Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

§ 7. Участие представителей работников в деятельности советов директоров юридических лиц: европейский опыт и российский подход (С.А. Бурлаков)

style="max-height: 50vh;">
§ 7. Участие представителей работников в деятельности
советов директоров юридических лиц: европейский опыт
и российский подход

С.А. БУРЛАКОВ

Ряд международных актов и законодательство многих государств предусматривают возможность, а иногда и обязательность привлечения трудовых коллективов к управлению организациями <1>. Считается, что это позволит переориентировать компанию на получение долгосрочной прибыли, повысить социальную ответственность организации и заинтересовать сотрудников в долгосрочной работе <2>, а также улучшить количественные и качественные показатели работы предприятия <3>. Одной из форм привлечения работников к управлению <4> является предоставление им (их представителям) квоты в совете директоров (Mitbestimmung, co-determination) <5>.
--------------------------------
<1> Подробнее см., например: Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 4 (здесь и далее, если специально не указано иное, материалы приводятся по СПС "КонсультантПлюс"); Избиенова Т.А. Участие работников в управлении организацией как трудоправовая гарантия социальной ответственности работодателя в Федеративной Республике Германия // Трудовое право в России и за рубежом. 2019. N 1; Коршунова Т.Ю. Участие работников в управлении организацией // Трудовое право. 2006. N 10.
<2> Избиенова Т.А. Указ. соч.
<3> Коршунова Т.Ю. Указ. соч.
Стоит отметить, что среди исследователей нет единства во взглядах по вопросу о том, положительно или отрицательно на эффективность и результаты работы компании влияет co-determination. В то время как одни ученые подчеркивают положительные стороны привлечения представителей трудящихся к работе советов директоров компаний, другие, напротив, обращают внимание на недостатки (подробнее см., например: Morten Huse, Sabina Tacheva Nielsen and Inger Marie Hagen. Women and Employee-Elected Board Members, and Their Contributions to Board Control Tasks // Journal of Business Ethics. 2009. Vol. 89. N 4. P. 582; Mark Moore and Martin Petrin. Corporate Governance: Law, Regulation and Theory. Palgrave. 2017. P. 154).
<4> О многообразии способов участия работников в управлении см.: Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития; Коршунова Т.Ю. Указ. соч.; Молотников А.Е. Участие трудовых коллективов в корпоративном управлении: российский и иностранный опыт // Предпринимательское право. 2010. N 2.
<5> В литературе высказано мнение о том, что в широком смысле co-determination означает совместное принятие решений работодателем и работником и включает в себя различные формы участия работников (от сотрудничества до контроля), а предоставление представителям работников мест в совете директоров - только одна из разновидностей co-determination. В то же время даже сторонники этого подхода признают, что в большинстве случаев термин "co-determination" используется именно в последнем, более узком смысле (см.: Barbara A. Zeile. Employee Representative on the Corporate Board of Directors: Implications under Labor, Antitrust, and Corporate Law // Wayne Law Review. 1980. Vol. 27. P. 368). См. также: Caspar Rose. The Challenges of Employee-Appointed Board Members for Corporate Governance: The Danish Evidence // European Business Organization Law Review. 2008. 9 (2). P. 225.

В настоящем параграфе на примере деятельности советов директоров акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью предпринята попытка ответить на вопрос, какими правами с точки зрения корпоративного управления российское законодательство наделяет представителей работников и с какими трудностями они могут столкнуться, оказавшись в советах директоров. Для этого сначала будет рассмотрен соответствующий опыт Германии и Великобритании, затем будет проанализировано российское законодательство.
Национальное законодательство европейских государств в вопросе привлечения сотрудников компаний к деятельности их советов директоров неоднородно. В одних странах работники наделены правом участвовать в принятии решений органами управления компании, в других, напротив, у работников такое право отсутствует или оно минимально <1>. К первой группе стран традиционно относится Германия, ко второй - Великобритания <2>, хотя теория и практика корпоративного управления не стоят на месте.
--------------------------------
<1> См.: Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития; Mark Moore and Martin Petrin. Op. cit. P. 152 - 153.
О членстве представителей работников в советах директоров компаний в различных европейских странах, о том, как разновидности рыночной экономики - либеральная и скоординированная влияют на предоставление работникам возможности участвовать в принятии решений в компании, а также о плюсах и минусах co-determination см.: Steen Thomsen, Caspar Rose, Dorte Kronborg. Employee Representation and Board Size in the Nordic Countries // European Journal of Law and Economics. 2016. 42 (3). P. 471 - 490.
<2> В литературе было отмечено, что в вопросе привлечения работников к управлению компанией и их участия в совете директоров между европейскими юрисдикциями существуют значительные расхождения. В компаниях, акции которых котируются на бирже, co-determination серьезно различается в зависимости от культурных и политических норм и ценностей. Так, co-determination нет в англосаксонских странах, где доминирует идея о том, что co-determination должно основываться исключительно на добровольно заключенных сторонами договорах. Во многих государствах Северной Европы ситуация противоположная, там различные варианты co-determination предписаны законом в императивном порядке (см.: Caspar Rose. Op. cit. P. 216).

