Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Комментарий к статье 6. Ограничения на привлечение инвестиций

style="max-height: 50vh;">
Комментарий к статье 6. Ограничения на привлечение инвестиций

Комментарий к статье 6

1. Настоящая Комментарий к статье содержит ограничения на привлечение инвестиций с использованием инвестиционных платформ.
В соответствии с ч. 1 комментируемой статьи в течение одного календарного года одно лицо может привлечь с использованием инвестиционных платформ инвестиции на сумму, соответствующую значению, при котором составление и регистрация проспекта ценных бумаг не являются обязательными.
В соответствии с подп. 4 п. 1 ст. 22 ФЗ "О рынке ценных бумаг" сумма денежных средств, привлекаемых эмитентом путем размещения эмиссионных ценных бумаг одного или нескольких выпусков (дополнительных выпусков) в течение одного календарного года, не превышает 1 млрд руб. Иными словами, в течение одного календарного года одно лицо может привлечь с использованием инвестиционных платформ инвестиций на сумму, не превышающую 1 млрд руб.
Согласно п. 1 ст. 22 ФЗ "О рынке ценных бумаг" регистрация выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, размещаемых путем подписки, должна сопровождаться составлением и регистрацией проспекта ценных бумаг, за исключением случаев, если соблюдается хотя бы одно из следующих условий:
1) в соответствии с условиями размещения эмиссионных ценных бумаг они предлагаются только квалифицированным инвесторам и лицам, имеющим преимущественное право приобретения размещаемых акций и (или) эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции;
2) в соответствии с условиями размещения акций и (или) эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, они предлагаются только лицам, которые на определенную дату являлись или являются акционерами акционерного общества - эмитента;
3) в соответствии с условиями размещения эмиссионных ценных бумаг они предлагаются заранее определенному кругу лиц, число которых не превышает 150, без учета квалифицированных инвесторов и лиц, имеющих преимущественное право приобретения соответствующих ценных бумаг;
4) сумма денежных средств, привлекаемых эмитентом путем размещения эмиссионных ценных бумаг одного или нескольких выпусков (дополнительных выпусков) в течение одного календарного года, не превышает 1 млрд руб.;
5) сумма привлекаемых эмитентом, являющимся кредитной организацией, денежных средств путем размещения облигаций одного или нескольких выпусков (дополнительных выпусков) в течение одного календарного года не превышает 4 млрд руб.;
6) в соответствии с условиями размещения эмиссионных ценных бумаг сумма денежных средств, вносимая в их оплату каждым из потенциальных приобретателей, за исключением лиц, осуществляющих преимущественное право приобретения соответствующих ценных бумаг, составляет не менее 1 млн 400 тыс. руб.;
7) облигации размещаются в рамках программы облигаций и с даты регистрации проспекта облигаций, зарегистрированного в отношении программы облигаций, не истек один год.
Таким образом, несмотря на то что в комментируемом Законе не содержится указания на рисковый характер деятельности по привлечению инвестиций с использованием инвестиционных платформ, тем не менее законодатель пытается ограничить потенциальные потери инвестора.
2. Установленные в ч. 1 комментируемой статьи ограничения не распространяются на публичные акционерные общества, привлекающие инвестиции путем приобретения инвесторами утилитарных цифровых прав и (или) цифровых финансовых активов.
Согласно ч. 1 ст. 8 комментируемого Закона к утилитарным цифровым правам относятся:
- право требовать передачи вещи (вещей);
- право требовать передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и (или) прав использования результатов интеллектуальной деятельности;
- право требовать выполнения работ и (или) оказания услуг.
При этом утилитарными цифровыми правами не могут являться право требовать имущество, права на которое подлежат государственной регистрации, и (или) право требовать имущество, сделки с которым подлежат государственной регистрации или нотариальному удостоверению.
Кроме того, права являются утилитарными цифровыми, если они изначально возникли в качестве цифрового права на основании договора о приобретении утилитарного цифрового права, заключенного с использованием инвестиционной платформы, в соответствии с правилами ст. 13 комментируемого Закона.
В ч. 2 ст. 1 ФЗ "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте..." содержится определение цифровых финансовых активов, которыми признаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном ФЗ "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте...", выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы.
Таким образом, можно сделать вывод, что цифровые финансовые активы по юридической природе не являются новыми объектами гражданских прав. Выделение данной категории обосновано специальными требованиями к их форме <30>.
--------------------------------
<30> См.: Гринь О.С. Обязательственные отношения по поводу цифровых объектов гражданских прав // Lex russica. 2020. N 10. С. 25.

В судебной практике цифровые финансовые активы также относятся к объектам гражданских прав.

