Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

§ 1. Понятие корпоративного управления: теоретические и практические аспекты (О.А. Терновая)

style="max-height: 50vh;">
§ 1. Понятие корпоративного управления: теоретические
и практические аспекты

О.А. ТЕРНОВАЯ

Введение.
В последние десятилетия в российской и зарубежной доктринах обсуждаются проблемы корпоративного управления. Основной причиной данного интереса является влияние таких тенденций, как глобализация, интернационализация производства, социализация бизнеса, влияние цифровой экономики на изменение места и роли корпораций в современном правопорядке. Именно поэтому постоянное совершенствование системы корпоративного управления является глобальной тенденцией во всем мире, реализация которой обусловлена экономической политикой государств.
В настоящее время российское корпоративное право находится в начале своего развития, а многие положения корпоративного законодательства нуждаются в совершенствовании или требуют радикального пересмотра. На повестке дня задачи обеспечения более эффективной защиты интересов всех участников корпоративных отношений, большей прозрачности деятельности органов управления корпораций, предупреждения корпоративных конфликтов. Советом Федерации Федерального Собрания РФ межведомственной рабочей группе по подготовке предложений по совершенствованию системы корпоративного управления поручено продолжить работу по совершенствованию корпоративного законодательства в рамках реализации Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2024 года, утвержденных Правительством РФ 29 сентября 2018 г. <1>. В данном документе определено, что одним из ключевых направлений является внедрение в российскую практику лучших стандартов корпоративного управления, а также повышение эффективности управления компаниями за счет совершенствования механизмов корпоративного управления <2>. Для реализации поставленных задач необходимо раскрыть понятие корпоративного управления, оценить существующую в России правовую базу корпоративного управления и обосновать необходимость совершенствования корпоративного законодательства.
--------------------------------
<1> См. Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 27 февраля 2019 г. N 43-СФ "Модернизация гражданского законодательства: состояние и перспективы развития".
<2> См. Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2024 года, утвержденные Правительством РФ 29 сентября 2018 г.

Проблема корпоративного управления связана как с различными формами управления в корпорациях, так и с методами регулирования отношений между участниками корпораций. Выбор формы управления - это также выбор метода регулирования отношений между участниками. Регулирование корпоративного управления в российском правопорядке находится в стадии преобразования, ключевым направлением которого является решение вопроса о сущности и основных характеристиках корпоративного контроля, корпоративных отношений, корпоративных конфликтов.
История корпоративного управления.
Несмотря на отсутствие единого для всех стран понятия "корпоративное управление", определяются общие векторы развития корпоративного законодательства в России и зарубежных странах. Речь идет о финансовых кризисах и банкротствах крупных корпораций, последствия которых часто являлись причиной модернизации корпоративного законодательства. Например, в результате краха Торговой компании южных морей 1721 г. подверглись существенным изменениям законодательство и деловая практика в Великобритании, а после краха фондового рынка США в 1929 г. обширные изменения были внесены в законодательство о ценных бумагах США <1>. Анализируя финансовый кризис 1998 г. в России и его влияние на интерес к проблемам корпоративного управления, А. Радыгин отмечает: "Проблема "корпоративного управления" стала особенно актуальной в России со второй половины 90-х гг. Внешними побудительными мотивами для этого стали общемировые процессы, в частности возросший интерес к корпоративному управлению в США и ряде других стран в 80-е гг. (как реакция на волну враждебных захватов контрольных пакетов акций при одновременном усилении институциональных инвесторов), мировой финансовый кризис 1997 - 1998 гг. и проблемы корпораций стран с развивающимися рынками" <2>.
--------------------------------
<1> Закон о ценных бумагах 1933 г. является первым законом, регулирующим деятельность рынков ценных бумаг.
<2> Радыгин А. О некоторых проблемах корпоративного управления в России. М.: Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара. URL: https://www.iep.ru/ru/publikatcii/publication/1184.html#_ftn1.

Начало XXI в. ознаменовалось банкротством компании Enron в США и крупным скандалом с компанией Parmalat в Италии, в результате которых были приняты меры, направленные на совершенствование корпоративного управления, в числе которых внедрение в практику корпораций национальных кодексов корпоративного управления. В США был принят ключевой Закон Сарбейнса - Оксли (Sarbanes - Oxley Act) 2002 г. <1>, положения которого существенно ужесточили требования к финансовой отчетности и к процессу ее подготовки для противодействия недобросовестным действиям менеджеров крупных корпораций.
--------------------------------
<1> 107th Congress, 2nd Session. H.R.3763 - Sarbanes - Oxley Act of 2002. Accessed Aug. 3, 2020.

История формирования корпоративного управления в России наиболее тесно связана с процессом приватизации в 1990-х гг. В этот период в практике российских корпораций под влиянием опыта США была сформирована новая модель взаимоотношений между компаниями и инвесторами, а также собственниками и менеджерами <1>. Как отмечает А.В. Алиева, "при анализе результатов приватизации большинство экономистов отмечают, что в ее процессе не были решены целевые установки, в том числе задача формирования эффективного собственника" <2>. А. Радыгин и И. Сидоров также раскрывают наиболее проблемные последствия приватизации, обращая особое внимание на истоки формирования и черты современного специфического механизма функционирования корпоративного сектора (собственность, контроль, финансовые потоки) <3>. Неоднозначные последствия российской приватизации, корпоративные скандалы, глобальная конкуренция и законодательные инициативы на национальном и международном уровне привели к тому, что в конце 1990-х гг. термин "корпоративное управление" получает более широкое распространение в России.
--------------------------------
<1> Boycko M., Shleifer A. and Vishny R.W. (1993). Privatizing Russia. Brookings Papers on Economic Activity 2. URL: https://scholar.harvard.edu/shleifer/publications/privatizing-russia-0.
<2> См.: Алиева А.В. Процесс приватизации в России: итоги и последствия // Экономический анализ: теория и практика. 2011. N 16 (233). С. 66.
<3> См.: Радыгин А., Сидоров И. Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества? // Вопросы экономики. 2000. N 5. С. 45 - 61.

