Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

Комментарий к статье 57. Ликвидация общества

style="max-height: 50vh;">
Статья 57. Ликвидация общества

Комментарий к статье 57

1. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает основания и последствия ликвидации общества с ограниченной ответственностью.
1.1. В первом предложении абз. 1 п. 1 ст. 57 Закона об ООО говорится о праве ООО осуществить добровольную ликвидацию. Определения того, что такое "добровольная ликвидация", ни комментируемый пункт, ни другие статьи Закона об ООО не содержат. Выбор слов "добровольная ликвидация" отражает терминологию, которая ранее активно использовалась в законодательстве и доктрине <1> в противовес понятию "принудительная ликвидация". После изменений, внесенных в гражданское законодательство в 2014 г. Законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ, разделение ликвидации на добровольную и принудительную отчасти утратило свое значение. В различных законах данные понятия (добровольная и принудительная ликвидация), конечно, используются <2>, однако ст. 61 ГК РФ оснований для такого разделения уже не дает <3>. В ней содержится п. 2, который указывает на ликвидацию по решению участников юридического лица или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно было создано. По существу это и есть классическая "добровольная ликвидация" в традиционном понимании. В п. 3 ст. 61 ГК РФ также указаны многочисленные (и неисчерпывающие) основания для ликвидации юридического лица по решению суда.
--------------------------------
<1> Подробнее см.: Габов А.В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы. М.: Статут, 2011. С. 111 - 231; Он же. Законодательство о ликвидации юридических лиц в свете проекта изменений в ГК РФ // Вестник гражданского права. 2011. N 4. С. 46 - 70 и ряд других работ.
<2> См.: ст. 23.1 Закона о банках и банковской деятельности.
<3> Также см.: Габов А.В. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: научно-практический комментарий к статьям 57 - 65 Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации; ИНФРА-М, 2014. С. 114 - 131; Корпоративное право: В 2 т. / отв. ред. И.С. Шиткина. Т. 1. М.: Статут, 2017. С. 681 - 685 (автор главы - А.В. Габов); Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к главам 1 - 5 / под ред. д. ю. н., проф. Л.В. Санниковой. М.: Статут, 2015. С. 285 - 291 (автор комментария - А.В. Габов).

Такое "пестрое" регулирование, которое стало отчасти результатом недостаточно продуманных изменений в ГК РФ (отказа от учета в новой редакции ст. 61 ГК РФ наработок доктрины <1>), а отчасти того, что в вопросах оснований ликвидации действующие законы не были приведены в соответствие с подходами, установленными в обновленной ст. 61 ГК РФ, создает значительную проблему для анализа комментируемой нормы, по крайней мере в части релевантности используемой терминологии.
--------------------------------
<1> Подробный анализ см.: Габов А.В. Законодательство о ликвидации юридических лиц в свете проекта изменений в ГК РФ // Вестник гражданского права. 2011. N 4. С. 32 - 83.

