Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

§ 3. Голосование участников (акционеров) по вопросу о реорганизации

style="max-height: 50vh;">
§ 3. Голосование участников (акционеров)
по вопросу о реорганизации

Наверное, основным и самым простым способом защиты своих интересов при реорганизации для участников (акционеров) выступает возможность принять участие в общем собрании, на котором решается вопрос о реорганизации <1>. В рамках такого собрания лицо сможет не просто проголосовать, а задать уточняющие вопросы об отдельных аспектах реорганизации, а в случае очного собрания - также привести свои соображения относительно этой операции и вступить в дискуссию с другими участниками (акционерами) и членами органов управления. Хотя, конечно, само по себе это не может защитить участников (акционеров), оставшихся в меньшинстве при голосовании, от ущемляющего их права решения собрания, но все же создает некоторую процедурную гарантию прозрачности и легитимности процесса принятия такого решения. Немаловажно и то, что именно отнесение вопроса к компетенции общего собрания создает основу для последующего использования такого традиционного для континентальной Европы средства защиты, как оспаривание решения собрания, которое позволяет эффективно контролировать мажоритария при принятии решений по таким вопросам, в том числе с точки зрения соблюдения обязанности действовать добросовестно по отношению к обществу и миноритарным участникам <2>.
--------------------------------
<1> См.: The Anatomy of Corporate Law: A Comparative and Functional Approach. 3rd edition. Oxford University Press, 2017. P. 184 (авторы раздела - R. Kraakman, P. Davies, H. Kanda, W.-G. Ringe, Ed. Rock); Chenaux J.-L. Op. cit. P. 133; Eberhard S. Op. cit. P. 234 - 236.
<2> См.: Gelter M. Mapping Types of Shareholder Lawsuits Across Jurisdictions. P. 11 - 13. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=3011444 (дата обращения: 20.06.2021).

Учитывая серьезные последствия, которые может повлечь реорганизация для участников (акционеров), подход европейских стран по этому вопросу заключается в том, чтобы требовать, во-первых, обязательного выражения воли участников (акционеров) относительно реорганизации (за некоторыми исключениями) и, во-вторых, положительного голосования как можно большего количества участников. Иначе говоря, защита миноритариев обеспечивается посредством установления требований квалифицированного большинства и (или) кворума для принятия соответствующего решения.
Данный подход выражает ст. 93 Директивы ЕС 2017 г., согласно которой для слияния требуется одобрение общего собрания каждой из компаний, участвующих в слиянии, при этом устанавливается требование о том, чтобы национальными законодательствами предусматривалось на выбор: 1) принятие такого решения большинством не менее 2/3 голосов; 2) простое большинство голосов, если требование к кворуму для принятия такого решения - 50% уставного капитала, и в соответствующих случаях применяются правила, регулирующие внесение изменений в устав. При наличии более чем одной категории акций решение о слиянии должно приниматься раздельным голосованием каждой из категорий акционеров, права которых затрагиваются реорганизацией.
Аналогичные правила закреплены в отношении разделения (выделения) (ст. 139 Директивы ЕС 2017 г.).
Наличие повышенных требований к большинству голосов и кворуму для принятия решений о реорганизации можно квалифицировать как способ гарантировать с более высокой вероятностью, что такие решения соответствуют интересам всех участников (акционеров) и в особенности интересу общества <1>.
--------------------------------
<1> См.: Recordon P.-A. Op. cit. P. 93.