Мировой финансовый кризис 2008 г. заставил вновь осуществить переоценку роли корпоративного управления, а также привлек внимание инвесторов и регуляторов к возможности использования корпоративного управления в качестве эффективного инструмента обеспечения устойчивого развития корпораций. Как в России, так и за рубежом в последнее десятилетие совершенствуется правовая база корпоративного управления, обновляются национальные кодексы, разрабатываются специальные руководства для советов директоров. Финансовый кризис 2008 г. вновь поставил на повестку дня вопрос об ответственном корпоративном управлении, этике поведения и методике вознаграждения руководства и менеджмента компаний, а внимание регуляторов многих стран было сосредоточено на проблемах усиления роли и ответственности советов директоров, повышении эффективности их деятельности, прозрачности политики вознаграждения советов директоров и менеджмента, обеспечении гендерного равенства в советах директоров.
На протяжении последнего десятилетия российские и зарубежные исследователи пытались найти ответы на сложные вопросы корпоративного управления и предложить наиболее эффективные механизмы его регулирования. Актуальные проблемы корпоративного управления рассмотрены в работах Д.И. Степанова, который подробно анализирует типичную для литературы экономического анализа права агентскую проблему (противостояние директоров и акционеров), конфликт акционеров и кредиторов, гипотезу эффективных рынков капитала, экономику слияний и поглощений, а также феномен регулятивной конкуренции между различными корпоративными правопорядками <1>. В развитых правопорядках наряду с традиционными подходами появляются новые способы регулирования с помощью рекомендательных норм (soft law) или путем заключения корпоративных договоров, получивших значительное распространение не только в США, но и в европейских странах. Актуальными являются проблемы правового регулирования защиты прав участников корпораций, обеспечения баланса интересов всех групп участников корпораций, раскрытия информации, обеспечения представительства работников в советах директоров, равного представительства мужчин и женщин в советах директоров.
--------------------------------
<1> См.: Степанов Д.И. Экономический анализ корпоративного права (Economic Analysis of Corporate Law) (September 1, 2016). Review of Economic Justice. No. 9/2016 // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. N 9. Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=2841167.

В современный период изменение климата планеты в результате усиления антропогенных выбросов парниковых газов во всем мире резко обострило проблемы ответственности корпораций. В связи с этим на корпорации, особенно на крупные угольные или нефтегазовые, являющиеся основными эмитентами парниковых газов, была возложена особая миссия - своевременное раскрытие информации об экологических рисках. В Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 15 января 2020 г. отмечается, что "бизнес, компании, особенно крупные, обязаны помнить о своей социальной и экологической ответственности", "до конца года не менее 80 из 300 крупнейших предприятий должны перейти на так называемые наилучшие доступные технологии, получить комплексные экологические разрешения, что означает последовательное сокращение вредных выбросов" <1>.
--------------------------------
<1> СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, во всех развитых правопорядках особое значение приобретает тенденция "социально ответственного инвестирования", что также нашло отражение в национальных кодексах корпоративного управления разных стран. Например, в новом Кодексе корпоративного управления Великобритании 2020 г. (UK Stewardship Code 2020) <1> подчеркивается необходимость учета социальных факторов и экологических рисков, связанных с изменением климата, при принятии инвестиционных решений. Другой глобальной тенденцией, влияющей на деятельность корпораций, является поддержка инноваций, развитие цифровых технологий, что также нашло отражение во многих обновленных кодексах корпоративного управления. Многие зарубежные страны уже внесли изменения в свое законодательство, направленные на оптимизацию деятельности корпораций в условиях развития информационных технологий, и этот опыт может быть полезен при подготовке российских законодательных инициатив. В Принципах корпоративного управления Организации экономического сотрудничества и развития (далее - ОЭСР, OECD) 2016 г. <2> отмечается, что широкое распространение трансграничной собственности и торговли требует тесного международного сотрудничества между регулирующими органами, которое может быть реализовано путем заключения двусторонних и многосторонних договоров об обмене информацией. Это особенно важно для международных корпораций, осуществляющих деятельность на разных фондовых рынках через биржи различных стран. Многие зарубежные корпорации активно внедряют в свою практику такие цифровые технологии, как создание предприятия "онлайн", электронное проведение общих собраний, электронное голосование, создание цифровых корпораций, способствуя упрощению и большей гибкости ведения бизнеса <3>.
--------------------------------
<1> URL: https://ecgi.global/node/7925.
<2> URL: http://dx.doi.org/10.1787/9789264252035-ru.
<3> См. подробнее: . URL: https://static1.squarespace.com/static/57c587bbd482e94f431e8b20/t/58cf068259cc688ab479f154/1489962652146/Ebook+E%26P+Etre-un-leader-%C3%A0-l%C3%A8re-du-num%C3%A9rique+juillet+2016.pdf.

На протяжении последних десятилетий в российской и зарубежной правовой доктрине делались неоднократные попытки сформулировать наиболее полное понятие корпоративного управления. Теоретической основой правового регулирования корпоративного управления в российских реалиях являются научные труды Е.А. Суханова, Д.В. Ломакина, И.С. Шиткиной, О.В. Гутникова, С.А. Синицына, А.В. Габова, О.А. Беляевой, В.В. Долинской, С.Д. Могилевского, Д.И. Степанова и др. Исследованию особенностей корпоративных отношений посвящены труды В.А. Лаптева, И.С. Шиткиной, Н.В. Козловой, С.Д. Могилевского, В.К. Андреева, В.В. Долинской, В.А. Белова, А.А. Кузнецова, И.А. Самойлова, Д.В. Ломакина.
Теоретические и практические аспекты определения термина "корпоративное управление" неразрывно связаны с понятиями "корпорация", "корпоративные отношения", "корпоративный конфликт". По мнению Е.А. Суханова, в "рыночном имущественном обороте преобладающим видом юридических лиц являются корпорации - объединения (общности) лиц, или союзы лиц (universitas personarum, ), обычно предоставляющие своим участникам в обмен на их имущественные взносы известные доли (акции, паи) в своем имуществе. В свою очередь, доли (акции, паи) составляют материальную основу членства (участия) в деятельности этих организаций. Таковы хозяйственные (торговые) товарищества и общества, а также кооперативы" <1>.
--------------------------------
<1> Суханов Е.А. Сравнительное корпоративное право. М., 2014. С. 25.

