Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Комментарий к статье 51. Недопустимость злоупотребления правами журналиста

style="max-height: 50vh;">
Статья 51. Недопустимость злоупотребления правами журналиста

Комментарий к статье 51

1. Согласно ч. 1 комментируемой статьи не допускается использование установленных комментируемым Законом прав журналиста в следующих целях:
- сокрытие либо фальсификация общественно значимых сведений;
- распространение слухов под видом достоверных сообщений;
- сбор информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся СМИ.
О правах журналиста см. комментарий к ст. 47.
1.1. Термин "общественно значимые сведения" не имеет легального толкования, хотя, помимо комментируемого Закона, используется в ст. 10.4 ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и Приказе Роскомнадзора от 05.12.2016 N 308 "Об утверждении формы и порядка направления уполномоченными государственными органами требования о принятии мер по прекращению распространения новостным агрегатором фальсифицированных общественно значимых сведений, недостоверной общественно значимой новостной информации под видом достоверных сообщений, новостной информации, распространяемой с нарушением законодательства Российской Федерации".
Вместе с тем запрет сокрытия общественно значимых сведений указывает на необходимость их обязательного сообщения, доведения до широких масс населения. Под сокрытием следует понимать активные действия по оставлению недоступных для общества полученных сведений, а равно непринятие действий по обнародованию сведений, которые должны быть опубликованы. Логично предположить, что в этом контексте к общественно значимой информации относятся:
- вступившее в законную силу решение суда, содержащее требование об опубликовании такого решения через СМИ (см. комментарий к ч. 1 ст. 35);
- поступившее от органа, зарегистрировавшего СМИ, сообщение, касающееся деятельности редакции (см. комментарий к ч. 1 ст. 35);
- официальные сообщения государственных органов, а также иные материалы, публикация которых в СМИ, учредителями (соучредителями) которых являются государственные органы, предусмотрена законодательством (см. комментарий к ч. 2 ст. 35);
- сообщения и материалы федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ, распространяемые в порядке, установленном ФЗ "О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации" (см. комментарий к ч. 3 ст. 35);
- сообщения об угрозе возникновения или возникновении чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также о ведении и последствиях военных действий (см. комментарий к ч. 4 ст. 35).
В части же фальсификации общественно значимых сведений рассматриваемый термин остается оценочным и эфемерным, говорить о наличии четко определенного объема таких сведений будет возможно после появления легального или судебного его толкования. Фальсификацией общественно значимых сведений будет являться изменение содержания достоверных сообщений, искажение их сути.
Фальсификация может быть полной (создание полностью недостоверной информации о каком-либо общественно значимом событии) или частичной (искажение лишь отдельных элементов информации).
1.2. Не менее дискуссионным является использование в отечественном законодательстве о СМИ слова "слухи". Справедливости ради необходимо отметить, что в международно-правовой среде этот термин применяется достаточно активно. Например, в Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 01.07.1993 N 1003 "О журналистской этике" отмечается, что слухи не должны смешиваться с новостями. Вместе с тем данная формулировка является вариативным переводом нормы о необходимости борьбы с ложными и извращенными известиями, которая была зафиксирована в Резолюции ГА ООН от 15.11.1947 N A/RES/127 (II) "Ложная или извращенная информация".
Термин "слухи" не упоминается даже в Кодексе профессиональной этики российского журналиста Союза журналистов России, принятом Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 г.
В данном контексте под слухами следует понимать заведомо недостоверную для журналиста информацию, а также сведения, которые были получены им под видом достоверных, однако не проверены на соответствие действительности. Например, в наиболее профессиональных СМИ действует правило трех подтверждений, то есть журналист не имеет права опубликовать факт, если его не подтвердили три разных источника.
Важно понимать, что распространением слухов под видом достоверной информации не может быть признано высказывание журналистом или интервьюируемым лицом гипотез, предположений, мнений, суждений и вопросов.
1.3. Сбор информации журналистом в пользу постороннего лица или организации, не являющейся СМИ, является злоупотреблением специальными правами на доступ к источникам, сбор и получение информации. Комментируемый Закон не содержит четкого механизма установления и документирования подобных фактов, хотя в Кодексе профессиональной этики российского журналиста указывается на недопустимость принятия журналистом каких-либо вознаграждений или гонораров от третьих лиц за публикации материалов и мнений любого характера.
2. В соответствии с ч. 2 комментируемой статьи запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.
Раса - исторически сложившаяся группа человечества, объединенная общностью наследственных физических признаков (цветом кожи, глаз, волос, формой черепа и др.), обусловленных общностью происхождения и первоначального расселения. Традиционно выделяются европеоидная, монголоидная и негроидная расы.
Национальная принадлежность - это принадлежность человека к определенной этнической общности людей, отличающейся особенностями языка, культуры, психологии, традиций, обычаев, образа жизни. Важность защиты населения страны от национальной дискриминации признается в России одной из приоритетных задач обеспечения национальной безопасности. Преамбула к Конституции начинается словами: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле...".
Религиозные убеждения - индивидуальная система верований, обусловленная отношением человека к религии. Атеизм в этом контексте может быть отнесен как к религиозным, так и к философским убеждениям. В ст. 28 Конституции каждому гарантируются свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Политические взгляды - результат субъективного восприятия человеком политики как социального явления. В широком смысле политика представляет собой сферу деятельности, связанную с отношениями между социальными группами, сутью которой является определение форм, задач и содержания внешней и внутренней деятельности государства. Внутренняя политика охватывает основные направления деятельности государства, партий (экономическая, социальная, культурная, техническая политика), внешняя - сферу отношений между государствами.
В наиболее обобщенном виде политические взгляды человека включают систему убеждений и взглядов на политическое устройство страны, деятельность политических партий и лидеров, экономику, устройство гражданского общества, право и правосудие.
Дискриминация кого-либо на основании этих и других социальных стратификаторов является одним из направлений экстремистской деятельности. Согласно п. 1 ст. 1 Федерального закона от 25.07.2002 N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" к подобной деятельности относятся:
- возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
- пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
- нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии.
Сведения экстремистского характера имеют сложную информационно-юридическую природу. Во-первых, противоречие аксиоматическому конституционному и международно-правовому положению о равенстве всех людей в правах вне зависимости от пола, расы, языка, религиозных взглядов и других категорий социальной градации позволяет, на наш взгляд, говорить о недостоверности информации экстремистского характера.
Во-вторых, распространение такой информации нередко порочит честь и достоинство социальных групп, наносит ущерб законным правам и интересам их членов, что говорит о схожести этих сведений с диффамацией.
В-третьих, информация экстремистского характера противоречит нравственно-культурным нормам и устоям современного общества и соответственно может быть отнесена к непристойной информации. Таким образом, информация экстремистского характера, помимо общей дискриминационной направленности, формально имеет качества диффамативности, недостоверности и непристойности <54>.
--------------------------------
<54> См.: Рыдченко К.Д. Государственная система противодействия обороту недостоверной информации и сведений экстремистского характера: монография. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2019. С. 126.