В то же время из указанных строгих правил есть исключения. Так, согласно ст. 94 и 140 Директивы ЕС 2017 г. разрешается обходиться без одобрения слияния и разделения общим собранием принимающей компании при выполнении следующих условий: 1) информация о реорганизации опубликована надлежащим образом, и все акционеры имеют возможность ознакомиться с ней по адресу компании; 2) акционер (акционеры) принимающей компании, владеющий определенным процентом уставного капитала, имеет право потребовать созыва общего собрания акционеров для принятия решения об одобрении реорганизации (порог для заявления такого требования не может быть установлен в размере, превышающем 5% уставного капитала).
Такое же исключение и на тех же условиях делается в случае присоединения к материнскому обществу дочернего общества, на 90% и более уставного капитала принадлежащего такому материнскому обществу (ст. 113 Директивы ЕС 2017 г.). В литературе это положение объясняется тем, что для акционеров материнской компании такая реорганизация не повлечет серьезных последствий, поскольку из дочернего общества они должны будут принять владельцев не более чем 10% уставного капитала <1>.
--------------------------------
<1> См.:  La tutela del accionista en la  de sociedades. P. 251 - 252.

Нормы наднационального регулирования были восприняты всеми изученными правопорядками.
Франция. Согласно ст. L. 236-2 Коммерческого кодекса Франции решение о реорганизации должно быть принято общим собранием участников (акционеров) на условиях (большинством голосов), которые предусматриваются для голосования об изменении устава.
В соответствии со ст. L. 225-96 Коммерческого кодекса Франции принятие такого решения для АО требует определенного кворума (при первом созыве собрания - 25% голосующих акций, при повторном - 20%) и большинства в 2/3 голосов участвующих в общем собрании акционеров. Для ООО необходимо большинство в 3/4 голосов (ст. L. 223-30 Коммерческого кодекса Франции). Однако есть два исключения, когда требуется единогласие: 1) в соответствии со ст. L. 236-5 Коммерческого кодекса Франции если предлагаемая реорганизация повлечет увеличение обязательств участников (акционеров) одной или нескольких компаний, то решение может быть принято только единогласным решением таких участников (акционеров) (например, если в уставе принимающей компании предусмотрена возможность исключения участника либо принимающее общество требует от участников общей профессиональной деятельности, как в случае кооператива рабочих ("   de production" или "  de travailleurs")); 2) в случае присоединения юридического лица иной формы к упрощенному акционерному обществу (SAS), что квалифицируется как решение о преобразовании в эту организационно-правовую форму и, следовательно, в силу прямого указания закона требует единогласия (ст. L. 227-3 Коммерческого кодекса Франции) <1>.
--------------------------------
<1> См.: Dondero Br., Cannu P. Op. cit. P. 1083.

Установление условия об одобрении реорганизации решением общего собрания и повышенные требования к большинству голосов в доктрине объясняют тем, что, как правило, реорганизация влечет либо прекращение юридического лица, либо увеличение уставного капитала, но, даже если нет, все равно считается, что она приводит к структурным изменениям, оправдывающим рассмотрение этого вопроса участниками (акционерами) <1>.
--------------------------------
<1> См.: Kalaani A. Op. cit. P. 141.

При наличии в обществе нескольких типов акций и в случае, если реорганизация повлияет особым образом на права, предоставляемые только владельцам одного или нескольких типов акций, то проводятся также общие собрания владельцев соответствующих типов акций, которые должны одобрить реорганизацию (ст. L. 225-99 и L. 236-9 Коммерческого кодекса Франции) <1>. В отношении владельцев привилегированных акций закреплено специальное правило, указывающее на то, что если в принимающем обществе им предоставлены аналогичные права, то получать отдельное одобрение со стороны владельцев привилегированных акций не потребуется (ст. L. 228-17 Коммерческого кодекса Франции).
--------------------------------
<1> Ibid. P. 143 - 145.

