Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Статья 1252. Защита исключительных прав

style="max-height: 50vh;">
Статья 1252. Защита исключительных прав

Комментарий к статье 1252

1. Комментируемая статья посвящена защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. Об исключительных правах см. комментарий к ст. 1229 ГК РФ.
Следует проводить различие между такими понятиями, как охрана исключительных прав и их защита. Под охраной понимается установление всей системы правовых норм, направленных на соблюдение прав авторов и их правопреемников. Тогда как защита - это совокупность мер, целью которых является восстановление и признание этих прав в случае их нарушения. Защите подлежат как нарушенные личные неимущественные, так и исключительные права. В комментируемой статье речь идет о защите только исключительных прав.
Особым образом регулируются охрана и защита прав российских авторов при использовании созданных ими произведений за рубежом. Как уже отмечалось, авторское право имеет территориальный принцип охраны. Это значит, что произведение российского автора, созданное и обнародованное на территории России, будет охраняться и защищаться на территории другой страны только в том случае, если эта страна является участницей соответствующего международного соглашения. Охрана и защита предоставляются в соответствии с нормами национального законодательства.
В п. 1 комментируемой статьи перечислены способы защиты, которые могут быть применены в случае нарушения исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. Выбор конкретного способа защиты зависит от усмотрения правообладателя.
В данном случае специальные нормы гражданского законодательства, посвященные защите исключительных субъективных прав, прямо указывают отдельные способы защиты, перечисленные в ст. 12 ГК РФ. Вместе с тем, есть и специфические способы защиты исключительных прав, не указанные в данной статье, к числу которых относятся изъятие материального носителя, публикация решения суда о допущенном нарушении и публикация решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.
В п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" отмечено следующее:
"Заявляя требование о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя (подпункт 5 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ), истец должен указать, где требуется осуществить соответствующую публикацию, и обосновать причины своего выбора. Ответчик вправе представить свои возражения о месте публикации решения. Оценивая доводы истца и возражения ответчика по предложенному месту публикации, суд вправе определить место публикации решения исходя из того, что выбор такого места должен быть направлен на восстановление нарушенного права (например, в том же печатном издании, где была опубликована недостоверная информация о правообладателе; в официальном бюллетене федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности; в источнике, место распространения которого определяется местом производства и распространения контрафактных товаров или местом осуществления и характером деятельности истца)".
Приказ Минэкономразвития России от 21.08.2015 N 579 (ред. от 07.06.2017) "Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной службой по интеллектуальной собственности государственной услуги по публикации решений судов о допущенных нарушениях исключительных прав" содержит конкретную процедуру осуществления такой услуги.
Такой способ защиты нарушенных прав, как признание права, о котором идет речь в п. 1 комментируемой статьи, является способом защиты как личных неимущественных, так и исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. Необходимость использования данного способа защиты возникает в случае, когда кто-либо отрицает или иным образом не признает право определенного лица, нарушая тем самым интересы правообладателя. Отрицание права может выражаться не только в оспаривании или утверждении о принадлежности права другому лицу, но и в фактическом игнорировании чьих-либо прав.
Следует обратить внимание на то, что на основании п. 1 комментируемой статьи одним из способов защиты исключительных прав является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушению, в отношении лица, совершающего такие действия или осуществляющего необходимые приготовления к ним. Таким образом, достаточным фактическим обстоятельством для обращения за судебной защитой является установление только действий, создающих угрозу нарушения. Причем можно обратиться с соответствующим требованием к иным лицам, которые могут пресечь такие действия, а не только к лицу, совершающему указанные действия.
В п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" отмечено следующее:
"В случае нарушения исключительного права правообладатель вправе осуществлять защиту нарушенного права любым из способов, перечисленных в статье 12 и пункте 1 статьи 1252 ГК РФ, в том числе путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих исключительное право, в частности о запрете конкретному исполнителю исполнять те или иные произведения.
Требование о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, в силу подпункта 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ может быть предъявлено не только к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, но и к иным лицам, которые могут пресечь такие действия.