До появления в 2014 г. в ГК РФ ст. 65.1, в которой впервые на законодательном уровне сформулированы понятие и признаки корпоративных юридических лиц, среди российских исследователей не было единства мнений в отношении правовой природы и понятия корпорации. Анализируя различные подходы к понятию "корпорация", С.А. Синицын приходит к выводу о том, что "в российском гражданском праве понятие корпорации должно быть связано только с юридическим лицом, основанным на членстве, единстве целей лиц, объединившихся в корпорацию, на сформированной участниками имущественной базе дальнейшей деятельности корпорации, что может основываться на ст. 65.1 ГК" <1>. В.А. Лаптев отмечает, что некоторые "предпринимательские объединения по российскому правопорядку, по сути, не сильно отличаются от подобных корпораций за рубежом, именуемых фактическими товариществами (Societe de fait) или простыми товариществами, основанными на совместной деятельности его участников, - во Франции, партнерствами (Partnership, Limited Liability Partnership) - в Великобритании и США, полными товариществами (Offene Handelsgesellschaft) или коммандитными товариществами (Kommanditgesellschaft) - в Германии, Австрии и Швейцарии и т.д. Более того, ряд положений российского законодательства просто копируют зарубежный опыт (например, инвестиционные товарищества по российскому праву и ограниченное партнерство - Limited Partnership по праву США и Великобритании)" <2>, <3>.
--------------------------------
<1> Юридические лица в российском гражданском праве: монография: в 3 т. / А.А. Аюрова, О.А. Беляева, М.М. Вильданова и др.; отв. ред. А.В. Габов. Т. 2: Виды юридических лиц в российском законодательстве. М.: ИЗиСП; ИНФРА-М, 2015.
<2> См.: Пояснительная записка к законопроекту N 557184-5 "Об инвестиционном товариществе". URL: http://www.duma.gov.ru/.
<3> Лаптев В.А. К вопросу о понятии "корпорация" в российском праве // Журнал предпринимательского и корпоративного права. 2016. N 1. С. 23 - 26.

В современной российской правовой доктрине существует множество теоретико-правовых подходов к определению корпоративного управления. Например, А.С. Тереховым разработана теоретико-правовая конструкция корпоративного управления, под которой предложено понимать "совокупность правоотношений внутри хозяйственного общества, между несколькими хозяйственными обществами (в том числе внутри группы формально и неформально аффилированных хозяйственных обществ и за ее пределами), определяющими порядок взаимодействия и функционирования бизнес-систем" <1>. Е.А. Суханов, анализируя правовые формы управления корпорацией, отмечает, что "под системой корпоративного управления понимается система и компетенция создаваемых в силу закона органов корпораций как юридических лиц гражданского права" <2>. По мнению С.В. Чеховской, "система корпоративного управления в правовом смысле выглядит не только как юридическое закрепление корпоративных процедур, системы органов управления, закрепление компетенции и ее распределение, но и как правила, устанавливающие всю систему прав и обязанностей и порядок их реализации не только участников корпорации, но и большого круга заинтересованных лиц (держателей депозитарных записок, держателей облигаций и т.д.)" <3>. По мнению И.С. Шиткиной, "корпоративное управление (англ. corporate governance) - это совокупность способов воздействия или процесс, с помощью которого организуется деятельность корпораций как особой организационно-правовой формы юридического лица" <4>.
--------------------------------
<1> Терехов А.С. Правовые аспекты корпоративного управления по контролю за распоряжением и защитой прав акционеров: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 9 - 10.
<2> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 203.
<3> Чеховская С.А. Корпоративное управление и корпоративное право // Предпринимательское право. 2015. N 3.
<4> Корпоративное право: учебник / отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2019.

В настоящее время отсутствует единое определение корпоративного управления, которое могло бы применяться ко всем ситуациям и во всех правопорядках. Содержание существующих определений во многом диктуется статусом его разработчика (регулятор рынка, инвестор, акционер, исследователь и др.), субъективной позицией автора и правовой традицией. Именно поэтому понятие корпоративного управления, разработанное регулятором рынка, будет отличаться от определения, сформулированного инвестором или акционером. Общее определение корпоративного управления было дано в 1992 г. в отчете британского Комитета Кэдбери: "Корпоративное управление - это система, посредством которой в компании осуществляется общее руководство и контроль над ее функционированием" <1>. В докладе Национального совета по корпоративному управлению 2019 г. отмечается, что "корпоративное управление в широком смысле подразумевает систему взаимоотношений, разделения прав и распределения ответственности между различными заинтересованными лицами компании, включая, но не ограничиваясь собственниками/акционерами, советом директоров, менеджментом, работниками, кредиторами и клиентами компании" <2>. Наиболее полное определение этого понятия сформулировано в Принципах корпоративного управления, разработанных Организацией экономического сотрудничества и развития ОЭСР (OECD), согласно которым "корпоративное управление включает в себя систему взаимоотношений между менеджментом компании, ее советом директоров, ее акционерами и иными заинтересованными лицами", а также "определяет структуру, с помощью которой устанавливаются цели компании, а также способы достижения этих целей и мониторинг результатов деятельности".
--------------------------------
<1> Clarke T. International Corporate Governance: a comparative approach. New York, 2007. P. 2.
<2> Национальный доклад по корпоративному управлению. Вып. XI. М., 2019. С. 157.

Понятие и теории корпоративного управления.
Научные труды по корпоративному управлению отражают процесс взаимного влияния правовых традиций разных стран. Как отмечает Е. Завьялова, "корпоративное управление представляет собой сферу, в которой недостаточно отечественных разработок. Корпоративная культура формировалась в России под влиянием зарубежного опыта, поэтому вопрос использования зарубежного опыта при формировании системы корпоративного управления в нашей стране по-прежнему остается крайне актуальным" <1>. Начало формирования экономических теорий корпоративного управления относится к 1930-м гг. и связано с появлением работы американских авторов А. Берли и Г. Минза "Современная корпорация и частная собственность" <2>, которые обратили внимание на то, что чрезмерное рассеивание коллективной собственности работников на американском рынке привело к тому, что менеджеры получили очень большую свободу действий в соответствии с процессом разделения собственности и контроля. При этом интересы менеджеров и акционеров не всегда совпадали и вызывали соответствующие конфликты. Такой подход не вполне соответствует современным реалиям и применяется крайне редко.
--------------------------------
<1> Завьялова Е. Корпоративное управление на российском материале. Международные процессы // Журнал теории международных отношений и мировой политики. 2012. Т. 10. N 1 (28). URL: http://intertrends.ru/old/twenty-eight/13.html.
<2> The Modern Corporation and Private Property by Adolf A. Berle, Jr., Gardiner C. Means Review by: E. Merrick Dodd, Jr. University of Pennsylvania Law Review and American Law Register. Vol. 81. No. 6 (Apr., 1933). P. 782 - 785 (4 pages). Published by: The University of Pennsylvania Law Review. URL: https://doi.org/10.2307/3308267.