В данном комментарии мы будем исходить из того, что добровольная ликвидация общества с ограниченной ответственностью, о которой говорится в п. 1 ст. 57 Закона об ООО, - это ликвидация, на которую указывает п. 2 ст. 61 ГК РФ.
Согласно норме первого предложения абз. 1 комментируемого пункта порядок добровольной ликвидации общества с ограниченной ответственностью определяется ГК РФ "с учетом требований" Закона об ООО и устава общества. Таким образом, источниками, в которых находится регулирование порядка добровольной ликвидации общества, называются ГК РФ, Закон об ООО и устав самого общества.
Данное положение присутствует в ст. 57 Закона об ООО изначально, и его сложно признать в полной мере корректным. Согласно п. 5 данной статьи порядок ликвидации общества с ограниченной ответственностью определяется ГК РФ и другими федеральными законами. Как видно, устав среди источников регулирования не называется. Кроме того, в подтверждение правильности нормы п. 5 заметим, что большое значение для определения порядка ликвидации имеют нормы Закона о регистрации юридических лиц (ст. 8, 9, 20 - 22).
При этом основной объем регулирования добровольной ликвидации содержится в ГК РФ (ст. 61 - 64.1). Число норм Закона об ООО (хотя его ст. 1 и указывает, что данный Закон определяет среди прочего порядок ликвидации общества) невелико - это отдельные положения ст. 33, 37, 57 и ст. 58, регулирующая порядок распределения имущества ликвидируемого общества между его участниками.
Упоминание в комментируемом правиле об уставе как об источнике регулирования порядка ликвидации выглядит неубедительным. И дело не только (и не столько) в том, что п. 5 ст. 57 Закона об ООО не признает устав источником регулирования добровольной ликвидации, а в том, что анализ Закона об ООО показывает, что в реальности никакого места для уставного регулирования в части ликвидации в нем нет. Едва ли не единственным исключением можно назвать положение ст. 37 Закона об ООО о том, что уставом может быть увеличено количество голосов, необходимых для принятия решений о назначении ликвидационной комиссии и утверждении ликвидационных балансов (с предусмотренного законом большинства от общего числа голосов участников общества). Отметим также, что актуальная редакция ст. 12 Закона об ООО не предусматривает обязательного присутствия в уставе общества каких-либо положений о его добровольной ликвидации. То, что вопросы ликвидации - это предмет именно нормативного, а не уставного регулирования, показывает, в частности, анализ типовых уставов, утвержденных Приказом Минэкономразвития России об утверждении типовых уставов: в каждом таком уставе есть общий раздел VIII "Реорганизация и ликвидация Общества" с типовым содержанием: "Реорганизация и ликвидация Общества осуществляются в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации".
Следует отметить, что комментируемое правило не учитывает еще одного источника (правда, только вспомогательного), регулирующего порядок ликвидации, - решения общего собрания участников ООО. О нем прямо указывает п. 3 ст. 62 ГК РФ, в соответствии с которым любое юридическое лицо обязано принять решение об установлении порядка и сроков ликвидации в соответствии с законом.
Второе предложение абз. 1 п. 1 ст. 57 Закона об ООО предусматривает, что общество может быть ликвидировано по решению суда по основаниям, предусмотренным ГК РФ. В прежней (дореформенной) терминологии этот пункт указывал основания для принудительной ликвидации. В настоящее время более корректно говорить о ликвидации на основании решения суда.
Основания для ликвидации юридического лица по решению суда установлены в п. 3 ст. 61 ГК РФ.
Перечень оснований широк. Часть из них применима ко всем юридическим лицам (основания, установленные подп. 1 - 3, 5), часть - к некоммерческим организациям, созданным в указанных в статье организационно-правовых формах (подп. 4). Перечень не является закрытым; в частности, в подп. 6 говорится о том, что "иные случаи" могут быть предусмотрены законом.
При применении основания, указанного в подп. 3 п. 3 ст. 61 ГК РФ, надо учитывать правовые позиции Конституционного Суда РФ <1> и Верховного Суда РФ <2> об исключительности ликвидации как меры реагирования на правонарушение и соразмерности этой меры допущенным нарушениям.
--------------------------------
<1> В его правовой позиции отмечается, что ликвидация юридического лица не может быть назначена по одному лишь формальному основанию неоднократности нарушения законодательства, а должна применяться в соответствии с общеправовыми принципами юридической ответственности и быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям и вызванным ими последствиям (см. Постановление КС РФ от 18 июля 2003 г. N 14-П).
<2> В п. 28 Постановления Пленума ВС РФ N 25 отмечено, что "неоднократность нарушения законодательства сама по себе не может служить основанием для принятия судом решения о ликвидации юридического лица. Такая исключительная мера должна быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям и вызванным ими последствиям (подпункт 3 пункта 3 статьи 61 ГК РФ)".

Крайне востребовано для обществ с ограниченной ответственностью основание для ликвидации по решению суда, предусмотренное подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ (по иску участника в случае невозможности достижения целей, ради которых общество создано, в том числе если осуществление деятельности общества становится невозможным или существенно затрудняется). В таких ситуациях надо учитывать правовую позицию, высказанную в п. 29 Постановления Пленума ВС РФ N 25 <1>.
--------------------------------
<1> Данным пунктом установлены следующие важные разъяснения: "...судом может быть удовлетворено такое требование, если иные учредители (участники) юридического лица уклоняются от участия в нем, делая невозможным принятие решений в связи с отсутствием кворума, в результате чего становится невозможным достижение целей, ради которых создано юридическое лицо, в том числе если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется, в частности ввиду длительной невозможности сформировать органы юридического лица. Равным образом удовлетворение названного требования возможно в случае длительного корпоративного конфликта, в ходе которого существенные злоупотребления допускались всеми участниками хозяйственного товарищества или общества, вследствие чего существенно затрудняется его деятельность. Ликвидация юридического лица в качестве способа разрешения корпоративного конфликта возможна только в том случае, когда все иные меры для разрешения корпоративного конфликта и устранения препятствий для продолжения деятельности юридического лица (исключение участника юридического лица, добровольный выход участника из состава участников юридического лица, избрание нового лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа, и т.д.) исчерпаны или их применение невозможно".

При применении правил п. 3 ст. 61 ГК РФ надо иметь в виду, что ряд статей Закона об ООО предусматривает (или подразумевает) возможность ликвидации общества на основании решения суда.
Так, ст. 7 Закона об ООО указывает, что если число участников общества превысит установленный предел - 50 участников, то общество в течение года должно преобразоваться в акционерное общество или в производственный кооператив; если такого преобразования не последует, то общество подлежит ликвидации в судебном порядке по требованию органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, либо иных государственных органов или органов местного самоуправления, которым право на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом. Как видно, данный случай ликвидации по решению суда, не подпадающий ни под одно из оснований, указанных в подп. 1 - 4 п. 3 ст. 61 ГК РФ, является как раз "иным случаем", предусмотренным подп. 6 п. 3 ст. 61 ГК РФ.
Пункт 4 ст. 30 Закона об ООО предусматривает обязанность общества принять решение о ликвидации (одна из альтернатив) в случае, если стоимость его чистых активов окажется меньше его уставного капитала по окончании финансового года, следующего за вторым финансовым годом или каждым последующим финансовым годом, по окончании которых стоимость чистых активов общества оказалась меньше его уставного капитала. Непринятие решений, указанных в данной норме, также повлечет обращение в суд с требованием о ликвидации общества (хотя формально данные последствия в рассматриваемой норме и не указаны).
1.2. Абзац 2 п. 1 ст. 57 Закона об ООО предусматривает последствия ликвидации. Его формулировка стала отражением прежнего определения ликвидации в ГК РФ; текущему регулированию содержание абзаца соответствует не в полной мере.
В частности, этим абзацем установлено, что ликвидация общества с ограниченной ответственностью влечет за собой его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Такая формулировка уже в момент ее появления не отражала реальности - правопреемство в отдельных правах и обязанностях при ликвидации возможно, и отечественные нормативные акты в той или иной мере всегда это признавали <1>.
--------------------------------
<1> Подробнее см.: Габов А.В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы. М.: Статут, 2011. С. 31, 32, 56 - 58, 64 - 78; Он же. Некоторые концептуальные проблемы законодательства о ликвидации юридических лиц в свете проекта изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации // Актуальные проблемы развития института юридических лиц в российском законодательстве: материалы круглого стола "Корпоративное право и проблемы правового статуса юридических лиц" (Москва, 27 апреля 2011 г.) / отв. ред. В.М. Жуйков. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2011. С. 50 - 59; Он же. Реорганизация и ликвидация юридических лиц: научно-практический комментарий к статьям 57 - 65 Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации; ИНФРА-М, 2014. С. 111 - 114.

