Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

§ 2. Сделки с заинтересованностью

style="max-height: 50vh;">
§ 2. Сделки с заинтересованностью

Сделки с заинтересованностью уже относительно давно известны отечественному правопорядку, в первую очередь как институт предпринимательских корпораций (хозяйственных обществ и обществ с ограниченной ответственностью). Появившись в 1990-е гг. <1>, этот институт оказался востребованным на практике и с тех пор претерпел множественные значительные изменения и, кроме того, расширил сферу своего применения далеко за пределы предпринимательских корпораций. Проблема правового регулирования сделок с заинтересованностью получила освещение и в юридической литературе <2>.
--------------------------------
<1> См.: Указ Президента РФ от 1 июля 1992 г. N 721 "Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества".
<2> См., например: Андреев В.К. Корпоративный характер сделки с заинтересованностью // Журнал российского права. 2019. N 3. С. 52 - 63; Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2005; Дедов Д.И. Конфликт интересов. М., 2004; Кузнецов А.А. Реформа крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Что изменилось в регулировании // Арбитражная практика. 2017. N 1; Маковкин В.А., Болычевская Е.С. Крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность: отдельные подводные камни обновленных норм // Вестник экономического правосудия РФ. 2016. N 12; Шиткина И.С. Сделки хозяйственных обществ, требующие корпоративного согласования: монография. М., 2020; Маковская А.А. Контролирующее и подконтрольное лица в сделках с заинтересованностью // Гражданское право: современные проблемы науки, законодательства, практики: сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Е.А. Суханова. М., 2018; Она же. Крупные сделки и сделки с заинтересованностью: анализ и комментарий Законов "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью". М., 2020; Федосова О.В. Проблемы институтов крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в обществах с ограниченной ответственностью: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008.

В настоящее время конструкцию сделок с заинтересованностью помимо ст. 45 Закона об ООО и гл. XI Закона об АО также содержат и другие законы, регламентирующие особенности гражданско-правового положения коммерческих <1> и некоммерческих <2> корпораций, коммерческих унитарных предприятий <3> и некоммерческих унитарных организаций <4>, что позволяет говорить о значимости для гражданского оборота и его участников указанного института.
--------------------------------
<1> См.: ст. 15 Федерального закона "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)".
<2> См., например: ст. 38 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации".
<3> См.: ст. 20 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".
<4> См.: ст. 18.1 Федерального закона от 23 ноября 2007 г. N 270-ФЗ "О Государственной корпорации по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции "Ростех"; ст. 8.1 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 317-ФЗ "О Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом"; ст. 16, 17 Федерального закона от 3 ноября 2006 г. N 174-ФЗ "Об автономных учреждениях"; ст. 17 Федерального закона от 3 июля 2016 г. N 236-ФЗ "О публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"; ст. 27 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях".

В 2016 г. данный институт был подвергнут существенному реформированию (вместе с институтом крупных сделок). С 1 января 2017 г. вступил в силу Федеральный закон N 343-ФЗ. Данный Закон ввел в отношении сделок с заинтересованностью множество новелл, наиболее значимыми из которых являются следующие:
1) на совершение сделки с заинтересованностью не требуется обязательного предварительного согласия других органов общества; потребовать провести процедуру предварительного одобрения сделки с заинтересованностью могут менеджмент компании или участники, обладающие от 1% акций; при заявлении такого требования может быть получено предварительное согласие совета директоров или общего собрания, если предметом сделки является имущество, составляющее 10% и более активов, и в иных случаях;
2) отсутствие согласия на совершение сделки с заинтересованностью не является основанием ее недействительности. Сделка может быть признана недействительной на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ и специальных норм корпоративного законодательства лишь в случае, если она причиняет ущерб юридическому лицу. При этом вводится презумпция наличия вредных последствий (ущербности сделки), если нет согласия на ее совершение либо если истцу ранее не была предоставлена информация о сделке по его требованию;
3) в отношении участников корпоративных отношений применительно к институту сделок с заинтересованностью вводятся дополнительные информационные обязанности:
- обязанность общества извещать о сделке членов совета директоров и акционеров за 15 дней до совершения сделки, на годовом собрании публичного общества представляется отчет обо всех совершенных сделках с заинтересованностью;
- обязанность заинтересованных лиц в течение двух месяцев с момента, как они узнали о том, что могут быть признаны заинтересованными лицами, уведомить общество о соответствующих фактах <1>;
4) правила о сделках с заинтересованностью не применяются к сделкам, предметом которых является имущество не более 0,1% балансовой стоимости активов;
5) участники (акционеры), обладающие менее 1% долей (акций) в уставном капитале, не могут оспорить сделку с заинтересованностью;
6) при оспаривании сделки с заинтересованностью не имеет значения "весомость" голосования участника, оспаривающего сделку, и то, мог ли он повлиять на принятие решения о ее одобрении;
7) независимо от признания сделки недействительной акционер или общество могут предъявить иск к заинтересованному лицу о возмещении причиненных обществу убытков. Несколько заинтересованных лиц несут ответственность солидарно. Установлена презумпция вины заинтересованного лица в причинении убытков, если это лицо нарушило обязанность уведомить общество о своей заинтересованности;
8) уставом непубличного общества может быть установлен иной порядок одобрения сделок, а также вовсе исключено применение главы о сделках с заинтересованностью по единогласному решению общего собрания.
--------------------------------
<1> См.: Указание Банка России от 3 апреля 2017 г. N 4338-У "О требованиях к порядку направления и форме уведомлений лиц, которые могут быть признаны заинтересованными в совершении акционерным обществом сделок".

Как указывалось выше, институт сделок с заинтересованностью известен не только акционерным обществам и обществам с ограниченной ответственностью, но и иным организационно-правовым формам юридических лиц, включая некоммерческие организации, унитарные предприятия, учреждения и др. До реформы этого института в законодательстве о хозяйственных обществах его регулирование в других законодательных актах имело существенные особенности, обоснованность которых нуждается в отдельном исследовании. Однако после внесения изменений в законодательство об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью соответствующие особенности стали еще более заметны, и в настоящее время можно говорить о совершенно разных правовых режимах сделок с заинтересованностью применительно к различным организационно-правовым формам юридических лиц. Каждый из этих режимов заслуживает самостоятельного рассмотрения, однако, учитывая наибольшее распространение на практике соответствующего института именно в хозяйственных обществах, далее будет обозначена проблематика сделок с заинтересованностью (и в последующих параграфах - также крупных сделок) преимущественно в отношении акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Отдельные аспекты проблематики сделок с заинтересованностью и крупных сделок, совершаемых учреждениями, будут рассмотрены в § 3 настоящей главы.
Понятие и признаки сделки с заинтересованностью.
В отличие от крупных сделок, понятие которых определяется исключительно через выявление количественных и качественных характеристик самой сделки, сделки с заинтересованностью идентифицируются в первую очередь по принципиально иным критериям: через установление связи другой стороны сделки с лицами, имеющими возможность влиять на решение компании о заключении данной сделки. В основе квалификации сделки с заинтересованностью лежит действительный или предполагаемый конфликт интересов между лицами, имеющими возможность влиять на принятие решения о заключении сделки, с одной стороны, и самим обществом и его участниками - с другой <1>. Поэтому сделка с заинтересованностью по своему определению иррелевантна имущественным признакам: она не обязательно связана с отчуждением или возможностью отчуждения (приобретения) какого-либо имущества и может носить любой организационный или иной нематериальный характер. При этом количественные и качественные критерии имеют второстепенное значение и не влияют, собственно, на квалификацию сделки в качестве сделки с заинтересованностью: по смыслу закона если сделка не соответствует количественному или качественному критерию, то она не перестает считаться сделкой с заинтересованностью, однако требования закона к сделкам с заинтересованностью на нее не распространяются (см., например, подп. 11 и 12 п. 2 ст. 81 Закона об АО).
--------------------------------
<1> См. о конфликте интересов в подобных сделках Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности п. 1 ст. 84 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Приаргунское". См. также: Дедов Д.И. Указ. соч.; Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002.

