Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
 Скачать

§ 2. Роль международных договоров в регулировании прав авторов

style="max-height: 50vh;">
§ 2. Роль международных договоров
в регулировании прав авторов

Современное авторское право возникло из двусторонних соглашений, заключенных в основном между европейскими странами в XIX веке, но не только между ними. Двусторонние соглашения основывались главным образом на принципе национального режима в сочетании с некоторыми другими минимальными обязательствами. Этот тип структуры для международных соглашений в области авторского права и смежных прав, а именно: обязательство по предоставлению национального режима гражданам другой договаривающейся стороны или сторонам в сочетании с минимальным уровнем охраны, который каждая договаривающаяся сторона должна предоставлять этим гражданам независимо от охраны, предоставляемой своим собственным гражданам, остался до настоящего времени ключевым принципом.
Подобная структура стала необходимой вследствие различий между разными национальными системами, причем не только в отношении уровня предоставляемой охраны, но и с точки зрения правовой доктрины, на которой они основаны. С самого начала существования национальных законодательств по авторскому праву имели место две фундаментально различные системы, а именно то, что в настоящее время обозначается как система общего права и система гражданского права.
Упомянутые различия проявляются в постоянно увеличивающемся числе различных двусторонних соглашений. Во второй половине XIX века их число и сложность достигли такого уровня, что возникла острая необходимость заменить их единым правовым актом, участниками которого могли бы стать все стороны двусторонних соглашений. Как мы уже отмечали выше, к тому времени указанные двусторонние соглашения содержали определенные правовые подходы и модели, но, разумеется, задача выработки многостороннего соглашения была намного сложнее, и подготовка норм, предназначенных для всемирного применения, также делала желательной предпринять попытку выработать концептуально-правовую основу как можно основательнее. Подготовительная работа, необходимая для создания конвенции, удовлетворяющей указанным требованиям, была начата и завершена Международной литературной и художественной ассоциацией (ALAI) в течение нескольких ее съездов.
Именно по просьбе ALAI Швейцарская конфедерация созвала в Берне три Дипломатические конференции, одну за другой - в 1884, 1885 и 1886 гг., и на третьей конференции была принята Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений. Конвенция основывалась на принципе предоставления национального режима, но одновременно она также устанавливала минимальный уровень охраны, который все страны - участницы Союза (учрежденного Договаривающимися сторонами) должны были предоставлять гражданам других стран-участниц.
Существенные положения Бернской конвенции пересматривались несколько раз в период между 1896 и 1971 гг. Дипломатические конференции, которые состоялись в Париже в 1896 г., в Берлине в 1908 г., в Риме в 1928 г. и в Брюсселе в 1948 г., рассматривали преимущественно вопросы, связанные с техническим прогрессом, как, например: появление технологии звукозаписи, а именно: производство фонограмм или звуковых записей, фотографии, радио и кино, а также внутренние вопросы развития законодательства об авторском праве (что привело, например, к признанию личных неимущественных прав, отмене формальностей как условий предоставления охраны, а также к установлению минимального срока охраны). В результате этого Брюссельский акт Конвенции уже содержал довольно детальное регулирование по всем важнейшим аспектам охраны авторского права.
В 1950 и 1960 годах Бернская конвенция пополнилась другими "партнерами", обеспечивающими на международном уровне охрану культурных достижений. Была принята новая международная Конвенция по авторскому праву (Женевская конвенция 1952 г.), а также Конвенция по охране смежных прав (или, как их называли в то время, "родственные права", Римская конвенция 1961 г.).