В настоящее время п. 1 ст. 61 ГК РФ дает следующее понимание последствий ликвидации: прекращение юридического лица без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам. Как отмечено в Определении КС РФ от 28 ноября 2019 г. N 3093-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Никитиной Светланы Михайловны на нарушение ее конституционных прав рядом положений Гражданского кодекса Российской Федерации", "пункт 1 статьи 61 ГК Российской Федерации, определяющий правовые последствия ликвидации юридического лица, направлен на обеспечение стабильности гражданского оборота и устранение неопределенности в вопросе о правопреемстве прав и обязанностей юридического лица при его ликвидации".
Правило п. 1 ст. 61 ГК РФ учитывает возможность существования частичного правопреемства как последствия ликвидации и исключает (что абсолютно верно) универсальное правопреемство при ликвидации. Примерами, демонстрирующими возможность частичного правопреемства, являются ст. 419 ГК РФ <1> (согласно этой статье обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованию о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.)) и ст. 1093 ГК РФ (предусматривает, что в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами).
--------------------------------
<1> Отметим, что конституционность данной нормы оспаривалась (неудачно) в КС РФ (см. Определение от 24 октября 2019 г. N 2823-О). Конституционный Суд РФ, оценивая данную норму, дал лишь самую общую ее характеристику, указав, что она направлена на "обеспечение определенности имущественного положения сторон в обязательственных правоотношениях в случае ликвидации одной из сторон".

