Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Комментарий к статье 39. Принятие решений по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, единственным участником общества

style="max-height: 50vh;">
Статья 39. Принятие решений по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, единственным участником общества

Комментарий к статье 39

1. Статья 39 Закона об ООО посвящена регламентации принятия решения по вопросам компетенции общего собрания единственным участником ООО.
Общество с ограниченной ответственностью может учреждаться одним лицом или состоять из одного лица (п. 2 ст. 88 ГК РФ). Этим лицом может быть как гражданин, так и юридическое лицо, если иными нормативно-правовыми актами не установлено ограничений по поводу их участия <1>.
--------------------------------
<1> О возможности создания и особенностях ООО с единственным участником см. комментарий к ст. 7 Закона об ООО.

1(1). В "компаниях одного лица" полномочия общего собрания реализуются его единственным участником. В связи с этим актуальным становится вопрос о наличии у компаний данного вида такого признака, как обладание самостоятельной волей как таковой, не тождественной воле участника. М.И. Кулагин обращал внимание на то, что "в "компании одного лица" по букве закона должны существовать все обычные для традиционного юридического лица органы - общее собрание, правление, ревизоры, по на практике они отсутствуют, поскольку собственник концентрирует в своих руках все управленческие функции и воплощает в себе все органы компании" <1>.
--------------------------------
<1> Кулагин М.И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. М.: Статут (в серии "Классика российской цивилистики"). С. 21 - 22.

Однако при наличии определенных особенностей в обществе с ограниченной ответственностью с единственным участником имеются все органы управления, подобно традиционной корпорации, включая общее собрание участников как высший орган управления.
Компетенция единственного участника общества в роли высшего органа управления по объему и порядку формирования соответствует компетенции общего собрания ООО с несколькими участниками.
Таким образом, исходя из содержания комментируемой статьи решение общего собрания участников для компании одного лица заменяется решением единственного участника общества в рамках компетенции, принадлежащей общему собранию.
1(2). Вопрос о соотношении решения единственного участника общества и решения собрания гражданско-правового сообщества не раз становился предметом дискуссий. Как разъяснено в п. 103 Постановления Пленума ВС РФ N 25, по смыслу п. 1 ст. 2, п. 6 ст. 50 и п. 2 ст. 181.1 ГК РФ под решениями собраний понимаются решения гражданско-правового сообщества, т.е. определенной группы лиц, наделенной полномочиями принимать на собраниях решения, с которыми закон связывает гражданско-правовые последствия, обязательные для всех лиц, имевших право участвовать в таком собрании, а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений. Из ст. 181.1 ГК РФ следует, что решение собрания есть акт выражения коллективной воли. При этом в отличие от односторонних сделок или договоров для того, чтобы решение получило силу, не требуется, чтобы воля была изъявлена всеми субъектами, которым предоставлено право принятия решения <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к главам 6 - 12 / Д.Х. Валеев [и др.]; под ред. Л.В. Санниковой. М.: Статут, 2014; СПС "".

В свою очередь, единственный участник (акционер) хозяйственного общества единолично формирует волю такого общества, являющегося самостоятельным субъектом права.
Представляется, что признание решения единственного участника общества решением общего собрания является фикцией, допускаемой в силу функционального сходства и целей принятия решений общих собраний участников и решений единственного участника, влекущего для корпорации определенные юридические последствия.
1(3). Как следует непосредственно из текста Закона, решения единственного участника оформляются письменно и в случаях, предусмотренных федеральным законом, должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения.
Если единственный участник общества - гражданин, то он принимает решение, оформляет его в письменном виде в соответствии с требованиями закона и устава общества.
Если единственный участник общества является юридическим лицом, что также допускается законом, при практической реализации законодательных норм возникает вопрос: какой орган управления основного общества реализует полномочия общего собрания участников дочернего общества со 100%-ным участием в его уставном капитале? С.Д. Могилевский, исходя из подразделения органов на волеобразующие и волеизъявляющие, справедливо полагает, что единственным органом, полномочным принять решение за общее собрание участников дочернего общества, является единоличный исполнительный орган основного общества: "В том случае, когда мы имеем дело с обществом одного лица, решение, принимаемое органом управления основного общества (т.е. органом единственного акционера) по вопросам компетенции общего собрания дочернего общества, не имеет характера прямого действия, поскольку оно направлено не в отношении органов своего юридического лица (основного общества), а в отношении другого юридического лица - дочернего общества. И поэтому одного такого решения явно недостаточно, поскольку ни совет директоров, ни правление, хотя и формируя волю своего юридического лица, по своему статусу не могут действовать от имени своего общества, изъявляя эту волю вовне. Наряду с принятым решением одного из этих органов необходимо решение того органа, который согласно закону может изъявлять волю юридического лица вовне, действуя от его имени. Таким органом является единоличный исполнительный орган основного общества" <1>. Решение общего собрания участников "компании одного лица" должно оформляться аналогично решению единственного участника о создании общества (в обоих случаях мы говорим о результате волеизъявления единственного учредителя организации). Решение общего собрания общества с единственным участником - юридическим лицом подписывает единоличный исполнительный орган основного общества или по его доверенности любое другое лицо.
--------------------------------
<1> Могилевский С.Д. Актуальные проблемы образования органов акционерных обществ и формирования их компетенции // Предпринимательское право. 2005. N 3; СПС "".

