения антимонопольного законодательства, особенно в случаях антиконкурентных соглашений и прежде всего картеля. Кроме того, вопрос правовой формы действия позволяет провести точную границу между антиконкурентным соглашением, согласованными действиями и координацией экономической деятельности как различными видами нарушений антимонопольного законодательства. В определенных случаях (как это было в деле о минтаевом картеле <7>) скоординированная деятельность прямых конкурентов, которая имеет все признаки, характерные для картеля, в действительности расценивалась правоприменителями как незаконная координация экономической деятельности. Несмотря на то что картель в соответствии с позициями высших судов не признается сделкой, по аналогии права для определения его правовой формы необходимо пользоваться нормами гражданского законодательства о форме сделок и форме заключения договора. Это имеет отношение не только к письменной и устной форме заключения соглашения, но также и к его заключению в форме конклюдентных действий.
--------------------------------
<7> URL: http://solutions.fas.gov.ru/ca/upravlenie-po-borbe-s-kartelyami/035959ec-dc4c-4b1b-b8a0-49bb8e17a54f/.

Согласно п. 18 ст. 4 ЗоЗК понятие "соглашение" Закон о защите конкуренции понимает как договоренность в письменной форме, содержащуюся в документе или нескольких документах, а также как договоренность в устной форме. Другими словами, любые действия, совершаемые двумя и (или) более хозяйствующими или публичными субъектами на основе взаимного согласия, выраженного в виде определенного волеизъявления, имеющие признаки нарушения антимонопольного законодательства, должны расцениваться в качестве антиконкурентного соглашения. Практически единственным исключением, когда письменная форма действия приобретает юридическое значение по отношению к одностороннему волеизъявлению, - это случай специальной сделки по экономической концентрации в виде создания юридического лица единственным учредителем (п. 4 и 5 ч. 1 ст. 27 ЗоЗК).
При этом в законе в некоторых случаях точно указано на то, что определенные виды антиконкурентных действий могут совершаться только в письменной форме. К таким действиям, в частности, относятся договорные формы злоупотребления доминирующим положением (п. 1, 3, 5 - 8, 10, 11 ч. 1 ст. 10 ЗоЗК), создание юридического лица единственным учредителем (п. 4 и 5 ч. 1 ст. 27 ЗоЗК) и сделки по экономической концентрации, поименованные в ст. 28 и 29 ЗоЗК. Во всех иных случаях юридическая форма антиконкурентных действий может быть как письменной, так и устной.
Вместе с тем антимонопольная практика изобилует примерами того, как юридическое значение приобретают отдельные виды рыночного поведения, позволяющие квалифицировать его в качестве разновидности нарушений антимонопольного законодательства. Наиболее ярким примером таких действий являются согласованные действия, которые, обладая рядом специфических признаков, регламентированных в ч. 1 ст. 8 ЗоЗК, квалифицируются в качестве нарушения антимонопольного законодательства именно на том основании, что правоприменителем не может быть доказано соглашение ни в письменной, ни в устной форме (ч. 2 ст. 8 ЗоЗК).
Пленум ВАС РФ указал, что при анализе вопроса о том, являются ли действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке согласованными, следует учитывать, что согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. "Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными, а именно: о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, - может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения. Например, о согласованности действий в числе прочих обстоятельств может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин. Подтверждать отсутствие со стороны конкретного хозяйствующего субъекта нарушения в виде согласованных действий могут в том числе доказательства наличия объективных причин собственного поведения этого хозяйствующего субъекта на товарном рынке и (или) отсутствия обусловленности его действий действиями иных лиц" <8>.
--------------------------------
<8> Постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 8. Август.