Абзац 2 п. 1 ст. 57 Закона об ООО в качестве основного последствия ликвидации называет прекращение общества. Согласно п. 9 ст. 63 ГК РФ и п. 6 ст. 22 Закона о регистрации юридических лиц ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим свою деятельность после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ.
Следует отметить, что ни комментируемый пункт, ни ст. 57 Закона об ООО в целом не регулируют ликвидацию в процессе банкротства (здесь действует законодательство о несостоятельности (банкротстве)), а также особенности регулирования применительно к обществу с ограниченной ответственностью иных юридических составов, которые ведут к его прекращению. Один из наиболее часто используемых составов применительно к обществу с ограниченной ответственностью сегодня - исключение такого общества из ЕГРЮЛ как недействующего (ст. 64.2 ГК РФ, ст. 21.1 Закона о регистрации юридических лиц), в том числе по причинам, указанным в п. 5 последней из указанных статей: а) невозможность ликвидации юридического лица ввиду отсутствия средств на расходы, необходимые для его ликвидации, и невозможность возложить эти расходы на его учредителей (участников); б) наличие в ЕГРЮЛ сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности, в течение более чем шести месяцев с момента внесения такой записи. Отметим при этом, что некоторые последствия такого исключения общества определяются в иных статьях Закона об ООО (п. 3.1 ст. 3).
2. Пункт 2 ст. 57 Закона об ООО посвящен особенностям принятия решения о добровольной ликвидации.
2.1. Абзацем 1 данного пункта определены органы, по предложению которых может быть принято решение о добровольной ликвидации и назначении ликвидационной комиссии. К ним относятся совет директоров (наблюдательный совет) в случае его наличия в обществе, исполнительный орган общества, участник общества.
Цели включения данного требования в Закон не вполне ясны. Нельзя признать это правило и в полной мере определенным, поскольку оно не находит развития в положениях Закона об ООО, регулирующих вопросы созыва, подготовки и проведения общего собрания участников общества (ст. 32 - 39 Закона об ООО).
Во-первых, нигде не раскрывается смысл понятия "предложение" в том значении, в котором его использует абз. 1 п. 2 ст. 57 Закона об ООО. В ст. 32 - 39 Закона об ООО содержатся понятия "требование" (к примеру, "требование о проведении внеочередного общего собрания участников общества" (п. 2.2 ст. 32) и т.д.), "инициатива" (к примеру, "внеочередное общее собрание участников общества созывается исполнительным органом общества по его инициативе..." (п. 2 ст. 35)). Понятие "предложение" мы встречаем в ст. 36 Закона, причем в контексте, который перечеркивает значение регулирования, данного в абз. 1 п. 2 ст. 57 Закона об ООО, поскольку указывается, что "любой участник общества вправе вносить предложения о включении в повестку дня общего собрания участников общества дополнительных вопросов...".
Во-вторых, имеется некоторое несоответствие в части права участника вносить предложения. Как видно, в комментируемом абзаце говорится о любом участнике независимо от размера его доли. Этим правом могут воспользоваться и мажоритарный, и любой миноритарный участник, обладающий даже незначительной по размеру долей. А вот п. 2 ст. 35 Закона об ООО для требования участника о созыве внеочередного общего собрания участников общества устанавливает минимальный размер доли - не менее 1/10 от общего числа голосов участников общества. Участник с меньшей по размеру долей требовать созыва внеочередного собрания не может.
Понять, что имелось в виду в комментируемом абзаце под предложением, в реальности практически невозможно. Строго говоря, данная норма может быть признана "мертвой".
2.2. Абзац 2 комментируемого пункта указывает два решения, которые должно принять общее собрание участников общества для начала добровольной ликвидации, - решение о ликвидации общества и назначении ликвидационной комиссии.
Принятие решения о ликвидации - исключительная компетенция общего собрания участников общества (ст. 33 Закона об ООО); такое решение принимается единогласно всеми участниками общества (ст. 37 Закона об ООО).
По общему правилу для принятия решения о добровольной ликвидации не требуется согласования каких-либо лиц или органов. Однако есть исключения:
- статья 15.2 Закона о рынке ценных бумаг устанавливает правило о том, что при наличии у специализированного общества облигаций, обязательства по которым не исполнены, добровольная ликвидация допускается только с согласия владельцев таких облигаций; такое согласие дается общим собранием владельцев облигаций большинством в 9/10 голосов лиц, имеющих право голоса на указанном собрании;
- статья 11.1 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ "О клиринге, клиринговой деятельности и центральном контрагенте" предусматривает, что юридическое лицо - центральный контрагент не вправе принять решение о добровольной ликвидации без согласия Банка России <1>.
--------------------------------
<1> Порядок его получения устанавливается указанием Банка России от 30 сентября 2019 г. N 5273-У "О порядке и сроках получения согласия Банка России на реорганизацию небанковской кредитной организации - центрального контрагента (за исключением случая реорганизации в форме преобразования) и на принятие небанковской кредитной организацией - центральным контрагентом решения о добровольной ликвидации".

Решение о назначении ликвидационной комиссии также относится к исключительной компетенции общего собрания участников ООО; оно принимается большинством от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества (ст. 33 и 37 Закона об ООО). Согласования состава такой комиссии по общему правилу не требуется <1>.
--------------------------------
<1> До 25 марта 2002 г. в Законе содержалась норма об обязательном согласовании вопроса о назначении ликвидационной комиссии с органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, ликвидационной комиссии. Однако Федеральным законом от 21 марта 2002 г. N 31-ФЗ "О приведении законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц" данное правило было исключено.

Закон не указывает формально на возможность назначения одного ликвидатора, определяя необходимость принятия решения о назначении ликвидационной комиссии. Согласно правовым позициям судов тем не менее допускается назначение как комиссии, так и одного ликвидатора. Как отмечается в решениях судов <1>, "по смыслу действующего законодательства правовой статус ликвидатора идентичен правовому статусу ликвидационной комиссии". С таким подходом следует полностью согласиться, исключая общества с ограниченной ответственностью с участием публично-правовых образований (п. 4 комментируемой статьи).
--------------------------------
<1> См., например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 июня 2019 г. N Ф07-5914/2019 по делу N А56-67058/2018.

Ликвидируемое общество с ограниченной ответственностью также должно принять решение (это целесообразно сделать в рамках решения о ликвидации) об установлении порядка и сроков ликвидации в соответствии с законом (п. 3 ст. 62 ГК РФ).
3. Пункт 3 ст. 57 Закона об ООО содержит правило о переходе полномочий по управлению ликвидируемым обществом с ограниченной ответственностью с момента назначения ликвидационной комиссии (ликвидатора). В частности, о том, что с этого момента к такой комиссии (ликвидатору) "переходят все полномочия по управлению делами общества".
При оценке этого положения надо учитывать, что в реальности к такой комиссии (ликвидатору) как к специальному органу юридического лица не переходят полномочия общего собрания участников общества. По крайней мере, именно собрание участников утверждает ликвидационные балансы; не переходят полномочия и иных органов, кроме единоличного исполнительного органа <1>.
--------------------------------
<1> Соответствующие выводы можно сделать и из Определения КС РФ от 16 февраля 2006 г. N 51-О. Также см.: Юридические лица в российском гражданском праве: монография: В 3 т. Т. 3: Создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц / А.В. Габов, К.Д. Гасников, В.П. Емельянцев, Ю.Н. Кашеварова; отв. ред. А.В. Габов. С. 200 - 203.