Зачастую единоличный исполнительный орган основного общества может быть ограничен собственным уставом в принятии решений в отношении дочерних обществ необходимостью согласования таких решений с органами управления основного общества. Например, полномочия единоличного исполнительного органа основного общества (владельца 100% уставного капитала дочерних обществ) могут быть ограничены по усмотрению основного общества путем передачи вопросов, связанных с реализацией прав, вытекающих из владения долями участия дочерних обществ, для предварительного согласования с советом директоров или правлением этого основного общества, а также, возможно, и с его общим собранием (если это непубличное общество) в рамках дополнительной компетенции этих органов (ст. 32, 33 Закона об ООО).
1(4). В какой форме должно оформляться решение общего собрания участников в "компании одного лица"? Должен ли это быть традиционный протокол общего собрания участников дочернего общества, в котором принимает участие единственный участник этого общества, или это должно быть решение органа управления самого основного общества, если единственный участник - юридическое лицо?
Как следует из изложенного выше, это должно быть решение единственного участника, оформленное подобно решению единственного учредителя об учреждении общества.
Иногда обществам с единственным участником приходится сталкиваться с формальным подходом государственных органов и контрагентов в понимании принятого решения. Например, в практике ФАС России можно найти достаточно много примеров, когда обществу с единственным участником отказывали в допуске к участию в торгах. При этом во многих ситуациях конкурсной документацией необоснованно и в противоречие закону предусматривалась необходимость представления заверенной копии утвержденного бухгалтерского баланса за последний год с представлением заверенной копии протокола общего собрания участников общества об утверждении бухгалтерского баланса. При этом не учитывалось, что в силу комментируемой статьи Закона об ООО утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов оформляется решением единственного участника и протокол в данном случае не составляется (не требуется) <1>.
--------------------------------
<1> См., например: решения Тульского УФАС России от 29 января 2020 г. по делу N 071/10/18.1-70/2020; Новгородского УФАС России от 16 ноября 2018 г. 2018 г. Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте: https://solutions.fas.gov.ru (по состоянию на 30.11.2018).

1(5). Принятие решения общего собрания общества по доверенности не считается нарушением, даже если речь идет об обществе с единственным участником. Так, в одном из споров участник общества заявил, что его представитель не был уполномочен на увеличение уставного капитала общества и на включение себя в состав его участников. Однако суды отказали в удовлетворении иска, опираясь на то, что в доверенности, выданной участником представителю, имелось право на представление интересов доверителя (участника общества) при принятии решения и участник не вправе обжаловать решение в связи с тем, что его представитель голосовал за его принятие <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 мая 2018 г. N Ф01-1516/2018 по делу N А43-26992/2015.

1(6). Требование о подтверждении решения единственного участника общества путем нотариального удостоверения в случаях, предусмотренных федеральным законом <1>, введено в ст. 39 Закона об ООО Законом от 1 июля 2021 г. N 267-ФЗ, вступившим в силу с момента его принятия.
--------------------------------
<1> Таким случаем, в частности, является увеличение уставного капитала общества. Согласно п. 3 ст. 17 Закона об ООО факт принятия решения общего собрания участников общества об увеличении уставного капитала и состав участников общества, присутствовавших при принятии указанного решения, факт принятия решения единственным участником общества об увеличении уставного капитала должны быть подтверждены путем нотариального удостоверения.