Всемирная конвенция об авторском праве (ВКАП) была разработана и принята под эгидой ЮНЕСКО в 1951 г. Она была принята в основном по инициативе Соединенных Штатов Америки, которые из-за наличия в их законодательстве некоторых специфических особенностей (как, например, требование о выполнении формальностей как условии получения охраны и сложное регулирование срока охраны авторского права, не совпадающее с требованиями Бернской конвенции) не могли присоединиться к Бернской конвенции. Несколько латиноамериканских стран поддержали эту инициативу, поскольку они не были членами Бернской конвенции и предпочитали учредить ряд конвенций между собой и США. В то время когда устанавливался уровень охраны, необходимый для ВКАП, учитывался тот факт, что процесс деколонизации уже начался, и было очевидно, что вновь появляющиеся независимые страны, названные позже "развивающимися странами", навряд ли поспешат присоединиться к международному договору, который потребует от них немедленного принятия системы, предусматривающей высокий уровень охраны. Различные критерии, которые были приняты во внимание, привели к принятию Конвенции, которая по многим важным аспектам отличалась от Бернской конвенции. ВКАП содержала лишь некоторые, совсем общие обязательства в отношении предоставления прав и допускала применение формальных требований (при этом она упрощала их применение для других стран - участниц ВКАП, предусматривая, что указание простого стандартного уведомления об авторском праве является достаточным). Конвенция не требовала от стран жесткой привязки, как это установлено в Берне. Последние пересмотры Бернской конвенции датированы 1967 г. (Стокгольм) и 1971 г. (Париж). К 1971 году только административные положения и заключительные оговорки Стокгольмского акта (которые относились к административной реформе в отношении Конвенции в связи с преобразованием БИРПИ в ВОИС) вступили в силу, и к этому времени стало ясно, что его материальные нормы (с 1-й по 21-ю статью, а также Протокол) не будут ратифицированы достаточным числом стран. Эти материальные нормы, за исключением Протокола, были затем включены без каких-либо существенных изменений в Парижский акт. В последнем были осуществлены реальные изменения только в одном отношении, а именно замена Протокола на вторично рассмотренное и согласованное Приложение (выполняющее ту же самую цель, что и Протокол, - предоставление преференциальных норм для развивающихся стран, но на другом уровне).
На конференции по пересмотру Конвенции в 1967 г. в число некоторых других изменений по тексту (которые можно охарактеризовать как юридико-технические улучшения) были внесены более важные дополнения в отношении двух групп вопросов: во-первых, те, которые касались прав на аудиовизуальные произведения, а также первоначального обладания правами на них, пользования и передачи этих прав с учетом некоторых связанных с этим презумпций; во-вторых, те вопросы, которые были подняты развивающимися странами (которые в результате ускорения процесса деколонизации в начале 1960 г. были представлены в большем количестве, чем на предыдущих дипломатических конференциях). Этими странами было поднято два специфических вопроса, вызывающие особую озабоченность. Первый касался охраны объектов фольклорного творчества, в то время как второй вопрос касался специфических потребностей этих стран в отношении более легкого доступа к произведениям, необходимым для целей образования, научной работы и исследований. Дипломатическая конференция закончилась пониманием того, что оба указанных вопроса удалось решить. Но это оказалось не так. Как приводится ниже в комментариях к ст. 15(4) Бернской конвенции, положение, которое, как это предусматривалось, предлагало охрану художественного фольклора, не было пригодно, для того чтобы решить этот вопрос. Протокол Стокгольмского акта, который составлял неотъемлемую часть материальных норм этого акта, был более перспективным с точки зрения развивающихся стран, поскольку он предусматривал возможность принудительного лицензирования на довольно благоприятных условиях. Действительно, по мнению издателей некоторых промышленно развитых стран, присоединение которых к Стокгольмскому акту было оговорено в качестве особого условия в принятом тексте, эти условия были слишком благоприятными. Их мнение стало преобладающим, по этой причине необходимых присоединений к Акту не произошло, и, как следствие, материальные нормы Стокгольмского акта не вступили в силу. Вопросы включения фольклора в систему охраны авторских прав обсуждаются в рамках ВОИС до настоящего времени, но каких-либо значимых перспектив решения этого вопроса нет.
Парижская конференция по пересмотру Бернской конвенции в 1971 г. была созвана из-за вышеупомянутой неудачи, и, как было сказано выше, единственным существенным изменением, которое она приняла в отношении текста Бернской конвенции, была замена Протокола на Приложение, приемлемое для всех заинтересованных сторон. Иначе говоря, материальные нормы Стокгольмского акта (статьи с 1-й по 20-ю) были просто воспроизведены в новом акте без каких-либо изменений. Конференция по пересмотру Бернской конвенции была организована совместно с конференцией по пересмотру Всемирной конвенции об авторском праве (ВКАП). В последнюю, по сути, были включены те же самые положения, что и в Приложении к Бернской конвенции, касающиеся недавно принятой системы принудительного лицензирования в интересах развивающихся стран. Помимо этого, были сделаны некоторые другие дополнения, которые обеспечивали в итоге незначительное увеличение минимального уровня охраны, предписываемого ВКАП.