В Германии одной из отличительных черт корпоративного управления является участие трудящихся в принятии решений в компании: работники не только играют активную роль на уровне производства, но и участвуют в разработке и реализации корпоративной политики посредством представительства на уровне совета директоров <1>. Вовлечение работников в управление осуществляется в двух основных формах: представительство работников в производственных советах (Betriebsrat) и участие в управлении, "совместное решение вопросов" (Mitbestimmung, co-determination) <2>.
--------------------------------
<1> , Josef Fuss. Corporate Governance in Germany // Business Law Review. 2003. October. P. 228.
<2> Избиенова Т.А. Указ. соч.

Право работников иметь представителей в наблюдательных советах компаний закреплено в законодательстве, а квота в совете зависит от размера компании и отрасли, в которой она работает <1>. Согласно Co-determination Act 1976 в наблюдательные советы компаний (включая акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью), число работников которых, как правило, превышает 2 000 <2>, должно входить равное количество представителей акционеров и работников <3>. Для предотвращения тупиковых ситуаций при принятии решений, возможность возникновения которых вытекает из такой пропорции <4>, наблюдательный совет из своего состава избирает председателя, который практически всегда является представителем акционеров <5> и который при равенстве голосов имеет право решающего голоса <6>.
--------------------------------
<1> См., например, German Corporate Governance Code, Principle 10 (https://www.dcgk.de//files/dcgk/usercontent/en/download/code/191216_German_Corporate_Governance_Code.pdf).
<2> Для указанных целей учитываются работники как самой компании, так и ее дочерних компаний, см.: CO-DETERMINATION 2019. P. 11 (https://www.bmas.de/SharedDocs/Downloads/EN/PDF-Publikationen/a741e-co-determination.pdf?__blob=publicationFile&v=4; дата обращения: 25 марта 2020 г.) (далее - CO-DETERMINATION 2019).
<3> В соответствии с § 7 Co-determination Act 1976 количественный состав наблюдательного совета зависит от численности работников предприятия. Если количество работников, как правило, не более 10 000, то в наблюдательный совет входят по шесть представителей акционеров и работников, при численности сотрудников от 10 000 до 20 000 совет состоит из восьми представителей акционеров и восьми представителей работников, а в организациях с числом сотрудников более 20 000 в наблюдательный совет входят по 10 представителей акционеров и работников. См. также: Избиенова Т.А. Указ. соч.
<4> , Josef Fuss. Op. cit. P. 228.
<5> См.: Hans-Christoph Hirt. Germany: the German corporate governance code: co-determination and corporate governance reform // Company Lawyer. 2002. 23 (11). P. 352; CO-DETERMINATION 2019. P. 11.
В силу § 27 Co-determination Act 1976 и German Corporate Governance Code, Principle 7 председатель наблюдательного совета избирается советом из числа его членов. Избрание председателем наблюдательного совета представителя акционеров обеспечивается, по всей видимости, тем, что выборы председателя и его заместителя могут проходить в два этапа: если при избрании председателя не будет получено необходимое число голосов, проводится повторное голосование, в ходе которого члены наблюдательного совета - представители акционеров избирают председателя, а члены совета - представители работников - его заместителя.
То обстоятельство, что председателем наблюдательного совета практически всегда является представитель акционеров, позволило исследователям говорить о "квазиравенстве" представителей акционеров и представителей работников в наблюдательном совете (см.: Hans-Christoph Hirt. Op. cit. P. 349 - 355). Также необходимо отметить, что одно из мест в наблюдательном совете, предназначенных для представителей работников, всегда занимает представитель руководства (см.: CO-DETERMINATION 2019. P. 11).
<6> Молотников А.Е. Указ. соч.
В компаниях, акции которых котируются на бирже, предотвращению или разрешению тупиковой ситуации также может способствовать то, что председатель наблюдательного совета должен быть независимым от компании и ее правления (German Corporate Governance Code, Recommendation. P. 10).

В наблюдательных советах горнодобывающих компаний, а также предприятий - производителей чугуна и стали, число сотрудников которых превышает 1 000, согласно Co-determination (Coal, Iron and Steel Industry) Act 1951 и Supplementary Co-determination Act 1956, должна соблюдаться аналогичная указанной выше пропорция <1>. Наконец, в компаниях с числом сотрудников от 500 и до 2 000, согласно Act on One-Third Employee Representation in the Supervisory Board 2004, представители работников должны составлять 1/3 членов наблюдательного совета <2>.
--------------------------------
<1> , Josef Fuss. Op. cit. P. 228.
См. также: Молотников А.Е. Указ. соч.; CO-DETERMINATION 2019. P. 12.
<2> См. также: Hans-Christoph Hirt. Op. cit. P. 352; , Josef Fuss. Op. cit. P. 228; Молотников А.Е. Указ. соч.; CO-DETERMINATION 2019. P. 12.