Такое регулирование не является случайным. И крупные сделки, и сделки с заинтересованностью требуют специального одобрения общим собранием акционеров или советом директоров с целью недопущения злоупотреблений со стороны органов управления при совершении данных сделок <1>. Однако степень потенциальной опасности соответствующих злоупотреблений при совершении крупных сделок и сделок с заинтересованностью разная. В крупных сделках единственным злоупотреблением является, по существу, вывод активов из общества по заниженной стоимости, и основным предметом контроля при совершении обществом таких сделок со стороны органов управления является справедливая цена сделки. Совершенно другой степенью потенциальной опасности для общества обладают сделки с заинтересованностью. Даже при незначительной сумме таких сделок заинтересованные лица могут добиться совершения их на таких условиях, которые будут выгодны не самому обществу, а заинтересованным или аффилированным с ними лицам, тем самым дальнейшая деятельность общества может оказаться совершенно неконкурентоспособной или бесприбыльной. Именно поэтому законодатель при определении понятия сделки с заинтересованностью сознательно игнорирует ценовой порог сделок, а ограничивается лишь рассмотрением сущностных признаков таких сделок через установление взаимосвязей между лицами, оказывающими влияние на совершение обществом сделки, и другими субъектами, являющимися стороной, выгодоприобретателем или иными заинтересованными в совершении этой же сделки лицами.
--------------------------------
<1> Сделки с заинтересованностью одобряются лишь по требованию указанных в Законе лиц.

Таким образом, целью правового регулирования института сделок с заинтересованностью является защита юридических лиц и их участников (учредителей) от злоупотреблений, которые могут иметь место в ситуации конфликта интересов между компанией и ее менеджментом в случае, если управляющие тем или иным образом связаны с другой стороной сделки и при ее заключении могут руководствоваться собственными интересами в ущерб интересам компании. В отличие от крупных сделок, где основное значение имеет имущественная составляющая, в сделках с заинтересованностью при квалификации сделки она отходит на второй план, поскольку в условиях конфликта интересов "подозрительной" может являться любая сделка независимо от ее размера как потенциально опасная для интересов компании. Даже сделка, не имеющая своим непосредственным предметом какое-либо имущество, может в конечном счете причинить юридическому лицу существенный вред, например организационный договор (соглашение), ограничивающий возможность компании вести деятельность на определенных рынках или территориях. Поэтому сам факт наличия конфликта интересов или его высокой вероятности уже является достаточным сигналом для того, чтобы соответствующая сделка подверглась особому контролю со стороны компетентных органов юридического лица.
Важно отметить, что смысл правового регулирования сделок с заинтересованностью отнюдь не заключается в запрете совершения таких сделок или в их оспаривании. Сделки с заинтересованностью (впрочем, как и крупные сделки) являются оспоримыми и при отсутствии иска о недействительности могут наряду с другими сделками заключаться и исполняться, они являются полностью законными и действительными. Факт заинтересованности и наличие конфликта интересов сами по себе не означают, что сделка причиняет обществу какой-либо вред, наоборот, она может быть заключена и к выгоде компании и ее участников, даже несмотря на наличие конфликта интересов. Однако ввиду того, что обстоятельства, свидетельствующие о заинтересованности, создают повышенный риск того, что сделка может быть заключена в ущерб интересам компании, законодатель устанавливает комплекс правовых средств, направленных на заблаговременное выявление таких сделок, а в случае, если сделка причиняет ущерб, - на отмену ее неблагоприятных последствий путем признания сделки недействительной. Поэтому задача законодательства при правовом регулировании сделок с заинтересованностью заключается не в предотвращении или запрете конфликта интересов или соответствующих сделок, а в выявлении такого конфликта (и сделок) и обеспечении защиты нарушенных интересов, если сделка объективно приводит к неблагоприятным последствиям.
Основной критерий сделок с заинтересованностью базируется на определении двух групп лиц (от компании и от другой стороны сделки), между которыми должны быть имеющие юридическое значение связь или совпадение, влекущие с высокой степенью вероятности возникновение конфликта интересов. Такая связь устанавливается на основании перечисленных в законе определенных объективных признаков типичных взаимосвязей лиц, которые свидетельствуют о возможном взаимном влиянии этих лиц друг на друга. Эти признаки в достаточной степени формализованы и определяются по объективным юридическим критериям <1>. Такой подход законодателя не является идеальным, поскольку, с одной стороны, даже при установлении соответствующих признаков фактически никакой заинтересованности в совершении данной конкретной сделки у менеджеров компании может не быть, а с другой - фактическая заинтересованность тех или иных лиц может иметь место и при несоблюдении установленных в законе признаков, например дружеские связи, неформальное влияние на деятельность компании со стороны "теневых" директоров или фактически контролирующих компанию лиц и т.д. Однако законодатель такие ситуации вынужден сознательно не принимать во внимание, поскольку в противном случае установление фактической заинтересованности в совершении сделки было бы слишком трудоемким, а "расследование" такой заинтересованности парализовало бы деятельность как компаний, так и судов.
--------------------------------
<1> Невозможно по этой причине согласиться с мнением, что заинтересованность в данном случае носит "субъективный характер" (см.: Качалова А.В. Категория "заинтересованность" в корпоративном праве (на примере заключения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность) // Законодательство. 2019. N 8. С. 23 - 31).

При совершении реальных сделок с заинтересованностью установление любых фактических признаков будет крайне затруднено и общество, и его участники будут находиться в состоянии правовой неопределенности относительно того, совершается ли сделка с заинтересованностью или нет. При этом новые положения Закона об обязанности заинтересованных лиц раскрывать информацию о заинтересованности не являются эффективной гарантией, поскольку вряд ли соответствующие заинтересованные лица будут на этом основании иметь действенный правовой стимул сообщать о том, что они "фактически" или "иным образом" имеют возможность определять решения органов управления общества. Поэтому в целях оперативности и упрощения принятия решения о квалификации сделок в качестве сделок с заинтересованностью круг заинтересованных лиц, а также имеющие значение правовые связи их со сделкой (с другой стороной сделки) должны быть в максимальной степени формализованы. Нельзя в связи с этим согласиться с И.С. Шиткиной, которая считает, что "в текущей ситуации, когда понятие "фактический контроль" уже получило легальное признание (см., например, п. 3 ст. 53.1 ГК РФ) и в судебной практике уже встречаются решения, когда основанием ответственности контролирующих лиц является фактический контроль, законодателю следовало бы отказаться от формальных критериев установления контроля при определении лиц, заинтересованных в совершении сделки" <1>. В действительности отказ от формальных критериев приведет к тому, что понятие сделки с заинтересованностью станет безграничным и идентифицировать такие сделки будет практически невозможно, что может вызвать существенные затруднения в деятельности хозяйственных обществ. Другое дело - фактический контроль в целях привлечения к ответственности лиц, определяющих решения о заключении сделки: в данном случае (п. 3 ст. 53.1 ГК РФ) применение этого критерия оправданно, поскольку призвано адресно применять меры ответственности к лицам, которые путем заключения соответствующей сделки уже причинили обществу убытки.
--------------------------------
<1> Шиткина И.С. Сделки хозяйственных обществ, требующие корпоративного согласования. С. 102.

Действующая редакция п. 1 ст. 81 Закона об АО <1> относит к заинтересованным лицам членов органов управления общества (членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа, членов коллегиального исполнительного органа общества). Помимо этого, заинтересованными могут признаваться контролирующее общество лицо, а также лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания.
--------------------------------
<1> Положения о сделках с заинтересованностью Закона об ООО аналогичны.