В настоящее время предпочтение отдается теории соглашения, представителями которой являются А. Шлейфер и Р. Вишни, утверждающие, что вопрос об управлении решается между акционерами, имеющими возможность контролировать предприятия ("контролирующие инвесторы"), и акционерами, находящимися за рамками подобного соглашения <1>. Требуется разработка новых подходов к разрешению конфликта интересов не столько на уровне "менеджер - акционер", сколько между группой менеджеров и акционеров, владеющих контрольным пакетом акций, и миноритарными акционерами. Французский исследователь А. Куре приходит к выводу о том, что "на сегодняшний день упор делается уже не на противопоставление "руководитель - акционеры", а на противопоставление коалиции менеджеров и акционеров, владеющих контрольным пакетом акций, по отношению к акционерам-миноритариям. В большинстве средних предприятий такая модель соответствует действительности: руководитель происходит из подобной "правящей коалиции", и, следовательно, отношение управления, осуществляемое руководством, относится в то же время к сфере отношений между участниками АО" <2>.
--------------------------------
<1> См.: Shleifer A. and Vishny R. (1997). A Survey of Corporate Governance // Journal of Finance. 52 (2): 737 - 783.
<2> Юридические лица в России и во Франции: сравнительный анализ: материалы семинара (Москва, 27 апреля 2011 г.) / отв. ред. О.А. Терновая. М., 2011. С. 86.

Важная роль корпоративного управления была отмечена в проведенном в 2001 г. профессором Стэнфордского университета Б. Блэком исследовании, которое показало, что соотношение реальной рыночной капитализации и потенциальной капитализации западных компаний зависит от уровня корпоративного управления в них. Согласно расчетам Б. Блэка "компания может достигнуть 700-кратного увеличения стоимости, если произойдет улучшение качества ее корпоративного управления" <1>. Исследования по корпоративному управлению последних лет посвящены развитию теории заинтересованных сторон (stakeholder theory) и агентской теории (agency theory). Теория заинтересованных сторон, появление которой обусловлено проблемой несовпадения интересов корпорации с интересами общества, получила распространение с середины 1980-х гг. Основоположниками этой теории являются Р. Эдвард и Э. Фримен, развивающие концепцию обязательной подконтрольности руководства корпорации всем заинтересованным сторонам, реализующим принятую модель корпоративных отношений <2>. Заинтересованная сторона - это любой, кто заинтересован в проекте, бизнесе или организации. С точки зрения управления проектом заинтересованная сторона - это отдельное лицо или группа лиц, на которых повлияет результат проекта. Заинтересованные стороны необязательно являются участниками корпорации, но в любом случае они очень заинтересованы в реализации проекта.
--------------------------------
<1> Black Bernard S. The Corporate Governance Behavior and Market Value of Russian Firms (Russian Version). English version published in Emerging Markets Review, 2001. Vol. 2. P. 89 - 108. Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=367141 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.367141.
<2> См.: Freeman E.R. Strategic Management: A stakeholder approach. Boston, 1984.

Теория заинтересованных сторон имеет как достоинства, так и недостатки. Положительным моментом являются учет и защита интересов не только участников и инвесторов, но и других лиц, вносящих свой вклад в деятельность корпорации (общественных организаций, профсоюзов, представителей общественности и др.). Сотрудники корпораций, ориентированных на защиту не только внешних инвесторов, но и своих сотрудников, имеют более высокие показатели производительности труда, чем сотрудники корпораций, не применяющих концепцию защиты всех заинтересованных сторон. В результате растет прибыль и стоимость бизнеса, что в свою очередь приводит к повышению инвестиционной привлекательности корпораций, применяющих концепцию заинтересованных сторон. К недостаткам рассматриваемой теории можно отнести практическую сложность обеспечения баланса интересов всех заинтересованных сторон. Теория заинтересованных сторон была неоднозначно воспринята на практике и до настоящего времени вызывает критические замечания. В частности, философ и политолог Ч. Блаттберг утверждает, что интересы различных заинтересованных сторон не могут быть сбалансированы друг с другом <1>. На основе рассмотренных подходов можно предположить, что осуществление эффективного контроля целей и защиты интересов всех заинтересованных сторон невозможно без стратегического плана и эффективной системы коммуникаций в организации.
--------------------------------
<1> См.: Blattberg C. Welfare: Towards the Patriotic Corporation (April 1, 2013). Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=2250348 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2250348.

Понятие "корпоративное управление" тесно связано с проблемой "агентских издержек", возникшей с разделением функций собственности и управления в корпорации <1>. Согласно этой теории не участвующие в управлении акционеры передают эту функцию менеджерам. Такая ситуация часто приводит к конфликту интересов между акционерами и менеджерами, так как обе стороны таких отношений имеют разные цели и степень риска. М. Йенсен и У. Меклинг определяют агентское отношение как договор, в соответствии с которым принципал привлекает агента для совершения определенных действий от своего имени. Акционеры заинтересованы в повышении дохода и рейтинга корпорации, а также в получении прибыли от своих вложений. Наемные менеджеры больше ориентированы на собственные интересы и меньше - на укрепление позиций корпорации. Проблема конфликта интересов усугубляется в случае дисперсной структуры собственности корпорации. Если акционерный капитал распределен между большим количеством акционеров, менеджеры имеют больше возможностей оппортунистического поведения. В ситуации дисперсной структуры собственности акционеры лишаются возможности организации эффективного контроля за деятельностью менеджеров прежде всего в связи с высокими издержками постоянного мониторинга. Для разрешения конфликта интересов между акционерами и менеджерами возникла идея разработки системы корпоративного управления, направленная в том числе на снижение общей величины агентских затрат и повышение стоимости компании для инвесторов.
--------------------------------
<1> Основоположники этой теории - М. Йенсен и У. Меклинг (Jensen M., Meckling W. Theory of the firm: Managerial Behavior, Agency costs and Ownership Structure // Journal of Financial Economics. 1976. Vol. 3. P. 305 - 360).

