Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Комментарий к статье 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

style="max-height: 50vh;">
Комментарий к статье 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Комментарий к статье 2

1. Комментируемая Комментарий к статье раскрывает основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе. Необходимо отметить, что он изобилует новыми понятиями, не встречающимися ранее в нормативных актах.
1.1. До вступления в силу комментируемого Закона в нормативных документах понятие "инвестиционная платформа" отсутствовало. Что касается научной литературы, то в ней этот термин встречался в смысле развитых в инновационном и инвестиционном плане стран <9> или в смысле информационной платформы для обеспечения возможности потенциальным инвесторам ознакомиться с инвестиционным потенциалом того или иного региона <10>.
--------------------------------
<9> См.: Микин Р.А., Дроздовский К.И., Коокуева В.В. Уругвай как инвестиционная платформа // Евразийский союз молодых ученых. 2015. N 9-1(18). С. 77 - 81.
<10> См.: Матвеева Л.Г., Чернова О.А. Информационно-инвестиционная платформа формирования инновационного имиджа территории // Региональная экономика. Юг России. 2015. N 4(10). С. 38 - 47.

В комментируемом Законе под инвестиционной платформой понимается информационная система в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, хотя сам термин "информационная система" в Законе не раскрывается. Его определение дается в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (далее - Закон об информации), согласно которому под информационной системой понимается совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств.
Вместе с тем, на наш взгляд, более точным представляется определение инвестиционной платформы как сайта в сети Интернет, поскольку любая инвестиционная платформа представляет собой сайт, а законодательное определение информационной системы очень расплывчато.
Дальнейшее определение инвестиционной платформы осуществляется посредством перечисления ее функций. Для того чтобы информационная система была признана инвестиционной платформой, она должна использоваться для заключения договоров инвестирования с помощью информационных технологий и технических средств.
Согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" под информационной технологией понимаются процессы, методы поиска, сбора, хранения, обработки, предоставления, распространения информации и способы осуществления таких процессов и методов.
Легального общего определения технических средств действующее законодательство не содержит и, как правило, связывает такие средства с техническими устройствами в какой-либо узкой сфере деятельности: специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации (ст. 138.1 УК), техническими средствами оператора фискальных данных (ст. 3.1 Федерального закона от 22 мая 2003 г. N 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации") и т.д.
Обязательным условием инвестиционной платформы является предоставление доступа к ней исключительно оператором инвестиционной платформы, определение которого изложено в п. 7 ч. 1 комментируемой статьи.
Несмотря на то что комментируемый Закон был принят относительно недавно и понятие инвестиционной платформы является новым для отечественного законодательства, оно уже активно используется в судебных решениях (см., например, решение Арбитражного суда г. Москвы от 11 декабря 2020 г. N А40-134531/2020, оставленное без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 марта 2021 г. N 09АП-76988/20).
1.2. Понятие инвестиций для целей комментируемого Закона в силу его специфики несколько отличается от определения инвестиций в других нормативных актах. В комментируемом Законе инвестиции предстают как имущество, используемое для получения прибыли, ограниченное исключительно денежными средствами.
В других законах, например Федеральном законе от 1 апреля 2020 г. N 69-ФЗ "О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации", к имуществу, вносимому в качестве инвестиций, помимо денежных средств, относятся имущественные права и иные права, имеющие денежную оценку. ФЗ "Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений" содержит схожее определение.
Вместе с тем ограничение вносимого имущества денежными средствами представляется в данном случае вполне оправданным со стороны законодателя, учитывая особенности самого механизма привлечения инвестиций. В противном случае для оценки вносимого имущества неизбежно пришлось бы прибегать к услугам профессионального оценщика, что затруднило бы реализацию этого способа совместного инвестирования.
В комментируемом Законе под инвестициями понимается именно имущество, которое инвестор вкладывает в дело для получения прибыли или иного полезного эффекта. Этой же позиции законодатель придерживается и в ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", и в Федеральном законе от 1 апреля 2020 г. N 69-ФЗ "О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации".
Вместе с тем в Федеральном законе от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" под инвестициями понимается не имущество, а само вложение иностранного капитала, то есть процесс. Таким образом, в настоящее время разные законы, регулирующие инвестиционные отношения, содержат нетождественные определения понятия инвестиции, что крайне отрицательно сказывается как на прозрачности инвестиционного законодательства, так и на его привлекательности для потенциальных инвесторов <11>.