Как упоминалось выше, Бернская конвенция после ее принятия в 1886 г. пересматривалась довольно регулярно, более или менее каждые 20 лет, до 1971 г.
В 1970 - 1980-е годы произошло большое число важных технологических нововведений: в области репрографии, видеотехники, систем с использованием компактных кассет, облегчающих "домашнюю перезапись", спутникового вещания, кабельного телевидения, возрастающей роли компьютерных программ, произведений, полученных с помощью компьютеров, а также электронных баз данных и т.д. В течение определенного времени международное сообщество в области авторского права следовало стратегии "руководимого развития" <1>, нежели установления новых международных норм. Аналогичная стратегия использовалась также в отношении смежных прав, охватываемых Римской конвенцией, которая никогда не пересматривалась. Рекомендации, руководящие принципы и типовые положения, разрабатываемые различными международными органами ВОИС (вначале зачастую совместно с ЮНЕСКО), давали руководство к действию для правительств в отношении того, как реагировать на вызовы новых технологий. В целом они основывались на интерпретации существующих международных норм (например, относительно компьютерных программ, баз данных, "домашней перезаписи", спутникового вещания, кабельного телевидения); но они также включали некоторые новые стандарты (например, относительно распространения и проката копий).
--------------------------------
<1> Сэм Рикетсон упоминает эту форму развития в 1986 г. в своей известной книге, посвященной Бернской конвенции: "По сути, "руководимое развитие", по-видимому, является современной политикой ВОИС, чья деятельность в содействии анализу и обсуждению проблем в этой области имела фундаментальное значение для международной охраны авторского права в последние годы" (см.: Рикетсон Сэм. Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений: 1886 - 1986. Лондон: Клувер, 1986. С. 919).

Работа ВОИС и его структур оказала весьма важное влияние на национальное законодательство и содействовала развитию авторского права во всем мире <1>. Однако в конце 1980 г. было признано, что такое руководство не является более достаточным; возникла необходимость в принятии обязательных международных норм. Одной из наиболее важных причин для этого явилось то, что в результате недостаточно согласованных действий в ответ на вызовы новых технологий в национальных законах стали появляться различные нормы не только в отношении таких деталей, которые традиционно оставлялись на усмотрение национального законодательства, но и в отношении некоторых фундаментальных составляющих международных норм авторского права (категорий произведений, прав и исключений), а это приводило к растущим противоречиям относительно применения национального режима. Страны, которые предоставляли более широкую и более высокого уровня охрану в новых областях, пытались найти и принять какие-то юридические теории и приемы, для того чтобы избежать того, что они воспринимали как необоснованное бремя по отношению к странам - членам Бернского союза, предоставляющим менее широкую охрану.
--------------------------------
<1> Хорошим примером является случай компьютерных программ. В феврале 1985 г. в рамках ВОИС состоялось совещание Группы экспертов по некоторым аспектам авторского права относительно охраны программного обеспечения для ЭВМ. На тот момент времени имелось все лишь пять стран, которые законодательно признавали в явном виде охрану компьютерных программ на основе авторского права: Австралия, Венгрия, Индия, Филиппины и США (другое дело, что в некоторых других странах такая охрана предоставлялась на основе прецедентного права). Указанное совещание на основе всестороннего анализа, подготовленного г-ном Михаелом Кэплингом (Патентное ведомство США), и основательного обсуждения обеспечило решительный прорыв в части охраны компьютерных программ на основе авторского права. Достаточно упомянуть, что в июне и июле того же года следующие четыре страны ввели в свое законодательство охрану компьютерных программ на основе авторского права: Франция, Германия, Япония и Великобритания.

Помимо необходимости пересмотреть материальные нормы авторского права, появилось также два других требования. Во-первых, в результате развития технологии репрографии (с возможностью изготовления большого числа совершенных копий по чрезвычайно низкой стоимости) пиратство превратилось в феномен, который подрывал всю систему охраны авторского права и смежных прав; требовалось введение более эффективных правоприменительных процедур и санкций. Во-вторых, стало ощущаться, что единственная возможность разрешения споров, предлагаемая в существующих конвенциях в области интеллектуальной собственности в случаях предполагаемых нарушений, подпадающих под действие этих конвенций, а именно вынесение спора на уровень Международного суда, стала недостаточной для соблюдения международных норм.