Важно отметить, что все члены наблюдательного совета безотносительно к тому, чьими представителями они являются, имеют равные голоса <1>, то есть представители работников в наблюдательном совете "имеют право в полной мере участвовать в осуществлении его функций и, следовательно, в принятии решений", именно это и называется "co-determination" <2>.
--------------------------------
<1> Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития // Трудовое право в России и за рубежом. 2017. N 4.
<2> Hans-Christoph Hirt. Op. cit. P. 352.
В то же время в литературе упоминаются случаи, когда члены совета директоров, избранные акционерами, пытались предоставить членам совета директоров, избранным работниками, настолько мало информации, насколько было возможно, или проводили встречи до официальных заседаний совета директоров, поскольку боялись утечки конфиденциальной информации к профсоюзам (см.: Caspar Rose. Op. cit. P. 220).

Предоставление работникам таких возможностей участвовать в принятии решений, как отмечается в литературе, направлено на достижение согласования в наблюдательном совете интересов работников <1>, иных заинтересованных в функционировании компании лиц, а также на выявление социальных конфликтов и предотвращение забастовок <2>. При этом co-determination критикуют из-за того, что обязательное включение представителей работников в наблюдательные советы может снижать эффективность деятельности последних в части надзора за работой правления компании из-за большого размера наблюдательных советов (число их членов может доходить до 21), пределов применения обязательств по неразглашению конфиденциальной информации, что, в свою очередь, влияет на повестку дня и культуру обсуждения наблюдательного совета, а также на обычную практику раздельного предварительного обсуждения вопросов представителями акционеров и представителями работников <3>.
--------------------------------
<1> Избиенова Т.А. Указ. соч.
<2> Молотников А.Е. Указ. соч.
См. также: Klaus J. Hopt, Patrick C. Leyens. Board Models in Europe. Recent Developments of Internal Corporate Governance Structures in Germany, the United Kingdom, France, and Italy. Working Paper No. 18/2004. P. 7 (https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=487944).
<3> Подробнее см.: Hans-Christoph Hirt. Op. cit. P. 354 - 355; , Jr. Cultural Hegemony: The Exportation of Anglo-Saxon Corporate Governance Ideologies to Germany // Tulane Law Review. 1998. 93 (69). P. 84 - 85; Klaus J. Hopt, Patrick C. Leyens. Op. cit. P. 8.

Что касается Великобритании, то Закон о компаниях 2006 г. <1> не содержит положений, регламентирующих структуру и количественный состав совета директоров <2>, за исключением требований о том, что частная компания должна иметь по крайней мере одного директора, а минимальное число директоров в публичной компании должно быть два. Согласно Кодексу корпоративного управления Великобритании <3> (далее также - ККУ) советы директоров и их комитеты "должны обладать сочетанием навыков, опыта и знаний" <4>. При этом ККУ уделяет внимание необходимости достижения приемлемого сочетания исполнительных и неисполнительных директоров, разделению обязанностей по руководству советом директоров и бизнесом компании, а также составу комитетов совета директоров <5>. В силу Принципов корпоративного управления Уэйтса для крупных частных компаний <6> в таких компаниях для эффективного состава совета директоров необходимы эффективный председатель и сбалансированное сочетание навыков, опыта и знаний, а также директора, обладающие достаточной способностью внести ценный вклад, при этом размер совета директоров должен определяться масштабом и сложностью компании <7>, т.е. советам директоров следует тщательно продумать свой размер и структуру, чтобы она соответствовала стратегическим потребностям и задачам компании и позволяла эффективно принимать решения <8>. Иными словами, в целом компании вправе самостоятельно определять структуру и состав своих советов директоров.
--------------------------------
<1> Companies Act 2006 (https://www.legislation.gov.uk/ukpga/2006/46/contents; дата обращения: 30 марта 2020 г.).
<2> Sarah Kiarie. Non-Executive Directors in UK Listed Companies: Are They Effective? // International Company and Commercial Law Review. 2007. 18 (1). P. 17.
<3> The UK Corporate Governance Code. July 2018 (https://www.frc.org.uk/getattachment/88bd8c45-50ea-4841-95b0-d2f4f48069a2/2018-UK-Corporate-Governance-Code-FINAL.pdf). ККУ был опубликован в июле 2018 г. (https://www.frc.org.uk/directors/corporate-governance-and-stewardship/uk-corporate-governance-code) и, как указано в нем самом, распространяется на все компании "с премиальным листингом, независимо от того, учреждены и зарегистрированы они в Великобритании или где-либо еще" и применяется "к отчетным периодам, начинающимся 01.01.2019 или после этой даты" (The UK Corporate Governance Code. P. 3).
<4> The UK Corporate Governance Code. July 2018. Principle 3K.
<5> Стоит отметить, что отдельные положения ККУ позволяют определить рекомендуемую структуру совета директоров и вычислить, по крайней мере косвенно, каким может быть его состав. Так, совету директоров, например, рекомендуется формировать комитет по номинациям (назначениям), большинством членов которого должны быть независимые неисполнительные директора (The UK Corporate Governance Code. July 2018. Provision 17).
<6> The Wates Corporate Governance Principles for Large Private Companies. December 2018 (https://www.frc.org.uk/getattachment/31dfb844-6d4b-4093-9bfe-19cee2c29cda/Wates-Corporate-Governance-Principles-for-LPC-Dec-2018.pdf) (далее также - The Wates Principles).
<7> The Wates Principles. Principle Two "Board Composition".
<8> The Wates Principles. Guidance on Principle Two.