К сожалению, обновленные после вступления в силу Закона от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ положения ГК РФ о ликвидации данный вопрос также не регулируют определенно. Так, согласно п. 4 ст. 62 ГК РФ к ликвидационной комиссии с момента ее назначения переходят полномочия по управлению делами юридического лица. Как видно, здесь отсутствует слово "все", однако проблемы это не снимает.
В ГК РФ в настоящее время содержится общее требование к деятельности членов ликвидационной комиссии, выраженное в форме требований к самой комиссии: ликвидационная комиссия обязана действовать добросовестно и разумно в интересах ликвидируемого юридического лица, а также его кредиторов (п. 4 ст. 62 ГК РФ). Нарушение этого требования дает основание для взыскания возмещения убытков с ликвидаторов - п. 2 ст. 64.1 ГК РФ устанавливает, что члены ликвидационной комиссии (ликвидатор) по требованию учредителей (участников) ликвидированного юридического лица или по требованию его кредиторов обязаны возместить убытки, причиненные ими учредителям (участникам) ликвидированного юридического лица или его кредиторам, в порядке и по основаниям, которые предусмотрены ст. 53.1 ГК РФ. Соответствующая судебная практика по привлечению к ответственности ликвидаторов в настоящее время активно формируется <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 февраля 2015 г. N Ф08-28/2015 по делу N А32-39001/2013; Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20 апреля 2016 г. N Ф04-899/2016 по делу N А45-16744/2015; Арбитражного суда Поволжского округа от 21 апреля 2016 г. N Ф06-6823/2016 по делу N А65-11063/2015; Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 апреля 2017 г. N Ф07-1825/2017 по делу N А56-51791/2015; от 5 мая 2017 г. N Ф07-3100/2017 по делу N А26-194/2016; Арбитражного суда Дальневосточного округа от 12 января 2018 г. N Ф03-5046/2017 по делу N А73-3610/2017; от 29 мая 2018 г. N Ф03-1890/2018 по делу N А51-17805/2017; Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 5 июня 2018 г. N Ф01-1341/2018 по делу N А28-14958/2016; Арбитражного суда Московского округа от 6 февраля 2019 г. N Ф05-23650/2018 по делу N А40-55020/2018; Арбитражного суда Уральского округа от 22 января 2020 г. N Ф09-9062/19 по делу N А60-10976/2019; Арбитражного суда Поволжского округа от 29 января 2020 г. N Ф06-45985/2019 по делу N А55-3613/2018; Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 февраля 2020 г. N Ф07-18284/2019 по делу N А56-149243/2018; Арбитражного суда Поволжского округа от 12 февраля 2020 г. N Ф06-57669/2020 по делу N А57-20841/2018; Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 февраля 2020 г. N Ф07-17169/2019 по делу N А13-16685/2018; Арбитражного суда Уральского округа от 27 февраля 2020 г. N Ф09-925/19 по делу N А60-39493/2018; Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 марта 2020 г. N Ф04-7848/2020 по делу N А45-206/2019; Арбитражного суда Уральского округа от 19 марта 2020 г. N Ф09-279/20 по делу N А60-46904/2019 и другие акты.

Последнее предложение п. 3 ст. 57 Закона об ООО содержит традиционное для отечественных нормативных актов положение о том, что ликвидационная комиссия от имени ликвидируемого общества с ограниченной ответственностью выступает в суде. По существу здесь воспроизводится аналогичное положение ГК РФ.
4. Пункт 4 ст. 57 Закона об ООО предусматривает требование к субъектному составу ликвидационной комиссии на тот случай, если участником ликвидируемого общества (причем размер доли в этом случае не имеет значения) является Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование. В такой ситуации в состав ликвидационной комиссии включается представитель федерального органа по управлению государственным имуществом, специализированного учреждения, осуществляющего продажу федерального имущества, органа по управлению государственным имуществом субъекта Российской Федерации, продавца государственного имущества субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления.
Такое регулирование исключает в обществах с указанной структурой уставного капитала назначение единственного ликвидатора.
5. Пункт 5 комментируемой статьи посвящен вопросам порядка ликвидации. Здесь установлено самое общее правило о том, что порядок ликвидации общества определяется ГК РФ и другими федеральными законами.
Порядок добровольной ликвидации в основном регулируется ст. 61 - 64.1 ГК РФ и Законом о регистрации юридических лиц (ст. 8, 9, 20 - 22).
В первую очередь ликвидируемое общество в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о ликвидации в письменной форме сообщает об этом в уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц <1>, по форме N Р15016 ("Заявление (уведомление) о ликвидации юридического лица"), установленной Приказом ФНС России от 31 августа 2020 г. N ЕД-7-14/617@ (далее - форма N Р15016).
--------------------------------
<1> Пункт 1 ст. 62 ГК РФ, п. 1 ст. 20 Закона о регистрации юридических лиц.