Понятие сделки с заинтересованностью ввиду неудачной формулировки Закона может толковаться неоднозначно. В частности, согласно абз. 1 п. 1 ст. 81 Закона об АО <1> "сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, признается сделка, в совершении которой имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа общества или лица, являющегося контролирующим лицом общества, либо лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания".
--------------------------------
<1> Аналогичная формулировка содержится в п. 1 ст. 45 Закона об АО.

Таким образом, Закон можно истолковать в том смысле, что к заинтересованным лицам можно относить не только контролирующее лицо и лицо, имеющее право давать указания, но и членов органов управления этих лиц. Однако отнесение к заинтересованным лицам членов органов управления контролирующего лица или лица, имеющего право давать для общества обязательные указания, не соответствует логике правовых норм. Прежде всего, устанавливая потенциально заинтересованных лиц, закон исходит из возможности этих лиц непосредственно влиять на решения, принимаемые обществом в отношении заключения соответствующей сделки. Очевидно, что члены органов управления самого общества такое влияние могут оказывать, чего нельзя сказать о членах органов управления контролирующего общества лица или лица, имеющего право давать обществу обязательные указания. Поэтому члены органов управления иных, кроме общества, лиц по смыслу абз. 1 п. 1 ст. 81 Закона об АО не относятся к заинтересованным лицам <1>.
--------------------------------
<1> К заинтересованным лицам могут относиться те члены органов управления контролирующих лиц, которые определяют решения этих лиц и сами являются косвенно контролирующими общество (например, единоличный исполнительный орган контролирующего лица).

Контролирующим лицом признается лицо, имеющее право прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) распоряжаться в силу участия в подконтрольной организации и (или) на основании договоров доверительного управления имуществом, и (или) простого товарищества, и (или) поручения, и (или) акционерного соглашения, и (или) иного соглашения, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) подконтрольной организации, более чем 50% голосов в высшем органе управления подконтрольной организации либо право назначать (избирать) единоличный исполнительный орган и (или) более 50% состава коллегиального органа управления подконтрольной организации. Подконтрольным лицом (подконтрольной организацией) признается юридическое лицо, находящееся под прямым или косвенным контролем контролирующего лица.
Таким образом, контролирующими лицами считаются те, которые могут определять решения общества в силу указанных в законе формальных признаков. Заинтересованными лицами являются члены органов управления общества, контролирующие общество лица и лица, имеющие право давать обществу обязательные указания <1>. Членство в органах управления общества достаточно четко определяется и, как правило, не вызывает особых затруднений. Понятие контролирующих лиц в принципе также достаточно формализовано, хотя некоторые авторы указывают на "размытость" отдельных формулировок в понятии контролирующих лиц ("право распоряжаться", "косвенный контроль", "иное соглашение, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) подконтрольной организации"), что в конечном счете "приводит к результату, плохо совместимому с идеологией правил о сделках с заинтересованностью" <2>.
--------------------------------
<1> Заинтересованными являются и тесно связанные с ними лица: их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) подконтрольные им лица (подконтрольные организации).
<2> Маковская А.А. Контролирующее и подконтрольное лица в сделках с заинтересованностью. Автор не без оснований опасается, что в итоге судебная практика не будет ограничиваться установлением только формальных условий применения норм о крупных сделках, а будет исследовать и оценивать всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, что приведет к выяснению не формальной, а фактической заинтересованности.

Проблемы также могут возникать при определении лиц, имеющих право давать обществу обязательные указания. На практике данное положение может пониматься двояко. Во-первых, в смысле п. 3 ст. 6 Закона об АО, когда такое право признается лишь в случае, когда оно закреплено в договоре либо в уставе самого общества. В этом случае участники корпоративных отношений имеют достаточно четкие признаки, позволяющие относить тех или иных лиц к заинтересованным лицам. Однако п. 3 ст. 6 Закона об АО формально относится лишь к основным и дочерним обществам и может применяться к отношениям заинтересованности лишь в порядке аналогии закона. Во-вторых, право давать обязательные указания по аналогии закона может толковаться в контексте п. 3 ст. 53.1 ГК РФ, в котором говорится о фактической возможности определять действия юридического лица.
Представляется, что первый подход более предпочтителен и соответствует букве и духу закона, когда право давать указания определяется через формализованный критерий наличия такого права в договоре либо в уставе общества. В случае если признаки заинтересованности распространялись бы на лиц, имеющих фактическую возможность определять действия юридического лица, практическое применение этих норм было бы невозможно. Такие широкие и неопределенные критерии могут использоваться для привлечения "теневых" директоров к ответственности по долгам обществ, когда расследуются все обстоятельства, и в случае установления "возможности определять решения" позволяют привлекать в установленном порядке виновных "теневых" директоров к ответственности за их виновные действия. Однако для целей определения сделок с заинтересованностью, когда необходимы объективные и легко определяемые данные, применение названных критериев лишено практического смысла <1>.
--------------------------------
<1> Противоположного мнения придерживается И.С. Шиткина, считающая, что право давать обязательные указания может отождествляться с фактическим контролем (см.: Шиткина И.С. Указ. соч.).

Одним из нововведений Федерального закона N 343-ФЗ стало то, что данный Федеральный закон отошел от используемой ранее конструкции "аффилированные лица" для сделок с заинтересованностью и ввел два понятия - "контролирующее лицо" и "подконтрольное лицо". Данные дефиниции, уже знакомые российскому законодательству, были позаимствованы из Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг", ст. 2 <1>. При этом в результате внесенных в ГК РФ поправок, вступивших в силу с 1 сентября 2014 г. и касающихся организации и деятельности любых юридических лиц, в Кодексе было закреплено понятие "аффилированность", "раскрываемое специальным законодательством для конкретных целей" <2>.
--------------------------------
<1> См. также: Пояснительная записка "К проекту федерального закона N 1062760-6 "О внесении изменений в Федеральные законы "Об акционерных обществах" и "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность)" // СПС "КонсультантПлюс".
<2> Кодификация российского частного права. 2019 / В.В. Витрянский, С.Ю. Головина, Б.М. Гонгало и др.; под ред. Д.А. Медведева. М., 2017. С. 54.

Таким образом, при квалификации сделки с заинтересованностью необходимо учитывать следующие критерии:
1) лицо может быть признано заинтересованным, если оно является: а) единоличным исполнительным органом, членом коллегиального исполнительного органа, членом совета директоров общества; б) контролирующим общество лицом; в) лицом, имеющим право давать обществу обязательные указания;
2) указанные лица будут признаны заинтересованными, если они сами, или их близкие родственники (супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные), или организации, подконтрольные им:
- являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;
- являются контролирующим лицом юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;
- занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица <1>.
--------------------------------
<1> Закон не говорит о том, какие должности имеются в виду, однако по аналогии закона следует считать, что речь идет о тех же должностях, которые применяются к понятию самих заинтересованных лиц, то есть о единоличном исполнительном органе, члене коллегиального исполнительного органа, члене совета директоров или иного органа, выполняющего аналогичные функции (например, попечительский совет в фондах и т.д.). Отнесение к "должностям" должностей бухгалтеров, инженеров и других работников общества не соответствовало бы смыслу закона, поскольку эти работники не могут оказывать решающего влияния на заключение соответствующих сделок и не являются членами "органов управления". Несмотря на то что общее собрание является высшим органом управления, "членство" в общем собрании не может считаться "должностью" в органе управления общества в целях установления критериев сделки с заинтересованностью, поскольку этот фактор учитывается по другому признаку контролирующего лица - через обладание определенным количеством голосов.