Кроме того, предусмотрено освобождение от необходимости одобрять слияние общим собранием принимающего общества в случае присоединения дочернего общества, в уставном капитале которого принимающему обществу принадлежит не менее 90% (при этом владельцы не менее чем 5% голосующих акций присоединяющего общества могут потребовать проведения общего собрания по вопросу такого слияния (ст. L. 236-11-1 Коммерческого кодекса Франции)).
Испания. В этой стране также установлены довольно жесткие требования к принятию общим собранием участников (акционеров) решения о реорганизации: 1) в ООО необходимо большинство в 2/3 голосов (ст. 199 Закона Испании о компаниях); 2) в АО - кворум 50% голосующих акций для первого созыва и 25% - для второго, при этом в случае с первым созывом достаточно простого большинства голосов, а при втором созыве, если не набирается кворум в 50% голосующих акций, потребуется большинство в 2/3 голосов (п. 2 ст. 201 Закона Испании о компаниях).
В то же время, согласно ст. 41 Закона Испании о реорганизации, необходимо получить согласие всех участников, которые в результате слияния становятся ответственными по долгам компании без ограничений, а также участников, которые должны будут принять на себя личные обязательства в компании, возникающей в результате слияния.
Также важно подчеркнуть, что испанское право защищает и владельцев отдельных типов акций, и участников с дополнительными правами в ООО: любое изменение их прав будет требовать отдельного голосования затрагиваемых изменениями владельцев соответствующего типа акций, а в случае с ООО - согласия каждого затрагиваемого изменением участника (ст. 292, 293 Закона Испании о компаниях) <1>.
--------------------------------
<1> Отсутствие в Законе Испании о реорганизации упоминания о защите владельцев отдельных типов акций и участников с дополнительными правами в ООО в литературе объясняют тем, что Закон о реорганизации является общим для всех коммерческих товариществ и обществ, и потому с точки зрения юридической техники показалось излишним упоминать о подобных правилах. В связи с этим Закон в ст. 40 ограничился указанием на то, что реорганизация должна быть одобрена в соответствии с правилами, предусмотренными для участвующего в реорганизации товарищества или общества (см.:  La fase decisoria  sobre la , desarrollo de la junta,  del acuerdo de  // Modificaciones estructurales de las sociedades mercantiles. T. 1 /  (dir.), A. Alonso Ureba (dir.),  (dir.), L.A. Velasco San Pedro (dir.),  (dir.), G. Esteban Velasco (dir.), 2009. P. 555).

Разумеется, имеются и исключения для слияний с участием материнского и дочернего обществ, где первому принадлежит 90% и более уставного капитала. В таком случае проведения общего собрания участников (акционеров) материнского общества не требуется, но при этом владельцы не менее чем 1% уставного капитала могут потребовать провести такое собрание (ст. 51 Закона Испании о реорганизации).
Швейцария. Не сильно отличается от вышеизложенного и законодательство этой страны, для которой также характерны повышенные требования к большинству голосов, которым должно приниматься решение о реорганизации, и наличие упрощенных процедур слияния.
В частности, в силу ст. 18 и 43 Закона Швейцарии о реорганизации для АО необходимо большинство не менее 2/3 от общего количества голосующих акций, владельцы которых участвуют в собрании, и при этом на акции, принадлежащие проголосовавшим "за", должно приходиться большинство с точки зрения номинальной стоимости таких акций. Для хозяйственных обществ, присоединяемых кооперативом, требуется одобрение всех участников (акционеров), в ООО нужно получить не менее 2/3 голосов участников, на которых приходится большинство уставного капитала.
Если в результате присоединения АО к ООО вводится обязательство по внесению дополнительных платежей или иного предоставления, требуется одобрение акционеров, затрагиваемых таким обязательством.
Если договором о слиянии предусмотрена только компенсация вместо акций в принимающем обществе, решение о слиянии должно быть одобрено не менее чем 90% акционеров передающей компании, имеющих право голоса (ст. 18 указанного закона). Такое же большинство требуется для асимметричного разделения, когда часть участников (акционеров) не получает пропорциональные права участия во всех принимающих обществах (ст. 43 указанного закона).
Если в результате слияния изменяется цель принимающего общества, то для одобрения такого слияния должны применяться также те требования к большинству голосов, которые предъявляются при принятии решения об изменении цели общества. Впрочем, как отмечается в комментариях, предусмотренные законом требования к большинству для принятия решения о реорганизации перекрывают таковые в отношении решения об изменении цели для почти всех видов юридических лиц, и потому вопрос может возникнуть, только если уставом такого общества предусмотрено иное, более высокое число голосов для принятия решения об изменения цели, чем установлено законом <1>.
--------------------------------
<1> См.: Commentaire de la loi  sur la fusion... P. 338 (автор комментария - R. Trigo Trindade).