Согласно подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ решение общего собрания ООО должно быть удостоверено. Как следует из указанной нормы Гражданского кодекса, принятые на собрании участников решения должны быть нотариально удостоверены, если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иным способом, не противоречащим закону) не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно.
Президиум Верховного Суда РФ в п. 3 Обзора судебной практики от 25 декабря 2019 г. выразил позицию, что требование о нотариальном удостоверении, установленное ст. 67.1 ГК РФ, распространяется и на решения единственного участника. Согласно примеру из Обзора общество обратилось в регистрирующий орган с заявлением о внесении в ЕГРЮЛ сведений о начале процедуры реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица. Регистрирующий орган вынес решение об отказе в государственной регистрации юридического лица в связи с отсутствием нотариального удостоверения решения единственного участника общества, необходимого в силу подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ. Верховный Суд РФ подчеркнул, что закон не содержит исключения в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении.
Такое толкование положений корпоративного законодательства требует пояснения. Как следует из Гражданского кодекса в толковании Верховного Суда РФ, в уставе общества с единственным участником допустимо выбрать любую форму подтверждения принятого решения из перечня, содержащегося в подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ. В случае если участник общества с ограниченной ответственностью выберет простую письменную форму для оформления своих решений, ему необходимо будет такой выбор (решение) удостоверить нотариально <1>.
--------------------------------
<1> Вопрос о возможности определения альтернативного способа удостоверения факта принятия решения единственным участником общества не является бесспорным. Действительно, может ли подписание решения единственным участником быть одновременно способом его удостоверения? Подпись единственного участника является обязательным реквизитом такого решения, т.е. по своей сути никакого дополнительного подтверждения в случае применения данного способа не осуществляется. Представляется, что применение альтернативного способа в виде подписания решения единственного участника самим единственным участником (даже если этот способ предварительно нотариально удостоверен) не достигает целей регулирования, которые преследовал законодатель, устанавливая в п. 3 ст. 67.1 ГК РФ необходимость удостоверения решений общих собраний. С другой стороны, возможность для единственного участника нотариально удостоверить альтернативный способ подтверждения решения, в том числе путем его подписания единственным участником, сохраняет для участника возможность выбора, экономит организационные и материальные расходы, что имеет особое значение для принадлежащих к малому бизнесу ООО с множеством участников. Развитие законодательства в этой части (Закон от 1 июля 2021 г. N 225-ФЗ) идет по "мягкому" варианту, предусматривая необходимость нотариального удостоверения лишь тех решений, удостоверение которых требуется в соответствии с федеральным законом, а не каждого решения единственного участника.