--------------------------------
<11> См.: Шпинев Ю.С. К вопросу о правовом регулировании инвестиционных отношений // Актуальные проблемы науки административного права. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 90-летию заслуженного деятеля науки РФ, доктора юридических наук, профессора Б.М. Лазарева. М., 2020. С. 277 - 282.

В качестве целей вложения инвестиций комментируемый Закон вслед за ФЗ "Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений" и Федеральным законом от 1 апреля 2020 г. N 69-ФЗ "О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации" указывает получение прибыли или иного полезного эффекта. И если получение прибыли всегда, со времен Ф. Кенэ <12> и Ж. Тюрго <13>, было обязательным условием вложения инвестиций, то получение иного полезного эффекта, несмотря на весь тренд социального предпринимательства, вызывает определенные вопросы. Во-первых, действующее законодательство не содержит определения этого понятия, во-вторых, инвестиции априори подразумевают получение прибыли - как в первую очередь, экономическая категория, а уж в какой форме или куда потом эту прибыли расходовать - это уже совсем другой вопрос. И в-третьих, даже судебная практика не идет дальше упоминания о полезном эффекте и не раскрывает само понятие.
--------------------------------
<12> См.: Ф. Кенэ. Объяснение "Экономические таблицы" / Тюрго А.Р.Ж., Дюпон де Немур П.С. Физиократы. Избранные экономические произведения. М.: Эксмо, 2008. С. 279 - 287.
<13> См.: Тюрго А.Р.Ж. Размышления о создании и распределении богатства / Тюрго А.Р.Ж., Дюпон де Немур П.С. Физиократы. Избранные экономические произведения. М.: Эксмо, 2008. С. 578 - 635.

Пример. В п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 147 отмечается, что в договоре, из которого возник спор, комиссии были установлены банком за совершение таких действий, которые непосредственно не создают для клиента банка какого-либо отдельного имущественного блага, не связанного с заключенным сторонами кредитным договором, или иного полезного эффекта, поэтому не являются услугой в смысле ст. 779 ГК.

Что касается способа внесения инвестиций, то комментируемая Комментарий к статье предусматривает три варианта:
- приобретение ценных бумаг;
- приобретение цифровых прав;
- предоставление займа.
При этом приобретение ценных бумаг и цифровых прав должно осуществляться в соответствии с комментируемым Законом. Сразу отметим, что в связи с принятием ФЗ "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте..." ст. 5 комментируемого Закона, непосредственно посвященная способам внесения инвестиций, дополнена еще одним способом - приобретением цифровых финансовых активов. Невключение этого способа в комментируемую статью является, скорее всего, невнимательностью законодателя.
Исходя из текста комментируемой статьи под ценной бумагой понимается цифровое свидетельство, представляющее собой неэмиссионную бездокументарную ценную бумагу, не имеющую номинальной стоимости, удостоверяющую принадлежность ее владельцу утилитарного цифрового права, распоряжаться которым имеет возможность депозитарий, и закрепляющую право ее владельца требовать от этого депозитария оказания услуг по осуществлению утилитарного цифрового права и (или) распоряжения им определенным образом (подробнее о цифровом свидетельстве см. комментарий к ст. 9).
Под цифровыми правами понимаются утилитарные цифровые права, указанные в ст. 8 комментируемого Закона.
Общее же определение цифровых прав содержится в ст. 141.1 ГК, согласно которой ими признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.
Поскольку дать более детальное определение цифровым правам в настоящее время представляется достаточно затруднительным, в первую очередь по причине большого разнообразия сходных прав, льгот и привилегий, предоставляемых различными цифровыми платформами, оговорка о признании прав цифровыми в случае указания об этом в законе представляется удачным решением проблемы <14>. На сходство данной конструкции с ценными бумагами, которые также обязательно должны быть названы в законе, указывает Председатель Суда по интеллектуальным правам Л.А. Новоселова <15>.
--------------------------------
<14> См.: Дейнеко А.Г. Цифровые права в Гражданском кодексе: ближайшие последствия и отдаленные перспективы // Труды Института государства и права Российской академии наук. 2020. Т. 15. N 2. С. 175 - 198.
<15> См.: Новоселова Л., Габов А., Савельев А., Генкин А., Сарбаш С., Асосков А., Семенов А., Янковский Р., Журавлев А., Толкачев А., Камелькова А., Успенский М., Крупенин Р., Кислый В., Жужжалов М., Попов В., Аграновская М. Цифровые права как новый объект гражданского права // Закон. 2019. N 5. С. 31 - 54.