Как и в наднациональном европейском праве и праве соседних государств, в Швейцарии действует облегченный режим слияний для материнского и дочернего обществ, а также для дочерних компаний, принадлежащих одной и той же материнской компании. В обоих случаях контроль над дочерним обществом должен составлять 90% и более уставного капитала и реорганизация не должна влечь для миноритариев возникновения новых обязательств или личной ответственности (ст. 23 и 24 Закона Швейцарии о реорганизации). С точки зрения рассматриваемого нами вопроса о голосовании важно отметить, что во всех таких случаях одобрения слияния общими собраниями участвующих в слиянии обществ не потребуется.
Заметными отличиями от иных рассмотренных правопорядков выступают освобождение от необходимости одобрения общими собраниями всех участвующих в слиянии обществ (а не только материнского), а также то, что миноритариям ни в материнской компании, ни в дочернем обществе не предоставлено право требовать проведения общего собрания, что объясняется для подконтрольного общества тем, что голосование миноритариев (если они есть) ни на что не повлияет, а для материнской компании в случае со слиянием двух его дочерних компаний между собой состояние дел либо вообще не изменяется, либо (в случае слияния с дочерним обществом, где материнскому обществу принадлежит 90% и более голосующих акций) акционеры последнего должны были бы согласиться на соответствующее увеличение уставного капитала по предложению административного совета, а если бы даже они не согласовали его, то в любом случае их положение сильно не изменилось бы <1>. Однако в литературе уточняется, что если при упрощенном слиянии материнская компания вынуждена увеличивать уставный капитал, то принятие решения о такой реорганизации подчиняется правилам об увеличении уставного капитала, которые требуют проведения общего собрания <2>.
--------------------------------
<1> См.: Commentaire de la loi  sur la fusion... P. 407, 413 (автор комментария - R. Trigo Trindade).
<2> См.: Chenaux J.-L., Cherpillod D. Restructurations intra-groupes // Les restructurations en droit des , du travail et international  / P. Henry,  . : Schulthess, 2010. P. 180.

Впрочем, в отношении акционеров дочернего общества отсутствие одобрения отчасти компенсируется предоставлением им права на выход по случаю такой реорганизации (подп. "b" п. 2 ст. 23 Закона Швейцарии о реорганизации). Как отмечают швейцарские авторы, компромисс, избранный законодателем в данном случае, заключается в установлении дополнительных охранительных мер в обмен на избавление реорганизуемых обществ от необходимости проводить общие собрания, результат которых заранее известен <1>.
--------------------------------
<1> Ibid. P. 155.

