Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Комментарий к статье 45. Заинтересованность в совершении обществом сделки

style="max-height: 50vh;">
Статья 45. Заинтересованность в совершении обществом сделки

Комментарий к статье 45

Как следует из ст. 153 ГК РФ, сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Верховный Суд РФ указал на такую характеристику сделки, как волеизъявление <1>. Действительно, еще В.И. Синайский отмечал, что юридическая сделка есть юридический акт, дозволенное волеизъявление лица (лиц), которое влечет за собой наступление определенных правопорядком юридических последствий <2>. Для квалификации волеизъявления в качестве сделки необходимо, чтобы субъект адресовал это волеизъявление другому лицу (лицам) с целью установить (изменить, прекратить) правовое отношение. Н.В. Козлова определяет гражданско-правовую сделку как правомерное волеизъявление субъекта гражданского права, направленное на установление, изменение или прекращение относительного гражданско-правового отношения <3>. Из приведенных положений закона, судебной практики и научной доктрины следует важный вывод: сделкой признается не только ее заключение, но и изменение ее условий, а также расторжение.
--------------------------------
<1> См. п. 50 Постановления Пленума ВС РФ N 25.
<2> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2002. С. 144.
<3> Козлова Н.В. Гражданско-правовая сделка как юридический факт в динамике гражданско-правового отношения // Предпринимательское право: современный взгляд / под ред. С.А. Карелиной, П.Г. Лахно, И.С. Шиткиной. М.: Статут, 2019. С. 344.

В соответствии с п. 1 ст. 154 ГК РФ сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними. Таким образом, мы видим соотношение понятий "договор" и "сделка". Сделка - понятие более широкое, чем договор; договор - это один из видов сделки, хотя и более распространенный. Согласно п. 1 ст. 420 ГК РФ договор есть соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Таким образом, договор может быть как двусторонним, так и многосторонним. Договор, заключенный между тремя и более сторонами, является многосторонним. Примером многостороннего договора является договор простого товарищества (о совместной деятельности), участниками которого могут быть несколько товарищей (п. 1 ст. 1041 ГК РФ).
Конечно, наиболее широкое распространение имеют двусторонние договоры. Как следует из закона, двусторонним договором можно назвать договор, для заключения которого необходимо и достаточно соглашения только двух сторон. Следует отметить, что и в двустороннем договоре могут участвовать несколько лиц: 1) на одной из сторон (в этом случае возникает множественность лиц в обязательстве) либо 2) в качестве третьих лиц, в пользу которых заключен договор (ст. 430 ГК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> В соответствии с п. 1 ст. 430 ГК РФ должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

Согласно п. 2 ст. 154 ГК РФ односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Примером односторонней сделки является внесение вклада в имущество ООО, заявление о выходе участника из общества <1>, зачет как способ прекращения обязательства <2> и пр.
--------------------------------
<1> Суды квалифицировали заявление о выходе участника как одностороннюю сделку, для совершения которой в соответствии с законом необходимо и достаточно воли одной стороны, поскольку правовые последствия заявления о выходе участника из общества наступают исключительно в силу волеизъявления участника, направленного на прекращение прав участия в обществе (см. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 ноября 2016 г. по делу N А56-63174/2015). О выходе из общества как крупной сделке см. также Определение ВС РФ от 11 апреля 2017 г. N 305-ЭС16-14771; Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29 ноября 2017 г. по делу N А17-1372/2016.
<2> Как указал Президиум ВАС РФ, в соответствии с п. 2 ст. 154, ст. 410 ГК РФ зачет как способ прекращения обязательства является односторонней сделкой, для совершения которой необходимы определенные условия: требования должны быть встречными, однородными, с наступившими сроками исполнения. Для зачета достаточно заявления одной стороны (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. N 1394/12 по делу N А53-26030/2010).

Изъявляя волю общества вовне, сделки от его имени, как правило, совершает единоличный исполнительный орган общества. Однако в ряде случаев законодатель устанавливает особый порядок совершения сделок, усложняя его требованием корпоративного согласования со стороны других органов управления общества - совета директоров и (или) общего собрания. Сделки, требующие корпоративного согласования (или одобрения), в доктрине называют экстраординарными <1>. К их числу относятся сделки с заинтересованностью, правовому режиму которых посвящена ст. 45 Закона об ООО <2>.
--------------------------------
<1> См.: Шиткина И.С. Сделки хозяйственных обществ, требующие корпоративного согласования. М.: Статут, 2020; СПС "".
<2> Приведенное выше понимание гражданско-правовой сделки относится не только к сделкам с заинтересованностью, но и к крупным сделкам (ст. 46 Закона об ООО).

1. Статья 45 Закона об ООО не содержит определения сделки с заинтересованностью, а только перечисляет в п. 1 ее признаки. Однако для понимания правовой природы этих сделок необходимо разобраться, что законодатель понимает под "заинтересованностью", каковы цели установления специального правового режима для этой категории сделок, совершаемых обществами с ограниченной ответственностью.
Заключая те или иные сделки, стороны имеют заинтересованность в их совершении, преследуют свои экономические цели, реализуют свои интересы. В.В. Лаптев верно подмечал, что "в широком смысле слова заинтересованность имеется в совершении каждой сделки" <1>. Однако при заключении сделок с заинтересованностью в их юридическом понимании возможна опасность получить максимальную выгоду лишь для одной стороны сделки либо получить обществу незначительную выгоду по сравнению с тем, что оно могло бы получить.
--------------------------------
<1> Лаптев В.В. Акционерное право. М.: Наука, 1999. С. 100.

Как правильно отмечает А.В. Габов, "выявление и преодоление конфликта интересов, а в случае невозможности преодоления обеспечение экономической эффективности совершаемой сделки и есть главная экономическая цель специального нормирования заинтересованных сделок в современном российском праве" <1>.
--------------------------------
<1> Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М.: Статут, 2005. С. 7.

В отсутствие легального определения суды выработали свои подходы к понятию заинтересованности. Так, в одном из судебных актов указано: "...понятие заинтересованности в сделке, предусмотренное пунктом 1 статьи 81 Закона об акционерных обществах, означает заинтересованность конкретного лица в определении условий сделки, выборе контрагента, определении цены сделки, обусловленную его личным материальным и иным интересом, не совпадающим с интересом большинства или общества в целом" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31 августа 2011 г. по делу N А74-4025/2010.

В другом решении суд указал, что "заинтересованность в совершении сделки заключается в том, что лицо тем или иным образом участвует в делах как самого общества и может влиять на принимаемые в обществе решения, так и участвует в делах контрагента, имеет возможность влиять на решения, принимаемые контрагентом по сделке" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Московского округа от 5 августа 2011 г. N КА-А40/7851-11 по делу N А40-146025/10-147-977.

Влияние на принятие решения предполагает потенциальную возможность совершения сделки в интересах лица, имеющего влияние, и возможность включения в нее невыгодных для общества условий, следствием чего могут являться причинение обществу убытков и иные злоупотребления.
Осуществляя специальное регулирование порядка совершения сделок с заинтересованностью, законодатель признает возможность существования конфликта интересов у субъектов корпоративных отношений.
Конфликт интересов можно определить как предполагаемое законом противоречие интересов одного и того же лица, являющееся следствием участия этого лица в нескольких правоотношениях, которое может повлиять на формирование его воли в ущерб правам и охраняемым законом интересам корпорации и ее участников.
Суть конфликта интересов состоит не в самом факте нарушения корпоративного интереса в пользу индивидуального или группового, а в потенциальной возможности возникновения ситуации, когда может встать вопрос выбора между двумя противостоящими интересами лица, способного повлиять на принятие решения. О. Сыродоева совершенно верно отмечает, что "противоречие интересов само по себе не является преступлением или правонарушением. В противоположность широкому пониманию, иметь противоречие интересов - это не значит быть в этом "виноватым", это просто состояние дел" <1>.
--------------------------------
<1> Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ). М.: СПАРК, 1996. С. 62 - 63.