Инвестиционные правоотношения, где денежные средства будут передаваться предоставлением займа, по общему правилу будут регулироваться нормами ст. 807 ГК, за исключением особенностей, налагаемых комментируемым Законом, который в отношении ГК является специальным законом.
Определение цифрового финансового актива раскрыто в ФЗ "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте...", согласно которому под ними понимаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном ФЗ "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте...", выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.
1.3. Под деятельностью по организации привлечения инвестиций в комментируемом Законе понимается оказание услуг по содействию в инвестировании и услуг по привлечению инвестиций с использованием инвестиционной платформы.
Из приведенного определения следует, что эта деятельность является оказанием услуг и, следовательно, за исключением изъятий, установленных комментируемым Законом, регулируется нормами гл. 37 ГК.
К таким изъятиям можно отнести указание в правилах инвестиционной платформы об отсутствии платы за оказание услуг по содействию в инвестировании и услуг по привлечению инвестиций с использованием инвестиционной платформы. В этом случае договор оказания услуг будет бесплатным и, соответственно, не может подлежать регулированию нормами о возмездном оказании услуг.
Из смысла определения можно сделать вывод, что эта деятельность не включает в себя действия непосредственно инвестора и деятельность лица, привлекающего инвестиции, а ограничивается деятельностью хозяйственного общества - оператора инвестиционной платформы.
Законодатель разграничивает услуги по содействию в инвестировании и услуги по привлечению инвестиций с использованием инвестиционной платформы.
По договору об оказании услуг по привлечению инвестиций одна сторона (оператор инвестиционной платформы) обязуется в соответствии с правилами инвестиционной платформы предоставить другой стороне (лицу, привлекающему инвестиции) доступ к инвестиционной платформе для заключения с инвестором договора инвестирования с помощью информационных технологий и технических средств этой инвестиционной платформы.
Что касается договора об оказании услуг по содействию в инвестировании, то в соответствии с ним одна сторона (оператор инвестиционной платформы) обязуется в соответствии с правилами инвестиционной платформы предоставить другой стороне (инвестору) доступ к инвестиционной платформе для заключения с лицом, привлекающим инвестиции, договора инвестирования с помощью информационных технологий и технических средств этой инвестиционной платформы.
Необходимо также отметить, что в соответствии с дословным толкованием комментируемой статьи к деятельности по организации привлечения инвестиций относится только деятельность, связанная с использованием цифровой платформы.
Подробнее о деятельности по организации привлечения инвестиций см. комментарий к ст. 3.
1.4. Под инвестором в комментируемом Законе понимается физическое лицо (гражданин) или юридическое лицо, которым оператор инвестиционной платформы оказывает услуги по содействию в инвестировании.
Понятие физического лица (гражданина) подробно раскрыто в гл. 3 ГК, и пересказывать содержащиеся в ней нормы не представляется необходимым. Отметим только, что, поскольку в определении не указано иное, инвесторами в соответствии с комментируемым Законом могут быть также иностранные граждане и лица без гражданства.
Комментарий к статье 7 комментируемого Закона ограничивает объем инвестиций, которые могут вкладывать физические лица на конкретной инвестиционной платформе, - 600 тыс. руб., если эти физические лица не являются индивидуальными предпринимателями и квалифицированными инвесторами, а также не приобрели утилитарные цифровые права по договорам, заключенным с публичным обществом.
Понятие и виды юридических лиц подробно описаны в гл. 4 ГК. Позволим себе заметить, что поскольку комментируемый Закон не содержит ограничений, то в качестве инвестора на инвестиционной платформе могут выступать как коммерческие, так и некоммерческие организации, если такие действия не будут запрещены нормативными документами последних.
Поскольку перечень инвесторов в рамках комментируемого Закона ограничен физическими и юридическими лицами, то Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования не могут выступать в качестве инвесторов в правоотношениях, регулируемых комментируемым Законом. Судя по всему, не могут быть инвесторами в контексте комментируемого Закона и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц. Что касается иностранных юридических лиц, то, поскольку комментируемый Закон не содержит ограничений, в качестве инвесторов здесь могут выступать и иностранные юридические лица.
Необходимо отметить, что определение инвестора в комментируемом Законе во многом совпадает со значением этого термина, данным в ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг". В то же время ФЗ "Об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений" в качестве инвесторов называет также Российскую Федерацию, ее субъекты, муниципальные образования, а также не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц.