Подготовка новых норм была начата на двух форумах - в рамках Уругвайского раунда переговоров по Генеральному соглашению относительно тарифов и торговли (GATT) и в рамках ВОИС, сначала в рамках одного комитета экспертов, а затем двух параллельных комитетов экспертов (один должен был выработать "протокол" к Бернской конвенции, в то время как другой комитет работал над "новым соглашением", направленным на обновление международных норм относительно прав исполнителей и производителей фонограмм). Какое-то время подготовительная работа в указанных комитетах ВОИС замедлилась, поскольку соответствующие правительства хотели избежать нежелательного пересечения с более сложными переговорами относительно торговых аспектов прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), проходящими в рамках Уругвайского раунда.
Соглашение ТРИПС наряду с другими соглашениями, привязанными к Марракешскому соглашению, учреждающему Всемирную торговую организацию (ВТО), было принято в апреле 1994 г. Оно не предусматривало большого числа изменений в материальных нормах, касающихся авторского права и смежных прав. Уровень охраны, требуемый в соответствии с ним, соответствовал уровню Бернской или Римской конвенции (фактически материальные нормы Бернской конвенции, за исключением положений, касающихся личных неимущественных прав, были просто включены в Соглашение с помощью отсылки). Некоторые разъяснения были добавлены относительно того, как существующие нормы должны применяться (например, в отношении компьютерных программ и баз данных); а также было всего лишь два аспекта, в отношении которых были сделаны поистине существенные улучшения: во-первых, признание прав на сдачу в прокат, включая некоторые условия и исключения для определенных категорий произведений, а именно: компьютерных программ и аудиовизуальных произведений, в том числе для фонограмм; и, во-вторых, увеличение минимального срока охраны прав исполнителей и производителей фонограмм с 20 лет (как это предусмотрено в Римской конвенции) до 50 лет.
Однако важным был тот факт, что в Соглашение ТРИПС вошло два новых элемента исторической важности, которые отсутствовали в международной системе охраны интеллектуальной собственности; а именно, во-первых, была включена часть III (статьи с 41-й по 61-ю), содержащая подробные нормы по обеспечению прав интеллектуальной собственности, и, во-вторых, расширялась действующая система урегулирования споров относительно прав интеллектуальной собственности (которая стала включать также возможность применения торговых санкций, если член ВТО не следовал заключениям органа по урегулированию споров).
После принятия Соглашения ТРИПС возникла новая ситуация. Переговоры по ТРИПС были фактически завершены в декабре 1992 г., и как раз после этого момента благодаря совершенствованию системы сжатия информации и коррекции ошибок, а также другим технологическим усовершенствованиям Интернет начал свое поистине впечатляющее распространение и стал проявлять себя в качестве реального рынка в отношении культурных и информационных объектов, а также в качестве канала сбыта пиратской продукции. На то время отсутствовала какая-либо возможность возобновить торговые переговоры, которые только что завершились. Поэтому был использован форум ВОИС для дальнейшего совершенствования международных норм по авторскому праву и смежным правам.
ВОИС приступила к активному рассмотрению влияния цифровой технологии на авторское право и смежные права. В начале марта 1993 г. был организован Всемирный симпозиум под эгидой ВОИС на базе Гарвардского университета. Эта тема была также в центре внимания на Всемирном форуме ВОИС по вопросам авторского права и смежным правам, организованном в Париже в июне 1994 г. Дискуссии были продолжены на Всемирном симпозиуме ВОИС "Вопросы авторского права в условиях глобальной информационной инфраструктуры", который состоялся в мае 1995 г. в Мехико. Наконец, Всемирный симпозиум ВОИС по охране результатов интеллектуального труда в информационном обществе, проведенный в Неаполе в октябре 1995 г., послужил основой для обобщения идей, дающих возможные ответы на вызовы, поставленные цифровой технологией и Интернетом.
Однако конкретная подготовительная работа была проведена в рамках двух комитетов экспертов ВОИС (Комитета Бернского протокола и Комитета по разработке нового соглашения), что было упомянуто выше, в § 26. С учетом сложности связанных с этим вопросов данная работа, которая ускорилась после принятия Соглашения ТРИПС, привела в течение относительно короткого времени к созыву Дипломатической конференции ВОИС в Женеве в декабре 1996 г. Дипломатическая конференция приняла Договор ВОИС по авторскому праву (ДАП) и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (ДИФ), которые, после того как генеральному директору ВОИС были представлены на депонирование 30 грамот о ратификации или присоединении, вступили в силу соответственно 6 марта 2002 г. и 20 мая 2002 г.