Пример. Между истцом и ответчиком заключено соглашение на получение истцом доступа к системе "AirBitClub", содержащей для лица, получившего такой доступ, имущественное право членства в клубе, выраженное в цифровых финансовых активах в виде установленных правилами информационной системы условных единиц, которые по правилам и условиям "AirBitClub" возможно преобразовывать по своему усмотрению в цифровые активы в виде криптовалюты Bitcoin, в валюту Российской Федерации (рубль), а также в иностранную валюту по выбору истца (доллары США, евро и т.д.).
Т. перечислил Щ. денежные средства. М. от Щ., зарегистрированного в системе "AirBitClub" под псевдонимом Kolare, получила внутреннюю валюту. В тот же день М. выполнила перевод истцу на учетную запись под псевдонимом mr. barboro, факт принадлежности которой к себе истец не оспаривает.
В рамках достигнутого между сторонами соглашения в счет переведенных Т. денежных средств Щ. выполнена услуга по подключению истца к системе "AirBitClub" с формированием учетной записи истца и пополнением счета истца в системе виртуальной валютой (внутренней валюты) системы, по предоставлению членства в клубе, выраженного в цифровых финансовых активах в виде установленных правилами информационной системы условных единиц (внутренней валюте), которые истец мог в будущем при активной работе в данном клубе преобразовывать по своему усмотрению в цифровые активы в виде криптовалюты Bitcoin, в валюту Российской Федерации (рубль), а также в иностранную валюту по выбору истца (доллары США, евро и т.д.). Об этом свидетельствует информация с учетной записи ответчика "Enclase".
Разрешая возникший спор по существу, суд первой инстанции, установив, что между истцом и ответчиком заключен договор на оказание услуг, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований. Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленные исковые требования, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истец не имел намерения безвозмездно передать ответчику спорные денежные средства, благотворительная помощь им также не оказывалась, поэтому на стороне ответчика после получения денежных средств возникло соответствующее обязательство.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда апелляционной инстанции, поскольку они основаны на правильном применении норм материального права и соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Анализируя вышеизложенное и представленные в деле доказательства, суд апелляционной инстанции с учетом положений норм действующего законодательства обоснованно пришел к выводу о том, что истцом доказано отсутствие между сторонами каких-либо договорных обязательств, задолженность истца перед ответчиком какими-либо доказательствами не подтверждается (см. Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 21 апреля 2021 г. N 88-4568/2021). Таким образом, в рассматриваемом деле суд встал на сторону инвестора и вынес решение о возврате вложенных денежных средств.

3. В ч. 3 комментируемой статьи содержится правило, согласно которому, если инвестирование с использованием инвестиционной платформы осуществляется путем приобретения размещаемых ценных бумаг, такие ценные бумаги могут размещаться только путем закрытой подписки в соответствии с требованиями ФЗ "О рынке ценных бумаг".
Размещение ценных бумаг по закрытой подписке может осуществляться как публичным, так и непубличным обществом. При размещении ценных бумаг путем закрытой подписки заранее определяется круг лиц, которым такие ценные бумаги предлагаются для приобретения. Наиболее распространены следующие способы определения круга лиц, участвующих в закрытой подписке:
а) поименное указание таких субъектов;
б) указание на наличие связи с обществом (кредиторы);
в) указание на определенные свойства таких субъектов (только акционеры общества, обладающие акциями определенного типа (категории)) <31>.
--------------------------------
<31> См.: Корпоративное право: Учебник / А.В. Габов, Е.П. Губин, С.А. Карелина и др.; Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: Статут, 2019.

Защита прав и законных интересов инвесторов осуществляется с учетом положений ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг". Положения данного Закона направлены на защиту прав и законных интересов, прежде всего инвесторов - физических лиц, не обладающих специальными знаниями.
Целью введения указанных ограничений можно назвать предотвращение создания финансовых пирамид с использованием инвестиционных платформ. Современное инвестиционное законодательство содержит положения, направленные на повышение уровня информированности и финансовой грамотности граждан, желающих вложить свои сбережения и стать участниками финансового рынка.
Государственное регулирование обеспечивает создание возможностей для секьюритизации широкого круга активов, внедряет механизмы, позволяющие гражданам-инвесторам, участвующим в финансовых правоотношениях, защитить свои инвестиции, создав условия для снижения рисков индивидуальных инвестиций.
Соответственно, в качестве целей ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" законодатель определил:
- обеспечение государственной и общественной защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц, объектом инвестирования которых являются эмиссионные ценные бумаги;
- определение порядка выплаты компенсаций и предоставления иных форм возмещения ущерба инвесторам - физическим лицам, причиненного противоправными действиями эмитентов и других участников рынка ценных бумаг.
Приведенные в комментируемом Законе и в ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" положения направлены на пресечение мошенничества при привлечении денежных средств непрофессиональных инвесторов, в том числе с использованием инвестиционных платформ. Как отмечают исследователи, только время покажет, насколько в новой модели российского правового регулирования краудфандинга удалось обеспечить баланс между принципами свободы экономической деятельности и безопасности <32>.
--------------------------------
<32> См.: Габов А.В., Хаванова И.А. Краудфандинг: законодательное оформление WEB-модели финансирования в контексте правовой доктрины и зарубежного опыта // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2020. N 1. С. 41.