А.К. Соболева отмечает, что серьезным вопросом для журналистов многих стран является степень их свободы при освещении протестных акций и манифестаций, террористических актов или позиций террористов, идеологии националистических или расистских группировок. Безусловно, общество имеет право быть информированным о том, что происходит на улицах, и о том, какие взгляды представляют угрозу для общества и безопасности и как власть реагирует на вызовы радикальных групп. При этом очень трудно провести четкую грань между информированием общества и пропагандой языка вражды или действий, разжигающих рознь либо порождающих насилие <55>.
--------------------------------
<55> Пределы правового пространства свободы прессы (российские споры с участием СМИ в контексте мировой практики): [сб. ст.] / Юристы за конституционные права и свободы; [сост., отв. ред. и автор вступ. ст. А.К. Соболева]. М.: РИО "Новая юстиция", 2008. С. 6 - 7.

В этом контексте интерес может представлять позиция ЕСПЧ относительно разрешения дел, связанных с оборотом сведений экстремистского характера. В Постановлении ЕСПЧ от 08.07.1999 по делу "Сурек против Турции (Case of Surek v. Turkey)" однозначно говорится о допустимости ограничения свободы слова по выражению политических мнений в связи с реальной опасностью разжигания межэтнической гражданской войны <56>. Достойно внимания Постановление ЕСПЧ от 23.09.1994 по делу "Йерсилд против Дании" (Case of Jersild v. Denmark), в котором указывается на необходимость дополнения репортажа об экстремистской организации, по крайней мере, четко выраженной неодобрительной фразой, так как никто не может исключить, что некоторая часть аудитории нашла в телевизионном сюжете подтверждение своим расистским предрассудкам <57>.
--------------------------------
<56> Case of Surek v. Turkey. URL: http://cmiskp.echr.coe.int (дата обращения: 01.08.2021).
<57> Case of Jersild v. Denmark. URL: http://cmiskp.echr.coe.int (дата обращения: 01.08.2021).