Подводя итог обзора иностранного законодательства, мы можем констатировать, что все рассмотренные страны объединяет:
1) наличие повышенных требований к кворуму и (или) большинству голосов (2/3), которым должно быть одобрено решение о реорганизации и, как правило, перекрывающее большинство голосов, требующихся для принятия решений по вопросам об изменениях, которые подразумевает реорганизация (изменение устава, изменение уставного капитала, принятие новых обязательств участниками (акционерами)), а также преследующих цель гарантировать, что такое решение действительно принято в интересах всех участников (акционеров) и общества;
2) наличие не предполагающих проведения общих собраний акционеров принимающего общества об одобрении слияния упрощенных процедур для присоединения дочерних обществ, в которых материнской компании принадлежит подавляющее большинство голосов (90% и более уставного капитала).
Признать такой подход полностью удовлетворительным нельзя. На наш взгляд, несмотря на то, что исследованные правопорядки, несомненно, идут в правильном направлении, создавая упрощенные режимы реорганизаций, закрепляемое ими регулирование не является последовательным:
1) невозможно объяснить, почему требуется квалифицированное большинство в тех случаях, когда реорганизация не влечет никаких правовых последствий для общества, в частности, когда в обществе, к которому происходит присоединение, не изменяются ни устав, ни организационно-правовая форма, ни обязательства участников (акционеров), ни уставный капитал, либо увеличение уставного капитала является незначительным, либо, даже если в результате слияния создается новое общество, у него могут сохраняться те же перечисленные элементы, что и в одном из обществ, участвовавших в слиянии; и
2) напротив, сложно понять ориентацию упрощенных процедур на освобождение от необходимости одобрения слияния только исходя из доли участия материнской компании в уставном капитале присоединяемого дочернего общества в размере 90%, не принимая во внимание те имущественные последствия для материнского и дочернего обществ, которые может повлечь такое присоединение.
При этом в наднациональном регулировании во Франции и Испании миноритарии присоединяющей компании почему-то все равно вправе потребовать проведения общего собрания по вопросу о реорганизации, что отчасти дезавуирует обоснования упрощенного слияния, превращая отказ от одобрения просто в техническое правило - одобрение по требованию, даже если никаких серьезных последствий для присоединяющего общества эта реорганизация не влечет.
Россия. Несмотря на озвученные недостатки подхода европейских стран, даже на их фоне отечественное право отличается крайней примитивностью и негибкостью в вопросе требований к одобрению реорганизации.
Во-первых, представляется, что российское право исключает возможность совершения реорганизации по чьему-либо другому решению, кроме как общего собрания участников (акционеров) (абз. 3 подп. 1 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ). Это уже фактически блокирует любые возможности введения упрощенных процедур реорганизаций, при которых соответствующее решение принималось бы иным органом хозяйственного общества.
Во-вторых, в АО, с одной стороны, закрепляются крайне высокие требования к большинству голосов, которым должно быть одобрено решение о реорганизации, - 3/4 (п. 4 ст. 49 Закона об АО), независимо от того, какие последствия несет в себе реорганизация, с другой стороны, игнорируется тот факт, что в ходе реорганизации может существенно поменяться правовой статус акционера, например, если речь идет о непубличном обществе, то он в результате реорганизации может лишиться прав (например, права давать согласие на отчуждение акций), которые без реорганизации могли быть отменены только по единогласному решению (например, ограничения на отчуждение акций (п. 8 ст. 7 Закона об АО)), и, напротив, присоединение публичного общества к непубличному подразумевает утрату ликвидности акций, и если бы такое решение принималось отдельно, то требовало бы большинства голосов в 95% (п. 3 ст. 7.2 Закона об АО). В принимающем обществе у акционеров могут появиться дополнительные обязанности, что в обычной ситуации потребовало бы индивидуального согласия таких акционеров. Следовательно, российский акционерный Закон предъявляет более жесткие требования к большинству голосов, чем иностранные правопорядки (там требуемое большинство голосов - 2/3), но при этом не препятствует обходу вышеупомянутых правил о более высоком большинстве для иных изменений (в части устава, изменение статуса публичного и др.), поскольку общество может просто принять решение о реорганизации, которая повлечет указанные изменения.
Еще  крайность представляют собой ООО, где решение о реорганизации требует единогласия (абз. 2 п. 8 ст. 37 Закона об ООО).
Нет нужды говорить о том, что установление завышенных требований к большинству голосов, и тем более требования о единогласии, попросту блокирует развитие общества, которое в современном мире не может осуществляться в рамках одной организации (если речь идет о средних и крупных предприятиях), лишая его удобного правового инструмента и заставляя прибегать к функциональным субститутам купли-продажи бизнеса (отчуждение основного актива, долей (акций)).
По этой причине российский подход как минимум требует пересмотра в пользу снижения порога большинства голосов для принятия решения о реорганизации. Одновременно законодателю не следует, по сути, легализовывать обход через реорганизацию требований о единогласии или о более высоком квалифицированном большинстве при принятии решений об иных изменениях.
Но главной проблемой является, пожалуй, сама необходимость одобрения реорганизации общим собранием участников (акционеров). В российской литературе предлагалось объяснение того, почему законодатель счел необходимым отнести этот вопрос к компетенции общего собрания: в ходе реорганизации зачастую происходит прекращение деятельности юридического лица, существенное изменение его структуры, что так же значимо, как вопросы изменения устава, ликвидации и изменения уставного капитала <1>. Однако выше, критикуя иностранные правопорядки, мы уже обращали внимание на то, что вполне возможна реорганизация, при которой не изменяются ни устав, ни организационно-правовая форма, ни права участников (акционеров), ни уставный капитал либо изменение уставного капитала является незначительным.
--------------------------------
<1> См.: Аиткулов Т.Д. Указ. соч. С. 72.