Таким образом, рассмотренные теории корпоративного управления наглядно иллюстрируют связь экономики и права. Д.И. Степанов справедливо отмечает, что "экономическая модель (развитый фондовый рынок и отсутствие контролирующего акционера для дисперсных систем или, напротив, превалирование банковского финансирования и концентрация собственности в руках немногих - для концентрированных), которая устанавливается в конкретном государстве, предопределяет также правовую среду внутри отдельного национального правопорядка" <1>.
--------------------------------
<1> Степанов Д.И. Указ. соч.

Модели корпоративного управления: теоретические и практические аспекты.
В российской и зарубежной доктрине неоднократно обсуждались проблемы, связанные с осуществлением корпоративного контроля как возможности участников корпоративных отношений оказывать влияние на решения корпорации. М.М. Вильданова обращает внимание на то, что корпоративный контроль имеет свои особенности в зависимости от конкретной модели управления: "Так, в акционерных обществах, как правило, установлена двухзвенная система управления, а в обществах с ограниченной ответственностью - однозвенная, что, безусловно, отражается на принципах осуществления внутрикорпоративного контроля. В одних юридических лицах центрами выполнения функций исполнительных органов и контроля являются разные органы (наблюдательный совет / совет директоров и генеральный директор / правление), а в других - только единоличный исполнительный орган" <1>.
--------------------------------
<1> Вильданова М.М. Содержание и инструменты корпоративного контроля в современном российском праве // Журнал российского права. 2020. N 5. С. 66 - 77.

Англо-американская модель корпоративного управления, распространенная в США, Новой Зеландии, Великобритании, Австралии и Канаде, характеризуется высокой "распыленностью" акционерного капитала. Для данной модели свойственно наличие миноритарных акционеров и мелких инвесторов, обособленных друг от друга, которые находятся в зависимости от менеджеров компании. Собрания акционеров носят по большей части формальный характер, а реальное управление корпорацией сосредоточено в руках совета директоров, который осуществляет контроль за деятельностью корпорации, защищает интересы ее инвесторов, обеспечивает качество корпоративного управления и отвечает перед собранием акционеров и публичными органами. Для американской модели характерен одноуровневый (унитарный) совет директоров. Минимальное количество членов совета директоров определяется производственной необходимостью и различается на законодательном уровне штатов (от одного до трех минимум). В состав совета директоров входят не только внутренние, но и внешние директора, которые не имеют личных интересов в корпорации. В англо-американской модели получили широкое распространение сделки слияния и поглощения, отмечается незначительная роль банков в отношениях с корпорациями. Управляющие несут ответственность перед советом директоров, который в свою очередь подотчетен собранию акционеров. Эффективность выполнения контролирующих функций совета директоров определяется структурой инвесторов корпорации, представители которых могут войти в совет директоров и выработать специальные контролирующие системы. При большом количестве акционеров их представителями выступают внешние директора, не связанные с менеджментом корпорации. Для американских корпораций характерно наличие в советах директоров постоянно действующих комитетов, которые готовят рекомендации в отношении решений, принимаемых советом (например, управленческий, финансовый, по связям с общественностью, по вознаграждениям и по аудиту).
Континентальная модель корпоративного управления получила распространение в Австрии, Германии, Норвегии, Швейцарии и Нидерландах. Для германской системы корпоративного управления характерна двухуровневая структура, при которой совет директоров состоит из наблюдательного совета и правления. Наблюдательный совет осуществляет функции контроля, а правление - исполнительные функции. Собрание акционеров является высшим органом управления. Характерной особенностью германской модели является производственная демократия, которая выражается в привлечении сотрудников к управлению компанией, а в состав наблюдательного совета в обязательном порядке входят работники и представители банков. В современном законодательстве европейских стран наблюдается тенденция к демократизации корпоративного управления, реализуемая прежде всего путем обеспечения участия работников в органах управления корпораций. Французский Закон от 28 октября 1982 г. N 82-915 о развитии институтов представительства работников <1> впервые регламентировал возможность представительства работников в совете директоров или наблюдательном совете. В настоящее время во Франции действует правило о праве представителей работников оказывать консультативное содействие в заседаниях совета директоров или наблюдательного совета в зависимости от обстоятельств (ст. L. 2323-62 Трудового кодекса). Кроме того, акционерные общества (SA), акционерно-коммандитные общества (SCA) и другие торговые общества могут создавать представительный орган работников.
--------------------------------
<1> Loi n° 82-915 du 28 octobre 1982 relative au  des institutions  du personnel. URL: https://www.legifrance.gouv.fr/affichTexte.do?cidTexte=JORFTEXT000000691995.