Проблема противодействия экстремистской деятельности была и остается крайне актуальной для Российской Федерации - государства федеративного многонационального и многоконфессионального. Особое значение это направление обеспечения национальной безопасности принимает в условиях ведущегося уже не первый год информационного внешнеполитического противоборства между Россией и рядом государств. Вместе с тем следует понимать, что идеология экстремизма не создается искусственно, заинтересованная сторона лишь поощряет те чувства общества и инстинкты людей, которые обусловлены существующим социально-экономическим положением в стране и самим архетипом человека и опираются на категоризацию "свой-чужой".
Основными формами дискриминации социальной группы, выделяемой из общества по какому-либо признаку, являются:
- нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
- воспрепятствование законной деятельности общественных и религиозных объединений или иных организаций по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, соединенное с насилием либо угрозой его применения.
Отечественное публично-охранительное законодательство предусматривает юридическую ответственность за:
- непосредственную социальную дискриминацию - ст. 5.62 КоАП "Дискриминация" и ст. 20.3.1 КоАП "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"; ст. 136 УК "Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина" и ст. 282 УК "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства";
- оборот информации экстремистского характера - ст. 6.17 КоАП "Нарушение законодательства РФ о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию", ст. 20.3 КоАП "Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами", ст. 20.3.2 КоАП "Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ", ст. 20.29 КоАП "Производство и распространение экстремистских материалов"; ст. 280 УК "Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности", ч. 1.1 ст. 282.1 УК "Организация экстремистского сообщества" и ч. 1.1 ст. 282.2 УК "Организация деятельности экстремистской организации".
Специальные составы административных правонарушений, предусматривающие ответственность за распространение в СМИ сведений экстремистского характера, содержатся в ст. 13.15 КоАП "Злоупотребление свободой массовой информации":
1) ч. 2 ст. 13.15 КоАП предусматривает ответственность за распространение информации об общественном объединении или иной организации, включенных в опубликованный перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25.07.2002 N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", без указания на то, что соответствующее общественное объединение или иная организация ликвидированы или их деятельность запрещена.

Пример. 12 сентября 2017 г. в ходе систематического наблюдения в отношении электронного периодического издания должностными лицами Управления Роскомнадзора по Центральному федеральному округу установлен факт распространения на сайте электронного периодического издания статьи "Эксперт: тот, кто полагает, что США хотят вернуть Крым Украине - заблуждается", содержащей упоминание межрегиональной общественной организации "Меджлис крымскотатарского народа", включенной в опубликованный перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых Верховным Судом Республики Крым от 26 апреля 2016 г. принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25.07.2002 N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", без указания на то, что деятельность данной организации запрещена. Указанные действия учредителя СМИ квалифицированы по ч. 2 ст. 13.15 КоАП (см. Постановление Московского городского суда от 07.09.2018 N 4а-5220/2018);

2) ч. 4 ст. 13.15 КоАП предусматривает ответственность за публичное распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно публичное осквернение символов воинской славы России, публичное оскорбление памяти защитников Отечества либо публичное унижение чести и достоинства ветерана Великой Отечественной войны, в том числе совершенные с использованием СМИ либо информационно-телекоммуникационных сетей;
3) ч. 4.1 ст. 13.15 КоАП предусматривает ответственность за публичное распространение информации, отрицающей факты, установленные приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран "оси", либо одобряющей преступления, установленные указанным приговором, а равно публичное распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, о ветеранах Великой Отечественной войны, в том числе совершенные с использованием СМИ либо информационно-телекоммуникационных сетей;
4) ч. 6 ст. 13.15 КоАП предусматривает ответственность за производство либо выпуск продукции СМИ, содержащей публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, материалы, публично оправдывающие терроризм, или другие материалы, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, за исключением случаев, предусмотренных ст. ст. 20.3, 20.3.1, 20.3.2 и 20.29 КоАП.
Ответственность по указанным составам может наступать как для индивидуальных субъектов (физическое и должностное лицо), так и для организаций (юридических лиц).

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2021 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!