В отличие от законодательства большинства европейских стран правовая система Великобритании не содержит предписаний о представительстве трудящихся в советах директоров, однако указанная выше свобода в части их формирования в совокупности с отсутствием императивного закрепления традиционной модели, при которой совет директоров избирается исключительно акционерами, позволяет компаниям, по мнению исследователей, по крайней мере теоретически, внедрить альтернативную модель, предусматривающую в том числе co-determination <1>. В то же время авторы хотя и выражают сомнения в том, что в ближайшем будущем роль работников в принятии решений существенно и повсеместно вырастет, однако признают, что в связи с происходящими в британском обществе процессами ситуация может измениться <2>.
--------------------------------
<1> Mark Moore and Martin Petrin. Op. cit. P. 152 - 153, 156.
Авторы констатируют, что внедрению co-determination может препятствовать ряд обстоятельств. Во-первых, качественное co-determination требует не только формального предоставления работникам мест в совете директоров, но и создания долгосрочной институциональной инфраструктуры, часть элементов которой может оказаться нереализуемой или слишком дорогой для внедрения отдельными компаниями. Во-вторых, при отсутствии соответствующего внешнего регулирования акционеры могут не захотеть менять существующее положение вещей, даже если избрание членов советов директоров исключительно акционерами будет не самым оптимальным с экономической точки зрения вариантом управления (Ibid. P. 157).
<2> Подробнее об этом и иных вопросах, связанных с co-determination или так называемой industrial democracy, см.: Mark Moore and Martin Petrin. Op. cit. P. 152 - 168.

Возможно, первым шагом в этом направлении стало принятие действующего ККУ. Он является шагом вперед в признании роли более широкого круга заинтересованных лиц в деятельности компании <1>, в нем сделан большой акцент на отношениях между компаниями, акционерами и заинтересованными лицами (stakeholders) <2>, к числу которых относят в том числе работников компаний <3>. ККУ, в частности, предусматривает, что совету директоров для выполнения компанией своих обязательств перед акционерами и заинтересованными лицами следует обеспечить эффективное сотрудничество с ними и поощрять их участие <4>. Кроме того, совету директоров надлежит "обеспечить, чтобы кадровая политика и практика соответствовали ценностям компании и поддерживали ее долгосрочный устойчивый успех", при этом у работников должна быть возможность "поднимать любые вопросы, вызывающие озабоченность" <5>.
--------------------------------
<1> Irene-Marie Esser, Iain MacNeil and Katarzyna Chalaczkiewicz-Ladna. Proposed revisions to the UK Corporate Governance Code: a step forward in recognising a company's responsibilities towards wider stakeholders? // Company Lawyer. 2018. 39 (8). P. 256.
<2> https://www.frc.org.uk/directors/corporate-governance-and-stewardship/uk-corporate-governance-code.
<3> Как отмечается в литературе, одним из оснований критики Stakeholder theory является то, что существуют трудности с ответом на вопрос о том, кого именно считать stakeholder (анализ этого и других аргументов, высказанных против Stakeholder theory, см.: Andrew Keay. Ascertaining The Corporate Objective: An Entity Maximisation and Sustainability Model // The Modern Law Review Limited. 2008. 71 (5). P. 675 - 678). В то же время в части отнесения работников к числу stakeholder разногласий, по всей видимости, нет, см.: Guidance on Board Effectiveness. July 2018, sec 34, 42 (https://www.frc.org.uk/getattachment/61232f60-a338-471b-ba5a-bfed25219147/2018-Guidance-on-Board-Effectiveness-FINAL.PDF; дата обращения: 27 марта 2020 г.) (далее - Guidance). См. также, например: Corporate Governance Code needs to be more closely aligned with the Companies Act, says ICSA // Company Lawyer. 2018. 39 (7). P. 221; Irene-Marie Esser, Iain MacNeil and Katarzyna Chalaczkiewicz-Ladna. Op. cit. P. 254; News desk // Company Law Newsletter. 2018. N 408. P. 6.
<4> The UK Corporate Governance Code. July 2018. Principle 1D.
<5> Ibid. Principle 1E.