На основании указанного уведомления регистрирующий орган вносит в ЕГРЮЛ запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. Внесение такой записи имеет серьезные последствия - с этого момента не допускается государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, а также государственная регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает указанное юридическое лицо, или внесение в ЕГРЮЛ записей в связи с реорганизацией юридических лиц, участником которой является юридическое лицо, находящееся в процессе ликвидации (п. 2 ст. 20 Закона о регистрации юридических лиц). Регистрирующий орган также вносит в ЕФРСФДЮЛ сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации (п. 8.3 ст. 7.1 Закона о регистрации юридических лиц). Опубликование сведений о принятии решения о ликвидации юридического лица может быть осуществлено только после представления сообщения об этом в регистрирующий орган.
С использованием той же формы уведомления N Р15016 руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) уведомляет регистрирующий орган о формировании ликвидационной комиссии или о назначении ликвидатора (п. 2 ст. 20 Закона о регистрации юридических лиц).
После этого ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана принять меры по выявлению кредиторов ликвидируемого общества. Согласно п. 1 ст. 63 ГК РФ для этого ликвидационная комиссия (ликвидатор) должна опубликовать в средствах массовой информации, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица ("Вестник государственной регистрации" <1>), сообщение о его ликвидации и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Судебная практика однозначно придерживается положения о том, что указанное сообщение может быть опубликовано только в указанном средстве массовой информации <2>. Сообщения в иных средствах массовой информации могут иметь только дополнительный характер; теоретически юридическое значение такие дополнительные публикации могут иметь для оценки добросовестности действий ликвидатора (принял ли он все разумные меры для выявления кредиторов).
--------------------------------
<1> В соответствии с Приказом ФНС России от 16 июня 2006 г. N САЭ-3-09/355@ "Об обеспечении публикации и издания сведений о государственной регистрации юридических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной регистрации".
<2> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 сентября 2008 г. N Ф04-5429/2008(11094-А46-26) по делу N А46-2154/2008. Также см.: Юридические лица в российском гражданском праве: монография. В 3 т. Т. 3: Создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц / А.В. Габов, К.Д. Гасников, В.П. Емельянцев, Ю.Н. Кашеварова; отв. ред. А.В. Габов. С. 214.

Опубликования указанного сообщения недостаточно. Абзац 2 п. 1 ст. 63 ГК РФ требует, чтобы ликвидационная комиссия (ликвидатор) уведомила в письменной форме кредиторов о ликвидации юридического лица (на это прямо указывает и судебная практика <1>).
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30 октября 2017 г. N Ф08-8365/2017 по делу N А32-40192/2015.

Судебная практика, в том числе для целей привлечения ликвидаторов к ответственности в соответствии со ст. 64.1 ГК РФ, указывает на добросовестность и разумность действий ликвидаторов по выявлению требований кредиторов.
В Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23 июля 2019 г. N Ф03-3110/2019 по делу N А51-23559/2018 подчеркнуто, что действия ликвидаторов по выявлению кредиторов "должны совершаться таким образом, чтобы кредиторы имели реальную возможность реализовать право на предъявление требований в пределах срока, установленного ликвидационной комиссией (ликвидатором)".
В Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29 мая 2018 г. N Ф03-1890/2018 по делу N А51-17805/2017 со ссылкой на правовую позицию Президиума ВАС РФ, зафиксированную в Постановлении от 13 октября 2011 г. N 7075/11, отмечается, что "установленный статьями 61 - 64 ГК РФ порядок ликвидации юридического лица не может считаться соблюденным в ситуации, когда ликвидатору было доподлинно известно о наличии неисполненных обязательств перед кредитором, потребовавшим оплаты долга, в том числе путем инициирования судебного процесса о взыскании задолженности, при этом ликвидатор внес в ликвидационные балансы заведомо недостоверные сведения - составил балансы без учета указанных обязательств ликвидируемого лица и не произвел по ним расчета" <1>.
--------------------------------
<1> Схожие выводы встречаются в других актах, к примеру, см. Постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 апреля 2018 г. N Ф04-6/2018 по делу N А46-4705/2017, от 10 марта 2020 г. N Ф04-7848/2020 по делу N А45-206/2019 и другие судебные акты.

Важность соблюдения интересов кредиторов объясняется тем обстоятельством, что с момента принятия решения о ликвидации срок исполнения обязательств юридического лица перед кредиторами считается наступившим (п. 4 ст. 61 ГК РФ).
Ликвидационная комиссия (ликвидатор) также должна принять все меры по получению дебиторской задолженности. Компетенция ликвидационной комиссии (ликвидатора) не ограничивается только вопросами ликвидации (хотя это иногда и указывается в отдельных судебных актах); в реальности круг вопросов компетенции указанного органа включает в себя осуществление на этапе ликвидации части текущей деятельности организации <1>.
--------------------------------
<1> Это прямо признается судами. Так, в Определении ВС РФ от 31 марта 2016 г. N 304-ЭС15-16673 по делу N А27-16398/2014 указано, что "на ликвидационной комиссии лежит обязанность по обеспечению надлежащего исполнения текущих обязательств ликвидируемой организации".