При несоблюдении хотя бы одного из этих критериев сделка не может считаться сделкой с заинтересованностью.
Указанные выше признаки сделки с заинтересованностью должны иметь место именно на момент совершения сделки <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 27).

Отсутствие в законе определения понятия выгодоприобретателя в сделке вызвало соответствующее разъяснение Верховного Суда РФ, согласно которому необходимо исходить из того, что выгодоприобретателем в сделке признается не являющееся стороной в сделке лицо, которое в результате ее совершения может быть освобождено от обязанностей перед обществом или третьим лицом, либо получает права по данной сделке (в частности, выгодоприобретатель - по договорам страхования, доверительного управления имуществом; бенефициар - по банковской гарантии; третье лицо, в пользу которого заключен договор, - в соответствии со ст. 430 ГК РФ), либо иным образом извлекает имущественную выгоду, например получив статус участника опционной программы общества, либо является должником по обязательству, в обеспечение исполнения которого общество предоставляет поручительство либо имущество в залог (за исключением случаев, когда будет установлено, что договор поручительства или договор залога совершен обществом не в интересах должника или без его согласия) <1>.
--------------------------------
<1> Там же. П. 21.

Закон также упоминает о посреднике в сделке, при этом не ясно, о каком посреднике идет речь: о фактическом или юридическом. По мнению А.В. Егорова, в ст. 81 Закона об АО речь идет именно о фактическом посредничестве, так как при юридическом посредничестве перечисленные выше лица самостоятельно участвуют в сделке, то есть приобретают статус либо представителя, либо стороны в сделке <1>. В то же время представляется, что статус посредника должен быть юридически оформлен (доверенность или иное письменное полномочие, агентский договор, договор оказания услуг и т.д., возлагающие на посредника определенные обязанности по совершению тех или иных фактических действий, и т.д.). Фактические посредники, участвующие при заключении сделки без какой-либо формализации (участники переговоров, курьеры и посыльные и т.д.), на наш взгляд, не могут подпадать под понятие посредника в целях определения сделок с заинтересованностью.
--------------------------------
<1> См.: Егоров А.В. К вопросу о понятии посредника при сделках с заинтересованностью // Вестник ВАС РФ. 2002. N 5. С. 121 - 128.

К сделкам с заинтересованностью могут быть отнесены не только обычные гражданско-правовые сделки, но и трудовые договоры, а также мировые соглашения <1>. Также в качестве сделки с заинтересованностью может рассматриваться прощение долга <2>.
--------------------------------
<1> См.: п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 мая 2014 г. N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" (далее - Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 28).
<2> См.: п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

На практике часто возникал вопрос, может ли быть признан сделкой с заинтересованностью (а также крупной сделкой) договор о передаче функций единоличного органа управляющей компании. Верховный Суд РФ разъяснил, что "решение об образовании единоличного исполнительного органа, в том числе о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей компании (управляющему), и избрании членов коллегиальных органов не требует отдельного одобрения в порядке, установленном для одобрения крупных сделок или сделок с заинтересованностью" <1>.
--------------------------------
<1> Там же. П. 5.

Однако данное разъяснение не отвечает на вопрос, подлежит ли одобрению сам договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей компании. То, что любые решения общего собрания или совета директоров не требуют дополнительного одобрения, на наш взгляд, совершенно очевидно, поскольку такие решения по смыслу ГК РФ являются не сделками <1>, а особыми юридическими фактами - "решениями собраний" (гл. 9.1 ГК РФ), что подтверждается судебной практикой <2>. Для этого в принципе не требовалось давать какие-либо разъяснения. Однако совсем иное дело - договор о передаче функций директора управляющей компании.
--------------------------------
<1> В научной доктрине вопрос о правовой природе решений органов управления юридических лиц окончательно не решен, и многие считают, что решения собраний являются разновидностью гражданско-правовых сделок. Однако ГК РФ с 2014 г. четко отделяет решения собраний от сделок, что дает основание квалифицировать такие решения как особую разновидность юридических актов.
<2> См., например: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30 марта 2018 г. по делу N А56-42219/2017; Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28 декабря 2017 г. по делу N А43-33216/2016; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 12 сентября 2018 г. по делу N А51-26495/2017.

Возможность передачи акционерным обществом полномочий единоличного исполнительного органа управляющей компании предусмотрена Законом об АО. В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 69 указанного Закона по решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). При этом такое решение может быть принято только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества.
Таким образом, в Законе предусмотрено, что непосредственная передача полномочий единоличного исполнительного органа осуществляется на основании договора, заключаемого между обществом и управляющей компанией. По своей правовой природе данный договор представляет собой договор возмездного оказания услуг <1>, по которому управляющая компания обязуется по заданию общества осуществлять деятельность по управлению обществом, а общество - оплачивать соответствующие услуги (п. 1 ст. 779 ГК РФ).
--------------------------------
<1> Правовая природа данного договора вызывает споры в юридической литературе, но в любом случае этот договор является возмездным.

Следовательно, договор с управляющей компанией является для акционерного общества возмездной сделкой, в результате исполнения которой акционерное общество несет расходы по оплате услуг управляющей компании. При заключении такой сделки помимо общих правил ГК РФ о сделках и договорах должны соблюдаться специальные правила, предъявляемые к порядку совершения сделок акционерными обществами. В частности, если договор с управляющей компанией отвечает признакам крупной сделки или сделки с заинтересованностью, то при его заключении должен соблюдаться порядок совершения соответствующих сделок, установленный Законом об АО. Поэтому если решение собрания о передаче полномочий исполнительного органа управляющей компании не требует отдельного одобрения, то заключение договора формально такого одобрения требует, если договор отвечает другим признакам крупной сделки или сделки с заинтересованностью.
Закон устанавливает особенности в определении критериев заинтересованности применительно к субъектам, имеющим публично-правовой статус. В частности, не признаются контролирующими лицами в целях определения сделок с заинтересованностью публично-правовые образования (Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование).
Кроме того, в хозяйственных обществах, включенных в Перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утвержденный Указом Президента РФ <1>, а также акционерных обществ, 50% и более акций которых находится в собственности Российской Федерации и (или) в отношении которых используется специальное право на участие Российской Федерации в управлении этим обществом ("золотая акция"), заинтересованным лицом признается также лицо, имеющее право прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) распоряжаться более чем 20% голосов в высшем органе управления подконтрольной организации либо право назначать (избирать) единоличный исполнительный орган и (или) более 20% состава коллегиального органа управления подконтрольной организации.
--------------------------------
<1> Указ Президента РФ от 4 августа 2004 г. N 1009 "Об утверждении Перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ".

Несмотря на наличие признаков заинтересованности, положения закона о таких сделках не применяются, если соответствующие сделки не отвечают установленным количественному и качественному критериям.
Количественный критерий сделок с заинтересованностью установлен в подп. 12 п. 2 ст. 81 Закона об АО и абз. 11 п. 7 ст. 45 Закона об ООО. В частности, положения закона о сделках с заинтересованностью не распространяются на сделки, сумма которых либо цена или балансовая стоимость имущества, с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения которого связаны такие сделки, составляет не более 0,1% балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату, при условии, что размер таких сделок не превышает предельных значений, установленных Банком России <1>. Иногда на практике сделки, предметом которых не является какое-либо имущество, например договоры об организации продаж, о сотрудничестве и т.д., автоматически относят к сделкам, не являющимся сделками с заинтересованностью, так как у таких сделок в принципе нет цены или стоимости. Однако, как отмечалось выше, такие сделки потенциально могут причинить обществу огромные убытки, ограничивая, например, рынки сбыта. И отсутствие цены у таких сделок не может являться основанием не считать такие сделки сделками с заинтересованностью. Поэтому представляется, что количественный критерий принципиально может применяться лишь в отношении сделок, непосредственно связанных с приобретением или отчуждением имущества, что, собственно, и следует из буквального толкования закона. Если же сделка носит неимущественный характер и у нее есть признаки сделки с заинтересованностью, она должна заключаться по правилам о сделках с заинтересованностью.
--------------------------------
<1> В соответствии с Указанием Банка России от 31 марта 2017 г. N 4335-У "Об установлении предельных значений размера сделок акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, при превышении которых такие сделки могут признаваться сделками, в совершении которых имеется заинтересованность" такими пределами являются: для обществ, стоимость активов которых не превышает 25 млрд руб., - 20 млн руб.; от 25 млрд до 100 млрд руб. - 50 млн руб.; от 100 млрд до 1 трлн руб. - 500 млн руб.; от 1 трлн до 2 трлн руб. - 1 млрд руб.; более 2 трлн руб. - 2 млрд руб.