1.5. Под лицом, привлекающим инвестиции, в комментируемом Законе понимается юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации, или индивидуальный предприниматель, которым оператор инвестиционной платформы оказывает услуги по привлечению инвестиций. Исходя из этого следует, что гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя, в соответствии с комментируемым Законом может быть только инвестором, но никак не лицом, привлекающим инвестиции.
Необходимо отметить, что Закон содержит определенные ограничения для лиц, привлекающих инвестиции, изложенные в ст. 14. Таким лицом не может быть лицо, которое, и (или) контролирующие лица которого, и (или) руководитель (единоличный исполнительный орган) которого не соответствуют требованиям, установленным правилами инвестиционной платформы, а также если перечисленные лица и органы включены в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, и (или) в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к распространению оружия массового уничтожения.
Отдельные ограничения введены Законом для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Так, юридическое лицо не может являться лицом, привлекающим инвестиции, в случае если:
- контролирующие лица такого юридического лица и (или) его руководитель (единоличный исполнительный орган) имеют неснятую или непогашенную судимость за преступление в сфере экономики или преступление против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления;
- в отношении руководителя (единоличного исполнительного органа) такого юридического лица не истек срок, в течение которого он считается подвергнутым административному наказанию в виде дисквалификации;
- в отношении такого юридического лица возбуждено производство по делу о банкротстве юридического лица.
Индивидуальный предприниматель не может являться лицом, привлекающим инвестиции, в случае если:
- он имеет неснятую или непогашенную судимость за преступления в сфере экономики или преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления;
- арбитражным судом в отношении такого индивидуального предпринимателя введена процедура, применяемая в деле о несостоятельности (банкротстве);
- в отношении такого индивидуального предпринимателя с даты завершения процедуры реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры не истек срок, предусмотренный ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", в течение которого он не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, а также занимать должности в органах управления юридического лица и иным образом участвовать в управлении юридическим лицом.
1.6. Под участниками инвестиционной платформы в комментируемом Законе подразумеваются инвесторы, лица, привлекающие инвестиции, а также лица, указанные в ч. 9 ст. 8 комментируемого Закона.
Понятия инвесторов и лиц, привлекающих инвестиции, были рассмотрены выше. Что касается иных лиц, то в данном случае имеется в виду право оператора инвестиционной платформы предоставить возможность приобрести или принять для учета утилитарные цифровые права при их обращении лицам, не являющимся инвесторами и лицами, привлекающими инвестиции. В этом случае оператор инвестиционной платформы осуществляет установление таких лиц по правилам, предусмотренным для установления лиц при заключении договоров об оказании услуг по содействию в инвестировании.
В качестве таких лиц могут выступать, в частности, наследники участников инвестиционной платформы, учредители юридического лица при его ликвидации (в установленных законом и уставом случаях) и т.д.
1.7. Под оператором инвестиционной платформы понимается хозяйственное общество, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации, осуществляющее деятельность по организации привлечения инвестиций и включенное Банком России в реестр операторов инвестиционных платформ.
По смыслу данного определения оператор инвестиционной платформы обязательно должен обладать четырьмя признаками:
1) это должно быть хозяйственное общество. В соответствии со ст. 66 ГК хозяйственными обществами признаются корпоративные коммерческие организации с разделенным на доли участников уставным капиталом. Имущество, созданное за счет вкладов учредителей, а также произведенное и приобретенное хозяйственным обществом в процессе деятельности, принадлежит на праве собственности хозяйственному обществу;
2) это общество должно быть создано в соответствии с отечественным законодательством, из чего следует, что иностранные хозяйственные общества, созданные в соответствии с зарубежным законодательством, не могут быть операторами инвестиционной платформы. На настоящий момент в ГК перечислены только два вида хозяйственных обществ: общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества;
3) это хозяйственное общество должно осуществлять деятельность по организации привлечения инвестиций. В соответствии со ст. 10 комментируемого Закона оператор инвестиционной платформы не вправе совмещать свою деятельность с иной деятельностью финансовой организации, за исключением следующих видов деятельности:
- деятельности организатора торговли;
- клиринговой деятельности, за исключением деятельности клиринговой организации, которой присвоен статус центрального контрагента;
- брокерской деятельности;
- дилерской деятельности;
- деятельности по управлению ценными бумагами;
- депозитарной деятельности;
- деятельности по ведению реестра владельцев ценных бумаг;
- деятельности операторов обмена цифровых финансовых активов;
- деятельности операторов информационных систем, в которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов;
- иных видов деятельности финансовых организаций, если возможность такого совмещения предусмотрена федеральным законом;
4) это общество должно быть включено Банком России в реестр операторов инвестиционных платформ в соответствии с указанием Банка России от 4 декабря 2019 г. N 5342-У "О порядке ведения реестра операторов инвестиционных платформ".