В немецком праве различается участие работников в принятии решения по трудовым вопросам (betriebliche Mitbestimmung) и участие работников в управлении компанией через представительство в наблюдательном совете (Unternehmensmitbestimmung). В Германии такое участие реализуется путем создания производственного совета (Betriebsrat, немецкий эквивалент французского комитета предприятия), выражающего интересы работников в компании. Этот совет может быть создан в каждом учреждении, состоящем по крайней мере из пяти сотрудников, его члены избираются сотрудниками. Законом определены полномочия этого органа. На предприятиях, где заняты более 20 человек, руководитель обязан консультироваться с производственным советом о предполагаемом найме новых работников, о переводах и перемещениях сотрудников, предоставлять информацию относительно кадровой политики, обсуждать социальные планы, зарплатную политику и т.д. Представительство работников в органах управления компанией (Unternehmensmitbestimmung) является обязательным в акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью в случаях, указанных в законе.
Работники должны быть представлены в наблюдательном совете (Aufsichtsrat) в следующих случаях:
- в компаниях с числом работников более 2 000 человек, а также в компаниях угольной и металлургической отрасли с числом занятых более 1 000 человек половина наблюдательного совета должна состоять из представителей работников;
- в компаниях с количеством от 500 до 2 000 работников треть наблюдательного совета должна состоять из представителей работников.
Наблюдательный совет акционерного общества может включать в себя минимум 3 и максимум 21 член в зависимости от объема капитала. Члены наблюдательного совета избираются общим собранием, если уставом общества не предусмотрено иное. Важной особенностью формирования наблюдательного совета является обязательное участие в нем представителей работников. Должно быть соблюдено следующее соотношение при формировании наблюдательного совета: не менее 1/3 его состава - работники, а 2/3 состава - представители акционеров. Основная функция наблюдательного совета заключается в контроле за ведением дел общества. Уставом общества может быть предусмотрено, что совершение некоторых видов сделок допускается только после их одобрения наблюдательным советом. По немецкому праву функции управления и контроля акционерного общества разделены соответственно между правлением и наблюдательным советом.
Общее собрание решает основные вопросы деятельности общества: обсуждает и одобряет отчет правления и годовой баланс общества, принимает решения об использовании годовой прибыли, о выплате дивидендов акционерам, о расходах на развитие общества. Общее собрание принимает решения об увеличении или уменьшении уставного капитала и об изменении устава, а также о слияниях с другими обществами, о приобретении долей участия в других обществах. Общее собрание избирает наблюдательный совет и ревизора общества.
В законодательстве Нидерландов наблюдается сильное представительство работников в управлении компанией, но слабое их влияние на органы управления. Участие сотрудников в управлении компанией реализуется путем создания комитета предприятия, который является обязательным в компаниях с более чем 50 сотрудниками. Этот порог может быть снижен до 35 сотрудников отдельными отраслевыми коллективными договорами. Наличие комитета предприятия позволяет работникам участвовать в управлении компанией. Комитет вправе принимать участие в принятии решений, касающихся организации производства, а также имеющих экономические, финансовые и организационные последствия для компании и связанных с четырьмя основными правами: правом на информацию, правом на свободное выражение мнения, правом на одобрение и правом на инициативу. Кроме того, соблюдение социальных прав работников гарантируется социально-экономическим советом, осуществляющим функцию посредника между работодателями и работниками. Комитет предприятия по законодательству Нидерландов состоит исключительно из работников, избираемых всеми сотрудниками предприятия. Комитет избирает своего председателя и устанавливает собственные правила и процедуры. Срок полномочий членов комитета обычно составляет три года, но может быть сокращен до двух лет или продлен до четырех лет в соответствии с правилами комитета.
Японская модель корпоративного управления не получила широкого распространения и применяется исключительно в Японии. Характерной чертой этой модели является распространение практики перекрестного владения акциями, а также их концентрация среди крупных и средних акционеров компании. Отмечается незначительная роль миноритарных акционеров, представленных частными и институциональными инвесторами, которые не оказывают особого влияния на принятие ключевых решений и владеют небольшим пакетом акций. Банки оказывают значительное влияние на функционирование корпораций. Как правило, банки владеют контрольным пакетом акций компании, а сами акционеры заинтересованы в достижении долгосрочных целей корпорации. Благодаря системе перекрестного владения акциями и активной роли банков, финансирующих группы акционерных обществ, практически полностью исключается возможность враждебных захватов со стороны других участников рынка. Таким образом, сформированная в послевоенный период на базе финансово-промышленных групп японская модель корпоративного управления основана на банковском контроле, способствующем решению проблемы контроля управляющих.
Таким образом, в рассмотренных выше примерах применяются разные подходы к регулированию корпоративного управления. Если в континентальной модели сделан акцент на участие работников в управлении корпорацией, то в англо-американской больше внимания уделяется участию акционеров. Японская модель практики перекрестного владения акциями является уникальной и получила распространение исключительно в Японии. Зарубежные ученые О. Хуберан и Т. де Ланге проводили сравнительное исследование европейской и англо-американской моделей управления <1> и пришли к выводу о том, что эти модели имеют серьезные различия, а проблемы, возникающие в связи с отделением собственности от контроля, нужно решать, учитывая особенности состава совета директоров. По результатам анализа состава советов директоров в 122 бельгийских компаниях была выявлена взаимосвязь между количеством директоров в совете и рядом других значимых факторов.
--------------------------------
<1> Hubert O. and Langhe T. de (2002). The Anglo-American Versus the Continental European Corporate Governance Model: Empirical Evidence of Board Composition in Belgium // European Business Review. 14 (6): 437 - 449.

Греческие исследователи Ф. Лазаридес и Э. Дримпетас рассматривают проблему конвергенции нормативно-правового регулирования корпоративного управления с целью определить различия между системами корпоративного управления в англосаксонских странах и странах континентальной Европы, а также показать, что правовая конвергенция может стать скорее проблемой, чем решением. Основная проблема корпоративного управления в странах континентальной Европы обусловлена экспроприацией миноритарных акционеров доминирующими крупными акционерами, тогда как в англосаксонских компаниях основная проблема заключается в экспроприации акционеров доминирующими менеджерами (агентская проблема). На основе проведенного анализа авторы заключают, что, несмотря на наблюдаемую в последнее десятилетие тенденцию к рассредоточению прав собственности, сближению законов и нормативных актов о ценных бумагах, основные характеристики структуры собственности остаются неизменными, а две системы корпоративного управления остаются абсолютно разными, "нормативно-правовая конвергенция недостаточна для достижения реальной конвергенции системы корпоративного управления" <1>.
--------------------------------
<1> Lazarides Th.G. and Drimpetas Ev. Corporate Governance Regulatory Convergence: A Remedy for the Wrong Problem (January 18, 2009). Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=1329744 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.1329744.

Проблема распространения кодексов корпоративного управления на фоне различных структур собственности приобретает особую актуальность в современный период. В зарубежной доктрине продолжается дискуссия о конвергенции корпоративного управления и практике применения кодексов корпоративного управления с учетом различных структур корпоративной собственности в разных странах. Несмотря на то что кодексы корпоративного управления возникли в Великобритании, где компании в значительной степени демонстрируют "распыленное" владение акциями, эта концепция получила распространение и в тех странах, в которых имеются иные структуры собственности, то есть в основном концентрированное владение акциями. Вышеуказанные причины неизбежно приводят к несоответствию в практике применения этих кодексов. Переходя к саморегулированию, добровольный кодекс, действующий на основе принципа "соблюдай или объясняй", может обеспечить достаточное соблюдение, только если определенные факторы присутствуют в юрисдикции, где он применяется <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Varottil U. Proliferation of corporate governance codes in the backdrop of divergent ownership structures // Competition & Change. 2020; 24 (5): 471 - 492. DOI: 10.1177/1024529418813832.