Количественный критерий сделок с заинтересованностью имеет также значение для определения компетентного органа общества, уполномоченного принимать решение об одобрении таких сделок, в тех случаях, когда требование об одобрении сделок заявлено соответствующими лицами.
Важно подчеркнуть, что количественный критерий в принципе применяется, если сделка связана с отчуждением или приобретением имущества. В целях определения компетенции сделки, не имеющие количественного показателя, считаются по минимальным параметрам.
В любом случае количественный критерий сделки с заинтересованностью в акционерных обществах определяет совет директоров на основе рыночной стоимости соответствующего имущества (п. 7 ст. 83, ст. 77 Закона об АО) <1>. В обществах с ограниченной ответственностью соответствующий критерий определяет единоличный исполнительный орган.
--------------------------------
<1> См.: п. 15 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (утв. Информационным письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 марта 2001 г. N 62).

У сделок с заинтересованностью есть и качественный критерий: правила о сделках с заинтересованностью не применяются к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности общества (подп. 1 п. 2 ст. 81 Закона об АО и абз. 2 п. 7 ст. 45 Закона об ООО). Следует отметить, что формально понятие обычной хозяйственной деятельности, установленное в законах о хозяйственных обществах в отношении крупных сделок, применимо и в отношении сделок с заинтересованностью, поскольку Закон использует в отношении этого понятия словосочетание "для целей настоящего Федерального закона", то есть в том числе и для сделок с заинтересованностью. Однако такой подход был уместен до 1 января 2017 г., когда под обычной хозяйственной деятельностью и для крупных сделок, и для сделок с заинтересованностью признавались обычные для данного юридического лица повседневные операции независимо от суммы. С 1 января 2017 г. понятие сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности, применительно к крупным сделкам претерпело существенные изменения. Теперь презюмируется, что любая сделка хозяйственного общества не является крупной (совершается в пределах обычной хозяйственной деятельности), если не будет доказано, что сделка ведет к прекращению деятельности общества, или к изменению ее вида, или к существенному изменению ее масштабов. При этом не имеет значения, совершались ли такие сделки обществом ранее.
Представляется, что такой подход в принципе не может применяться к сделкам с заинтересованностью, поскольку тогда даже при наличии признаков заинтересованности действовала бы презумпция, что сделка не относится к сделкам с заинтересованностью, если не будет доказано, что она ведет к прекращению хозяйственной деятельности или к изменению ее вида или масштабов. Обратное требовало бы особых доказательств. Это привело бы к тому, что при отсутствии доказательств наступления таких экстраординарных последствий любые сделки с заинтересованностью, причиняющие обществу ущерб и направленные на очевидный вывод активов в пользу аффилированных лиц, презюмировались бы "обычными" и не требовали соблюдения правил о сделках с заинтересованностью, что явно противоречит самому институту таких сделок. Поэтому следует признать, что, несмотря на формальное указание Закона, понятие "обычная хозяйственная деятельность", сформулированное в отношении крупных сделок "для целей настоящего Федерального закона", следует применять лишь для крупных сделок и недопустимо его распространять также на сделки с заинтересованностью. Применительно к сделкам с заинтересованностью следует руководствоваться общим подходом, сформировавшимся в судебной практике ранее в отношении как крупных сделок, так и сделок с заинтересованностью, согласно которому под сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности, понимаются ординарные для данного общества хозяйственные операции. При этом для сделок с заинтересованностью имеет значение, совершались ли такие сделки данным обществом ранее: согласно закону применительно к сделкам с заинтересованностью сделка считается совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности общества лишь при условии, что данным обществом неоднократно в течение длительного периода времени на сходных условиях заключались аналогичные сделки, в совершении которых не имеется заинтересованности, в том числе к сделкам, совершаемым кредитными организациями в соответствии со ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" <1>.
--------------------------------
<1> Речь идет об обычных банковских операциях и сделках, совершаемых кредитными организациями.

Помимо рассмотренных выше количественного и качественного критериев закон устанавливает закрытый перечень видов сделок, которые не подпадают под действие норм о сделках с заинтересованностью <1>. Речь в данном случае идет о сделках, в отношении которых распространение правил о сделках с заинтересованностью совершенно излишне (например, сделки, совершение которых обязательно для общества в силу закона; сделки, заключаемые на тех же условиях, что и предварительный договор, одобренный ранее, и т.д.).
--------------------------------
<1> См.: п. 2 ст. 81 Закона об АО, п. 7 ст. 45 Закона об ООО.

Информационные обязанности в отношении сделок с заинтересованностью.
Законодательство о хозяйственных обществах устанавливает в отношении сделок с заинтересованностью определенные обязанности участников корпоративных отношений.
Во-первых, заинтересованные лица обязаны уведомить общество об обстоятельствах, в силу которых они являются заинтересованными (ст. 82 Закона об АО, п. 2 ст. 45 Закона об ООО). Так, в акционерных обществах лица, указанные в абз. 1 п. 1 ст. 81 Закона об АО, в течение двух месяцев со дня, когда они узнали или должны были узнать о наступлении обстоятельств, в силу которых они могут быть признаны заинтересованными в совершении обществом сделок, обязаны уведомить <1> общество:
1) о юридических лицах, в отношении которых они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их подконтрольные организации являются контролирующими лицами или имеют право давать обязательные указания;
2) о юридических лицах, в органах управления которых они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их подконтрольные лица занимают должности;
3) об известных им совершаемых или предполагаемых сделках, в которых они могут быть признаны заинтересованными лицами.
--------------------------------
<1> См.: Указание Банка России от 3 апреля 2017 г. N 4338-У "О требованиях к порядку направления и форме уведомлений лиц, которые могут быть признаны заинтересованными в совершении акционерным обществом сделок".

Получив соответствующую информацию, общество доводит ее до сведения совета директоров общества, ревизионной комиссии общества, а также до аудитора общества по его требованию <1>.
--------------------------------
<1> При этом информацию о самих сделках с заинтересованностью общество не обязано доводить до совета директоров и ревизионной комиссии, поскольку вывод о квалификации сделки с заинтересованностью совет директоров делает самостоятельно на основе информации о заинтересованных лицах.