Для взаимодействия с работниками ККУ предлагает советам директоров использовать один или сочетание следующих вариантов: директор, назначенный из числа работников, официальная консультативная группа работников и специально назначенный неисполнительный директор <1>. Эти положения получили дальнейшее развитие в Guidance, которое направлено на поддержку директоров при применении ККУ. В частности, ожидается, что директора из числа работников не только привнесут в совет директоров точку зрения работников по обсуждаемым вопросам, но и, имея права и обязанности наравне с иными членами совета директоров, смогут внести свой вклад в обсуждение более широких вопросов <2>. Более того, директора из числа работников смогут взаимодействовать с коллегами, чтобы понять проблемы определенных аспектов бизнеса, и роль таких директоров не должна сводиться только к представлению взглядов работников <3>. В то же время в Guidance отмечается, что для успешного применения такого метода вовлечения работников, как назначение директора из их числа, важное значение будут иметь обучение и поддержка, например, в понимании финансов компании и принятии бизнес-решений <4>. Если совет директоров не выбрал ни одну из трех указанных выше опций, он должен объяснить, какие альтернативные варианты существуют и почему он полагает, что они эффективны <5>.
--------------------------------
<1> The UK Corporate Governance Code. July 2018. Provision 5.
В отношении указанных механизмов необходимо сделать несколько замечаний. Во-первых, они не являются обязательными, включая назначение директора из числа работников, что отмечалось еще на этапе обсуждения реформы корпоративного управления. Подробнее о подходах к возможному членству представителей работников в совете директоров компании, изменениях во взглядах официальных лиц по этому вопросу см., например: Peter Bailey. BEIS consults on corporate governance reform: no employee-representative directors // Company Law Newsletter. 2017. 391. P. 4; Peter Bailey. Government responds to corporate governance green paper // Company Law Newsletter. 2017. 400. P. 3.
Во-вторых, предложенные механизмы не должны вытеснить существующие каналы взаимодействия и способы консультаций там, где таковые имеются (Guidance. Sec 53).
В-третьих, ККУ не устанавливает процедуру отбора претендентов на пост директора из числа работников и порядок назначения такого претендента.
<2> Guidance. Sec 54.
<3> Ibidem.
<4> Ibidem.
<5> The UK Corporate Governance Code. July 2018. Provision 5.

Таким образом, в Германии за представителями работников компании закреплена доля мест в ее наблюдательном совете, а в Великобритании назначение директора из числа работников - один из возможных вариантов взаимодействия с работниками, имплементация которого зависит от компании. Если компания выберет этот вариант, правовое положение назначенного из числа работников директора будет, как и в Германии, аналогично положению других директоров.
В России институт участия работников в управлении организацией развивался циклически. По свидетельствам исследователей, будучи известным до революции <1>, он широко применялся в СССР, достигнув вершины своего развития в конце 1980-х гг. <2>, после чего роль работников в управлении стала снижаться <3> вплоть до отрицания возможности непосредственного участия трудящихся в управлении компаниями <4>. В 1997 и 2005 гг. были предприняты оказавшиеся в итоге безуспешными попытки включить представителей работников в состав совета директоров акционерных обществ <5>.
--------------------------------
<1> Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития.
<2> Молотников А.Е. Указ. соч.
См. также: Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития.
<3> Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития.
<4> Куренной А.М. Взаимодействие работодателя и его социального партнера на уровне организации.
<5> Молотников А.Е. Указ. соч.
См. также: Герасимова Е.С. Перспективы расширения участия работников в управлении в России через участие в коллегиальных органах управления // Актуальные проблемы российского права. 2017. N 10.

Действующее российское законодательство и практика его применения с точки зрения участия работников в деятельности советов директоров компаний отличаются от описанного выше немецкого подхода.
С одной стороны, согласно п. 3 ст. 16 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" профсоюзы по уполномочию работников вправе иметь своих представителей в коллегиальных органах управления организацией <1>. В силу п. 7 ст. 12 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" при списочной численности работников народного предприятия более 1 000 человек и при наличии в их составе более 2% работников-неакционеров один представитель работников-неакционеров, выбираемый общим собранием работников-неакционеров, должен входить в состав наблюдательного совета <2>.
--------------------------------
<1> По мнению исследователей, Федеральный закон "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" наделяет представителей профсоюзов правом принимать участие в работе коллегиальных органов управления компании в формах и порядке, предусмотренных ее учредительными документами, коллективным договором (см.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации с учетом Постановления КС РФ от 15.03.2005 N 3-П / под ред. Л.Н. Анисимова; автор коммент. к гл. 4 ТК РФ - А.Л. Анисимов (в соавт. с Л.Н. Анисимовым)) или соглашением (см.: Договоры о труде в сфере действия трудового права: учебное пособие / под ред. К.Н. Гусова; автор гл. 10 - К.Д. Крылов).
<2> Такое внимание к работникам-неакционерам по сравнению с работниками-акционерами объясняется, по всей видимости, тем, что права и законные интересы последних с точки зрения возможности участвовать в управлении организацией защищены иным образом. Работникам народного предприятия должно принадлежать количество акций такого общества, номинальная стоимость которых составляет более 75% его уставного капитала, а по многим вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров, решения принимаются по принципу "один акционер - один голос".