В концепции российского законодательства заинтересованность в сделке - это объективное явление, оно не определяется субъективным отношением лица к своей способности влиять на совершение сделки, а обусловлено фактическими обстоятельствами, связанными с наличием установленных законом отношений.
Понятно, что законодатель не может устранить или предотвратить конфликт интересов, а способен только обеспечить правовые механизмы защиты "слабой стороны" и соответственно повышения эффективности совершаемой сделки. Перечисляя в п. 1 ст. 46 Закона об АО критерии заинтересованности в совершении сделки, законодатель устанавливает некую презумпцию конфликта интересов. Действительно, сделка считается сделкой с заинтересованностью, даже если стороны сделки, признаваемые заинтересованными лицами, не имели намерения причинить ущерб интересам других участников корпоративных отношений.
К сделкам с заинтересованностью может быть отнесена любая гражданско-правовая сделка, если в формировании воли хозяйственного общества на ее совершение участвуют лица, в отношении которых установлена презумпция конфликта интересов. Понимание особенностей сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, раскрывается прежде всего с помощью определения субъектов, совершающих сделку, и оснований их заинтересованности в совершаемой сделке.
1.1. В абз. 1 п. 1 ст. 45 Закона об ООО определен круг лиц, заинтересованность которых в сделке имеет значение для применения к ней особого порядка совершения.
К числу таких лиц относятся:
- член совета директоров;
- единоличный исполнительный орган;
- член коллегиального исполнительного органа;
- лицо, контролирующее общество;
- лицо, имеющее право давать обществу обязательные указания.
Исходя из конструкции комментируемой нормы в Законе об ООО содержится закрытый перечень лиц, чья заинтересованность влияет на совершение сделок.
Большинство из указанных категорий заинтересованных лиц не вызывает вопросов в их определении. Приобретение статуса члена совета директоров, единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа осуществляется в установленном законом порядке путем принятия решений компетентным органом управления хозяйственного общества. Основанием для признания таких лиц заинтересованными является соответствующее решение компетентного органа управления юридического лица. Отдельного рассмотрения требуют такие основания установления заинтересованности в совершении сделки, как (1) признание лица контролирующим и (2) имеющим право давать обязательные указания обществу. Рассмотрим эти основания.
1.1(1). Использование для квалификации сделок с заинтересованностью института аффилированности вызывало полемику в научной доктрине и правоприменительной практике. Анализ применения норм об аффилированных лицах к сделкам с заинтересованностью показывал их недостаточную эффективность. С одной стороны, имели место многочисленность и сложность критериев аффилированности: ссылка в законе на аффилированных лиц, вследствие связи с которыми лицо могло быть признано заинтересованным в совершении сделки, придавала критериям аффилированности безграничную широту и по формальным признакам требовала одобрения большого количества сделок. С другой стороны, определение аффилированности через перечень формальных критериев (ст. 4 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 "О конкуренции и ограничении деятельности на товарных рынках") в ряде случаев исключало выявление реальной заинтересованности лица в совершении сделки. Такая ситуация явно свидетельствовала о необходимости корректировки понятия аффилированности применительно к институту сделок с заинтересованностью.
С 1 января 2017 г., когда вступили в силу изменения, внесенные Законом от 3 июля 2016 г. N 343-ФЗ, аффилированность была исключена из критериев квалификации сделки как сделки с заинтересованностью, а для целей определения лица, которое, в частности, может быть признано заинтересованным в совершении сделки, законодатель ввел понятие "контролирующее лицо". Этим нововведением значительно сузился перечень лиц, признаваемых заинтересованными, поскольку аффилированность предполагает более "широкую" связанность, чем та, которая имеет место при контроле. Если аффилированность означает влияние, то контроль - способность одного лица определять решения другого.
Понятие "контролирующее лицо" определяется в абз. 3 п. 1 ст. 45 Закона об ООО, однако впервые упоминается в абз. 1, а потому подлежит раскрытию в комментарии именно к этому пункту.
Контролирующим для целей квалификации сделок с заинтересованностью <1> признается лицо, которое имеет право прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) распоряжаться более 50% голосов в высшем органе управления подконтрольной организации либо право назначать (избирать) единоличный исполнительный орган и (или) более 50% состава коллегиального органа управления подконтрольной организации. Такое право лицо может иметь в силу участия в подконтрольной организации, на основании договора доверительного управления имуществом, договора простого товарищества, договора поручения, акционерного или иного соглашения, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) подконтрольной организации.
--------------------------------
<1> Отметим, что понятие "контролирующее лицо", используемое в Законе об ООО для целей квалификации сделок с заинтересованностью, дублирует аналогичное понятие, содержащееся в Законе о рынке ценных бумаг для целей раскрытия информации.

Таким образом, согласно п. 1 ст. 45 Закона об ООО контролем признается прямое или косвенное (через подконтрольных лиц) право:
- распоряжаться более 50% голосов на общем собрании акционеров (участников);
- назначать (избирать) единоличный исполнительный орган и (или) более 50% состава коллегиального органа управления подконтрольной организации.
Подчеркнем, что при определении контролирующих лиц для целей регулирования сделок с заинтересованностью используется формулировка "имеющие право распоряжаться более 50% голосов в высшем органе управления общества", а не критерий "владения более 50% голосующих акций (долей)". Такая формулировка не случайна, поскольку для того, чтобы иметь контроль, лицо должно иметь право именно распоряжаться установленным количеством голосов. Это связано с тем, что лицо хотя и владеет 50% голосов в высшем органе управления общества, но может и не иметь права распоряжаться указанным количеством голосов в случаях, если уставом общества с ограниченной ответственностью предусмотрен иной порядок определения числа голосов участников общества (п. 1 ст. 32 Закона об ООО); осуществление прав, удостоверенных заложенной ценной бумагой, производится залогодержателем (п. 1 ст. 358.17 ГК РФ); заключен договор доверительного управления акциями и пр. <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом: Буткова О.В. Применение положений о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность: соотношение императивных и диспозитивных начал // Соотношение императивных и диспозитивных начал в корпоративном праве / под ред. И.С. Шиткиной. М.: Статут, 2016. С. 52.

Так, в одном из дел суды отметили, что именно банк, являясь на момент заключения договора займа залогодержателем 100% долей в уставном капитале общества и осуществляя в силу ст. 358.15, 358.17 ГК РФ права единственного участника общества, в том числе по управлению делами общества, действуя на основании закона, должен был принимать решение об одобрении оспариваемого договора займа, являющегося крупной сделкой и сделкой с заинтересованностью <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2018 г. N 13АП-30525/2017 по делу N А56-22166/2017.

Еще одним примером ситуации, когда объем владения и объем распоряжения акциями могут не совпадать, является заключение корпоративного договора, в соответствии с которым лицо воздерживается от голосования или голосует по указанию другого участника. В непубличном обществе может быть заключен корпоративный договор, изменяющий объем корпоративных прав участников, сведения о котором должны содержаться в ЕГРЮЛ (ст. 67.2, абз. 2 п. 1 ст. 66 ГК РФ).
Действительно, в случаях, когда ограничения в праве распоряжаться акциями являются следствием определенных корпоративных решений, лицо, владеющее более 50% голосов, по сути, не распоряжается этим количеством голосов и соответственно не должно признаваться контролирующим и (вследствие этого) заинтересованным.
Как мы видим, в легальном определении контролирующего лица приводится перечень оснований установления контроля, которые можно разделить на две группы:
- в силу участия в уставном капитале;
- в соответствии с названными в законе договорами, а также иными соглашениями, предметом которых является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) подконтрольной организации. С учетом использованной законом конструкции "иное соглашение" перечень таких соглашений, которые при наличии указанного в законе предмета могут детерминировать отношения контроля, является открытым.
Следует учесть, что законодатель пошел по пути формализации критериев, определяющих контроль, не рассматривая при этом фактический контроль в качестве основания установления подконтрольности для целей квалификации сделок с заинтересованностью. Представляется, что правоприменительная практика столкнется в этом отношении с определенными проблемами, как это было применительно к формальному определению аффилированности <1>.
--------------------------------
<1> Несмотря на то что исходя из буквы закона судебное усмотрение при установлении аффилированности было исключено, российские суды допускали телеологическое толкование закона и в ряде случаев преодолевали практику формального подхода к определению аффилированности при рассмотрении дел о сделках с заинтересованностью, в том числе пользуясь возможностями широкой трактовки группы лиц в соответствии со ст. 9 Закона о защите конкуренции. Таким образом, судебной практикой применительно к сделкам с заинтересованностью в конкретных делах преодолевался формальный подход к "антимонопольному" пониманию аффилированности, что соответствовало правовой позиции КС РФ, согласно которой арбитражные суды "не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства об акционерных обществах [о сделках с заинтересованностью. - И.Ш.] и в случае сомнений обязаны исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств" (см. Определение КС РФ от 2 ноября 2011 г. N 1486-О-О "По жалобе гражданина Саттарова Шавката на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 81 и пункта 1 статьи 84 Федерального закона "Об акционерных обществах").