Такое требование может быть удовлетворено только в том случае, если противоправное поведение конкретного лица еще не завершено или имеется угроза нарушения права. Так, не подлежит удовлетворению требование о запрете предложения к продаже или о запрете продажи контрафактного товара, если такой принадлежавший ответчику товар им уже продан. Требования об общем запрете конкретному лицу на будущее использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (например, о запрете размещения информации в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе сети Интернет) также не подлежат удовлетворению. Такой запрет установлен непосредственно законом (абзац третий пункта 1 статьи 1229 ГК РФ)".
Возмещение убытков, о котором упоминается в пп. 3 п. 1 комментируемой статьи, несмотря на сложности их подсчета, является одним из самых распространенных способов защиты гражданских прав. Не всегда возможно определить точный размер убытков, возникающих в результате нарушения исключительных прав. Поэтому согласно п. 5 ст. 393 ГК РФ размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.
Традиционно убытки подразделяются на реальный ущерб и упущенную выгоду (см. ст. 15 ГК РФ). В свою очередь, реальный ущерб можно условно разделить на расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, и утрату и повреждение его имущества.
Исчисление убытков в виде упущенной выгоды достаточно сложно, поскольку это убытки, которые реально не понесены, т.е. не реализовались в действительности, они лишь вероятны. По сути дела, упущенная выгода является предположением кредитора о тех доходах, которые он извлек бы, если бы обязательство не было нарушено.
В данном случае речь идет в первую очередь о возмещении убытков в виде упущенной выгоды в случае так называемого бездоговорного использования, когда лицо неправомерно использовало результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем либо иным образом нарушило его исключительное право и причинило ему ущерб, в том числе нарушило его право на вознаграждение, предусмотренное ст. 1245, п. 3 ст. 1263 и ст. 1326 ГК РФ (см. комментарий к ним).
Требования об изъятии материального носителя, в котором неправомерно содержится результат интеллектуальной деятельности как способ защиты нарушенных исключительных прав, могут быть предъявлены правообладателем к соответствующему изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю или недобросовестному приобретателю (пп. 4 ч. 1 ст. 1252 ГК РФ). Причем такое изъятие возможно только в том случае, если эти носители будут признаны контрафактными по правилам п. 4 комментируемой статьи.
В Обзоре судебной практики, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015, отмечено, что исключительное право не подлежит защите путем взыскания компенсации морального вреда, поскольку является имущественным правом.
В п. 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" отмечено следующее:
"Требование о возмещении убытков или выплате компенсации может быть заявлено и после прекращения правовой охраны соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, являвшимся правообладателем на момент совершения правонарушения.
При предоставлении третьему лицу права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору о его отчуждении право требования возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.
Вместе с тем право требования возмещения убытков или выплаты компенсации может быть передано по соглашению об уступке требования, которое подлежит регистрации в соответствующем порядке (пункт 2 статьи 389 ГК РФ)".
2. В п. 2 комментируемой статьи говорится о специальных обеспечительных мерах процессуального характера, которые применяются в случае нарушения исключительного права. Под процессуальным законодательством понимается ГПК РФ (ст. 144.1) и АПК РФ (ст. 99)
Согласно п. 1 ст. 144.1 ГПК РФ суд по письменному заявлению организации или гражданина вправе принять предварительные обеспечительные меры, направленные на обеспечение защиты авторских и (или) смежных прав, кроме прав на фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии, заявителя в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, до предъявления иска. Такое заявление также может быть подано в суд посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, и подписано квалифицированной электронной подписью в установленном федеральным законом порядке.
А в ст. 99 АПК РФ сказано, что арбитражный суд по заявлению организации или гражданина вправе принять предварительные обеспечительные меры, направленные на обеспечение имущественных интересов заявителя до предъявления иска. Заявление об обеспечении имущественных интересов, подписанное усиленной квалифицированной электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, может быть подано в арбитражный суд посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.
Как справедливо отмечает Б.М. Гонгало, "к правовым обеспечительным мерам следует относить установление обязанностей, запретов, введение ответственности за неисполнение обязанностей и нарушение запретов, принуждение. Правовыми обеспечительными средствами являются также юридические средства, гарантирующие беспрепятственное осуществление субъективных прав" <8>.