В отличие от акционерных обществ для обществ с ограниченной ответственностью каких-либо сроков для уведомления не предусмотрено. Также несколько отличается и перечень предоставляемой информации. Согласно п. 2 ст. 45 Закона об ООО соответствующие лица должны доводить до сведения общего собрания и совета директоров (при его наличии) информацию:
- о подконтрольных им юридических лицах;
- о юридических лицах, в которых они занимают должности в органах управления;
- о наличии у них обозначенных в законе родственников и о подконтрольных указанным родственникам лицах (подконтрольных организациях) (при наличии таких сведений);
- об известных им совершаемых или предполагаемых сделках, в совершении которых они могут быть признаны заинтересованными.
Также, в отличие от Закона об АО, Закон об ООО не требует уведомлять об изменении соответствующих данных в течение 14 дней.
Неисполнение заинтересованными лицами обязанности информировать общество об обстоятельствах своей заинтересованности имеет значение при взыскании с таких лиц возмещения убытков, если сделка причинила обществу ущерб. Независимо от того, будет ли сделка оспорена и признана недействительной, в случае если сделка причинила обществу ущерб, при взыскании возмещения ущерба с заинтересованных лиц их вина в случае неисполнения рассматриваемой информационной обязанности предполагается (п. 2 и 3 ст. 84 Закона об АО). В обществах в ограниченной ответственностью аналогичных последствий неисполнения обязанности информировать общество о своей заинтересованности не предусмотрено, однако, на наш взгляд, это не исключает возможности взыскивать с такого участника возмещение причиненных сделкой убытков и применять презумпцию его вины по аналогии с п. 2 и 3 ст. 84 Закона об АО (п. 1 ст. 6 ГК РФ).
Во-вторых, общество должно информировать о самой сделке с заинтересованностью.
При этом акционерное общество должно извещать членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, членов коллегиального исполнительного органа общества, а в случае, если в совершении такой сделки заинтересованы все члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, или в случае, если его формирование не предусмотрено законом или уставом общества, - акционеров в порядке, предусмотренном для сообщения о проведении общего собрания акционеров, если иной порядок не предусмотрен уставом общества. Обязанность извещать акционеров во всех случаях может быть предусмотрена уставом общества (п. 1.1 ст. 81 Закона об АО).
Извещение должно быть направлено не позднее чем за 15 дней до даты совершения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, если иной срок не установлен уставом общества, и в нем должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия или порядок их определения, а также лицо (лица), имеющее заинтересованность в совершении сделки, основания, по которым лицо (каждое из лиц), имеющее заинтересованность в совершении сделки, является таковым.
При подготовке к проведению годового общего собрания акционеров публичного общества лицам, имеющим право на участие в годовом общем собрании акционеров, должен быть представлен отчет о заключенных обществом в отчетном году сделках, в совершении которых имеется заинтересованность. Указанный отчет должен быть подписан единоличным исполнительным органом общества и утвержден советом директоров (наблюдательным советом) общества, достоверность содержащихся в нем данных должна быть подтверждена ревизионной комиссией общества, если в соответствии с уставом общества наличие ревизионной комиссии является обязательным.
Аналогичные правила установлены в отношении обществ с ограниченной ответственностью (п. 3 ст. 45 Закона об ООО), однако, в отличие от акционерных обществ, общество с ограниченной ответственностью всегда обязано извещать о сделке с заинтересованностью всех незаинтересованных участников общества. Кроме того, для всех обществ с ограниченной ответственностью установлена обязанность представления отчета обо всех сделках с заинтересованностью при подготовке к годовому собранию участников, тогда как в акционерных обществах подобная обязанность установлена лишь для публичных обществ. По какой причине законодатель решил освободить от данной обязанности непубличные акционерные общества, остается неясным.
Изложенная выше процедура информирования о сделках с заинтересованностью, по существу, введена вместо обязательного одобрения таких сделок и призвана обеспечить возможность предъявить уполномоченным на это лицам требование о необходимости согласия на ее совершение или последующего одобрения в тех случаях, когда они выступят с подобной инициативой.
Помимо обязанности заинтересованных лиц информировать общество о своей заинтересованности, а также обязанности общества информировать о сделках, в совершении которых имеется заинтересованность, Закон об АО и Закон об ООО устанавливают дополнительную информационную обязанность общества предоставлять "расширенную" информацию о сделках с заинтересованностью, совершенных при отсутствии согласия, определенным указанным в законе лицам, имеющим право оспаривать сделку, по их требованию. В соответствии с п. 1 ст. 84 Закона об АО и п. 6 ст. 45 Закона об ООО такое требование могут предъявить член совета директоров (наблюдательного совета) общества или его участники (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1% голосов в обществе. При этом могут быть запрошены в том числе документы или иные сведения, подтверждающие, что сделка не нарушает интересы общества (в том числе совершена на условиях, существенно не отличающихся от рыночных). Указанная информация должна быть предоставлена лицу, обратившемуся с требованием о ее предоставлении, в срок, не превышающий 20 дней со дня получения этого требования.
Верховный Суд РФ разъяснил, что требование о предоставлении информации может быть предъявлено в случае, если согласие (одобрение) на совершение такой сделки не было получено, в том числе если было направлено извещение о совершении такой сделки, но требование о проведении общего собрания участников (акционеров) или заседания совета директоров общества для решения вопроса об одобрении сделки не предъявлялось или в его удовлетворении было отказано <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

Неисполнение данной обязанности имеет значение при последующем оспаривании сделки с заинтересованностью соответствующими лицами. В частности, если в отношении сделки с заинтересованностью, не проходившей процедуру одобрения, не была предоставлена такая информация по требованию указанных в законе лиц, при оспаривании ими сделки действует опровержимая презумпция того, что обществу такой сделкой причинен ущерб, что является основанием для признания ее недействительной (п. 1.1 ст. 84 Закона об АО, п. 6 ст. 45 Закона об ООО).
Порядок одобрения сделок с заинтересованностью.
Как указывалось выше, наиболее важным нововведением реформы законодательства о сделках с заинтересованностью стало отсутствие необходимости обязательного предварительного одобрения таких сделок органами управления хозяйственных обществ. Такое одобрение лишь опционально может быть затребовано лицами, указанными в законе, - единоличным исполнительным органом, членом коллегиального исполнительного органа общества, членом совета директоров (наблюдательного совета) общества или акционером (участником), обладающим не менее чем 1% голосов, на общем собрании (п. 1 ст. 83 Закона об АО, п. 4 ст. 45 Закона об ООО).
Решение об одобрении сделки с заинтересованностью принимается общим собранием или советом директоров общества с учетом особенностей, предусмотренных нормами о сделках с заинтересованностью.
В акционерном обществе требование о проведении общего собрания акционеров или заседания совета директоров (наблюдательного совета) общества для решения вопроса о согласии на совершение сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, направляется и рассматривается в порядке, предусмотренном ст. 55 Закона об АО для направления требования о созыве внеочередного общего собрания акционеров. Совет директоров (наблюдательный совет) общества вправе отказать в удовлетворении требования о проведении общего собрания акционеров или заседания совета директоров (наблюдательного совета) общества на основаниях, предусмотренных ст. 55 Закона, а также в случае, если на момент рассмотрения требования уже имеется решение о согласии или об отказе в согласии на совершение соответствующей сделки. Повторное заявление требований возможно не ранее чем через три месяца, если меньший срок не предусмотрен уставом общества (п. 1 ст. 83 Закона об АО).
Верховный Суд РФ разъяснил, что требование о проведении собрания или заседания совета директоров для решения вопроса об одобрении сделки может быть направлено в общество в любой момент - как до направления обществом извещения о совершении такой сделки, так и после совершения самой сделки. При этом сам факт предъявления соответствующего требования (а также факт уведомления обществом о совершении сделки) не влияет на возможность оспаривания сделки с заинтересованностью. Сделка может быть оспорена независимо от того, направлялось ли уведомление о совершении сделки и заявлялось ли соответствующее требование, а также было ли вынесено решение об одобрении или неодобрении сделки <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