Представляется, что сегодня, когда понятие "фактический контроль" уже получило легальное признание (см., например, п. 3 ст. 53.1 ГК РФ), формальные критерии установления контроля при определении лиц, заинтересованных в совершении сделки, могут быть преодолены правоприменительной практикой, в частности, путем широкого понимания взаимосвязанных сделок, а также трактовки права давать обязательные указания как основания заинтересованности в сделке.
Подконтрольным лицом (подконтрольной организацией) для целей квалификации сделок с заинтересованностью признается юридическое лицо, находящееся под прямым или косвенным контролем контролирующего лица.
Таким образом, исходя из легального определения подконтрольными могут быть только юридические лица. И хотя Закон об ООО устанавливает возможность как прямого, так и косвенного контроля, цепочка косвенного контроля будет "прерываться" на физическом лице, если оно находится под контролем (действует в интересах иного лица), хотя и само контролирует другие юридические лица.
1.1(2). Еще одна категория лиц, которые могут быть признаны заинтересованными, - это лица, имеющие право давать обществу обязательные указания. Следует отметить сравнительную редкость применения этого законодательного положения на практике. В литературе и судебной практике право давать обязательные указания часто связывают с наличием отношений дочерности <1>. По мнению некоторых специалистов, к лицам, которые имеют право давать обязательные для общества с ограниченной ответственностью указания либо иным образом определять его действия, помимо участников общества относятся председатель и члены совета директоров общества, лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества (президент, генеральный директор и др.), члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции и др.), управляющий. К лицам, имеющим право давать обязательные указания, также относят членов ликвидационной комиссии общества, арбитражного управляющего при банкротстве общества <2>, доверительного управляющего, осуществляющего управление 100%-ной долей в уставном капитале общества и управомоченного на совершение любых действий, входящих в компетенцию единственного участника общества <3>.
--------------------------------
<1> См.: Маковская А.А. Сделки с заинтересованностью. М., 2003. С. 27 - 28; Телюкина М.В. Понятие сделок с заинтересованностью // Законодательство и экономика. 2005. N 2; СПС "".
<2> Алиева К.М. Сделки акционерного общества, в совершении которых имеется заинтересованность // Право и экономика. 2006. N 1; СПС "".
<3> Бахтина А., Александров А. Рубрика "Правовые консультации (гражданское право)". URL: http://www.garant.ru/consult/civil_law/431694/ (дата обращения: 01.04.2021).

С нашей точки зрения, для целей квалификации сделок с заинтересованностью право давать обязательные указания должно быть "внешним" по отношению к обществу. Члены органов управления юридического лица признаются заинтересованными не в связи с правом давать обязательные указания, а в связи со своим правовым статусом единоличного исполнительного органа, члена совета директоров, правления.
Как следует из судебной практики, к лицам, имеющим право давать обществу обязательные для него указания, был отнесен руководитель организации, являющийся единственным участником другого общества <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 5 сентября 2011 г. по делу N А45-24407/2009.

В другом судебном решении суд указал, что лицо, которое приобрело опцион на право выкупа 99,5%-ной доли в уставном капитале общества и с которым по условиям договора о предоставлении опциона должны были согласовываться действия по управлению обществом, признается лицом, имеющим право давать обязательные для общества указания <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Центрального округа от 17 июля 2013 г. N Ф10-1794/13 по делу N А23-1803/2012.

Представляется, что право давать обязательные указания может быть использовано при наличии фактического контроля, - в таком случае закрытый перечень установления оснований контроля для целей одобрения сделок с заинтересованностью будет преодолен. Такое толкование позволит "покрывать" многочисленные случаи, когда контроль осуществляется бенефициарами, не имеющими формально-юридических связей с обществом.
1.2. Указанные в абз. 1 ст. 45 Закона об ООО лица признаются заинтересованными в совершении сделки, если имеется одно из оснований заинтересованности, указанных в абз. 2 этой статьи.
Заинтересованность названных в п. 1 ст. 45 Закона об ООО лиц в совершении сделки (конфликт интересов) возникает в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) подконтрольные им лица (подконтрольные организации), как правило, являются участниками другого правоотношения - стороной, выгодоприобретателем <1>, представителем, посредником в сделке либо контролирующим лицом юридического лица - стороны, выгодоприобретателя, посредника или представителя в сделке либо занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также занимают должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица.
--------------------------------
<1> Выгодоприобретатель может не быть стороной правоотношения, а состоять в фактических отношениях с заинтересованными лицами и (или) их родственниками и подконтрольными организациями.

1.2(1). Рассматривая обстоятельства, порождающие конфликт интересов, следует уделить внимание понятию выгодоприобретателя, поскольку именно эта категория установления заинтересованности вызывала дискуссию у специалистов и различное правоприменение <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом, например: Гудиева А.М. Понятие выгодоприобретателя и основания признания недействительными сделок с заинтересованностью // Корпоративный юрист. 2007. N 10; СПС ""; Москвитин О.А. К вопросу о выгодоприобретателе в сделках с заинтересованностью // Законодательство. 2007. N 9. С. 37 - 40.

С одной стороны, понятие выгодоприобретателя предельно конкретно и включает в себя исключительно выгодоприобретателей по заключаемым обществами договорам страхования (ст. 929 ГК РФ) и доверительного управления (ст. 1012 ГК РФ). Эта точка зрения вытекает из понимания "выгодоприобретателя как третьего лица, о котором идет речь в ст. 430 ГК РФ ("Договор в пользу третьего лица"): не будучи стороной в договоре, связывающем кредитора с должником, он приобретает право требовать исполнения обязательств в свою пользу" <1>.
--------------------------------
<1> Брагинский М.И. Договор страхования. М.: Статут, 2000. С. 37.

С другой стороны, в качестве выгодоприобретателей можно рассматривать как лиц, в пользу которых хозяйственными обществами заключаются договоры, так и всех лиц, извлекающих из сделок определенные преимущества (бенефициара по банковской гарантии и получателя средств по аккредитиву).
Как отмечается в литературе, "очевидно, что оба толкования понятия "выгодоприобретатель" - и формально-юридическое, и фактическое - имеют свои недостатки. Ограничительный подход лишает компании и их акционеров возможности защищать свои интересы, например, при заключении руководителем общества за счет компании сделок по обеспечению собственных обязательств либо обязательств аффилированных с ним структур. Широкий подход решает эту проблему, но создает неограниченные возможности для дестабилизации оборота через обнаружение "выгодоприобретателя" в каждой хозяйственной ситуации" <1>.
--------------------------------
<1> Москвитин О.А. Указ. соч. С. 39.

Судебная практика пошла по пути широкого понимания выгодоприобретателя в сделке как лица, которое в результате ее совершения может быть освобождено от обязанностей перед обществом или третьим лицом либо получает права по данной сделке <1>.
--------------------------------
<1> См. п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 28.

Верховный Суд РФ в п. 21 Постановления Пленума N 27 закрепил неформализованное конкретными критериями понятие выгодоприобретателя. Применяя указанные нормы, необходимо исходить из того, что выгодоприобретателем в сделке признается не являющееся стороной в сделке лицо, которое в результате ее совершения может быть освобождено от обязанностей перед обществом или третьим лицом, либо получает права по данной сделке (в частности, выгодоприобретатель по договорам страхования, доверительного управления имуществом, бенефициар по банковской гарантии, третье лицо, в пользу которого заключен договор в соответствии со ст. 430 ГК РФ), либо иным образом извлекает имущественную выгоду (например, получив статус участника опционной программы общества), либо является должником по обязательству, в обеспечение исполнения которого общество предоставляет поручительство или имущество в залог (за исключением случаев, когда будет установлено, что договор поручительства или договор залога совершен обществом не в интересах должника или без его согласия).
Как следует из толкования, представленного Верховным Судом РФ, перечень оснований признания лица выгодоприобретателем для целей квалификации сделок с заинтересованностью является открытым <1>. В практике довольно часто договоры поручительства, залога заключаются одной из компаний группы (холдинга) в обеспечение кредитных обязательств другой компании холдинга, что предполагает их одобрение как сделок с заинтересованностью. Широкое понимание выгодоприобретателя приводит суды к выявлению и учету общего экономического интереса группы компаний (холдинга) при квалификации сделок с заинтересованностью <2>.
--------------------------------
<1> Удовлетворяя исковые требования о признании недействительным пункта дополнительного соглашения о расторжении (прекращении) трудового договора, заключенного между обществом-истцом и директором общества, предусматривающего выплату компенсации при увольнении, суд принял во внимание, что на момент заключения оспариваемой сделки директор общества входил в совет директоров общества и являлся выгодоприобретателем по оспариваемой сделке (см. Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 мая 2017 г. N Ф02-1160/2017 по делу N А19-5047/2015).
<2> О выявлении экономического интереса группы при квалификации крупных сделок см.: Шиткина И.С. Сделки хозяйственных обществ, требующие корпоративного согласования. М.: Статут, 2020 (гл. IV); СПС "".

