Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Комментарий к статье 56. Преобразование общества

style="max-height: 50vh;">
Статья 56. Преобразование общества

Комментарий к статье 56

1. Первый пункт комментируемой статьи указывает организационно-правовые формы юридических лиц, в которые может преобразоваться общество с ограниченной ответственностью: "хозяйственное общество другого вида" (акционерное общество), хозяйственное товарищество (полное или коммандитное), производственный кооператив. При применении этого правила надо учитывать нормы ст. 7 Закона об ООО. Эта статья указывает, что если число участников общества превысит установленный предел - 50 участников, то общество с ограниченной ответственностью в течение года должно преобразоваться в акционерное общество или в производственный кооператив. Таким образом, в данном случае формально есть ограничение для преобразования в хозяйственное товарищество.
Следует обратить внимание на то, что комментируемый пункт не дает специального определения понятия преобразования как формы реорганизации, поскольку такое определение по существу уже дано в п. 5 ст. 58 ГК РФ - изменение организационно-правовой формы юридического лица.
Говорить о последствиях преобразования после изменений, внесенных в ГК РФ Законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ, довольно сложно, поскольку регулирование этой формы реорганизации в целом претерпело радикальные изменения и направления дальнейшей корректировки нормативных актов в настоящее время многовариантны.
Если учитывать требования нормативных актов, действующих в момент написания настоящего комментария, то о последствиях преобразования можно сказать следующее:
- общество с ограниченной ответственностью, реорганизуемое в форме преобразования, прекращает существование (этот вывод мы делаем, исходя из содержания ст. 16 Закона о регистрации юридических лиц) <1>;
- создается одна новая организация иной организационно-правовой формы;
- по общему правилу отсутствует правопреемство (согласно п. 5 ст. 58 ГК РФ при преобразовании юридического лица одной организационно-правовой формы в юридическое лицо другой организационно-правовой формы права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц не изменяются). Изменения наступают только в отношении прав и обязанностей участников общества, что связано с особенностями новой организационно-правовой формы, а также в отношении тех прав и обязанностей, возникающих из специальных разрешений, которые могут быть предусмотрены отдельными законами.
--------------------------------
<1> Отметим, что проект федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части приведения положений о реорганизации хозяйственных обществ в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" содержит положение о признании ст. 16 Закона о регистрации юридических лиц утратившей силу.