Следовательно, встает вопрос о том, в каких случаях реорганизация все же требует решения общего собрания и каким большинством должны приниматься соответствующие решения.
Представляется, что подсказку о том, как нужно решать этот вопрос, можно найти в нашем собственном праве.
Отнесение того или иного вопроса к исключительной компетенции общего собрания участников (акционеров) должно зависеть от последствий, которые повлечет такая реорганизация.
Самое важное - это влияние реорганизации на права и обязанности участников (акционеров) и на то общее дело, которое они ведут.
1. Что касается изменения прав и обязанностей участников (акционеров) как мотива для вынесения вопроса на общее собрание, то мы можем констатировать, что в тех случаях, когда в результате реорганизации организационно-правовая форма, устав и соответственно права и обязанности участников (акционеров) изменятся, это требует согласования (квалифицированным большинством голосов или даже единогласием <1>). Но если таких изменений не произойдет (например, в случае с участниками (акционерами) общества, к которому осуществляется присоединение или из которого происходит выделение, или в ситуации, когда новое общество, образующееся в результате слияния или разделения, обладает той же самой организационно-правовой формой и тем же самым уставом, что и у правопредшественников), то и настаивать на рассмотрении реорганизации общим собранием участников (акционеров) излишне.
--------------------------------
<1> В зависимости от того, о каком изменении идет речь, мы можем ориентироваться на то, какого бы большинства голосов требовало решение о его одобрении, если бы такое изменение происходило вне рамок реорганизации.

В качестве отдельного аспекта следует обсудить изменение размера долей (акций) в результате реорганизации, что, несомненно, влечет за собой изменение прав участников (акционеров).
Однако, во-первых, возможны ситуации, когда этого не происходит: например, если присоединяющее общество обладает казначейскими долями (акциями) и отдает их новым участникам (акционерам) либо мы ведем речь о разделении и выделении, в результате которых изменения будут затрагивать общество только в экономическом смысле, но не в части прав и обязанностей его участников (акционеров).
Во-вторых, что более важно, сами по себе такие изменения не всегда являются поводом для неизбежного рассмотрения связанного с ними вопроса на общем собрании акционеров. Так, напомним, что российское акционерное законодательство допускает случаи увеличения уставного капитала по решению совета директоров (наблюдательного совета), если устав это предусматривает (п. 2 ст. 28 Закона об АО). При этом определяющей является готовность правопорядка предусмотреть возможность увеличения капитала по решению совета директоров (наблюдательного совета) как общее правило в законе, но в определенных пределах, например, если увеличение уставного капитала не будет превышать 5 - 10%, т.е. его влияние на права уже существующих акционеров не будет существенным. Однако тогда это означает, что и реорганизация, которая влечет появление новых участников (акционеров) в присоединяющем обществе и соответственно требует увеличения капитала, тоже необязательно должна быть вынесена на голосование участников (акционеров), если она не связана с существенным перераспределением корпоративного контроля <1>.
--------------------------------
<1> Именно это стало причиной для упрощения процедуры присоединения дочернего общества в наднациональном европейском праве в части отказа от обязательного одобрения общим собранием участников (акционеров) материнского общества (см.:  La tutela del accionista en la  de sociedades. P. 251 - 252).