1.2(2). Следующими примерами из судебной практики можно проиллюстрировать случаи квалификации сделок как совершенных с заинтересованностью:
- если функции единоличного исполнительного органа сторон по сделке осуществляет одно и то же лицо <1>;
- если сделка совершена между обществом и его участником <2>;
- если лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, является супругом (супругой) лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа контрагента по сделке <3>;
- если сделка совершена между обществом и членом его совета директоров (наблюдательного совета) <4>;
- если трудовой договор заключен между обществом и работником, занимающим руководящую должность в обществе и являющимся членом его совета директоров (наблюдательного совета) <5>;
- если договор заключен между хозяйственными обществами, имеющими одно контролирующее лицо <6>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 января 2014 г. по делу N А13-6326/2011.
<2> Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 4 февраля 2020 г. N Ф01-8080/2019 по делу N А29-16591/2018.
<3> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20 июня 2014 г. по делу N А75-6572/2013.
<4> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 17 июля 2013 г. по делу N А53-32772/2012.
<5> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 31 октября 2013 г. по делу N А29-2746/2011.
<6> Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 15 октября 2018 г. N Ф03-4364/2018 по делу N А51-18769/2016.

Приведем другие примеры сделок, квалифицированных судами как сделки с заинтересованностью:
- суды установили, что все договоры поручительства заключены в обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам директора общества-истца, являющегося также супругом участника (доля в уставном капитале 50%), в связи с чем указанные сделки были обоснованно признаны сделками с заинтересованностью <1>;
- договор от имени продавца и от имени покупателя заключен одним лицом, выступающим от имени указанных организаций в качестве их директора, а также являющимся единственным участником общества - покупателя по договору. Для продавца этот договор - сделка, в совершении которой имеется заинтересованность <2>;
- учитывая, что на момент заключения договора цессии Р. одновременно являлась и директором общества "Фортуна" (цедент), и непосредственно стороной сделки (цессионарий), суд первой инстанции правильно установил, что оспариваемая сделка является сделкой с заинтересованностью <3>;
- удовлетворяя исковые требования о признании недействительным пункта дополнительного соглашения о расторжении (прекращении) трудового договора, заключенного между обществом-истцом и директором общества, предусматривающего выплату компенсации при увольнении, суд принял во внимание, что на момент заключения оспариваемой сделки директор общества входил в совет директоров общества и являлся выгодоприобретателем по оспариваемой сделке <4>;
- договор купли-продажи был признан сделкой с заинтересованностью, так как был заключен директором общества-истца с обществом, в котором директор являлся участником с долей 100% <5>.
--------------------------------
<1> Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 2 ноября 2018 г. N Ф10-4540/2018 по делу N А54-984/2017.
<2> Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2018 г. N 17АП-8572/2018-ГК по делу N А60-10968/2018.
<3> Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2018 г. N 17АП-9576/2018-ГК по делу N А60-17130/2018.
<4> Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 2 мая 2017 г. N Ф02-1160/2017 по делу N А19-5047/2015.
<5> Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14 января 2019 г. по делу N А33-17500/2017.

1.3. О понятии контролирующего лица см. п. 1.1 (1) комментария к настоящей статье.
1.4. Абзац 4 п. 1 ст. 45 Закона об ООО содержит положение о невозможности признания публично-правового образования контролирующим лицом: для целей правового регулирования сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование контролирующими лицами не признаются.
Действительно, хотя Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, а также муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК РФ), участие государства в корпоративных правоотношениях все же имеет специальные цели и особенности. Целью государства является не только реализация его имущественных прав как акционера, но прежде всего выполнение им публично-правовых обязанностей, вытекающих из государственных функций. Было бы неверно исключать возможность влияния публично-правовых образований на формирование условий сделок, совершаемых хозяйственными обществами с государственным участием.
Если публично-правовые образования как участники хозяйственных обществ утратили бы возможность оказывать влияние на деятельность общества, управлять им, это противоречило бы целям и задачам государства по осуществлению контроля за социально значимыми отраслями и выполнению других возложенных на него публично-правовых обязанностей. Поэтому публично-правовые образования не должны признаваться контролирующими лицами для целей одобрения сделок с заинтересованностью и отстраняться от голосования.
Несмотря на то что в п. 1 ст. 45 Закона об ООО не упоминается о взаимосвязанности сделок для их квалификации как сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, выявление сделок, связанных с предполагаемой сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, все же имеет значение.
Наличие взаимосвязанности сделки имеет значение:
- для определения цены сделки и соответственно выбора компетентного органа, уполномоченного согласовывать (одобрять) сделку;
- применения режима сделки с заинтересованностью к взаимосвязанной ординарной сделке и, как следствие, возможности признания недействительной этой сделки по основанию нарушения порядка совершения сделки с заинтересованностью.
Как и применительно к крупным сделкам, выявление взаимосвязанности в сделках с заинтересованностью является предметом судебного усмотрения и определяется, как правило, при наличии одной общей цели, которая достигается в результате совершения нескольких сделок (например, переход имущества к заинтересованному лицу в результате нескольких последовательно совершенных сделок).
Так, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ пришла к выводу о том, что оспариваемые истцом (участником основного общества) юридические действия: 1) по принятию решения об одобрении сделок по внесению в качестве имущественных вкладов в созданные дочерние общества; 2) по увеличению уставного капитала дочерних обществ за счет дополнительного вклада участников дочерних обществ; 3) по отчуждению основным обществом своей доли в уставном капитале дочерних обществ другому участнику дочернего общества, - в результате которых (указанных действий) участниками дочерних обществ с долей участия 100% каждый стали два участника основного общества соответственно, совершенные этими двумя участниками основного общества последовательно и взаимосвязано в рамках корпоративных правоотношений в течение года, преследовали единую хозяйственную цель, направленную на отчуждение всего недвижимого имущества, принадлежавшего основному обществу в пользу обществ, полностью подконтрольных указанным лицам, а в основном обществе, участником которого продолжал оставаться истец, не осталось значимых активов. Направляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, в частности, указала на наличие в оспариваемых взаимосвязанных сделках признаков сделки с заинтересованностью <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 30 августа 2018 г. N 305-ЭС17-23336 по делу N А40-36041/2017.

Закон не устанавливает момент, на который должна определяться заинтересованность лица в заключении сделки. Указанный пробел восполняется судебной практикой, которая исходит из того, что заинтересованность лица следует устанавливать на момент совершения сделки (п. 22 Постановления Пленума ВС РФ N 27).
Следует учитывать, что состояние заинтересованности лица в совершении сделки не является постоянным, поскольку нахождение лица на определенной должности или владение им долями общества может иметь временный характер. Так, члены совета директоров избираются на год, и хотя они могут переизбираться неограниченное количество раз, изменения в составе совета директоров могут быть динамичными. Полномочия лица, выполняющего функции исполнительного органа, также могут быть прекращены в любой момент по решению полномочного органа, причем достаточно оперативно. Все это требует точного соотнесения момента совершения сделки и наличия основания заинтересованности определенного лица (например, факта владения директором общества пакетом акций контрагента по сделке, занятия определенной должности и т.д.).
Если заинтересованность лица существовала до или возникла после совершения обществом сделки, такая сделка не будет квалифицирована как сделка с заинтересованностью.
В связи с этим весьма важным становится понимание того, что следует считать моментом совершения сделки. Как вытекает из ст. 433 ГК РФ, моментом совершения сделки, если речь идет о договоре, следует считать момент его заключения.
Как верно отмечает А.А. Маковская, необходимо принимать во внимание возможную "растянутость" во времени процедуры заключения договора. Например, на начальном этапе этой процедуры (на момент направления оферты обществом) сделка может не являться сделкой с заинтересованностью, но стать таковой в момент завершения процедуры (на момент получения обществом акцепта оферты контрагентом).
В качестве примера автор приводит положение п. 11 ст. 21 Закона об ООО, в соответствии с которым различаются (1) "договор, устанавливающий обязательство совершить при возникновении определенных обстоятельств или исполнении другой стороной встречного обязательства сделку, направленную на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества" и (2) собственно непосредственно "сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества". Между этими сделками вероятен значительный период времени, за который обстоятельства могут существенно измениться:
- на момент заключения первой сделки заинтересованность отсутствовала, но она возникла на момент совершения второй;
- на момент заключения первой сделки заинтересованными в ее совершении были одни лица, а на момент заключения второй - другие <1>.
--------------------------------
<1> Маковская А. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" // Хозяйство и право. 2018. N 11. С. 6 - 7.

Присоединимся к позиции О.Р. Зайцева, согласно которой одобрить необходимо прежде всего основную сделку. При наличии ее одобрения можно говорить о том, что косвенно одобрены и сделки по ее исполнению, поскольку необходимость их совершения видна из предмета сделки и ее существенных условий, указываемых в решении об одобрении сделки (абз. 1 п. 6 ст. 83 Закона об АО). Автор при этом отмечает, что "возможны ситуации, когда ненужность дополнительного одобрения сделки по исполнению может быть подвергнута сомнению: например, если основная сделка не была сделкой с заинтересованностью, а сделка по исполнению ей является, или если одобрение основной сделки относилось к компетенции совета директоров, а сделка по исполнению - общего собрания акционеров" <1>. Очевидно, что в указанных случаях необходимо согласование (одобрение) и сделки по исполнению.
--------------------------------
<1> Зайцев О.Р. Комментарий к Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью" // Практика рассмотрения коммерческих споров: анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Вып. 9 / под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой. М.: Статут, 2009. С. 10 - 35.