Высшая судебная инстанция проводит точную границу между соглашением и согласованными действиями: при соглашении необходимо наличие доказательств существования договоренности либо в письменной, либо в устной форме, а согласованные действия могут быть признаны нарушением антимонопольного законодательства по самому факту их совершения (то есть по фактической форме их совершения).
Несмотря на то что на начальных этапах существования современного гражданского законодательства конклюдентные действия относились к особой форме действия, не признаваясь ни письменной, ни устной формой его совершения <9>, современная редакция ст. 158 ГК РФ не оставляет сомнений в том, что конклюдентные действия должны расцениваться в качестве разновидности устной формы действия. Аналогично оцениваются конклюдентные действия и юридической доктриной <10>, и судебной практикой <11>. Исходя из этого в отличие от имеющегося в литературе мнения, согласно которому выражение воли путем конклюдентных действий представляет собой согласованные действия <12>, совершение конклюдентных действий должно квалифицироваться в качестве доказательства существования между хозяйствующими субъектами соглашения, заключенного в устной форме.
--------------------------------
<9> См.: Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С. 30.
<10> Гражданское право: Учебник: В 2 т. / С.С. Алексеев, О.Г. Алексеева, К.П. Беляев и др.; Под ред. Б.М. Гонгало. М.: Статут, 2010. Т. 1. С. 356 (автор - Гонгало Б.М.); Гражданское право: Учебник: В 3 т. / С.С. Алексеев, И.З. Аюшева, А.С. Васильев и др.; Под общ. ред. С.А. Степанова. М.: Проспект, 2010. Т. 1. С. 215; Скловский К.И. Сделка и ее действие (3-е издание). Комментарий главы 9 ГК РФ (Понятие, виды и форма сделок. Недействительность сделок) // СПС "КонсультантПлюс". 2015; Путинцева Е.П. Распоряжения на случай смерти по законодательству Российской Федерации и Федеративной Республики Германия. М.: Статут, 2016. С. 31; Балашкевич И.В. Соотношение регулирования соглашения о совместной деятельности Гражданским кодексом Российской Федерации и Законом о защите конкуренции // Юрист. 2017. N 3. С. 31 - 36.
<11> Пункт 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 8. 2015. Август.
<12> См.: Комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / А.М. Баринов, О.А. Городов, Д.А. Жмулина и др.; Под ред. В.Ф. Попондопуло, Д.А. Петрова. М.: Норма; Инфра-М, 2013. С. 60.

Другими примерами антиконкурентных действий, осуществляемых в фактической форме, являются различные виды односторонних действий, совершаемых без согласования с контрагентами и обладающих признаками нарушения антимонопольного законодательства. К таким действиям, в частности, относятся акты недобросовестной конкуренции (гл. 2.1 ЗоЗК) и отдельные виды злоупотребления доминирующим положением, осуществляемые путем совершения односторонних действий (п. 2, 4 и 9 ч. 1 ст. 10 ЗоЗК).
Кроме того, что форма антиконкурентного действия является квалифицирующим критерием дифференциации антиконкурентных соглашений от согласованных действий и координации экономической деятельности, для определения содержания гражданско-правовых последствий антиконкурентных действий необходимо принимать во внимание, что несоблюдение требований к форме сделки в случаях, установленных законом или соглашением сторон, может служить основанием для признания такой сделки недействительной (п. 2 ст. 162 ГК РФ и п. 3 ст. 163 ГК РФ) и применения соответствующих последствий недействительности сделки вплоть до реституции.
Вопрос о возможности отнесения антиконкурентных соглашений к разновидности гражданско-правовых сделок до настоящего времени остается дискуссионным в юридической доктрине. В одном из случаев Президиум ВАС РФ, рассматривая иск о недействительности решения антимонопольного органа в части признания общества нарушившим антимонопольное законодательство и выдачи ему предписания о прекращении указанного нарушения, указал, что наличие установленного нарушения в виде заключения антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость ни от фактического выполнения самого соглашения, ни от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством. Поэтому высшая судебная инстанция пришла к заключению, что п. 18 ст. 4 ЗоЗК направлен на оценку факта правонарушения в сфере антимонопольного законодательства и положения ст. 154, 160, 432, 434 ГК РФ в этом случае применению не подлежат <13>. В доктрине из данной позиции Президиума ВАС РФ делается вывод, что соглашение по смыслу антимонопольного законодательства не равнозначно понятию гражданско-правового договора и для разрешения тех или иных вопросов, связанных с соглашением, пользоваться нормами ГК РФ недопустимо <14>. Аналогичный подход характерен и для права ЕС, согласно которому к соглашениям в целях применения запрета на ограничение конкуренции относятся "любые соглашения, независимо от того, являются ли они договорами по праву страны их заключения, намеревались ли стороны сделать такие соглашения юридически обязательными, письменные они или устные" <15>.
--------------------------------
<13> Постановление Президиума ВАС РФ от 21.12.2010 N 9966/10 по делу N А27-12323/2009 // Вестник ВАС РФ. 2011. N 4. Апрель.
<14> Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О защите конкуренции" (постатейный) / Отв. ред. И.Ю. Артемьев. МГИМО МИД России, ФАС России. М.: Статут, 2016. С. 225.
<15> Координация экономической деятельности в российском правовом пространстве: Монография / К.М. Беликова, А.В. Габов, Д.А. Гаврилов и др.; Отв. ред. М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2015. С. 174 (автор параграфа - К.М. Беликова).