Закон об АО устанавливает достаточно развернутые правила об определении органа, компетентного принимать решение об одобрении сделок с заинтересованностью, и порядка принятия им такого решения в зависимости от разных критериев, включая количественные характеристики сделки в отношении стоимости активов общества, а также от заинтересованности членов соответствующих органов управления. При применении этих норм следует помнить о том, что в любом случае решение об одобрении сделки принимается не во всех случаях, а лишь по требованию указанных в законе лиц. По общему правилу принятие решения об одобрении сделки с заинтересованностью в принципе необязательно.
В тех же случаях, когда требование об одобрении сделки с заинтересованностью предъявлено, порядок принятия решения различается в зависимости от того, является ли общество непубличным или публичным.
Решение об одобрении сделки с заинтересованностью в непубличных акционерных обществах (п. 2, 4, 4.1 ст. 83 Закона об АО) принимается по общему правилу советом директоров (наблюдательным советом) общества большинством голосов директоров (если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества), не заинтересованных в ее совершении. Если количество незаинтересованных директоров составляет менее определенного уставом кворума для проведения заседания совета директоров (наблюдательного совета) общества, решение по данному вопросу должно приниматься общим собранием акционеров большинством голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в собрании и не являющихся заинтересованными в совершении сделки или подконтрольными лицами, заинтересованными в ее совершении <1>. При этом общее собрание акционеров при принятии соответствующего решения считается правомочным независимо от числа не заинтересованных в совершении соответствующей сделки акционеров - владельцев голосующих акций общества, принимающих в нем участие.
--------------------------------
<1> См.: п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

В таком же порядке общее собрание непубличных обществ (а также публичных обществ) принимает решение об одобрении сделок с заинтересованностью в предусмотренных законом случаях:
- если сумма сделки или нескольких взаимосвязанных сделок либо цена или балансовая стоимость имущества, с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения которого связаны такие сделки, составляет 10% и более балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, указанных ниже;
- если сделка или несколько взаимосвязанных сделок являются реализацией обыкновенных акций, составляющих более 2% акций, ранее размещенных обществом, и обыкновенных акций, в которые могут быть конвертированы ранее размещенные эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции, если уставом общества не предусмотрено меньшее количество акций;
- если сделка или несколько взаимосвязанных сделок являются реализацией привилегированных акций, составляющих более 2% обыкновенных акций, ранее размещенных обществом, и акций, в которые могут быть конвертированы ранее размещенные эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции, если уставом общества не предусмотрено меньшее количество акций.
Если при совершении обществом сделки, требующей получения согласия на ее совершение общим собранием акционеров, все акционеры - владельцы голосующих акций общества признаются заинтересованными и при этом кто-либо из таких акционеров требует получения согласия на ее совершение при условии, что такое право предоставлено ему уставом общества, это согласие дается большинством голосов всех акционеров - владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании. Если все акционеры - владельцы голосующих акций общества признаются заинтересованными и при этом в совершении такой сделки имеется заинтересованность иного лица (иных лиц), согласие на совершение такой сделки дается большинством голосов всех акционеров - владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании. Аналогичное правило применяется и в обществах с ограниченной ответственностью <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

Решение об одобрении сделок с заинтересованностью в публичных акционерных обществах (п. 3, 3.1 и 3.2 ст. 83 Закона об АО) принимается советом директоров (наблюдательным советом) общества большинством голосов (если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества) директоров, не заинтересованных в ее совершении, не являющихся и не являвшихся в течение одного года, предшествовавшего принятию решения:
1) лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе его управляющим, членом коллегиального исполнительного органа общества, лицом, занимающим должности в органах управления управляющей организации общества;
2) лицом, супруг, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные которого являются лицами, занимающими должности в органах управления управляющей организации общества, управляющей организации общества, либо лицом, являющимся управляющим общества;
3) лицом, контролирующим общество или управляющую организацию (управляющего), которой переданы функции единоличного исполнительного органа общества, или имеющим право давать обществу обязательные указания.
В случае если количество директоров, не заинтересованных в совершении сделки и отвечающих указанным выше требованиям, становится менее двух, если большее количество директоров, составляющее кворум для проведения заседания совета директоров (наблюдательного совета) публичного общества по данному вопросу, не предусмотрено уставом публичного общества, такая сделка требует согласия общего собрания акционеров на ее совершение в порядке, предусмотренном для одобрения сделок с заинтересованностью общим собранием (п. 4 ст. 83 Закона об АО).
Уставом общества может быть предусмотрено, что все или некоторые сделки, в совершении которых имеется заинтересованность и которые не требуют согласия общего собрания акционеров на их совершение, требуют согласия на их совершение директоров, не заинтересованных в совершении сделки и отвечающих как требованиям, установленным для директоров для одобрения сделки в публичных акционерных обществах, так и дополнительным критериям, определенным уставом общества. В таком случае устав общества должен также предусматривать кворум для проведения заседания совета директоров (наблюдательного совета) по данному вопросу, который не может состоять менее чем из двух директоров. Если количество таких директоров становится менее количества, составляющего кворум, определенный уставом для проведения заседания совета директоров (наблюдательного совета) общества по данному вопросу, данное решение должно приниматься общим собранием акционеров в указанном выше порядке.
Более простые правила о порядке принятия решения об одобрении сделки с заинтересованностью предусмотрены для обществ с ограниченной ответственностью. Компетентный орган определяется уставом общества. При этом решение принимается советом директоров общества большинством голосов директоров, не заинтересованных в совершении сделки (если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества), или общим собранием участников большинством голосов от общего числа голосов незаинтересованных участников и не являющихся подконтрольными лицами, заинтересованными в совершении сделки (если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества) (п. 4 ст. 45 Закона об ООО). При этом если стоимость имущества, являющегося предметом сделки, превышает 10% балансовой стоимости активов общества, то решение об одобрении сделки по требованию соответствующих лиц принимается только общим собранием акционеров (п. 8 ст. 45 Закона об ООО).
Наконец, Законы о хозяйственных обществах предусматривают диспозитивную норму о том, что уставом непубличного акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью может быть установлен иной порядок одобрения сделок с заинтересованностью либо установлено, что нормы о сделках с заинтересованностью вообще не применяются к данному обществу. Такие положения могут быть предусмотрены уставом при учреждении общества или при внесении в устав изменений по решению общего собрания, принятому единогласно. Исключение из устава соответствующих положений также осуществляется по единогласному решению общего собрания (п. 9 ст. 45 Закона об ООО, п. 8 ст. 83 Закона об АО).
Само решение о согласии на совершение сделки с заинтересованностью должно отвечать тем же правилам, что и решение о согласии на совершение крупной сделки. В решении о согласии на совершение или о последующем одобрении крупной сделки должны быть указаны лицо (лица), являющееся стороной (сторонами) такой сделки, выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена <1>, предмет крупной сделки и иные ее существенные условия или порядок их определения. Кроме того, в решении должны быть указаны лицо (лица), имеющее заинтересованность в совершении сделки, основания, по которым лицо (каждое из лиц), имеющее заинтересованность в совершении сделки, является таковым (п. 6 ст. 83 Закона об АО, п. 5 ст. 45 Закона об ООО).
--------------------------------
<1> Указание цены в сделках с заинтересованностью не является обязательным, если сделка по своей природе не предполагает установление цены. Впрочем, и крупные сделки могут не иметь цены, например договоры дарения имущества.