К сожалению, работоспособность указанных положений сомнительна. Нормы Закона о профсоюзах, во-первых, применяются не автоматически, а во взаимосвязи с положениями законов о юридических лицах различных организационно-правовых форм (акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью) <1>, и, во-вторых, право профсоюзов иметь своих представителей в коллегиальных органах управления организацией может быть реализовано не иначе как в порядке, определенном сторонами социального партнерства, так как Закон не предусматривает гарантий реализации указанного права <2>. Что касается народных предприятий, то они оказались мало востребованы как форма ведения бизнеса <3>, а сам Закон об акционерных обществах работников, как отличающийся "низким юридико-техническим уровнем и потому" неэффективный "в своем практическом применении", а также не оправдавший себя на практике, предлагалось отменить <4>.
--------------------------------
<1> Куренной А.М. Взаимодействие работодателя и его социального партнера на уровне организации.
См. также: Коршунова Т.Ю. Указ. соч., где автор описывает варианты участия представителей профсоюзов в работе различных органов управления организации, однако при этом констатирует, что профсоюзам сложно реализовать предусмотренное п. 3 ст. 16 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" право, поскольку Федеральный закон "Об акционерных обществах" ничего не говорит об участии работников в работе их органов управления.
<2> Орловский Ю.П., Нуртдинова А.Ф., Чиканова Л.А. 500 актуальных вопросов по Трудовому кодексу Российской Федерации: комментарии и разъяснения (отв. ред. Ю.П. Орловский).
См. также: Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития; Она же. Перспективы расширения участия работников в управлении в России через участие в коллегиальных органах управления; Молотников А.Е. Указ. соч.; Сафаралеев М.Р., Шаронов С.А. Комментарий к Федеральному закону от 12 января 1996 года N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (постатейный).
<3> Куренной А.М. Взаимодействие работодателя и его социального партнера на уровне организации.
См. также: Молотников А.Е. Указ. соч.
<4> Концепция развития законодательства о юридических лицах (Проект рекомендован Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства к опубликованию в целях обсуждения, протокол N 68 от 16.03.2009).
См. также: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009).

С другой стороны, ГК РФ, а также Федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью", т.е. законы о юридических лицах тех организационно-правовых форм, которые чаще всего используются для ведения предпринимательской деятельности, не предусматривают возможность участия представителей работников в заседаниях советов директоров обществ <1>.
--------------------------------
<1> См. также: Хныкин Г.В. Конституционные основы деятельности профсоюзов по защите трудовых прав работников // Трудовое право в России и за рубежом. 2014. N 1.

В 2016 г. была предпринята очередная попытка привлечь работников компаний к деятельности их советов директоров <1>, ее результатом стало вступление в силу в 2018 г. ст. 53.1 ТК РФ <2>. Согласно ч. 1 ст. 53.1 ТК РФ <3> право представителей работников на участие в заседаниях коллегиального органа управления организации с правом совещательного голоса может устанавливаться федеральными законами, учредительным документом организации, внутренним регламентом, иным внутренним документом организации, коллективным договором, соглашениями. Иными словами, ТК РФ не закрепляет право представителей работников участвовать в заседаниях совета директоров компании, а только допускает общую возможность закрепления этого права <4> и перечисляет источники, которые могут быть использованы для этого. Условно их можно разделить на две группы.
--------------------------------
<1> Проект федерального закона "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в целях обеспечения участия представителей работников в коллегиальных органах управления организаций" N 1041537-6 (https://sozd.duma.gov.ru/bill/1041537-6) (далее - Законопроект).
<2> Необходимо отметить, что Законопроект, в отличие от действующей ст. 53.1 ТК РФ, предлагал наделить первичную профсоюзную организацию, единый представительный орган либо иного представителя (представительный орган) работников правом назначать представителей работников, полномочных участвовать в заседаниях коллегиального органа управления организаций с правом совещательного голоса. Хотя даже этот подход подвергся критике в литературе на основании того, что в отличие от зарубежных моделей предусматривал не полноценное членство представителей работников в коллегиальных органах управления, а только право участия в их заседаниях с правом совещательного голоса. При отсутствии возможности участвовать в принятии решений такое право было оценено как декоративное (подробнее см.: Молотников А.Е. Указ. соч.; Герасимова Е.С. Участие работников в управлении организациями в России и зарубежных странах: состояние и перспективы развития).
<3> В литературе высказано мнение о том, что положения о праве представителей работников на участие в заседаниях коллегиального органа управления организации не входят в предмет трудового права, а соответствующим положениям место не в ТК РФ, а в ГК РФ и законах о юридических лицах соответствующих организационно-правовых форм (см.: Куренной А.М. Право и справедливость в российской системе регулирования трудовых отношений // Трудовое право в России и за рубежом. 2018. N 4).
<4> Сложно согласиться с утверждением о том, что ст. 53.1 ТК РФ "предусматривает, что представители работников имеют право участвовать с правом совещательного голоса в заседаниях коллегиального органа управления организации. Порядок такого участия может устанавливаться федеральными законами, учредительным документом организации, внутренним регламентом, иным внутренним документом организации, коллективным договором, соглашениями" (см.: Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / Е.Г. Азарова, М.А. Бочарникова, Т.Ю. Коршунова и др.; отв. ред. Ю.П. Орловский. 8-е изд., испр., доп. и перераб. М.: КОНТРАКТ, 2019; автор комментария к гл. 8 ТК РФ - Т.Ю. Коршунова). По справедливому замечанию А.М. Куренного, ст. 53.1 ТК РФ только констатирует возможность установления права представителей работников на участие в заседаниях коллегиального органа управления организации (см.: Куренной А.М. Право и справедливость в российской системе регулирования трудовых отношений).