2. Пункт 2 ст. 56 Закона об ООО определяет орган, принимающий решение о реорганизации в форме преобразования (общее собрание участников общества, реорганизуемого в форме преобразования), а также перечень необходимых для начала реорганизации решений:
- о реорганизации;
- о порядке и об условиях преобразования;
- о порядке обмена долей участников общества на акции акционерного общества, доли или вклады в складочный капитал хозяйственного товарищества или паи членов производственного кооператива;
- об утверждении устава создаваемого в результате преобразования юридического лица.
В действующей редакции комментируемого пункта упоминается еще одно обязательное решение - "об утверждении передаточного акта". Это устаревшее правило, которое в настоящее время не применяется, - утверждать передаточный акт при преобразовании не нужно!
Как и в отношении ранее прокомментированных случаев слияния, присоединения, разделения и выделения общества с ограниченной ответственностью, Закон об ООО не указывает на достаточность решений собрания участников реорганизуемого в форме преобразования общества для завершения реорганизации. Часть вопросов (см. комментарий к п. 3 рассматриваемой статьи) регулируется согласно решению "участников юридического лица, создаваемого в результате преобразования".
Пункт 2 ст. 56 Закона об ООО также не указывает на то, принимаются ли все указанные решения в рамках одного вопроса или по отдельности, а также принимаются ли они одновременно (если принимаются раздельно) или могут быть приняты в разное время. Оба варианта (одним вопросом или раздельно) теоретически возможны.
Важно, что комментируемый пункт предусматривает принятие обязательного решения о судьбе долей участия в реорганизуемом путем преобразования обществе с ограниченной ответственностью. Здесь используется слово "обмен", никаких иных вариантов компенсации Закон не предлагает. Это означает, что участники реорганизованного в форме преобразования общества становятся в результате такого обмена участниками созданной по завершении реорганизации корпорации.
Однако такое регулирование и само указание на обязательность обмена не дают ответа на некоторые ключевые вопросы:
- какой характер должен носить обмен (здесь вопрос в пропорциональности);
- что должен (может) получить участник в обмен с учетом того, что формы участия в таких корпорациях могут быть различными.
Можно предположить следующее: с учетом того, что преобразование не ведет к изменению уставного капитала ООО и его имущества (здесь даже нет риска потери части имущества из-за требований кредиторов в силу того, что Закон исключает возникновение специальных прав кредиторов при преобразовании), перераспределения долей участия как результата обмена происходить не должно. Участники реорганизуемого общества в обмен должны получить права пропорционально своему участию в реорганизованном обществе с ограниченной ответственностью. При этом пропорциональность здесь идентична равноценности - формальных потерь участия при таком обмене быть не должно.
Такой подход оправдан, но он не учитывает некоторых деталей. К примеру, как быть, если принято решение о преобразовании в полное товарищество, однако за период реорганизации лицо стало участником иного полного товарищества? Тогда реализация решения о реорганизации приведет к нарушению ст. 69 ГК РФ, в соответствии с которой лицо может быть участником только одного полного товарищества.
Другой вопрос: если в акционерном обществе есть и обыкновенные, и привилегированные акции, может ли участник общества в обмен на свою долю получить привилегированные акции, а не обыкновенные (кстати, тот же вопрос возникает и в части возможности получения статуса ассоциированного члена сельскохозяйственного производственного кооператива или вкладчика (коммандитиста) в товариществе на вере)? Строго говоря, обмен в каждом из указанных случаев преобразования общества с ограниченной ответственностью (в акционерное общество, в хозяйственное товарищество и в производственный кооператив, в том числе сельскохозяйственный) должен быть урегулирован отдельно и детально.
Часть ответов на поставленные вопросы можно дать в отношении случая обмена долей на акции акционерного общества (в случае преобразования общества с ограниченной ответственностью в акционерное общество). Дело в том, что при принятии решений, указанных в п. 2 ст. 56 Закона об ООО (хотя на первый взгляд это не вытекает из его содержания), надо в обязательном порядке использовать нормы Положения о стандартах эмиссии ценных бумаг. Согласно п. 45.2 указанного Положения "доли участников в уставном капитале реорганизуемого общества с ограниченной ответственностью... могут быть обменены при реорганизации только на обыкновенные акции акционерного общества, создаваемого в результате реорганизации (акционерного общества, к которому осуществляется присоединение), или на обыкновенные и привилегированные акции такого акционерного общества в установленной решением о реорганизации пропорции".