Таким образом, установление заинтересованности на момент совершения сделки имеет важное практическое значение и должно определяться как обществом, органы управления которого принимают участие в формировании воли юридического лица по указанной сделке, так и судом для установления факта заинтересованности и соответственно квалификации сделки как сделки с заинтересованностью.
2. Пункт 2 ст. 45 Закона об ООО устанавливает обязанность заинтересованных в совершении сделки лиц доводить до сведения общего собрания участников, а при наличии в обществе совета директоров - также совета директоров об обстоятельствах, в результате которых они могут быть признаны заинтересованными в совершении сделки:
- о подконтрольных им юридических лицах;
- о юридических лицах, в которых они занимают должности в органах управления;
- о наличии у них родственников, указанных в абз. 2 п. 1 ст. 45 Закона об ООО, и о подконтрольных указанным родственникам лицах (подконтрольных организациях) (при наличии таких сведений);
- об известных им совершаемых или предполагаемых сделках, в совершении которых они могут быть признаны заинтересованными.
Указанная обязанность обеспечивает правовой механизм реализации режима сделок с заинтересованностью. Лица, которые не исполнили эту обязанность, могут быть привлечены к ответственности за убытки, причиненные ее неисполнением.
3. Положения п. 3 ст. 45 Закона об ООО посвящены обязанностям общества по информированию о совершении сделки с заинтересованностью.
3.1. Применительно к обществу с ограниченной ответственностью адресатами для получения информации о совершении сделки с заинтересованностью являются незаинтересованные участники общества (в порядке, предусмотренном для извещения участников общества о проведении общего собрания), а при наличии в обществе совета директоров - также незаинтересованные члены совета директоров.
3.2. Срок для извещения указанных лиц - не позднее чем за 15 дней до даты совершения сделки, если иной срок не предусмотрен уставом общества.
Диспозитивность регулирования срока извещения о заключении сделок с заинтересованностью требует от общества внимания к этому вопросу: следует ли предусмотреть иной срок извещения о предполагаемой сделке с заинтересованностью? Длительный срок извещения и соответственно совершения сделки может негативно сказаться на оперативности производственно-хозяйственной деятельности общества. Общества, осуществляющие операционную деятельность, связанную с заключением сделок с заинтересованностью, зачастую сокращают срок для извещения о совершении таких сделок, чтобы избежать затягивания процедуры согласования.
В комментируемых нормах указано, что в извещении о совершении сделки с заинтересованностью должны содержаться все необходимые идентифицирующие сделку существенные условия или порядок их определения, в том числе в нем должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия или порядок их определения, а также лицо (лица), имеющее заинтересованность в совершении сделки, основания, по которым лицо (каждое из лиц), имеющее заинтересованность в совершении сделки, является таковым. Нетрудно заметить, что сведения, которые содержатся в приведенном перечне, совпадают с теми сведениями, которые должны содержаться в решении о согласовании сделок с заинтересованностью.
3.3. Как следует из абз. 3 п. 3 комментируемой статьи, для общества с ограниченной ответственностью предусмотрена обязанность предоставить лицам, имеющим право на участие в годовом общем собрании участников общества, отчет о заключенных обществом в отчетном году сделках, в совершении которых имеется заинтересованность. Указанный отчет должен быть предварительно утвержден лицом, обладающим правом осуществлять полномочия единоличного исполнительного органа общества (в случае если полномочия единоличного исполнительного органа осуществляют несколько лиц совместно - всеми такими лицами), а также советом директоров и ревизионной комиссией (ревизором) в случае, если создание этих органов предусмотрено уставом общества.
Обязанность общества включать информацию о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность, в годовой отчет общества, в частности, защищает права участников и призвана обеспечивать начало течения срока исковой давности, когда он будет определяться "по осведомленности участника" (см. ниже).
4.1. Ключевым является положение, что сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, не требует обязательного предварительного согласия на ее совершение.
С этого отрицающего обязанность нормативного положения начинается изложение процедур об одобрении сделок с заинтересованностью (абз. 1 п. 4 ст. 45 Закона об ООО).
Подобный подход к изложению правовой нормы ("от отрицания") следует признать проявлением не лучшей законодательной техники, однако его можно объяснить стремлением законодателя преодолеть традиционный для российской правовой системы императив об обязательном одобрении любой сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Очевидно, приведенное законодательное положение призвано играть некую "просветительскую" функцию, уведомляя участников соответствующих отношений о кардинально изменившихся подходах.
4.2. Как следует из абз. 2 п. 4 ст. 45 Закона об ООО, на сделку, в совершении которой имеется заинтересованность, до ее совершения может быть получено согласие совета директоров общества или общего собрания акционеров. С таким требованием может обратиться единоличный исполнительный орган, член коллегиального исполнительного органа, член совета директоров или соответственно участники (участник), доли которых в совокупности составляют не менее чем 1% уставного капитала общества.
4.2(1). Отметим, что в Законе об ООО не указано сроков, в течение которых с момента извещения о намерении общества заключить сделку с заинтересованностью указанные лица вправе потребовать проведения собрания акционеров или заседания совета директоров. Может получиться так, что требование об одобрении сделки с заинтересованностью общим собранием или советом директоров будет получено обществом, когда сделка будет уже заключена и, возможно, даже исполнена.
Пленум ВС РФ в п. 24 Постановления N 27 разъяснил, что требование о проведении общего собрания участников или заседания совета директоров общества для решения вопроса об одобрении сделки с заинтересованностью может быть направлено в любой момент, в том числе до направления извещения о совершении такой сделки (п. 4 ст. 45 Закона об АО).
Требование может быть направлено также и после совершения сделки. В этом случае соответствующий орган общества рассматривает вопрос о последующем одобрении такой сделки.
Приведенное разъяснение имеет значение в отношении нескольких важных аспектов. Прежде всего закон не ограничивает лиц, имеющих право требовать согласования сделок с заинтересованностью, каким-либо сроком. Представляется, что подобное регулирование ставит общество и его контрагентов в неопределенное положение. Сделка уже совершена, но единоличный исполнительный орган, член коллегиального исполнительного органа, член совета директоров, участники (участник), доли которых в совокупности составляют не менее чем 1% уставного капитала общества, могут потребовать вынести сделку на рассмотрение компетентного органа.
На практике нестабильность ситуации с возможным вынесением сделки для последующего одобрения разрешается таким образом, что лица, уполномоченные требовать согласования сделок с заинтересованностью, сами "провоцируют" ее вынесение для корпоративного согласования. Чаще всего такими лицами, инициирующими согласование (одобрение) сделки, являются директор или члены коллегиального исполнительного органа. В этом случае и контрагенты, и члены органов управления получают некое "охраняющее" их от риска последующего требования о согласовании сделки решение компетентного органа общества. При этом, однако, риск последующего обжалования не полностью устраняется, поскольку, как будет указано ниже, даже согласованная (одобренная) компетентным органом управления сделка с заинтересованностью может быть в последующем обжалована.
В судебной практике нам встретился пример, связанный с последующим одобрением сделки, в совершении которой имелась заинтересованность, изменившимся составом участников. Сделка с заинтересованностью в случае смены в обществе состава участников может быть впоследствии одобрена новыми участниками <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2019 г. N 17АП-870/2018-ГК по делу N А60-20029/2017.

4.2(2). Возвращаясь к лицам, уполномоченным требовать согласования сделки с заинтересованностью, отметим, что, устанавливая определенное пороговое значение (чтобы доли участников составляли не менее 1% уставного капитала общества), законодатель в целях защиты общего корпоративного интереса хочет оградить общество от претензий лиц, имеющих ничтожное количество голосов, не способных повлиять на результаты голосования и зачастую злоупотребляющих своими правами. Указанное в п. 4 ст. 45 Закона об ООО процентное соотношение участия в уставном капитале коррелирует с правами участников на получение информации в соответствии с подп. 2 п. 2 ст. 50 Закона об ООО.
4.2(3). Порядок рассмотрения требования о согласовании сделки с заинтересованностью в ООО не предусмотрен. Можно предположить, что в релевантных отношениях будут применяться нормы законодательства об акционерных обществах исходя из правила о действии закона по аналогии <1>. В ряде случаев отсутствие законодательного регулирования применительно к обществам с ограниченной ответственностью восполняется судебным толкованием. Однако не стоит автоматически распространять регулирование, предусмотренное для акционерных обществ, на ООО. Так, например, в Законе об ООО ограничение срока, по истечении которого можно повторно обращаться с требованием о согласовании сделки, подобно тому, как это установлено в абз. 3 п. 1 ст. 83 Закона об АО, не предусмотрено, и было бы неверно распространять это ограничение на общества с ограниченной ответственностью.
--------------------------------
<1> Требование о проведении общего собрания акционеров или заседания совета директоров акционерного общества для решения вопроса о согласии на совершение сделки с заинтересованностью направляется и рассматривается в порядке, предусмотренном для созыва внеочередного общего собрания акционеров (ст. 55 Закона об АО).