--------------------------------
<8> Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. М., 2008. С. 20.

При принятии решения об обеспечении иска по данной категории дел суд обязан при наличии достаточных данных о нарушении исключительных прав вынести определение о розыске и наложении ареста на материальные носители, оборудование и материалы, предположительно являющиеся контрафактными, а также на материалы и оборудование, предназначенные для изготовления и воспроизведения указанных экземпляров произведений или фонограмм. В необходимых случаях суд обязан решить вопрос об их изъятии и о передаче их на ответственное хранение.
Суть ареста состоит в запрете ответчику распоряжаться соответствующим имуществом. В данном случае речь идет об аресте всех материальных носителей, оборудования и материалов, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, а также на материалы и оборудование, используемые или предназначенные для их изготовления или воспроизведения.
Принимая решение о специальных способах обеспечения иска, суд или судья должен указать в определении достаточные основания, позволяющие полагать, что ответчик либо иные лица являются нарушителями авторского права или смежных прав. Определение суда не должно содержать выводы по существу возникшего спора и предопределять решение по делу. Исполнение определения суда об обеспечении иска с указанием способов обеспечения иска о защите авторского права и смежных прав осуществляется немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных постановлений.
Особое внимание следует обратить на запрет на осуществление соответствующих действий в информационно-телекоммуникационных сетях, если в отношении таких материальных носителей, оборудования и материалов или в отношении таких действий выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. По существу речь идет о блокировке сайта в сети Интернет, относительно которого существуют обоснованные подозрения, что на нем размещен контент, нарушающий исключительное право. Следует отметить, что подобный способ обеспечения иска применялся и ранее.
3. В п. 3 комментируемой статьи говорится о праве правообладателя вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.
Таким образом, компенсация в денежной форме за нарушение исключительного права в перечень способов защиты ст. 12 ГК РФ не включена, но названа в п. 3 комментируемой статьи. Основанием для взыскания компенсации является доказанность самого факта правонарушения. Возможность взыскания компенсации за нарушение исключительного права на произведение не зависит от того, знал ли нарушитель о неправомерности своих действий. Правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Вместе с тем для определения размера компенсации может быть оценен приблизительный размер убытков.
При этом размер компенсации не должен зависеть от степени вины нарушителя и общественной значимости правонарушения. В данном случае ответственность наступает не за получение неправомерных доходов, а за нарушение исключительных прав. Следует отметить, что на практике указанная компенсация широко применяется. В конкретных нормах, устанавливающих компенсацию за нарушения исключительных прав для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, обычно устанавливаются рамки сумм компенсации с учетом конкретных обстоятельств. Таким образом, размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.
Возможны ситуации, когда одним действием нарушены исключительные права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации (например, распространяются контрафактные компакт-диски, нарушающие как авторские, так и смежные права).
В п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" отмечено следующее:
"В силу пункта 3 статьи 1252 ГК РФ правообладатель в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, при нарушении исключительного права имеет право выбора способа защиты: вместо возмещения убытков он может требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Одновременное взыскание убытков и компенсации не допускается.
Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.
При заявлении требований о взыскании компенсации правообладатель вправе выбрать один из способов расчета суммы компенсации, указанных в подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1301, подпунктах 1, 2 и 3 статьи 1311, подпунктах 1 и 2 статьи 1406.1, подпунктах 1 и 2 пункта 4 статьи 1515, подпунктах 1 и 2 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ, а также до вынесения судом решения изменить выбранный им способ расчета суммы компенсации, поскольку предмет и основания заявленного иска не изменяются.
Суд по своей инициативе не вправе изменять способ расчета суммы компенсации.
Автор результата интеллектуальной деятельности, не являющийся обладателем исключительного права на момент его нарушения, не вправе требовать взыскания компенсации за нарушение этого исключительного права.
Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения".
В соответствии с абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК РФ, если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (например, незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе, что является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак).
Однако общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.