Резюмируя, можно сказать, что изменение уставного капитала и сопутствующее ему изменение корпоративных прав не являются исключительными прерогативами общего собрания участников (акционеров), а значит, указанные последствия не могут оправдывать то, что реорганизация обязательно должна выноситься на рассмотрение именно общего собрания. В то же время подчеркнем, что совершать реорганизацию с сопутствующим изменением уставного капитала без общего собрания участников (акционеров) было бы оправданным, только если такое изменение не будет существенным (не более 5 - 10%).
2. Относительно второй части - влияния на общее дело можно сказать, что, на наш взгляд, хорошим ориентиром для того, чтобы решить, требует ли реорганизация по этому критерию одобрения общим собранием или нет, выступает отечественный институт крупных сделок, который удачно выражает идею: необходимо спросить одобрения участников (акционеров), когда речь идет об отчуждении значительной части активов, что приводит к изменению или прекращению прежней деятельности (п. 1 ст. 78 Закона об АО, п. 1 ст. 46 Закона об ООО) <1>.
--------------------------------
<1> Подробнее о концепции крупных сделок как сделок, изменяющих общество, см.: Кузнецов А.А. Крупные сделки и сделки с заинтересованностью // О собственности: сб. ст. к юбилею К.И. Скловского. М.: Статут, 2015.

Соответственно обязывать решать вопрос о реорганизации на общем собрании участников (акционеров) необходимо помимо случаев, раскрытых выше, только тогда, когда она повлечет для бизнеса последствия, аналогичные крупной сделке: изменение активов свыше 50% и изменение или прекращение прежних видов деятельности. В иных ситуациях, когда общество не прекращается или даже несмотря на то, что реорганизация приводит к прекращению юридического лица, если в принимающем обществе продолжается та же деятельность и состав активов не изменился более чем на 50% по сравнению с состоянием до реорганизации, то поводов для особого отношения к такой реорганизации по сравнению с иными сделками общества нет, разумеется, если отсутствуют иные мотивы для обязательного рассмотрения этого вопроса на общем собрании (см. предыдущий пункт).
Ну и, наконец, последний важный вопрос, который мы хотели бы рассмотреть в связи с голосованием участников (акционеров) как средством защиты при реорганизации: использование техники ограничения прав голосования тех участников (акционеров), которые являются заинтересованными в реорганизации. В зарубежной литературе обращалось внимание на то, что в связи с большими угрозами в случае конфликта интересов, когда у реорганизуемых обществ одно и то же контролирующее лицо (группа связанных лиц), такая реорганизация требует более тщательного обоснования соответствия реорганизации интересам общества либо же в данных обстоятельствах должны быть предусмотрены альтернативные гарантирующие механизмы (например, отдельное голосование незаинтересованных акционеров по такой реорганизации) <1>.
--------------------------------
<1> См.:  La  del tipo de canje en la  de sociedades. P. 65 - 67.