4.3. Абзац 3 п. 4 ст. 45 Закона об ООО определяет порядок принятия решения о согласии на совершение сделки с заинтересованностью.
Согласие на совершение сделки с заинтересованностью может дать совет директоров или общее собрание участников. В любом случае действуют следующие обязательные правила:
1) лица, заинтересованные в сделке, отстраняются от участия в принятии решения по согласованию (одобрению) сделки;
2) определение числа голосов, необходимых для согласования сделки с заинтересованностью, осуществляется без учета голосов заинтересованных членов совета директоров или заинтересованных в сделке участников или подконтрольных им лиц;
3) совет директоров или общее собрание принимают решение большинством от общего числа голосов, принадлежащих не заинтересованным в совершении такой сделки лицам, если необходимость большего числа голосов не установлена уставом общества, а для подсчета голосов на общем собрании исключаются также подконтрольные участникам лица <1>.
--------------------------------
<1> Правило об исключении из голосования подконтрольных заинтересованным лицам лиц включено Федеральным законом от 4 ноября 2019 г. N 356-ФЗ и позволяет не обходить нормы о согласовании сделок.

5. Пункт 5 ст. 45 Закона об ООО в части содержания решения о согласовании (одобрении) сделки с заинтересованностью отсылает нас к п. 3 ст. 46 Закона ООО, который определяет содержание решения о согласовании крупной сделки <1>. Кроме того, в решении о согласии на совершение сделки должны быть указаны лицо (лица), имеющее заинтересованность в совершении сделки, и основания, по которым лицо (каждое из лиц), имеющее заинтересованность в совершении сделки, является таковым.
--------------------------------
<1> Подробнее об этом см. комментарий к п. 3 ст. 46 Закона об ООО.

6.1. Абзац 1 п. 6 ст. 45 Закона об ООО касается предъявления обществу требования о предоставлении информации о сделке. Непредоставление или ненадлежащее предоставление информации будет иметь существенное значение: в этом случае наличие ущерба как основания признания сделки недействительной презюмируется (см. об этом ниже). Исходя из конструкции законодательного положения перечень информации, которая может быть затребована и должна быть предоставлена обществом, носит открытый характер - это документы или иные сведения, касающиеся сделки, в том числе подтверждающие, что сделка не нарушает интересы общества.
Указанная информация должна быть предоставлена обратившемуся с требованием члену совета директоров общества или его участникам, обладающим не менее чем 1% общего числа голосов участников общества, в срок, не превышающий 20 дней с даты получения соответствующего требования.
6.1(1). Можно видеть, что положения п. 6 ст. 45 Закона об ООО в части регулирования предоставления информации о сделках с заинтересованностью имеют особенности по отношению к общим положениям о предоставлении информации, содержащимся в п. 2 ст. 50 Закона об ООО. Так, в соответствии со ст. 50 Закона об ООО общество обязано обеспечить участнику доступ, в частности, к договорам (односторонним сделкам), являющимся сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, по требованию любого участника общества (независимо от размера принадлежащей ему доли). А комментируемый п. 6 ст. 45 Закона об ООО ограничивает участника необходимостью иметь 1% от общего числа голосов. При этом такой участник, обладающий 1% от общего числа голосов, в рамках п. 6 ст. 45 Закона об ООО имеет право потребовать более широкий перечень информации - документы или иные сведения, касающиеся сделки, в том числе подтверждающие, что сделка не нарушает интересы общества (в том числе совершена на условиях, существенно не отличающихся от рыночных). И, как уже было указано, перечень этой информация является открытым: закон использует при перечислении возможной к получению информации слова "в том числе". Эта расширенная информация по сделке с заинтересованностью в рамках п. 6 ст. 45 должна предоставляться в 20-дневный срок, в то время как информация по сделкам в рамках ст. 50 Закона об ООО - в пятидневный.
Применительно к срокам обращения за информацией Пленум ВС РФ в п. 25 Постановления N 27 разъяснил, что требование о предоставлении информации о сделке, в совершении которой имеется заинтересованность, может быть предъявлено в случае, если согласие (одобрение) на совершение такой сделки не было получено, в том числе если было направлено извещение о совершении такой сделки, но требования о проведении общего собрания участников (акционеров) или заседания совета директоров общества для решения вопроса об одобрении сделки не предъявлялись или в их удовлетворении было отказано (п. 6 ст. 45 Закона об ООО).
6.1(2). Какие нормы следует применять при предоставлении информации участникам по сделкам с заинтересованностью? По мнению А.А. Маковской, правила Закона об ООО о порядке предоставления участникам общества информации и документов по сделке, в совершении которой имеется заинтересованность, являются специальными по отношению к общим, хотя и более новым, правилам о порядке предоставления обществом информации о таких сделках <1>.
--------------------------------
<1> Маковская А. Право на оспаривание сделок и право на получение информации о сделках в АО и ООО // Хозяйство и право. 2017. N 12. С. 50.

С нашей точки зрения, участник независимо от размера принадлежащей ему доли не может быть ограничен в праве на получение информации в части доступа к договорам (односторонним сделкам), являющимся, в частности, сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, в соответствии с подп. 12 п. 2 ст. 50 Закона об ООО и по правилам этой нормы. При этом расширенную информацию по сделке в рамках п. 6 ст. 45 Закона об ООО может получить только участник, обладающий 1% от общего числа голосов участников общества, в порядке, установленном этой специальной нормой.
6.2. Как следует из абз. 2 п. 6 ст. 45 Закона об ООО, сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, может быть признана недействительной в соответствии с п. 2 ст. 174 ГК РФ по иску общества или члена совета директоров общества или его участников (участника), обладающих не менее чем 1% от общего числа голосов участников общества <1>. При этом отсутствие согласия на совершение сделки само по себе не является основанием для признания такой сделки недействительной.
--------------------------------
<1> Исходя из толкования, содержащегося в абз. 3 п. 24 Постановления Пленума ВС РФ N 27, право акционеров и членов совета директоров оспаривать сделку с заинтересованностью не связано с тем, было ими заявлено требование о проведении собрания акционеров или заседания совета директоров для дачи согласия на ее заключение или нет. Даже если акционер или член совета директоров, будучи надлежащим образом извещены о предполагаемом заключении обществом сделки с заинтересованностью, не потребовали созыва собрания акционеров или заседания совета директоров для дачи согласия на ее заключение, они не лишаются права требовать признания такой сделки недействительной, а незаявление ими требования о созыве собрания акционеров или заседания совета директоров не является основанием для отказа суда в удовлетворении требования о признании сделки недействительной.
О процедуре оспаривания сделок с заинтересованностью см. также п. 4.1(3)3 и 4.1(4) комментария к ст. 46 Закона об ООО.

6.2(1). Согласно п. 2 ст. 174 ГК РФ сделка, совершенная действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам юридического лица, может быть признана судом недействительной по иску юридического лица, если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам юридического лица.
Обжалование сделки с заинтересованностью является частным случаем применения положений п. 2 ст. 174 ГК РФ.
6.2(2). В предмет доказывания при предъявлении требования о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, недействительной входят:
- наличие оснований, по которым оспариваемая сделка признается сделкой с заинтересованностью (п. 1 ст. 45 Закона об ООО);
- отсутствие как предварительного согласия, так и последующего одобрения компетентного органа общества на совершение сделки <1>;
- наличие ущерба для юридического лица <2> (о презумпции ущерба от сделки с заинтересованностью см. п. 6.4 комментария к этой статье);
- наличие доказательств о том, что другая сторона сделки знала или должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) об отсутствии согласия на ее совершение. При этом в абз. 2 п. 6 ст. 45 Закона об ООО отмечено, что отсутствие согласия на совершение сделки само по себе не является основанием для признания такой сделки недействительной.
--------------------------------
<1> См. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 марта 2018 г. по делу N А32-1473/2017.
<2> Об ущербе как основании для признания сделки с заинтересованностью недействительной см. Постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 7 февраля 2018 г. N Ф08-10121/2017 по делу N А15-5074/2016; Арбитражного суда Московского округа от 11 сентября 2018 г. по делу N А40-184282/17; Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 мая 2018 г. по делу N А44-8894/2016; Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2019 г. N 17АП-870/2018-ГК по делу N А60-20029/2017; Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 октября 2018 г. N 09АП-50911/2018 по делу N А40-33898/18; Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27 октября 2017 г. по делу N А46-7504/2016; Первого арбитражного апелляционного суда от 30 ноября 2018 г. по делу N А11-8923/2017.