В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017 отмечено, что "в силу ст. 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом (ст. ст. 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с п. 3 ст. 1252 Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения".
4. В п. 4 комментируемой статьи дано определение контрафактных экземпляров. Они по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации. Однако эта норма носит диспозитивный характер и иные последствия могут быть предусмотрены ГК РФ.
Следует учитывать, что существуют две разные категории контрафактных экземпляров. Первая - незаконно изготовленные, а потому их любое дальнейшее использование является незаконным; собственно они и есть "контрафактные экземпляры". Вторая - это те экземпляры, которые изготовлены и существуют законно, но их использование является ограниченным; поэтому, если эти экземпляры используются вне законных пределов, они, эти экземпляры, также считаются контрафактными.
Применительно к произведениям, охраняемым авторским правом, под контрафакцией прежде всего следует понимать самовольное и незаконное изготовление и распространение экземпляров произведения без согласия правообладателя. В обиходе применяется также понятие "пиратского" экземпляра произведения, под которым понимается экземпляр, созданный и используемый без согласия правообладателя. Экземпляры произведения, изготовленные в стране, где они перешли в сферу общественного достояния, и ввезенные в РФ, являются контрафактными, если в России авторское право на них продолжает действовать.
В случае нарушения исключительных (имущественных) прав в результате изготовления или распространения контрафактных экземпляров автор или иной правообладатель может потребовать вместо возмещения убытков, включая упущенную выгоду, взыскания доходов, полученных нарушителем вследствие нарушения авторских прав в виде специальной компенсации. Вместе с тем для определения размера компенсации может быть оценен приблизительный размер убытков. При этом размер компенсации не должен зависеть от степени вины нарушителя и общественной значимости правонарушения. В данном случае ответственность наступает не за получение неправомерных доходов, а за нарушение исключительных прав. Следует отметить, что на практике указанная компенсация широко применяется.
Убытки правообладателя на произведение могут включать и упущенную выгоду, то есть те доходы, которые мог бы получить автор или иной правообладатель при правомерном использовании произведения. Однако в этом случае необходимо доказать сам факт наличия убытков и то обстоятельство, что убытки возникли в результате правонарушения, и определить размер этих убытков. Следует отметить, что контрафакцию составляет и безвозмездное использование произведений, права на которые принадлежат другому лицу (отсутствие умысла не исключает самого факта правонарушения). Что касается пиратства, то оно характеризуется злонамеренностью действий нарушителя, особым масштабом незаконного использования произведений и, как правило, организованным характером таких правонарушений
Следует учитывать, что в соответствии с частью третьей ст. 32.4 КоАП РФ конфискованные экземпляры контрафактных произведений или фонограмм могут быть переданы обладателю авторских прав или смежных прав по его просьбе.
В Постановлении Конституционного Суда РФ от 13.02.2018 N 8-П "По делу о проверке конституционности положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487 и п. п. 1, 2 и 4 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "ПАГ" в Конституционный Суд РФ было отмечено следующее.
1. Признать положения пункта 4 статьи 1252, статьи 1487, пунктов 1 и 2 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по конституционно-правовому смыслу этих положений, поскольку закрепленный федеральным законодателем в рамках предоставленной ему дискреции национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак применяется во взаимосвязи с регулированием принципа исчерпания прав международными договорами, участником которых является Российская Федерация, в том числе пунктом 16 приложения N 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе.
Не исключается правомочие суда, действуя на основании статей 17 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 1, пунктами 1 и 2 статьи 10 ГК Российской Федерации, отказать полностью или частично в применении последствий ввоза на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя товарного знака конкретной партии товара, на котором товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия и который законно выпущен в оборот за пределами Российской Федерации, в тех случаях, когда в силу недобросовестности поведения правообладателя товарного знака применение по его требованию таких последствий может создать угрозу для жизни и здоровья граждан, иных публично значимых интересов; при этом следование правообладателя товарного знака режиму санкций против Российской Федерации, ее хозяйствующих субъектов, установленных каким-либо государством вне надлежащей международно-правовой процедуры и в противоречии с многосторонними международными договорами, участником которых является Российская Федерация, выразившееся в занятой правообладателем позиции в отношении российского рынка, может само по себе рассматриваться как недобросовестное поведение".