Данное правило нельзя признать вполне точным. Можно предположить, что перед нами два варианта: либо обмен только на обыкновенные акции, либо обмен на часть обыкновенных и часть привилегированных акций, тогда как вариант обмена только на привилегированные акции не указан. К сожалению, это типичный пример современного нормотворчества, не уделяющего должного внимания вопросам юридической техники, в результате чего новые нормы вместо определенности в отношениях создают неопределенность. В данном случае представляется верным получить дополнительное разъяснение Банка России, однако мы полагаем, что запрета обмена только на привилегированные акции документ не содержит и содержать не может - он не может подменить федеральный закон, к предмету которого относится решение соответствующих вопросов.
Аналогичные выводы следует сделать в отношении возможности обмена долей на паи ассоциированного члена сельскохозяйственного производственного кооператива - принципиальных ограничений здесь нет, хотя юридико-техническая сторона в настоящее время не проработана.
Сложнее, как уже было отмечено, может быть ситуация с обменом на доли участника в складочном капитале полного товарищества или права полного товарища в товариществе на вере (ст. 69 и 82 ГК РФ).
К сожалению, имеющиеся в настоящее время проекты изменения Закона об ООО в части реорганизации (проект федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части приведения положений о реорганизации хозяйственных обществ в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации") не вносят полной ясности. Так, в указанном проекте предусматривается следующее правило общего характера: "Каждый участник общества, реорганизуемого в форме преобразования, должен получить акцию (акции) создаваемого акционерного общества, долю в складочном капитале создаваемого хозяйственного товарищества или пай члена создаваемого производственного кооператива пропорционально доле такого участника в уставном капитале реорганизуемого общества".
3. Пункт 3 ст. 56 Закона об ООО указывает на необходимость принятия "участниками юридического лица, создаваемого в результате преобразования" ряда решений, необходимых для завершения реорганизации.
В качестве обязательных выделены решения об избрании органов создаваемого лица "в соответствии с требованиями федеральных законов о таких юридических лицах" и поручении "соответствующему органу осуществить действия, связанные с государственной регистрацией юридического лица, создаваемого в результате преобразования".
Комментируемое правило изложено неопределенно. В нем нет никаких указаний на то, как упомянутые "участники" должны их принять (и, кстати, само использование здесь слова "участники" применительно к еще не существующему юридическому лицу абсолютно необоснованно). По логике эти лица должны провести собрание. В сущности об этом и надо было писать в данной статье, предусматривая, что порядок и сроки соответствующего собрания должны определяться решением о реорганизации, - тогда и вопросов бы не было. А вот фраза "участники юридического лица, создаваемого в результате преобразования, принимают решение об избрании его органов в соответствии с требованиями федеральных законов о таких юридических лицах..." порождает множество вопросов: слова "в соответствии с требованиями федеральных законов о таких юридических лицах" то ли относятся к органам и призваны учесть специфику системы органов юридического лица определенной организационно-правовой формы, в которое преобразуется общество с ограниченной ответственностью, то ли относятся к процессу принятия решения, и тогда вся эта часть комментируемого правила, касающаяся проведения собрания, приобретает значение отсылки к иным законам, регулирующим правовое положение юридических лиц соответствующих организационно-правовых форм. Мы склоняемся к первой из указанных версий. Отметим при этом, что юридическая техника комментируемого пункта несовершенна уже по той причине, что у хозяйственных товариществ нет никаких органов. Пункт 3 ст. 56 Закона об ООО не указывает на то, как такое собрание проводится. Представляется, что этот пробел надо учитывать при принятии решения о реорганизации в форме преобразования. Теоретически можно представить и вариант, когда решение о порядке проведения собрания принимают сами участники в качестве первого вопроса; они же определяют и порядок принятия решения, исходя из общих правил ГК РФ о принятии решений гражданско-правовыми сообществами.
4. Пункт 4 анализируемой статьи утратил свое значение в силу изменений, происшедших после вступления в силу Закона от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ, и в настоящее время не подлежит применению. Как уже было отмечено, в соответствии со ст. 58 ГК РФ при преобразовании юридического лица одной организационно-правовой формы в юридическое лицо другой организационно-правовой формы права и обязанности реорганизованного юридического лица в отношении других лиц не изменяются, за исключением прав и обязанностей в отношении учредителей (участников), изменение которых вызвано реорганизацией. Соответственно никакой передаточный акт не составляется и не утверждается.
При оценке текущего регулирования порядка реорганизации обществ с ограниченной ответственностью в форме преобразования необходимо учитывать, что имеющиеся проекты (проект федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части приведения положений о реорганизации хозяйственных обществ в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации") предполагают существенное изменение регулирования в сторону его сближения с тем, как такое регулирование осуществляется для реорганизации в форме преобразования акционерных обществ (ст. 20 Закона об АО).

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!