Проблема заключается в том, что в ранее выпущенных разъяснениях компетентных органов подчеркивалось, что подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ не содержит требования о нотариальном удостоверении решения, принятого единственным участником общества <1>. До последнего времени отсутствовала и форма такого документа, составляемого нотариусом, утвержденная Министерством юстиции РФ. Поэтому Федеральная налоговая палата <2> была вынуждена пояснить, что нотариальное действие - удостоверение решения органа управления юридического лица, совершаемое в соответствии со ст. 103.10 Основ законодательства РФ о нотариате, применяется только при удостоверении решений коллегиальных органов управления юридического лица, поскольку требует участия нотариуса в собрании или заседании органа управления. Однако с учетом нового толкования Верховным Судом РФ правил подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, содержащегося в п. 3 Обзора судебной практики от 25 декабря 2019 г., ФНП разъяснила: "Исходя из системного толкования статьи 67.1 ГК РФ, статей 17 (пункт 3) и 39 ФЗ об ООО, а также пункта 3 Обзора, решение единственного участника общества с ограниченной ответственностью может быть подтверждено в достаточной степени путем проверки личности и полномочий лица, подписывающего соответствующий документ, что полностью соответствует действиям, совершаемым нотариусом при свидетельствовании подлинности подписи". Поэтому в отсутствие утвержденной формы нотариального документа с даты утверждения Обзора судебной практики от 25 декабря 2019 г., с учетом принятия разъяснений ФНП, содержащихся в письме от 15 января 2020 г. N 121/03-16-3, для подтверждения решения единственного участника ООО свидетельствовалась подлинность подписи единственного участника общества на таком решении. Однако в последующем письме Минюста России <3> было подчеркнуто, что позиция ФНП об отсутствии необходимости нотариального удостоверения решения единственного участника ООО противоречит разъяснению, данному в п. 3 Обзора, и является необоснованной, т.е. при свидетельствовании принятого единственным участником общества с ограниченной ответственностью решения требуется использовать форму, предназначенную для удостоверения решения собрания, но с указанием, что в данном случае в собрании участвует одно лицо. Получается, что с 13 марта 2021 г. необходимо удостоверять решение единственного участника общего собрания общества с ограниченной ответственностью по форме, утвержденной Минюстом России для собраний общих собраний участников ООО. Позднее Минюст России утвердил форму свидетельства об удостоверении решения единственного участника юридического лица <4>.
--------------------------------
<1> Письмо ФНП от 1 сентября 2014 г. N 2405/03-16-3; письмо Банка России от 25 ноября 2015 г. N 06-52/10054 "О некоторых вопросах применения Федерального закона от 29.06.2015 N 210-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации"; письмо ФНС России от 28 декабря 2016 г. N ГД-4-14/25209@ "О направлении Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 4 (2016)"; Постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 марта 2017 г. N Ф01-399/2017 по делу N А39-3999/2016, Первого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2016 г. по делу N А39-3999/2016, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 февраля 2018 г. N 18АП-68/2018 по делу N А76-17157/2016, и др.
<2> Письмо ФНП от 15 января 2020 г. N 121/03-16-3.
<3> Письмо Минюста России от 13 марта 2020 г. N 12-28764/20 "О нотариальном удостоверении решения единственного участника ООО".
<4> Приказ Минюста России от 30 сентября 2020 г. N 226 "Об утверждении форм реестров регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств, удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах и порядка их оформления" (вместе с Формами реестров регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств, удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах, Порядком оформления форм реестров регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств, удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах, утв. решением Правления ФНП от 16 сентября 2020 г. N 16/20) (зарегистрировано в Минюсте России 5 октября 2020 г. N 60215).

Законом от 1 июля 2021 г. N 267-ФЗ были внесены изменения в ст. 103.10-1 Основ законодательства РФ о нотариате "Удостоверение решения единственного участника юридического лица", согласно которой "По просьбе единственного участника юридического лица нотариус удостоверяет факт принятия решения единственным участником юридического лица, о чем выдает свидетельство.
Нотариус устанавливает личность единственного участника юридического лица, его полномочия и право на принятие решения".
Резкая смена подхода Верховным Судом РФ к толкованию закона в отношении проблемы подтверждения принятого решения единственным участником ООО и внесение соответствующих изменений в законодательство обосновываются целью исключить фальсификацию решений, принимаемых высшим органом управления общества в "компании одного лица".
В условиях корпоративных конфликтов и распространения рейдерских захватов нередки случаи, когда в судах рассматриваются споры о восстановлении корпоративного контроля единственного участника в связи с разного рода фальсификациями. В частности, для целей регистрации данных о внесении изменений в сведения о юридическом лице нередко представляются документы, свидетельствующие о смене генерального директора <1>, о ликвидации общества <2> или увеличении уставного капитала за счет включения в состав участников нового лица <3>, которые не соответствуют действительности.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 2 февраля 2018 г. N 305-ЭС17-18148 по делу N А40-194693/2016.
<2> Определение ВС РФ от 26 февраля 2018 г. N 308-ЭС18-454 по делу N А53-27800/2016.
<3> См. Определения ВС РФ от 5 июля 2019 г. N 307-ЭС19-7868 по делу N А56-27178/2017; Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 мая 2018 г. по делу N 305-ЭС17-22588, А40-246017/2016; ВС РФ от 5 июня 2018 г. N 305-ЭС18-6152 по делу N А40-158291/2015.

Несмотря на определенное неприятие предпринимательским сообществом требования о необходимости нотариального удостоверения решения единственного участника, в доктрине давно высказывалось мнение, что в силу буквы и духа закона к порядку оформления решений единственного участника хозяйственного общества по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников корпорации, следует применять порядок подтверждения решений последних. По мнению специалистов, не лишним будет подтвердить, что именно этот конкретный участник является таковым, что именно он принял соответствующее решение <1>.
--------------------------------
<1> См.: Бакаева И.В. Подтверждение решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 7. С. 23 - 28; СПС "Гарант".