Президиум ВС РФ несколько расширил толкование понятия "соглашение" с точки зрения антимонопольного законодательства, указав, что факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключения в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством, включая требования к форме и содержанию сделок, и может быть доказан в том числе с использованием совокупности иных доказательств, в частности фактического поведения хозяйствующих субъектов <16>. Другими словами, требования к форме заключения антиконкурентного соглашения, с точки зрения суда, должны иметь более мягкий правовой режим, чем тот, который предусмотрен для сделок и договоров. Иначе говоря, требования к форме и содержанию сделок, характерные для договоров как разновидности соглашения, не должны применяться к соглашениям, обладающим признаками антиконкурентности. При этом ни ВАС РФ, ни ВС РФ не ставят вопрос о невозможности применения к антиконкурентным отношениям института недействительности сделок в целом. Скорее, ослабление правового режима требований к форме сделок связано с необходимостью расширения возможностей доказывания наличия факта сговора, а не с желанием исключить ряд оснований недействительности в отношении антиконкурентных соглашений.
--------------------------------
<16> Обзор по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 9. Сентябрь.

В соответствии с указанными позициями высших судов, несмотря на то, что антиконкурентное соглашение, являющееся картелем, также имеет в своем содержании условия, определяющие содержание прав и обязанностей его участников, эти права и обязанности в соответствии с п. 2 ст. 1 ГК РФ не могут быть отнесены к разновидности гражданских прав, так как гражданскими правами и обязанностями с точки зрения указанной нормы могут являться только те права и обязанности, которые не противоречат законодательству. Соглашение, обладающие признаками картеля, запрещено ч. 1 ст. 11 ЗоЗК, следовательно, оно не является сделкой по смыслу ст. 153 ГК РФ и не может быть квалифицировано в качестве договора (ст. 420 ГК РФ). Таким образом, картель - это согласованное волеизъявление хозяйствующих субъектов-конкурентов в виде consensus'а (договоренности), имеющее по своему содержанию противоправный характер и потому с точки зрения антимонопольного законодательства представляющее собой разновидность правонарушения. При этом очень характерно, что высшие суды не ставят вопрос о невозможности применения к антиконкурентным соглашениям ст. 153 и 420 ГК РФ, что может косвенно свидетельствовать о том, что ими не отрицается в принципе сделочный характер антиконкурентного действия.
Таким образом, позиции высших судов могут быть истолкованы так, что по смыслу антимонопольного законодательства соглашение <17> - это не договор, но разновидность некоего коллективного действия, имеющего значение для антимонопольного правоприменения, то есть юридический факт конкурентного, административного и уголовного права. Соответственно, антиконкурентное соглашение представляет собой неправомерное действие и, в отличие от сделок, не может вызывать гражданско-правовые юридические последствия (т.е. выступать в роли гражданско-правового юридического факта). В этом отношении к антиконкурентному соглашению нельзя применить последствия недействительности сделки, поэтому способы защиты гражданских прав, нарушенных в результате заключения и деятельности картеля, в том числе и убытки, причиненные таким соглашением, ограничены возможностью применения правил о неосновательном обогащении (гл. 60 ГК РФ) или о причинении вреда (гл. 59 ГК РФ).
--------------------------------
<17> Представляется, с целью разграничения понятия "соглашение" как гражданско-правового юридического факта от соглашения как юридического факта, имеющего значение для конкурентного права, соглашение, указанное в п. 18 ст. 4 ЗоЗК, правильнее именовать термином "антиконкурентное соглашение".

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Комментарий к ФЗ N 68-ФЗ О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера"
- Комментарий к ФЗ N 129-ФЗ О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей
- Комментарий практики рассмотрения экономических споров
- Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации
- Коментарий к поправке к конституции 2020
- Правовые режимы антиконкурентных действий: монография
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск IV
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2021
- Комментарий к Федеральному закону от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации
- Комментарий к ФЗ Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации
- Комментарий к N 165-ФЗ Об основах обязательного социального страхования
- Экспертиза нормативных правовых актов в сфере реализации промышленной политики
- Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате 2020
- Комментарий к Федеральному закону Об исполнительном производстве
- Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации
- Индивидуальный предприниматель: от создания до закрытия
- Наследственное право: постатейный комментарий к статьям 1110 - 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации
- Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск III
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!