Срок заявления требований кредиторов не может быть менее двух месяцев с момента опубликования сообщения о ликвидации в "Вестнике государственной регистрации".
После окончания срока предъявления кредиторами требований ликвидационная комиссия (ликвидатор) для расчетов с кредиторами составляет промежуточный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого общества, перечне требований, предъявленных кредиторами, результатах их рассмотрения, а также о перечне требований, удовлетворенных вступившим в законную силу решением суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией (п. 2 ст. 63 ГК РФ).
Промежуточный ликвидационный баланс утверждается общим собранием участников ООО большинством от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества (ст. 33 Закона об ООО).
Согласно п. 3 и 4 ст. 20 Закона о регистрации юридических лиц руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) обязан уведомить регистрирующий орган о составлении промежуточного ликвидационного баланса. Такое уведомление осуществляется по форме N Р15016.
Закон, к сожалению, не конкретизирует, осуществляется такое уведомление до проведения собрания об утверждении промежуточного баланса или после. Однако, учитывая, что с момента утверждения промежуточного баланса осуществляются расчеты с кредиторами (п. 5 ст. 63 ГК РФ), можно предположить, что сначала уведомление направляется, а уже затем баланс утверждается собранием участников.
Согласно п. 4 ст. 20 Закона о регистрации юридических лиц уведомление о составлении промежуточного ликвидационного баланса не может быть представлено в регистрирующий орган ранее срока:
- установленного для предъявления требований кредиторами;
- вступления в законную силу решения суда или арбитражного суда по делу (иного судебного акта, которым завершается производство по делу), по которому судом или арбитражным судом было принято к производству исковое заявление, содержащее требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации;
- окончания выездной налоговой проверки, оформления ее результатов (в том числе рассмотрения ее материалов) и вступления в силу итогового документа по результатам этой проверки в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах в случае проведения в отношении юридического лица, находящегося в процессе ликвидации, выездной налоговой проверки;
- завершения в отношении юридического лица, находящегося в процессе ликвидации, выездной таможенной проверки, составления акта выездной таможенной проверки и принятия по результатам указанной проверки решения (последнего из решений) в сфере таможенного дела (в случае, если принятие соответствующего решения предусмотрено международными договорами Российской Федерации и правом Евразийского экономического союза и (или) законодательством Российской Федерации о таможенном деле).
После утверждения промежуточного ликвидационного баланса и в соответствии с ним ликвидационной комиссией (ликвидатором) производятся в денежной форме расчеты с кредиторами в порядке очередности, установленном ст. 64 ГК РФ. Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 24 апреля 2018 г. N 977-О, действующие нормативные акты "не предполагают завершение ликвидации организации до исполнения обязательств перед кредиторами, предъявившими соответствующие требования".
После завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия (ликвидатор) составляет ликвидационный баланс (п. 6 ст. 63 ГК РФ). Такой баланс утверждается общим собранием участников ООО большинством от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества (ст. 37 Закона об ООО). Оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество общества распределяется среди его участников в соответствии с правилами и очередностью, предусмотренными ст. 58 Закона об ООО.
После завершения расчетов с участниками общества ликвидаторы готовят и направляют документы для государственной регистрации; перечень таких документов установлен в ст. 21 Закона о регистрации юридических лиц.
Срок государственной регистрации - не более пяти рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган. Однако надо учитывать, что такой срок может быть увеличен в случае принятия решения о проведении проверки достоверности сведений, включаемых в ЕГРЮЛ (п. 4.4 ст. 9 Закона о регистрации юридических лиц); в этом случае государственная регистрация может быть приостановлена, но не более чем на один месяц.
При анализе порядка добровольной ликвидации общества с ограниченной ответственностью следует учитывать положения законодательства о возможности перехода из режима добровольной ликвидации в режим ликвидации в процессе банкротства.
В частности, если ликвидационной комиссией (ликвидатором) на стадиях выявления требований кредиторов, составления промежуточного баланса, при расчетах с кредиторами будет установлена недостаточность имущества юридического лица для удовлетворения всех требований кредиторов, дальнейшая ликвидация может осуществляться только в порядке, установленном законодательством о несостоятельности (банкротстве) (абз. 2 п. 4 ст. 62 ГК РФ), т.е. ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана будет обратиться с заявлением о банкротстве.
Члены ликвидационной комиссии (ликвидатор) могут быть привлечены к субсидиарной ответственности по правилам ст. 61.12 Закона о банкротстве, если обязанность по подаче в суд заявления должника о банкротстве не исполнена ими в 10-дневный срок, предусмотренный п. 3 ст. 9 Закона о банкротстве (п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве"). При этом указанное Постановление (п. 11) предусматривает определенные изъятия. В частности, не несут ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о банкротстве члены ликвидационной комиссии, которые действовали добросовестно, приняв все зависящие от них меры, необходимые для подачи комиссией заявления о банкротстве (в частности, требовали созыва собрания членов комиссии, голосовали за принятие соответствующего решения и т.д.), однако их позиция не была поддержана другими членами ликвидационной комиссии.
Следует учитывать, что в настоящее время законодательство прямо предусматривает возможность отмены ранее принятого решения о ликвидации (п. 7 ст. 57 Закона об ООО), т.е. процесс ликвидации не является необратимым и может быть прекращен ликвидируемым обществом. Такое решение может быть принято общим собранием участников ликвидируемого общества, т.е. тем же органом, который принял решение о ликвидации. И хотя такого полномочия в компетенции общего собрания участников непосредственно в законе не предусмотрено, оно вытекает из распределения компетенции между органами общества. Заметим, что именно о решении об отмене ранее принятого решения о ликвидации указывается в форме N Р15016.
Приведенный порядок добровольной ликвидации имеет особенности для обществ с ограниченной ответственностью - кредитных организаций, что определено ст. 23 Закона о банках. Здесь есть существенные особенности, предусмотренные для государственной регистрации при ликвидации, что объясняется специальным порядком государственной регистрации кредитных организаций, а также особенности, связанные с прекращением специальных лицензий. Кроме того, в ст. 23 Закона о банках указана обязательность согласования промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса кредитной организации с Банком России. Указанная статья также предусматривает специальные обязанности ликвидационной комиссии: передать документы, образовавшиеся в процессе деятельности кредитной организации, на хранение в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, в соответствии с перечнем документов, образующихся в процессе деятельности кредитных организаций, который утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в сфере архивного дела и делопроизводства совместно с Банком России, с указанием сроков хранения указанных документов.
Порядок ликвидации общества по решению суда детально не регулируется. Можно предположить, что в целом он не имеет значительных отличий от порядка добровольной ликвидации. Главное отличие здесь - это субъект, который осуществляет ликвидацию. Его определяет суд своим решением. Так, п. 5 ст. 61 ГК РФ предусмотрено, что решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) или на орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительным документом, могут быть возложены обязанности по осуществлению ликвидации юридического лица. При этом, согласно правовым позициям судов, не предполагается "возложения обязанности по осуществлению ликвидации корпоративного юридического лица на его учредителей, которые не являются его членами" <1>. Неисполнение решения суда об осуществлении лицами, на которых суд возложил обязанность по ликвидации юридического лица, своих полномочий является основанием для осуществления ликвидации юридического лица арбитражным управляющим. В п. 10 Обзора судебной практики от 25 декабря 2019 г. специально подчеркнуто, что "уклонение учредителя (участника) общества от исполнения решения суда о ликвидации общества является основанием для назначения судом ликвидатора, а не для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения суда о ликвидации". Также отмечено, что "неисполнение назначенным судом ликвидатором обязанностей по осуществлению ликвидационных мероприятий может являться основанием для его отстранения и утверждения нового ликвидатора". Следует учитывать п. 11 этого Обзора, в соответствии с которым "суд вправе назначить арбитражного управляющего, если при вынесении решения о ликвидации юридического лица по основаниям, указанным в статье 61 ГК РФ... придет к выводу о невозможности возложения обязанности по ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) или на орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительным документом, в том числе по причине того, что указанные лица не заинтересованы в исполнении решения суда и (или) их действия по исполнению решения суда неизбежно приведут к возникновению новых судебных споров".
--------------------------------
<1> См.: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24 января 2018 г. N Ф01-5953/2017 по делу N А79-2640/2017.