Актуальные проблемы применения Принципов корпоративного управления ОЭСР.
С учетом того что законодательство различных стран содержит различные подходы к регулированию корпоративного управления, возникает необходимость в поиске универсального правового инструмента регулирования корпоративных отношений. В качестве эффективного правового инструмента, помогающего директивным органам проводить оценку и совершенствовать правовые, регуляторные и институциональные рамки корпоративного управления в целях оказания содействия экономической эффективности, устойчивому росту и финансовой стабильности, в 1999 г. были приняты Принципы корпоративного управления G20/ОЭСР. Принципы являются международным ориентиром для регуляторов, инвесторов, корпораций и других заинтересованных лиц во всем мире. Также они были приняты в качестве одного из ключевых стандартов устойчивых финансовых систем Совета по вопросам финансовой стабильности и стали основой для отчетов Всемирного банка по соблюдению корпоративных стандартов и кодексов корпоративного управления.
Редакция Принципов 2004 г. устанавливала требования к высокому уровню прозрачности, подотчетности, надзора со стороны совета директоров, соблюдения прав акционеров и роли заинтересованных лиц. Все эти требования были введены с целью обеспечения высокого качества и полезности Принципов. Второй пересмотр Принципов был проведен в 2015 г. под руководством Комитета ОЭСР по вопросам корпоративного управления. По итогам обсуждения всем странам G20, которые не являются членами ОЭСР, было предложено принять участие в пересмотре на равной основе. Эксперты Базельского комитета по банковскому надзору, Совета по вопросам финансовой стабильности и Группы Всемирного банка принимали активное участие в проведении этого пересмотра. Сотрудничество с G20 гарантирует глобальную сферу действия Принципов, которые отражают наилучший опыт многих зарубежных стран, находящихся на различных стадиях развития и имеющих разные правовые системы.
Основная роль Принципов корпоративного управления ОЭСР заключается в четко сформулированных требованиях в сфере корпоративного управления. Принципы имеют рекомендательный характер, их задача - определить цели корпоративного управления и предложить различные варианты их достижения. В большинстве зарубежных стран решается задача соблюдения базовых требований и обеспечения подходов, основанных на Принципах ОЭСР. С целью реализации этой задачи принимаются и действуют кодексы корпоративного управления, в которых определяются требования к корпоративному управлению, действующие в соответствующей стране. Так, в России действует Кодекс корпоративного управления 2014 г. <1>, рекомендуемый к применению акционерными обществами, ценные бумаги которых допущены к организованным торгам. Кодекс представляет собой свод рекомендаций относительно наилучшего корпоративного управления обществом, разъясняющий стандарты соблюдения прав акционеров, способствующий их реализации на практике, обеспечивающий повышение эффективности управления компанией, долгосрочное и устойчивое развитие. Применение корпорацией положений Кодекса является добровольным и основано на стремлении повысить привлекательность общества для существующих и потенциальных инвесторов. В Кодексе отмечается, что корпоративное управление должно быть основано на принципе устойчивого развития общества и повышения отдачи от инвестиций в акционерный капитал в долгосрочной перспективе. Кодекс состоит из двух частей. Первая часть содержит принципы корпоративного управления, вторая - рекомендации, раскрывающие способы и механизмы практической реализации принципов Кодекса. Эти рекомендации являются основой для формирования политики и практики корпоративного управления.
--------------------------------
<1> См. письма Банка России от 10 апреля 2014 г. N 06-52/2463 "О Кодексе корпоративного управления"; от 30 марта 2015 г. N 06-52/2825 (СПС "КонсультантПлюс").

Предполагается, что корпорации, применяющие в своей деятельности рекомендации Принципов корпоративного управления, являются более конкурентоспособными и привлекательными для инвесторов. Для эффективного действия Принципов необходимо, чтобы законодательство в сфере корпоративного управления соответствовало реальным правовым условиям, в которых будет осуществляться их применение. Принципы могут применяться не только публичными компаниями, но и компаниями, акции которых не обращаются на рынке ценных бумаг. Государственные органы должны обладать полномочиями по обеспечению правоприменения и наложения санкций, направленных на противодействие недобросовестному поведению участников корпоративных отношений. Эффективное правоприменение может быть также обеспечено посредством частных мер, при этом баланс между государственным и частным правоприменением будет различаться с учетом особенностей каждой страны. Так, в России и зарубежных странах имеются различные подходы в отношении ответственности контролирующих лиц корпораций <1> и самих корпораций <2>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Гутников О.В. Субсидиарная ответственность в законодательстве о юридических лицах: вопросы правового регулирования и юридическая природа // Право: журнал Высшей школы экономики. 2018. N 1. С. 45 - 77; Он же. Контролирующие лица как субъекты корпоративной ответственности // Правосубъектность: общетеоретический, отраслевой и международно-правовой анализ: сборник материалов к XII Ежегодным научным чтениям памяти профессора С.Н. Братуся / В.Ф. Яковлев, Т.Я. Хабриева, В.К. Андреев и др. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2017. С. 204 - 221.
<2> См. подробнее: Уголовная и административная ответственность юридических лиц в России и во Франции: монография / Т.Я. Хабриева, А.В. Федоров, М. Беар-Туше и др.; под ред. А.В. Федорова. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2018; Семыкина О.И. Уголовная ответственность юридических лиц в российском праве XIX - XX веков: законодательные, теоретические и правоприменительные аспекты: научно-практическое пособие. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2017.