Необходимо отметить еще одно важное ограничение, налагаемое на оператора инвестиционной платформы. Размер его собственного капитала, рассчитанный в порядке, установленном нормативными актами Банка России для организаторов торговли, должен составлять не менее 5 млн руб.
Подробнее об операторе инвестиционной платформы см. комментарий к гл. 2.
1.8. Под инвестиционным предложением в комментируемом Законе понимается предложение лица, привлекающего инвестиции, заключить с ним договор инвестирования. Таким образом, инвестиционное предложение представляет оферту, направленную лицом, привлекающим инвестиции, широкому кругу лиц, акцептируя которое, эти лица заключают договоры инвестирования.
Вместе с тем ст. 13 комментируемого Закона определяет случаи, когда инвестиционное предложение может быть адресовано. В случае если привлечение инвестиций осуществляется путем привлечения займов, размещения акций непубличных акционерных обществ либо облигаций без государственной регистрации их выпуска (дополнительного выпуска) и регистрации проспекта облигаций, инвестиционное предложение должно быть адресовано только одному инвестору или нескольким конкретным инвесторам (закрытое инвестиционное предложение).
Некоторые ученые считают это неявное ограничение одним из барьеров от превращения инвестиционных платформ в новый вид финансовых пирамид <16>.
--------------------------------
<16> См.: Габов А.В., Хаванова И.А. Краудфандинг: законодательное оформление WEB-модели финансирования в контексте правовой доктрины и зарубежного опыта // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2020. Вып. 47. С. 28 - 44.

В инвестиционном предложении должны быть указаны срок его действия и минимальный объем денежных средств инвесторов, достижение которого является необходимым условием для заключения договора инвестирования. В инвестиционном предложении также должен быть указан максимальный объем денежных средств инвесторов, по достижении которого действие такого инвестиционного предложения прекращается. При этом максимальный объем денежных средств инвесторов считается достигнутым в случае принятия инвесторами инвестиционного предложения денежных средств на сумму, равную указанному максимальному объему денежных средств. Инвестиционное предложение о заключении договора о приобретении утилитарных цифровых прав должно содержать условия их обращения и прекращения.
Подробнее об инвестиционном предложении см. комментарий к ст. 13.
1.9. Под договором инвестирования в комментируемом Законе понимается договор между инвестором и лицом, привлекающим инвестиции, по которому осуществляется инвестирование с использованием инвестиционной платформы способами, предусмотренными этим Законом.
Такой договор должен быть заключен с помощью инвестиционной платформы путем принятия инвестиционного предложения лица, привлекающего инвестиции, и перечисления на его банковский счет денежных средств инвесторов. Договоры инвестирования считаются заключенными с момента поступления денежных средств инвесторов с номинального счета оператора инвестиционной платформы на банковский счет лица, привлекающего инвестиции. Заключение договора инвестирования подтверждается выпиской из реестра договоров, выдаваемой оператором инвестиционной платформы.
Заключение договора инвестирования, по которому приобретаются утилитарные цифровые права, также может быть подтверждено непосредственно информацией в реестре договоров, если такая информация вносится в реестр договоров.
Подробнее о договоре инвестирования см. комментарий к ст. 13.
1.10. Перечень утилитарных цифровых прав указан в ст. 8 комментируемого Закона. К ним, в частности, относятся:
- право требовать передачи вещи;
- право требовать передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и прав использования результатов интеллектуальной деятельности;
- право требовать выполнения работ и оказания услуг.
Для того чтобы цифровые права были признаны утилитарными, они должны возникнуть в качестве цифрового права на основании договора о приобретении утилитарного цифрового права, при этом такой договор должен быть заключен с использованием инвестиционной платформы по правилам комментируемого Закона.
Следует согласиться с учеными, указывающими на высокую степень тавтологичности такого определения утилитарных цифровых прав, содержащихся в п. 3 ст. 8 настоящего Федерального закона <17>. По мнению исследователей, выделять утилитарные цифровые права в отдельный вид цифровых прав лишь на том основании, что их приобретение и дальнейший оборот связаны исключительно с инвестиционной цифровой платформой и сетью Интернет, было нецелесообразно. С этим трудно не согласиться, поскольку новым в этом способе инвестирования является только использование инвестиционной платформы, а сам механизм, цифровые права и связанные с ними правоотношения давно присутствуют в нормах классического и финансового права.