Как указано в п. 27 Постановления Пленума ВС РФ N 27, по смыслу абз. 4 - 6 п. 6 ст. 45 Закона об ООО содержащаяся в них презумпция ущерба от совершения сделки подлежит применению только при условии, что другая сторона оспариваемой сделки знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, и (или) об отсутствии согласия на ее совершение.
Бремя доказывания того, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о наличии элемента заинтересованности в сделке и об отсутствии согласия (одобрения) на ее совершение, возлагается на истца.
Применительно к сделкам с заинтересованностью судам надлежит исходить из того, что другая сторона сделки (ответчик) знала или заведомо должна была знать о наличии элемента заинтересованности, если в качестве заинтересованного лица выступает сама эта сторона сделки или ее представитель, изъявляющий волю в данной сделке, либо их супруги или родственники, названные в абз. 2 п. 1 ст. 45 Закона об ООО.
По общему правилу закон не устанавливает обязанности третьего лица по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка сделкой с заинтересованностью для его контрагента и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует ли обязанность по изучению списков аффилированных лиц, контролирующих и подконтрольных лиц контрагента, устава общества).
Третьи лица, полагающиеся на данные ЕГРЮЛ о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу вправе исходить из наличия у них полномочий на совершение любых сделок (абз. 2 п. 2 ст. 51 ГК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> См. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 ноября 2018 г. N 13АП-24929/2018 по делу N А26-8267/20172.

Указание в соответствующей сделке (ином документе) на то, что заключившее ее от имени общества лицо гарантирует, что при совершении сделки соблюдены все необходимые корпоративные процедуры и т.п., само по себе не свидетельствует о добросовестности контрагента.
Конструкция законодательной нормы через "должен знать", с нашей точки зрения, предполагает возможность доказать не только непосредственное знание контрагента, но и его "должную осведомленность" о наличии признаков сделки с заинтересованностью. Поэтому, как и применительно к крупным сделкам и сделкам с уставными ограничениями, для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, при совершении сделок с заинтересованностью верным подходом будет являться проверка контрагента стороной сделки как свидетельство ее добросовестности (особенно это касается значимых по размеру активов или других критериев существенности сделок, когда такое поведение ожидается от добросовестного контрагента).
Так, удовлетворяя исковые требования ООО "Авуар" о признании сделки недействительной как надлежаще не одобренной, суды пришли к выводу о том, что ответчики (ООО "Теорема" и ООО "Новострой"), являвшиеся сторонами договора перевода долга, исходя из принципа открытости сведений ЕГРЮЛ не могли не знать о наличии у оспариваемого договора признаков сделки с заинтересованностью, поскольку С. на дату совершения сделки являлся участником ООО "Теорема" с долей в размере 52% уставного капитала и директором ООО "Авуар" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 ноября 2018 г. по делу N А44-274/2018. О презюмированной судом обязанности банка знать о договоре поручительства клиента как о сделке с заинтересованностью см. также Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2018 г. N 17АП-10855/2018-ГК по делу N А71-23447/2017.

6.3. Абзац 3 п. 6 ст. 45 Закона об ООО посвящен вопросу применения срока исковой давности по требованию о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, недействительной в случае, если он пропущен. Регулирование и применение норм о сроке исковой давности при обжаловании сделок с заинтересованностью идентично предусмотренному для крупных сделок <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом комментарий к п. 4 ст. 46 Закона об ООО.

6.4. В абз. 4 ст. 45 Закона об ООО законодатель презюмирует наличие причинения ущерба интересам общества в результате совершения сделки с заинтересованностью, когда в совокупности имеются следующие условия:
1) отсутствует согласие на совершение или последующее одобрение сделки;
2) лицу, обратившемуся с иском о признании сделки недействительной, не была по его требованию предоставлена информация, касающаяся сделки, включая документы или иные сведения, подтверждающие, что сделка не нарушает интересы общества (в том числе совершена на условиях, существенно не отличающихся от рыночных).
Презумпция причинения ущерба интересам общества, очевидно, призвана стимулировать общество в лице управомоченных органов и должностных лиц на надлежащее осуществление возложенных на них обязанностей по предоставлению информации о сделке с заинтересованностью.
7. Пункт 7 комментируемой статьи содержит перечень случаев, когда правовой режим, установленный для сделок с заинтересованностью, не применяется. Рассмотрим случаи, требующие особого нашего внимания и комментариев.
7(1). Так, положения ст. 45 Закона об ООО не применяются к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, при условии, что обществом неоднократно в течение длительного периода времени на схожих условиях совершаются аналогичные сделки, в совершении которых не имеется заинтересованности, в том числе к сделкам, совершаемым кредитными организациями в соответствии со ст. 5 Закона о банках.
Если сравнивать приведенное положение с предыдущими редакциями законов, то можно увидеть, что до 1 января 2017 г. сделки с заинтересованностью, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, могли быть одобрены общим собранием акционеров (участников) в упрощенном порядке в определенных временных рамках - только до следующего общего годового собрания акционеров (см. п. 3 ст. 45 Закона об ООО в редакции, действовавшей до 1 января 2017 г.).
Отличием прежнего регулирования от нового является также то, что если раньше надо было сопоставлять аналогичные сделки, совершаемые с одним контрагентом, то с 1 января 2017 г. условия заключаемой сделки необходимо сопоставлять со всеми аналогичными сделками общества, в совершении которых нет заинтересованности. Схожесть условий совершаемых сделок также является оценочным понятием. В качестве примера стоит назвать условия оплаты продукции: поставка по предварительной оплате не будет "схожей" с поставкой с последующей оплатой продукции или оплатой с рассрочкой платежа. Обязательным требованием также является, чтобы аналогичные сделки, в совершении которых отсутствует заинтересованность, совершались неоднократно и в течение длительного периода времени. Как верно отмечается в литературе, "смысл этого ограничения, скорее всего, в том, чтобы за счет разовых и искусственных сделок общество не могло создать базу для сопоставления с ними сделок с заинтересованностью" <1>.
--------------------------------
<1> Маковская А. Новые правила Закона об акционерных обществах о крупных сделках и сделках с заинтересованностью // Хозяйство и право. 2016. N 10. С. 17.