Важно отметить, что суды не признают возможным удовлетворение требований о ликвидации, если в отношении лица возбуждено дело о банкротстве <1>, а также в отношении так называемого недействующего юридического лица.
--------------------------------
<1> См.: п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 84 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации".

При ликвидации общества с ограниченной ответственностью - кредитной организации по решению суда надо учитывать специальные правила, установленные для ликвидации кредитных организаций (ст. 23.1 - 23.4 Закона о банках).
6. Пункт 6 ст. 57 Закона об ООО определяет важное правило о сроках ликвидации, которое не нашло отражения в общих нормах ГК РФ (ст. 61 - 63).
Соответствующие положения появились в 2016 г. после принятия Федерального закона от 28 декабря 2016 г. N 488-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Никаких комментариев о том, почему предлагалось внести соответствующие изменения, пояснительная записка к проекту федерального закона N 1001592-6 "О внесении изменения в пункт 1 статьи 64.2 Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (который стал Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. N 488-ФЗ) не содержит. Однако само изменение следует оценить исключительно положительно, поскольку практика реорганизаций показала, что ликвидация осуществлялась годами и использовалась в интересах недобросовестных мажоритарных участников ликвидируемых юридических лиц <1>. Остается только сожалеть, что нормы о сроке ликвидации не появились в ГК РФ в качестве общих для всех случаев ликвидации юридических лиц.
--------------------------------
<1> О соответствующих проблемах см.: Габов А.В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы. М.: Статут, 2011; Он же. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы... С. 189; Он же. Законодательство о ликвидации юридических лиц в свете проекта изменений в ГК РФ // Вестник гражданского права. 2011. N 4. С. 58.

Согласно п. 6 ст. 57 Закона об ООО срок ликвидации общества, установленный его участниками, не может превышать один год, а в случае, если ликвидация общества не может быть завершена в указанный срок, он может быть продлен в судебном порядке, но не более чем на шесть месяцев. Соответствующая информация о продлении срока ликвидации подлежит включению в ЕГРЮЛ в соответствии с формой N Р15016.
Если такой срок нарушается, то согласно правовым позициям судов это служит безусловным основанием для отказа в государственной регистрации <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 1.8 Обзора судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 4 (2018), направленного письмом ФНС России от 28 декабря 2018 г. N ГД-4-14/25946.

7. Пункт 7 комментируемой статьи Закона об ООО направлен на регулирование последствий отмены участниками ООО ранее принятого решения о ликвидации общества либо истечения срока, указанного в п. 6 ст. 57 Закона об ООО. В этих случаях указывается, что повторное принятие решения о добровольной ликвидации общества возможно не ранее чем по истечении шести месяцев со дня внесения сведений об этом в ЕГРЮЛ.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!