4. Контроль за соблюдением ограничений, установленных ч. 1 комментируемой статьи, в отношении лица, привлекающего инвестиции, обязан осуществлять оператор инвестиционной платформы при каждом привлечении таким лицом инвестиций с использованием инвестиционной платформы этого оператора.
Настоящий Федеральный закон под оператором инвестиционной платформы понимает хозяйственное общество, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации, осуществляющее деятельность по организации привлечения инвестиций и включенное Банком России в реестр операторов инвестиционных платформ.

Справка. По состоянию на 1 сентября 2021 г. в реестр операторов инвестиционных платформ включено 46 операторов <33>.
--------------------------------
<33> См.: Официальный сайт Банка России [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://cbr.ru/finm_infrastructure/oper/ (дата обращения: 01.09.2021).

Для включения в реестр операторов инвестиционных платформ организация должна направить в Банк России заявление и документы, предусмотренные п. 4 указания Банка России от 4 декабря 2019 г. N 5342-У "О порядке ведения реестра операторов инвестиционных платформ". Сделать это можно с помощью личного кабинета участника информационного обмена.
Основными участниками отношений по привлечению инвестиций с использованием инвестиционных платформ являются операторы инвестиционных платформ. Их деятельность заключается в том, что, создавая электронную платформу, операторы позволяют заключать инвестиционные договоры лицам, желающим привлечь инвестиции, и инвесторам. Иными словами, операторы инвестиционных платформ осуществляют деятельность по организации сбора денежных средств путем создания информационной системы в сети Интернет. Соответственно, оператор управляет техническим устройством (инвестиционной платформой).
При этом оператор инвестиционной платформы оказывает услуги посредством заключения договоров двух видов:
а) с лицом, привлекающим инвестиции, - договор об оказании услуг по привлечению инвестиций;
б) с инвестором - договор об оказании услуг по содействию в инвестировании.
Оба договора являются договорами присоединения, условия которых определяются оператором инвестиционной платформы в правилах инвестиционной платформы.
Для осуществления деятельности по организации привлечения инвестиций оператору инвестиционной платформы открываются один или несколько номинальных счетов. В случае если такой номинальный счет открыт для совершения операций с денежными средствами, права на которые принадлежат нескольким инвесторам, оператор инвестиционной платформы ведет учет денежных средств каждого инвестора. Банк России вправе установить порядок ведения оператором инвестиционной платформы такого учета (ч. 9 ст. 13 комментируемого Закона).
Понятие договора номинального счета содержится в ст. 860.1 ГК, согласно которой номинальный счет может открываться владельцу счета для совершения операций с денежными средствами, права на которые принадлежат другому лицу - бенефициару. Права на денежные средства, поступающие на номинальный счет, в том числе в результате их внесения владельцем счета, принадлежат бенефициару. Номинальный счет может открываться для совершения операций с денежными средствами, права на которые принадлежат нескольким лицам - бенефициарам, за исключением случаев, установленных законом.
Существенным условием договора номинального счета является указание бенефициара либо порядка получения информации от владельца счета о бенефициаре или бенефициарах, а также основание их участия в отношениях по договору номинального счета (п. 2 ст. 860.1 ГК).
Таким образом, оператор инвестиционной платформы выступает владельцем номинального счета, а в качестве бенефициаров по договору номинального счета выступают инвесторы.
Оператор инвестиционной платформы заключает договоры инвестирования с помощью информационных технологий и технических средств инвестиционной платформы путем принятия инвестиционного предложения лица, привлекающего инвестиции, и перечисления на его банковский счет денежных средств инвесторов. Договоры инвестирования считаются заключенными с момента поступления денежных средств инвесторов с номинального счета оператора инвестиционной платформы на банковский счет лица, привлекающего инвестиции (ч. 1 ст. 13 комментируемого Закона).
Поскольку оператор инвестиционной платформы является организатором инвестиционных отношений, то он несет гражданско-правовую ответственность в виде возмещения убытков за неисполнение или ненадлежащее исполнение заключенных им договоров об оказании услуг с инвестором и с лицом, привлекающим инвестиции.
Учитывая, что оператор обеспечивает функционирование лишь созданной им инвестиционной платформы, он не имеет юридической и технической возможности проверить соблюдение ограничений по привлечению инвестиций лицами, привлекающими инвестиции с использований инвестиционных платформ разных операторов. Это означает, что фактически оператор инвестиционной платформы имеет возможность осуществлять контроль за соблюдением ограничений по привлечению инвестиций, только если лицо использует инвестиционную платформу одного оператора.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!