В целом отметим, что в анализируемом основании освобождения от необходимости согласования сделок с заинтересованностью достаточно много неопределенности, что заслуженно вызывает отрицательную оценку практикующих специалистов. Эта высокая степень неопределенности правовых предписаний зачастую приводит к тому, что хозяйственные общества отказываются от применения законодательных положений об освобождении от применения специального правового режима к сделкам с заинтересованностью в пользу реализации сложных бюрократических процедур одобрения. Известны многочисленные примеры, когда хозяйственные общества не пользуются приведенным исключением из правил согласования сделок с заинтересованностью, а сами "провоцируют" корпоративные процедуры, связанные с согласованием сделки, используя, например, возможность потребовать согласования сделки лицом, исполняющим полномочия единоличного исполнительного органа, или членами коллегиальных органов управления. Такой подход гарантирует стабильность ситуации для контрагентов общества и разделяет ответственность единоличного исполнительного органа с членами совета директоров или участниками общества.
7(2). Положения ст. 45 Закона об ООО также не применяются к обществам, состоящим из одного участника, который одновременно является единственным лицом, обладающим полномочиями единоличного исполнительного органа общества.
Приведенное положение об освобождении от режима совершения сделок с заинтересованностью к указанным случаям является очевидным: когда единственный участник совпадает с единоличным исполнительным органом, не возникает конфликта интересов как основания для применения норм закона о сделках с заинтересованностью. Приведенные положения законов учитывают возможность "множественного" директора (нескольких директоров), оговаривая отдельно, что условием освобождения от необходимости применения режима о сделках с заинтересованностью является то, что участник - единственное лицо, обладающее полномочиями единоличного исполнительного органа.
7(3). Положения ст. 45 Закона об ООО не применяются к сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность всех участников общества, при отсутствии заинтересованности в совершении сделки иных лиц, за исключением случая, если уставом общества предусмотрено право участника потребовать получения согласия на совершение такой сделки до ее совершения.
Важной оговоркой для применения режима освобождения от совершения сделки с заинтересованностью является положение о том, что при заинтересованности всех акционеров должны отсутствовать основания заинтересованности и у иных лиц. Так, например, при заинтересованности всех участников сделка не будет освобождена от режима корпоративных согласований, если в ней заинтересован член совета директоров.
Целесообразность такого регулирования не вызывает однозначной оценки. С одной стороны, нормы о сделках с заинтересованностью установлены и применяются в интересах участников, и если все они в совершении сделки заинтересованы, то осуществлять процедуру ее согласования только в связи с тем, что в совете директоров имеется заинтересованное лицо, на первый взгляд кажется избыточным. С другой стороны, наличие заинтересованного лица в составе коллегиального органа управления может повлиять на формирование условий сделки и не исключает конфликт интересов полностью.
Однако здесь может возникнуть другой процедурный вопрос: а если сделка исходя из стоимости отчуждаемого имущества должна быть вынесена на рассмотрение общим собранием акционеров, кто будет голосовать за эту сделку, если все акционеры заинтересованы?
Как разъяснил Верховный Суд РФ в п. 26 Постановления Пленума N 27, согласно абз. 2 п. 4.1 ст. 83 Закона об АО если при совершении сделки, требующей получения согласия на ее совершение общего собрания акционеров, все акционеры - владельцы голосующих акций общества признаются заинтересованными и при этом в совершении такой сделки имеется заинтересованность иного лица (иных лиц) в соответствии с п. 1 ст. 81 Закона об АО, то согласие на совершение такой сделки дается большинством голосов всех акционеров - владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в голосовании. Аналогичное правило применяется в обществах с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 6 ГК РФ).
Таким образом, голосовать на общем собрании в этом случае разрешено участникам, заинтересованным в совершении сделки.
7(4 - 7). Отдельные положения п. 7 ст. 45 Закона об ООО закрепляют неприменение правил о сделках с заинтересованностью к ситуациям, урегулированным законом, когда соответствующая сделка и ее условия являются обязательными для общества (например, к отношениям, возникающим при переходе к обществу доли или части доли в его уставном капитале в случаях, предусмотренных Законом об ООО, или к сделкам по размещению обществом путем открытой подписки облигаций или приобретению обществом размещенных им облигаций), а также когда законодатель имеет специальный порядок регулирования соответствующей процедуры (например, к отношениям, возникающим при переходе прав на имущество в процессе реорганизации общества, в том числе по договорам о слиянии и договорам о присоединении).
Подчеркнем, что для освобождения от режима сделки с заинтересованностью сделок, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами РФ, нужны одновременно два обстоятельства:
- совершение сделки обязательно для общества в силу законодательства;
- расчеты по сделке производятся по установленным ценам и тарифам.
В соответствии с этой нормой применять режим сделок с заинтересованностью в обществах с ограниченной ответственностью не требуется к публичным договорам, которые заключаются на тех же условиях, что и ранее заключенные публичные договоры. Для освобождения публичных договоров от режима согласования как сделок с заинтересованностью достаточно одного этого условия.
7(8). К сделкам, заключенным на тех же условиях, что и предварительный договор, требования о процедурах совершения сделок с заинтересованностью не применяются, если такой договор содержит все сведения, предусмотренные законом для согласования сделок с заинтересованностью, и согласие на его заключение компетентного органа управления общества было получено в установленном порядке.
7(9). Не требуют согласования сделки с заинтересованностью, заключенные на открытых торгах или по результатам открытых торгов, если условия проведения таких торгов или участия в них предварительно утверждены советом директоров общества или общим собранием участников общества.
7(10). От необходимости одобрения освобождаются сделки, предметом которых является имущество, цена или балансовая стоимость которого составляет не более 0,1% балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату, при условии, что размер таких сделок не превышает предельных значений, установленных Центральным банком РФ. Информация о совершении таких сделок раскрывается в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 45 Закона об ООО. Отсутствие подобного регулирования ранее приводило к тому, что советы директоров были перегружены необходимостью одобрения большого количества малозначительных хозяйственных операций.
При этом отметим, что Банк России установил не слишком значительные предельные значения освобождения от режима согласования, тем самым нивелировав применение этой нормы.
Согласно указанию Банка России от 31 марта 2017 г. N 4335-У "Об установлении предельных значений размера сделок акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, при превышении которых такие сделки могут признаваться сделками, в совершении которых имеется заинтересованность" предельными значениями размера сделок являются:
- для обществ, балансовая стоимость активов которых по данным их бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату составляет не более 25 млрд руб., - 20 млн руб.;
- для обществ, балансовая стоимость активов которых по данным их бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату составляет от 25 млрд до 100 млрд руб., - 50 млн руб.;
- для обществ, балансовая стоимость активов которых по данным их бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату составляет от 100 млрд руб. до 1 трлн руб., - 500 млн руб.;
- для обществ, балансовая стоимость активов которых по данным их бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату составляет от 1 трлн до 2 трлн руб., - 1 млрд руб.;
- для обществ, балансовая стоимость активов которых по данным их бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату составляет более 2 трлн руб., - 2 млрд руб.
8. Пункт 8 ст. 45 Закона об ООО регулирует распределение компетенции между органами общества при принятии решений о согласовании сделок с заинтересованностью. В случае образования в обществе совета директоров принятие решения о согласии на совершение сделок с заинтересованностью, подлежащих согласованию в силу закона, может быть отнесено уставом общества к компетенции совета директоров, если цена сделки или стоимость имущества, являющегося предметом сделки, составляет 10% и менее балансовой стоимости активов общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период. Сделки, превышающие указанный предел, подлежат согласованию только на общем собрании участников.
9. Применительно к совершению сделок обществами с ограниченной ответственностью осуществляется диспозитивное регулирование.
9(1). Сами участники общества могут исключить необходимость согласования (одобрения) сделок с конфликтом интересов или изменить порядок осуществления этой корпоративной процедуры. Такие положения могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении или внесении изменений в его устав по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно.
Исходя из положений Закона об ООО в обществе с ограниченной ответственностью возможны:
- полный отказ от согласования сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.
Очевидно, что это правило может быть полезным для семейного бизнеса или, например, связанных экономической зависимостью хозяйственных обществ, входящих в состав холдингов (групп компаний). Участники таких объединений тем самым могут быть избавлены от необходимости согласовывать сделки с заинтересованностью, заключаемые в пределах группы, когда хозяйственные общества находятся под контролем одного лица и соответственно отсутствует конфликт интересов;
- установление предварительного режима согласования всех сделок.
Такой подход избирают компании, желающие предотвратить неопределенность, связанную с возможностью уполномоченных Законом об ООО лиц потребовать последующего одобрения сделок с заинтересованностью;
- частичное изменение порядка согласования сделок с заинтересованностью или установление собственного порядка согласования сделок с заинтересованностью.
Так, в уставе общества с ограниченной ответственностью может быть предусмотрен иной круг лиц, которые признаются заинтересованными в совершении сделки, путем его сокращения или, напротив, расширения, например, за счет включения в число таких лиц заместителей генерального директора, главного бухгалтера для целей усиления контроля над менеджментом компании. В уставе непубличного общества может присутствовать иная трактовка круга контролирующих лиц за счет его расширения или, напротив, сужения.
В п. 28 Постановления Пленума ВС РФ N 27 приводятся примеры возможного изменения порядка совершения сделок с заинтересованностью: обязательное предварительное одобрение, правила направления извещения о сделках, круг лиц, которым оно направляется, порядок предъявления требования о необходимости вынести на одобрение сделку, отказ от возможности направления таких требований и т.д., в том числе путем указания на то, что подлежат или не подлежат применению только отдельные правила, содержащиеся в законе.
При этом, как отмечено в Постановлении Пленума ВС РФ N 27, уставом хозяйственного общества не может быть изменено или отменено применение положений закона, касающихся условий признания сделок недействительными, в частности о необходимости наличия причинения ущерба интересам хозяйственного общества как обязательного условия признания сделки с заинтересованностью недействительной.
9(2). Вместе с тем если уставом общества расширяется круг сделок, признаваемых сделками с заинтересованностью, например, за счет установления более широкого круга заинтересованных лиц или иных критериев признания лиц заинтересованными, то в этом случае сделки, не являющиеся сделками с заинтересованностью с точки зрения Закона об АО и Закона об ООО, но подпадающие под понятие сделок с заинтересованностью, описанное в уставе общества, и совершенные с нарушением порядка совершения сделок с заинтересованностью, подлежат признанию недействительными не по правилам о сделках с заинтересованностью, а на основании п. 1 ст. 174 ГК РФ.
Таким образом, расширение круга сделок, совершаемых по правилам сделок с заинтересованностью, возможно, но такие сделки переходят в ранг сделок, порядок совершения которых устанавливается уставом общества, и в случае нарушения этого порядка применяются правила, установленные для уставных ограничений.
9(3). В качестве правил, устанавливающих иной порядок совершения сделок с заинтересованностью, следует рассматривать также включенные до даты вступления в силу Закона от 3 июля 2016 г. N 343-ФЗ (1 января 2017 г.) в устав непубличного акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью положения о порядке совершения сделок с заинтересованностью, в том числе если они были включены в устав общества по решению общего собрания участников, принятому не единогласно (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ N 27).
Таким образом, если устав, принятый до изменения закона, предусматривал правила иные, чем в законе, эти положения для данного общества сохраняют силу, даже если они были внесены в устав неединогласным решением участников.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!