Первая группа - это федеральные законы, о которых было сказано выше <1>. Вторая группа - это учредительные документы организации, ее внутренние регламенты и иные внутренние документы, а также коллективные договоры и соглашения соответственно. У перечисленных документов, разных по своей природе, есть общая черта - их принятие полностью или частично зависит от воли акционеров (участников) хозяйственного общества или самого общества и его органов управления. Интересы акционеров (участников), руководителей общества и его работников могут не совпадать и даже противоречить друг другу, поэтому не очевидно, почему первые и вторые захотят без какого-либо стимула наделить представителей работников правом участвовать в заседаниях совета директоров с правом совещательного голоса <2>.
--------------------------------
<1> Стоит отметить, что ст. 50, 51 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации" и ст. 10 Федерального закона "Об автономных учреждениях" содержат положения об участии работников в деятельности коллегиальных органов управления организацией. В то же время эти законы вряд ли могут служить примером, когда речь идет об анализе ст. 53.1 ТК РФ с точки зрения корпоративного управления в коммерческих организациях.
<2> Проведенные исследования свидетельствуют скорее об обратном: компании во всем мире обычно имеют представительство сотрудников в советах директоров только тогда, когда это является обязательным, при этом акционеры стремятся минимизировать количество директоров, избираемых работниками. Соответственно в странах, где трудящиеся формально не наделены правом co-determination, существует крайне мало примеров неформальной практики включения представителя профсоюза в совет директоров (см.: Steen Thomsen, Caspar Rose, Dorte Kronborg. Op. cit. P. 487 - 488). Более того, как показали исследования, исполнительные директора могли "нейтрализовать" своих коллег - представителей работников, передав решение важных вопросов из совета директоров нижестоящим менеджерам (см.: Tove H. Hammer, Steven C. Currall and Robert N. Stern. Worker Representation on Board of Directors: A Study of Competing Roles // Industrial & Labour Relations Review. 1991. 44 (4) (July). P. 663).

Возможность закрепить это право в уставе общества, его внутреннем регламенте или ином внутреннем документе напоминает описанный выше английский подход. Тем не менее в отличие от Великобритании, где, несмотря на существующие недостатки, предусмотрены определенные механизмы, призванные обеспечить соблюдение положений ККУ, ст. 53.1 ТК РФ, как и российское корпоративное право в целом, таких или аналогичных инструментов, насколько можно судить, не предусматривает. Не помогает при этом и действующий Кодекс корпоративного управления <1> (далее - Кодекс), так как в нем не говорится о праве представителей работников компании участвовать в работе ее совета директоров <2>.
--------------------------------
<1> Кодекс корпоративного управления (письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. N 0652/2463 "О Кодексе корпоративного управления").
<2> Стоит, однако, отметить, что п. 3.4 действовавшего ранее Кодекса корпоративного поведения (распоряжение ФКЦБ РФ от 4 апреля 2002 г. N 421/р "О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения") рекомендовал организовывать в обществе регулярные консультации исполнительных органов с работниками при принятии исполнительными органами решений, напрямую влияющих на условия труда работников. См. также: Коршунова Т.Ю. Указ. соч.

Закрепление в каком-либо из указанных в ст. 53.1 ТК РФ источников права представителей работников участвовать в заседаниях совета директоров вряд ли существенно повысит роль работников в управлении организацией. Статья 53.1 ТК РФ говорит о "представителях работников", которые, даже получи они право участвовать в работе совета директоров, не будут являться его полноправными членами. Единственным доступным представителям правом будет право участвовать в заседаниях совета с правом совещательного голоса, содержание и пределы которого не очевидны. Можно согласиться с предположением о том, что такое право не позволяет голосовать по вопросам повестки дня и вряд ли дает возможность вносить предложения в повестку дня, скорее, оно ограничивается возможностью выступать на заседаниях, задавать вопросы, высказывать возражения и т.д. <1>.
--------------------------------
<1> Герасимова Е.С. Перспективы расширения участия работников в управлении в России через участие в коллегиальных органах управления.