Следует обратить внимание на то, что контрафактные экземпляры подлежат конфискации независимо от заявления правообладателя, что превращает данную санкцию в публично-правовую <9>.
--------------------------------
<9> Гаврилов Э.П. Постановление 5/29 о правовой охране товарных знаков // Патенты и лицензии. М., 2009. N 12. С. 8 - 15.

В п. 75 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" отмечено следующее:
"Согласно пункту 4 статьи 1252 ГК РФ в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены Гражданским кодексом Российской Федерации.
Решение об изъятии из оборота и уничтожении контрафактных материальных носителей принимается судом в случае, если установлено их наличие у ответчика. При отсутствии соответствующего заявления обладателя исключительного права данный вопрос должен быть вынесен на обсуждение сторон.
Иные последствия установлены пунктом 2 статьи 1515, пунктом 1 статьи 1537 ГК РФ для случаев выявления товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых незаконно размещены товарный знак, наименование места происхождения товара или сходное с ним до степени смешения обозначение, когда введение таких товаров в оборот необходимо в общественных интересах.
При этом следует учитывать, что товары, на которых товарный знак размещен самим правообладателем или с его согласия, ввезенные на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя, могут быть изъяты из оборота и уничтожены в порядке применения последствий нарушения исключительного права на товарный знак лишь в случае их ненадлежащего качества и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.
Это не исключает возможности принятия иных мер, направленных на предотвращение оборота соответствующих товаров.
Материальный носитель может быть признан контрафактным только судом. При необходимости суд вправе назначить экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний. Так, контрафактность материального носителя, в котором выражена неправомерно переработанная программа для ЭВМ, может быть установлена с учетом заключения эксперта, установившего признаки такой переработки".
5. Нарушение исключительного (имущественного) права может выражаться в изготовлении, импорте, хранении, перевозке, продаже, ином распространении или недобросовестном приобретении оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом предназначенных для совершения нарушения исключительного права на объекты авторских прав. В таких случаях согласно п. 5 ст. 1252 ГК РФ оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации.
В п. 76 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" отмечено следующее:
"В силу пункта 5 статьи 1252 ГК РФ в случае, если судом установлено, что орудия, оборудование или иные средства главным образом используются или предназначены для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, такое оборудование, прочие устройства и материалы по решению суда (в том числе и при отсутствии соответствующего заявления обладателя исключительного права) подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход Российской Федерации.
При отсутствии заявления обладателя исключительного права об изъятии из оборота и уничтожении указанных орудий, оборудования или иных средств данный вопрос выносится судом на обсуждение сторон для выяснения обстоятельств их использования".
Возникает вопрос, какое именно оборудование и в чьей собственности данное оборудование находится и может ли указанное требование быть предъявлено к любому лицу, вне зависимости от его информированности о нарушении исключительных прав посредством использования такого рода оборудования. Так, например, при нарушении исключительных прав в Интернете используются серверы, собственники которых не знают и не должны знать о подобном нарушении. Поэтому изъятие их из оборота и уничтожение за счет нарушителя либо обращение в доход Российской Федерации было бы несправедливо.
5.1 Пункт 5.1 комментируемой статьи был введен Федеральным законом от 01.07.2017 N 147-ФЗ. В соответствии с ним при рассмотрении споров арбитражным судом, в которых и правообладатель, и нарушитель исключительного права являются юридическими лицами и (или) индивидуальными предпринимателями еще до предъявления иска о возмещении убытков или выплате компенсации, обязательно предъявление правообладателем претензии, под которым понимается официальное заявление физического или юридического лица о нарушении его прав, невыполнении принятых обязательств, поданное на имя стороны, допустившей нарушение. Обращение в арбитражный суд возможно в случае полного или частичного отказа удовлетворить претензию либо неполучения ответа на нее в тридцатидневный срок со дня направления претензии, если иной срок не предусмотрен договором.