Принципы состоят из следующих разделов: I) "Обеспечение основы для эффективной структуры корпоративного управления"; II) "Права акционеров, равное отношение ко всем акционерам и ключевые функции собственности"; III) "Институциональные инвесторы, рынки ценных бумаг и иные посредники"; IV) "Роль заинтересованных лиц"; V) "Раскрытие и прозрачность информации"; VI) "Обязанности совета директоров". В аннотациях к каждому разделу раскрываются ключевые тенденции, а также даются практические рекомендации по применению Принципов.
В разд. I отмечается важное значение формирования правовой, регуляторной и институциональной структуры корпоративного управления, а также договоренностей о саморегулировании, добровольных стандартов и деловой практики с учетом особенностей исторического развития и принятых в конкретной стране условий и традиций. Следовательно, положения законодательства и особенности практики применения вышеуказанных рекомендаций будут различаться в зависимости от страны. Большая роль отведена инструментам мягкого права, основанным на принципе "соблюдай или объясняй", в том числе кодексам корпоративного управления, обеспечивающим более гибкое регулирование.
Рекомендации о принятии в компании решений по экологическим, антикоррупционным или этическим вопросам содержатся в таких международных актах, как Руководящие принципы ОЭСР для мультинациональных предприятий, Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок, Руководящие принципы предпринимательской деятельности ООН в аспекте прав человека, Декларация МОТ об основных принципах и правах в сфере труда. На все перечисленные документы содержатся ссылки в Принципах ОЭСР. Анализируя роль кодексов корпоративной этики, Ю.А. Тихомиров отмечает, что "локальное нормотворчество, включая корпоративное, нуждается в серьезном изучении и обобщении. Полезный опыт "снизу" может быть узаконен в региональном и государственном масштабе. Расширение спектра социального регулирования находит выражение в появлении и использовании этических норм в "правовых рамках". Этому служат, прежде всего, профессиональные этические кодексы, одобренные государственными органами и общественностью" <1>.
--------------------------------
<1> Тихомиров Ю.А. Новые векторы регулирования - "другое" право // Журнал российского права. 2016. N 4. С. 9.

Выводы.
В условиях глобализации торговых и финансовых рынков, развития информационных технологий, усиления влияния экологических, социальных и экономических факторов оптимальное регулирование корпоративного управления становится основной научной и практической проблемой. Проблема эта далека от окончательного решения и требует одновременного поиска как оптимальной формы управления в корпорациях, так и способов регулирования отношений между участниками. Ключевой особенностью корпоративного управления в России являются значительная концентрация собственности и активное участие государства в качестве стейкхолдера. Необходимость совершенствования российского законодательства во многом обусловлена тем, что большинство российских предприятий ранее функционировали в системе, которая не была приспособлена к условиям рыночного хозяйства. В современный период ситуация радикально меняется и наряду с традиционными подходами появляются новые способы регулирования с помощью рекомендательных норм (soft law) или путем заключения корпоративных договоров, получивших значительное распространение не только в США, но и в европейских странах.
Актуальными являются проблемы правового регулирования защиты прав участников корпораций, обеспечения баланса интересов всех групп участников корпораций, раскрытия информации, обеспечения гендерного равенства и участия представителей работников в советах директоров. Более активное внедрение цифровых технологий в практику российских корпораций, диверсификация и интегрирование бизнеса - все это напоминает о том, что проблемы, стоящие перед российским бизнесом, становятся масштабнее и сложнее. Не менее важна задача разработки правовых подходов к управлению социальными, экологическими и иными рисками и стандартов ответственности в российском корпоративном секторе. Для России актуально применение данных стандартов в компаниях с государственным участием, финансирующих крупные социальные инвестиционные проекты.
Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что все большее число европейских корпораций внедряет в свою практику стратегии социальной ответственности в ответ на ряд социальных, экологических и экономических вызовов. Подтверждая свою социальную ответственность и принимая собственные инициативные обязательства, многие корпорации стремятся повысить стандарты, связанные с социальным развитием и защитой окружающей среды. Кроме того, компании внедряют в практику "хорошее" корпоративное управление, примиряющее интересы различных заинтересованных сторон в рамках комплексного подхода к качеству и устойчивому развитию. Перечисленные меры приводят к формированию новых подходов внутри компании в отношении социального диалога, приобретения новых корпоративных навыков, стратегического прогнозирования экологических последствий деятельности предприятия, укрепления экономической и социальной сплоченности и защиты здоровья, а на глобальном уровне - к усилению защиты окружающей среды и уважению основных прав человека. Необходимо также отметить влияние тенденции социально ответственного инвестирования на формирование корпоративного законодательства. Современные инвесторы все чаще принимают во внимание экологические, социальные и управленческие факторы в инвестиционном анализе и в процессе принятия решений. Концепция социальной ответственности в основном продвигается крупными компаниями, хотя предприятия малого и среднего бизнеса также могут применять ее.
Сегодня происходит процесс переосмысления роли крупных корпораций в обществе. Все чаще ставится вопрос о том, как обеспечить решение социальных проблем и продвижение интересов корпораций и сделать их взаимодополняющими, а не взаимоисключающими. С целью снижения возникающих противоречий, а также для повышения конкурентоспособности на международном рынке многие многонациональные предприятия вводят практику ответственного ведения бизнеса, укрепляя взаимодействие с заинтересованными лицами. Эффективными инструментами регулирования деятельности корпораций, функционирующих как на национальном, так и на международном уровне, являются различные программы, рекомендации и другие акты "мягкого" права. Российские исследователи также отмечают необходимость межсекторного взаимодействия органов власти, коммерческих и некоммерческих организаций <1> для решения острых социальных проблем. Так А.С. Автономов справедливо отмечает, что "в России не использовался и не используется в должной мере опыт проведения социальной политики и межсекторного взаимодействия, накопленный в развитых государствах (речь идет именно об использовании, а не о слепом копировании такого опыта, что также отнюдь не эффективно)" <2>. Совершенствование корпоративного управления является одним из основных направлений российской государственной политики, но в условиях глобализации мировой экономики эта задача не может быть решена без использования зарубежного и международного опыта правового регулирования деятельности корпораций, адаптированного к российским правовым реалиям. Кроме того, необходимым условием повышения конкурентоспособности российских корпораций на мировом рынке является совершенствование норм российского корпоративного законодательства с учетом объективных процессов трансформации правовых систем мира.
--------------------------------
<1> См., например: Социальная политика в контексте межсекторного взаимодействия / Ин-т соц. РАН; отв. ред. А.С. Автономов, И.Н. Гаврилова. М.: Изд-во Главного архивного управления г. Москвы, 2009.
<2> Там же. С. 398.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!