Данный вопрос полностью игнорируется в российском праве по формально-юридическим причинам: переход имущества по реорганизации исключен из-под режима сделок с заинтересованностью (подп. 7 п. 2 ст. 81 Закона об АО, абз. 7 п. 7 ст. 45 Закона об ООО).
Вместе с тем едва ли нужно говорить, что в случаях, когда одно из участвующих в реорганизации лиц прямо или косвенно контролирует другое участвующее в реорганизации общество, оно может определить условия реорганизации в свою пользу, например, установив заниженный коэффициент конвертации, и это порождает повышенные риски для миноритариев.
Также с точки зрения формального равенства кажется не вполне адекватным то, что российское право устанавливает особые правила совершения сделок с заинтересованностью, но игнорирует ту же самую проблему при реорганизации.
В связи с этим кажется оправданным распространить режим сделок с заинтересованностью на реорганизацию, возможно, адаптировав его к этой операции. При этом по аналогии со сделками с заинтересованностью следует ввести презумпцию противоречия интересам участника (акционера) реорганизации с заинтересованностью, если она не прошла процедуру одобрения или не были соблюдены дополнительные процедурные требования (не привлекался независимый оценщик для оценки компании и определения коэффициента конвертации).
В то же время важно уточнить, что должно иметь место именно отдельное голосование незаинтересованных лиц, решение которых не должно препятствовать совершению самой реорганизации. Как и в случае с крупными сделками, следует разделять вопросы совершения крупной сделки и наличия в ней конфликта интересов (п. 5 ст. 79 Закона об АО, п. 6 ст. 46 Закона об ООО). Неодобренный конфликт интересов должен влечь иные последствия, чем запрет совершения экстраординарной сделки, например презумпцию нарушения прав интересов миноритариев в случае оспаривания реорганизации (ср. п. 1.1 ст. 84 Закона об АО и п. 6 ст. 45 Закона об ООО). Незаинтересованные миноритарии не должны определять, будет ли совершена сделка по продаже бизнеса. Одобрение с их стороны лишь преследует цель контроля справедливости условий такой реорганизации с конфликтом интересов. Иными словами, в случае отрицательного голосования незаинтересованных участников (акционеров) общество все равно вправе совершить реорганизацию на первоначальных условиях, но должно быть готово в случае оспаривания решения представить исчерпывающие доказательства справедливости таких условий.
Таким образом, отнесение того или иного вопроса к компетенции общего собрания участников (акционеров), а также установление повышенных требований к большинству голосов и кворуму является важным и действенным способом контроля за менеджментом и мерой, позволяющей участникам (акционерам) влиять на принимаемые решения и защищать свои интересы.
В то же время негибкие правила о рассмотрении реорганизации именно на общем собрании, равно как и неадекватно высокие требования к большинству голосов и (или) кворуму, влекут за собой невозможность или затруднительность использования хозяйственным обществом реорганизации для адаптации к изменяющимся экономическим условиям, подрывая ее значение.
Ни изученные правопорядки, ни российское право не предлагают последовательного регулирования, а именно без надлежащей причины заставляют рассматривать вопрос о реорганизации на общем собрании, даже если такая реорганизация не влечет никаких особых правовых и экономических последствий для общества и его участников (акционеров), и, наоборот, освобождают от такой необходимости по формальному признаку участия присоединяющего общества в присоединяемом, не учитывая последствий реорганизации.
Полагаем, что вопрос должен подлежать рассмотрению общим собранием участников (акционеров) не в силу самого факта реорганизации, а в зависимости от того, какие последствия она влечет для общего дела (изменяется или прекращается прежняя деятельность общества, значительное изменение активов) и для организационно-правовой формы, устава, прав и обязанностей участников (акционеров). Кроме того, целесообразно обсудить понижение порога для одобрения решения о реорганизации в хозяйственных обществах, в том числе отказ от единогласия в ООО.
Дополнительно в случае наличия конфликта интересов следует ввести обязанность отдельного одобрения реорганизации со стороны незаинтересованных участников (акционеров). Однако отрицательное решение таких участников (акционеров) или его отсутствие не должны препятствовать проведению реорганизации, но лишь влечь иные последствия, например в виде презумпции нарушения реорганизацией интересов незаинтересованных миноритариев в случае оспаривания реорганизации.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!