Однако обязательный претензионный порядок в соответствии с абзацем три п. 5.1 комментируемой статьи не распространяется на споры о признании права; о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; об изъятии материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; о публикации решения суда о допущенном нарушении; об изъятии из оборота и уничтожении орудий, оборудования или иных средств, которые главным образом используются или предназначены для совершения нарушения исключительных прав.
6. В абз. 1 п. 6 комментируемой статьи говорится о применении так называемого принципа старшинства в тех случаях, когда различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты.
В таких случаях преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право в отношении которого возникло ранее. Либо в случаях установления конвенционного, выставочного или иного приоритета средство индивидуализации, в отношении которого установлен более ранний приоритет.
Под конвенционным приоритетом (первенством) в данном случае понимается приоритет товарного знака, который может быть установлен по дате подачи первой заявки на товарный знак в государстве - участнике Парижской конвенции по охране промышленной собственности (конвенционный приоритет)
Выставочный приоритет - приоритет товарного знака, помещенного на экспонатах официальных или официально признанных международных выставок, организованных на территории одного из государств - участников Парижской конвенции по охране промышленной собственности, может устанавливаться по дате начала открытого показа экспоната на выставке.
Аналогичная ситуация складывается, когда средство индивидуализации и промышленный образец оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты.
В таких случаях преимущество имеет средство индивидуализации или промышленный образец, исключительное право в отношении которого возникло ранее, либо в случаях установления конвенционного, выставочного или иного приоритета средство индивидуализации или промышленный образец, в отношении которого установлен более ранний приоритет. При этом обладатель такого исключительного права в порядке, установленном ГК РФ, может требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, знаку обслуживания, признания недействительным патента на промышленный образец либо полного или частичного запрета использования фирменного наименования или коммерческого обозначения
Положения абз. 4 п. 6 комментируемой статьи определяют, что именно для целей данного пункта понимается под частичным запретом использования: в отношении фирменного наименования (см. комментарий к ст. 1473 ГК РФ) запрет его использования в определенных видах деятельности; в отношении коммерческого обозначения (см. комментарий к ст. 1538 ГК РФ) запрет его использования в пределах определенной территории и (или) в определенных видах деятельности.
В п. 6.1 комментируемой статьи говорится о солидарной ответственности нескольких лиц, совместными действиями которых было допущено нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Это значит, что к каждому нарушителю может быть предъявлено требование в полном объеме.
В п. 71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" отмечено следующее:
"Положение о солидарной ответственности применяется в случаях, когда нарушение исключительного права имело место в результате совместных действий нескольких лиц, направленных на достижение единого результата. В силу пункта 1 статьи 323 ГК РФ правообладатель вправе требовать уплаты одной компенсации как от всех нарушителей совместно, так и от любого из них в отдельности, причем как полностью, так и в части.
Распределение ответственности лиц, совместно нарушивших исключительное право, друг перед другом по регрессному обязательству производится по правилам пункта 2 статьи 1081 ГК РФ, то есть в размере, соответствующем степени вины каждого из причинителей вреда.
При этом не является обязательным участие в деле в качестве соответчиков всех лиц, последовательно допустивших различные нарушения исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (например, выпуск, оптовую реализацию, розничную продажу контрафактных материальных носителей), а также всех нарушителей при совместном нарушении".
7. В п. 7 комментируемой статьи говорится о возможных ситуациях, когда нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией.
Понятие недобросовестной конкуренции дано в пп. 9 ст. 4 Закона о защите конкуренции, согласно которому недобросовестная конкуренция - любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.
Таким образом, выпуск контрафактных экземпляров произведения (см. комментарий к п. 4 ст. 1252 ГК РФ), несомненно, будет одновременно и нарушением исключительного права, и актом недобросовестной конкуренции.
Под антимонопольным законодательством понимается Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 17.02.2021) "О защите конкуренции". Согласно п. 1 ст. 37 указанного Закона за нарушение антимонопольного законодательства должностные лица федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, должностные лица иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, а также должностные лица государственных внебюджетных фондов, коммерческие и некоммерческие организации и их должностные лица, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации. Речь может идти как об уголовной ответственности, так и об административной.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!