При этом, на наш взгляд, введенное в Обзоре судебной практики от 25 декабря 2019 г. требование нотариального удостоверения решения единственного участника породило массу новых вопросов, пожалуй, не решив основного. Известна негативная практика, которая складывалась в период введения нотариальной формы подтверждения принятых решений в обществах с ограниченной ответственностью, приводившая к тому, что все протоколы, оформленные не по установленным требованиям, признавались лишь документами с удостоверением подлинности подписи расписавшихся на нем, а не удостоверением принятия решения. Такие истории заканчивались и до сих пор заканчиваются признанием решений собраний недействительными.
Подводя итог, отметим, что исходя из текущего регулирования все решения, принятые единственным участником ООО, также необходимо удостоверять в нотариальном порядке, если только в уставе общества не установлен альтернативный способ удостоверения таких решений (подписание решения единственным участником общества; использование технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения; иной способ, не противоречащий закону). Решение об установлении такого альтернативного способа должно быть удостоверено нотариально.
При этом требование о нотариальном удостоверении обязательно только для решений единственного участника ООО, принятых после 25 декабря 2019 г. Решения, которые он издал до этой даты, действительны без нотариального удостоверения <1>. Однако возможны ситуации, когда единственный участник принял решение о выборе альтернативного способа удостоверения до 25 декабря 2019 г. Согласно абз. 5 п. 1 письма ФНП от 15 января 2020 г. N 121/03-16-3 такое решение сегодня также необходимо будет удостоверить у нотариуса <2>.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 30 декабря 2019 г. N 306-ЭС19-25147 по делу N А72-7041/2018.
<2> Письмо ФНП от 15 января 2020 г. N 121/03-16-3.

1(7). На принятие решений в "компании одного лица" распространяются не все правила о принятии решений в обществе с ограниченной ответственностью. Так, не применяются процедуры, касающиеся порядка, сроков созыва, порядка проведения заседания общего собрания, заочного голосования, а также обжалования решений общего собрания участников, за исключением положений, касающихся сроков проведения годового общего собрания участников общества. Если сравнивать российское законодательство с законодательством Европейского сообщества, то следует вспомнить о Директиве Европейского союза N 2009/102/ЕС <1>, где аналогично определено, что полномочия собрания участников осуществляет единственный участник и принимаемые им решения подлежат принятию в упрощенном порядке. Действительно, было бы процедурным излишеством единственному участнику информировать самого себя о созыве собрания, направляя самому себе извещения, а также соблюдать другие процедуры подготовки и проведения собрания, предусмотренные действующим законодательством для защиты прав миноритариев.
--------------------------------
<1> Директива N 2009/102/ЕС Европейского парламента и Совета Европейского союза "В сфере корпоративного права, регулирующего частные компании с ограниченной ответственностью с одним участником (кодифицированная версия)" [рус., англ.] (вместе с "Организационно-правовой формой компаний...", "Корреляционной таблицей"). Принята в г. Страсбурге 16 сентября 2009 г. // СПС "".

Однако подобным образом нельзя решать все процедурные вопросы, связанные с проведением общего собрания в "компании одного лица". Так, требования о сроке годового собрания участников, установленные ст. 34 Закона об ООО, должны быть соблюдены: уставом общества должен быть определен срок проведения очередного общего собрания участников общества, на котором утверждаются годовые результаты деятельности общества. Указанное общее собрание участников общества должно проводиться не ранее чем через два и не позднее чем через четыре месяца после окончания финансового года.
Такое императивное регулирование обусловлено значимостью вопросов, решаемых на очередном собрании. Так, например, очередное общее собрание участников утверждает годовые результаты деятельности общества, и это важно сделать в установленные законом сроки, а не тогда, когда единственный участник сам примет решение о проведении годового собрания. Утверждение бухгалтерской (финансовой) отчетности имеет значение в том числе и для защиты публично-правовых интересов, поскольку утвержденная отчетность является основанием для уплаты налогов и других обязательных платежей.
Законодатель не исключил из обязательных требований для общества с единственным участником положение о соблюдении сроков проведения заседания общего собрания по итогам года, потому что проведение такого очередного собрания обеспечивает в том числе охрану и защиту публично-правовых интересов и интересов третьих лиц.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!