--------------------------------
<17> См.: Армянов А.А., Руева Е.О., Чигак А.А. Цифровые права - новые горизонты или юридический тупик // Правосудие. 2020. Т. 2. N 1. С. 131 - 149.

Подробнее об утилитарных цифровых правах см. комментарий к ст. 8.
1.11. Под раскрытием информации оператором инвестиционной платформы в комментируемом Законе понимается обеспечение доступности информации неопределенному кругу лиц путем размещения информации в свободном доступе в сети Интернет на сайте, владельцем которого является оператор инвестиционной платформы.
Отметим, что сама деятельность оператора инвестиционной платформы по организации привлечения инвестиций может осуществляться исключительно при условии раскрытия правил инвестиционной платформы. Состав раскрываемой информации, а также порядок и сроки ее раскрытия должны содержаться в правилах инвестиционной платформы.
Следует отметить, что в соответствии со ст. 12 комментируемого Закона раскрытие недостоверной, неполной или вводящей в заблуждение информации об инвестиционной платформе и ее операторе является основанием для ответственности оператора инвестиционной платформы.
Раскрытию подлежит следующая информация:
- информация об операторе инвестиционной платформы и о его деятельности;
- правила инвестиционной платформы со всеми внесенными в них изменениями;
- порядок действий, необходимых для присоединения к договору об оказании услуг по привлечению инвестиций, к договору об оказании услуг по содействию в инвестировании, и порядок действий, необходимых для инвестирования с использованием инвестиционной платформы;
- информация о действиях, которые могут быть предприняты инвестором в случае неисполнения обязательств лицом, привлекающим инвестиции;
- годовой отчет оператора инвестиционной платформы о результатах деятельности по организации привлечения инвестиций;
- срок восстановления функционирования инвестиционной платформы в случае нарушения ее функционирования;
- информация о том, является ли признание оператором инвестиционной платформы гражданина квалифицированным инвестором необходимым условием для оказания ему услуг по содействию в инвестировании;
- иная информация, предусмотренная настоящим Федеральным законом.
Подробнее о раскрытии информации см. комментарий к ст. 15.
1.12. Под мобильным приложением в комментируемом Законе понимается программное обеспечение, применяемое физическими лицами с использованием технического устройства (мобильного телефона, смартфона или компьютера, включая планшетный компьютер), подключенного к сети Интернет, для доступа к инвестиционной платформе.
Информация о порядке применения мобильного приложения либо указание на то, что для доступа к инвестиционной платформе мобильное приложение не применяется, должна содержаться в правилах инвестиционной платформы.
Отметим, что несмотря на широкое распространение мобильных приложений в нашей жизни, комментируемый Закон является вторым по счету федеральным законом, содержащим определение понятия "мобильное приложение". Впервые такое определение было введено в ст. 3 Федерального закона от 27 ноября 2018 г. N 422-ФЗ "О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима "Налог на профессиональный доход", откуда практически без изменений перекочевало в комментируемый Закон.
Вместе с тем представляется некорректным включение в перечень мобильных приложений компьютера, поскольку тогда не понятно отличие мобильного приложения от обычной программы, позволяющей физическим лицам работать с инвестиционной платформой. Суть мобильного приложения заключается именно в том, что оно предназначено для работы на смартфонах, планшетах и других мобильных устройствах, но не на компьютерах.
2. Согласно ч. 2 комментируемой статьи понятия "контролирующее лицо" и "подконтрольное лицо (подконтрольная организация)" используются в комментируемом Законе в значении, определенном ФЗ "О рынке ценных бумаг".
В указанном Законе под контролирующем лицом понимается лицо, имеющее право прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) распоряжаться в силу участия в подконтрольной организации и (или) на основании договоров доверительного управления имуществом и (или) простого товарищества, и (или) поручения, и (или) акционерного соглашения, и (или) иного соглашения, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) подконтрольной организации, более 50% голосов в высшем органе управления подконтрольной организации либо право назначать (избирать) единоличный исполнительный орган и (или) более 50% состава коллегиального органа управления подконтрольной организации.
В свою очередь, под подконтрольным лицом (подконтрольной организацией) понимается юридическое лицо, находящееся под прямым или косвенным контролем контролирующего лица.
3. Понятие "информационная система" используется в комментируемом Законе в значении, определенном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Информационная система - совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!