В то же время при реализации даже таких возможностей представители работников могут столкнуться с трудностями. Для их преодоления может потребоваться специальное регулирование, например, на уровне того источника, который будет предусматривать право представителей работников участвовать в заседаниях коллегиального органа управления.
Во-первых, согласно абз. 2 п. 4 ст. 65.3 ГК РФ члены коллегиального органа управления корпорации имеют право получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией. О праве на доступ к информации можно говорить в контексте получения как материалов к предстоящему заседанию совета директоров <1>, так и информации и документов о деятельности общества в целом <2>. Для представителей работников доступ к информации не менее важен, чем для членов совета директоров <3>. Тем не менее, не являясь членами совета директоров, представители работников не наделены правом, закрепленным в ст. 65.3 ГК РФ <4>, и на них не распространяются приведенные выше рекомендации Кодекса.
--------------------------------
<1> Подробнее см., например, п. 2.7.2 Принципов корпоративного управления (далее - Принципы) и п. 163 Рекомендаций к принципам корпоративного управления (далее - Рекомендации) Кодекса.
См. также п. 3.3, 7.3, 7.4, 7.7 и 9.2 Примерного положения о совете директоров публичного акционерного общества (письмо Банка России от 15 сентября 2016 г. N ИН-015-52/66 "О положениях о совете директоров и о комитетах совета директоров публичного акционерного общества") (далее - Положение).
<2> Подробнее см., например, п. 2.6.4 Принципов, п. 143, 148 Рекомендаций и подп. 7 п. 3.1 Положения.
Кроме того, Кодекс предлагает создать в обществе систему, обеспечивающую регулярное поступление членам совета директоров информации о наиболее важных событиях в работе общества (п. 147 Рекомендаций).
Отдельное внимание Кодекс уделяет вновь избранным членам совета директоров, рекомендуя обществам разработать для них программу, позволяющую в короткий срок ознакомиться со стратегией общества, системой управления и получить другие важные сведения о деятельности компании (п. 150 Рекомендаций).
<3> Подробнее о важности информации для работников см.: Коршунова Т.Ю. Указ. соч.; Куренной А.М. Взаимодействие работодателя и его социального партнера на уровне организации.
<4> Предложения исправить эту ситуацию высказывались в литературе на этапе обсуждения Законопроекта (см.: Герасимова Е.С. Перспективы расширения участия работников в управлении в России через участие в коллегиальных органах управления).

Во-вторых, эффективному участию представителей работников в заседаниях совета директоров общества может препятствовать отсутствие у таких представителей необходимых знаний и навыков <1>, например, в вопросах финансов <2>. Если применительно к акционерным обществам обучение и повышение квалификации членов совета директоров в принципе рассматривается как зона ответственности самого общества <3>, то, как и в случае с правом на доступ к информации, о представителях работников этого сказать нельзя.
--------------------------------
<1> Подобная проблема уже была зафиксирована в отдельных странах, где представителям работников выделена квота в совете директоров компаний (подробнее см.: Tove H. Hammer, Steven C. Currall and Robert N. Stern. Op. cit. P. 662 - 663).
<2> Подробнее см.: Morten Huse, Sabina Tacheva Nielsen and Inger Marie Hagen. Op. cit. P. 582.
<3> См. подп. 7 п. 186, п. 209 Рекомендаций.

В-третьих, это финансовая составляющая. В отличие от членов совета директоров, которые могут рассчитывать на возмещение расходов, в частности расходов, понесенных ими в связи с поездкой к месту проведения заседаний совета директоров <1>, представители работников, даже если им будет предоставлено право участвовать в заседаниях совета директоров, могут оказаться не в состоянии это право реализовать, если у них не окажется необходимых для этого средств <2>.
--------------------------------
<1> См. п. 4.1.4 Принципов, п. 229, 230 Рекомендаций.
<2> О высказанных в связи с этим предложениях при обсуждении Законопроекта см.: Герасимова Е.С. Перспективы расширения участия работников в управлении в России через участие в коллегиальных органах управления.

Наконец, в-четвертых, согласно ст. 53.1 ТК РФ представители работников должны получить допуск к охраняемой законом тайне, если это требуется для участия в заседании коллегиального органа управления организации, кроме того, они несут ответственность за разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну, ставшую им известной в связи с этим участием.
Стремление защитить охраняемую законом тайну и интересы компании объяснимо. В то же время ст. 53.1 ТК РФ ставит под сомнение достижимость одной из целей, обозначенной авторами Законопроекта, а именно обеспечение понимания работниками целей, задач и стратегии развития организации. Обсуждаемая на заседаниях совета директоров информация почти наверняка будет составлять коммерческую тайну общества. Поэтому представители работников, обязавшиеся не разглашать ее, вряд ли станут делать это под угрозой, хоть и гипотетической, применения к ним меры ответственности. При этом работники могут оказаться неудовлетворенными получаемой от представителей усеченной информацией или ее полным отсутствием.
Таким образом, российское законодательство о хозяйственных обществах не предоставляет работникам (их представителям) квоту и не наделяет их правом участвовать в работе совета директоров компании. Те законы, которые содержат подобные положения, не самодостаточны в этой части либо не получили широкого применения и не определяют практику корпоративного управления. Статья 53.1 ТК РФ, в свою очередь, предусматривает только возможность закрепить право представителей работников участвовать в заседаниях советов директоров организаций с правом совещательного голоса. При этом для эффективной реализации указанных положений необходимо предусмотреть не только соответствующее право, но и механизмы его реализации.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!