Международная пресса, ссылаясь на Договоры ДАП и ДИФ или упоминая их, называет их "интернет-договорами", и это выражение стало настолько обычно используемым, что эти Договоры даже в официальных документах ВОИС часто называются так же. Следует отметить, что потребность в ДАП и ДИФ возникла потому, что они дают ответ на наиболее жгучие вопросы, поставленные цифровой технологией, и в особенности Интернетом; однако они касаются не только этого. При их обсуждении и принятии были использованы те же самые подходы, что и в случае Соглашения ТРИПС, то есть они включали все существующие материальные нормы и были дополнены новыми нормами. Поэтому уровень охраны, предусмотренный данными Договорами, может быть охарактеризован как дальнейшее развитие норм Бернской конвенции, Римской конвенции и Соглашения ТРИПС (иногда с небольшими текстовыми и юридико-техническими изменениями). Следует отметить, что нормы ТРИПС, "воспроизведенные" таким образом, касаются только немногих новых материальных норм авторского права и смежных прав в данном Соглашении и не включают подробных положений по обеспечению прав; а также, естественно, механизм разрешения споров, предусмотренный ВТО, неприменим к данным Договорам. Именно в силу дополнительных элементов, включенных в дополнение к нормам из Бернской и Римской конвенций, а также выходящих за рамки Соглашения ТРИПС, оба указанных Договора были названы "интернет-договорами". Указанные новые элементы соответствуют более или менее тем положениям (а также связанным с ними согласованным заявлениям), которые были разработаны и приняты в соответствии с так называемой "Цифровой повесткой", принятой на Дипломатической конференции в 1996 г. <1>.
--------------------------------
<1> Указанную повестку не следует смешивать с более общим документом ВОИС - Цифровой повесткой ВОИС (Документ ВОИС WO/GA/24/11 Rev.).

Указанная "Цифровая повестка" охватывает в целом четыре вопроса: понятие воспроизведения и применение права на воспроизведение в цифровой среде; право или права, применяемые для интерактивных цифровых передач; применение исключений и ограничений в новой среде; а также обязательства относительно технической защиты и информации об управлении правами.
Напомним об основных международных договорах в области авторского права и смежных прав:
- Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в редакции 1971 г.; далее - Бернская конвенция). Российская Федерация стала ее участницей с 13 марта 1995 г.;
- Конвенция об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) 1967 г. СССР стал членом ВОИС в 1968 г. Российская Федерация продолжает участвовать в этой международной организации;
- Всемирная (Женевская) конвенция об авторском праве (в редакции 1952 и 1971 гг.). СССР присоединился к этой Конвенции (в редакции 1952 г.) в 1973 г., а Российская Федерация (в редакции 1971 г.) - в 1995 г.;
- Конвенция об охране интересов исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г. (Римская конвенция). Российская Федерация участвует в Римской конвенции только с 26 мая 2003 г.;
- Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г. (Женевская фонограммная конвенция). Российская Федерация участвует в ней с 13 марта 1995 г.;
- Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники, 1974 г. (Брюссельская конвенция). СССР стал участником Брюссельской конвенции в 1989 г., Российская Федерация продолжает оставаться членом этой Конвенции;
- Договор ВОИС об авторском праве 1996 года (ДАП). Российская Федерация участвует в ДАП с 5 февраля 2009 г.;
- Договор ВОИС об исполнениях и фонограммах 1996 г. (ДИФ). Российская Федерация участвует в ДИФ с 5 февраля 2009 г.;
- Соглашение о правовых аспектах прав интеллектуальной собственности (Соглашение TRIPS), входящее в пакет документов о создании Всемирной торговой организации (ВТО);
- иные международные договоры, содержащие положения, посвященные вопросам охраны авторских и смежных прав <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом подробнее: Право интеллектуальной собственности: учебник / под ред. И.А. Близнеца. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2016. С. 243 - 386 (авторы главы - И.А. Близнец, К.Б. Леонтьев).

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!