Для принятия решения об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, цена имущества определяется исходя из рыночной стоимости советом директоров (наблюдательным советом) общества в соответствии со ст. 77 Закона об АО (п. 7 ст. 83 Закона об АО). Таким образом, определение советом директоров общества цены сделки с заинтересованностью исходя из рыночной стоимости отчуждаемого имущества имеет настолько принципиальное значение, что совершение сделки с заинтересованностью на условиях, отличающихся от рыночных цен, с точки зрения законодателя, является абсолютно недопустимым. Это объясняется тем, что механизм определения рыночных цен призван обеспечить баланс интересов всех участников сделки и направлен на установление объективной и справедливой цены на основе анализа цен множества сделок, совершаемых на рынке на сопоставимых условиях. Совершение сделки с заинтересованностью по рыночной цене, определяемой советом директоров, является минимальной гарантией того, что сделка с заинтересованностью, несмотря на это обстоятельство, не содержит злоупотреблений и заключается на справедливых для общества условиях.
В особом порядке одобряются сделки с заинтересованностью, одновременно являющиеся крупными сделками (п. 5 ст. 79 Закона об АО, п. 6 ст. 46 Закона об ООО).
Оспаривание сделок с заинтересованностью и решений об их одобрении.
Сделки с заинтересованностью являются оспоримыми и могут признаваться недействительными по правилам Законов о хозяйственных обществах и на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ как сделки, совершенные в ущерб интересам общества. Тем самым, в отличие от ранее действовавшего законодательства, сам факт отсутствия согласия на совершение сделки не является основанием для признания ее недействительной. Для этого необходимо доказать наличие ущерба, причиненного обществу, а также недобросовестность другой стороны сделки, которая знала или должна была знать, что сделка причиняет ущерб и совершена с нарушением правил о сделках с заинтересованностью. Сделка с заинтересованностью может быть оспорена независимо от того, принималось ли решение о ее одобрении.
Требование о наличии ущерба, причиненного сделкой с заинтересованностью, является абсолютным и доминирующим независимо от непосредственных оснований ее оспаривания. Даже если непубличное хозяйственное общество воспользовалось диспозитивными опциями, предоставленными законом, и установило в своем уставе отличающиеся от общеустановленных правила совершения и оспаривания таких сделок, условия признания их недействительными, установленные законом, должны оставаться неизменными, в том числе о необходимости наличия ущерба интересам хозяйственного общества как обязательного условия признания сделки с заинтересованностью недействительной <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

Независимо от этого сделка с заинтересованностью отдельно может быть оспорена по общегражданским основаниям недействительности, в том числе на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ как сделка, причиняющая явный ущерб обществу.
Кроме того, отдельно могут признаваться недействительными решения общего собрания или совета директоров об одобрении сделок с заинтересованностью.
Иски о признании соответствующих сделок недействительными могут подавать указанные в законе лица, в том числе само общество и его участники. В случае оспаривания сделки участниками (акционерами) применяется конструкция так называемого косвенного иска: иск предъявляется участником от имени и в интересах общества (абз. 6 п. 1 ст. 65.2, п. 4 ст. 65.3 ГК РФ).
В связи с этим решение об удовлетворении требования о признании сделки недействительной принимается в пользу общества, от имени которого был предъявлен иск. В случае удовлетворения требования о применении последствий недействительности сделки в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается участник или член совета директоров, осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание, - общество, в интересах которого был предъявлен иск <1>.
--------------------------------
<1> См.: Там же. П. 7.

Не имеет значения, являлось ли лицо, предъявляющее требование, участником общества на момент предъявления требования. Переход доли (акции) к иному лицу не влияет на течение срока исковой давности по требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

Перспективы применения норм о сделках с заинтересованностью.
Анализ действующих правовых норм о сделках с заинтересованностью позволяет сделать вывод о том, что для обществ с ограниченной ответственностью и непубличных акционерных обществ этот институт в принципе становится неактуальным, так как установлены максимально широкие диспозитивные правила о возможности отступления от правовых норм или их полного исключения. Однако новая конструкция сделок с заинтересованностью, не требующая обязательного предварительного одобрения таких сделок, сама по себе вряд ли актуальна и для публичных акционерных обществ.
Основным правовым смыслом конструирования в законодательстве сделок с заинтересованностью является защита хозяйственных обществ и их участников от злоупотреблений, совершаемых заинтересованными лицами. Такая защита осуществляется прежде всего путем оспаривания соответствующих сделок. Однако в настоящее время законодательство устанавливает, что отсутствие согласия на совершение сделки с заинтересованностью не является основанием ее недействительности. Кроме того, даже если на совершение сделки было получено согласие, это не препятствует ее оспариванию, с той лишь особенностью, что бремя доказывания ущерба, причиненного сделкой, возлагается на истца <1>. Основополагающим условием является то, что сделка с заинтересованностью может быть оспорена только в том случае, если она причинила обществу ущерб, на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ и специальных правил Законов о хозяйственных обществах. Эти специальные правила представляют собой довольно сложный комплекс норм о порядке одобрения сделки, о лицах, имеющих информационные права и обязанности, о барьере в 1% голосов, дающем право заявлять требования об одобрении сделки, ее оспаривании и т.д. Большинство из них в том или ином виде направлено на затруднение оспаривания сделки с заинтересованностью. Однако в конечном счете даже в том случае, если по правилам о сделках с заинтересованностью сделка оспорена быть не может, определяющее значение имеет то, причинила ли такая сделка ущерб. И независимо от соблюдения или несоблюдения правил о сделках с заинтересованностью любая такая сделка может быть оспорена обществом на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ по общим основаниям недействительности оспоримых сделок в случае, если сделка повлекла для общества неблагоприятные последствия.
--------------------------------
<1> См.: Там же. П. 24.

Таким образом, независимо от соблюдения правил о сделках с заинтересованностью, а также в случаях, когда такие правила были полностью соблюдены и сделка одобрена, такая сделка все равно может быть оспорена на основании п. 2 ст. 174 ГК РФ при наличии ущерба юридическому лицу. При этом право оспаривать сделку на основании ст. 174 ГК РФ принадлежит любым участникам корпоративных организаций независимо от процента принадлежащих им голосов (абз. 6 п. 1 ст. 65.2 ГК РФ).
В таких условиях возникает вопрос о принципиальной необходимости наличия в законодательстве конструкции сделок с заинтересованностью в том числе и для публичных акционерных обществ. На наш взгляд, сохранение такой конструкции в условиях действия п. 2 ст. 174 ГК РФ является бесперспективным, а соблюдение публичными акционерными обществами правил о сделках с заинтересованностью требует значительных организационных усилий и транзакционных издержек, не оправданных с точки зрения достижения итогового правового результата.
Определение в законе круга заинтересованных лиц в публичных акционерных обществах может быть лишь в незначительной степени оправдано тем, что в случае причинения сделкой с заинтересованностью убытков на таких лиц независимо от ее оспаривания возложена обязанность их возместить (п. 2 ст. 84 Закона об АО). Однако, на наш взгляд, подобная обязанность и без института сделок с заинтересованностью может быть выведена из положений ст. 53.1 ГК РФ, которая допускает возложение обязанности по возмещению причиненных обществу убытков на любых лиц, которые фактически имеют возможность определять решения общества о заключении соответствующей сделки. Подобный механизм представляется даже более справедливым и адресным по сравнению с возложением обязанности возместить убытки на заинтересованных лиц, круг которых исчерпывающим образом определен в законе и не допускает принятия в расчет любых иных неформальных связей и возможности влиять на решения общества. Его применение независимо от оспаривания сделки с заинтересованностью прямо признается и Верховным Судом РФ.
В частности, Верховный Суд РФ разъяснил, что отказ в иске о признании недействительной сделки с заинтересованностью или то обстоятельство, что сделка не оспаривалась, сами по себе не препятствуют удовлетворению требования о возмещении убытков, причиненных обществу лицами, названными в ст. 53.1 ГК РФ, п. 5 ст. 71 Закона об АО и п. 5 ст. 44 Закона об ООО, а также не препятствуют удовлетворению иска об исключении из общества участника (акционера) (п. 1 ст. 67 ГК РФ, ст. 10 Закона об ООО), заключившего данную сделку в ущерб интересам общества (в том числе в качестве единоличного исполнительного органа), либо давшего указание ее заключить, либо голосовавшего за ее одобрение на общем собрании участников (акционеров) <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

Поэтому применение института сделок с заинтересованностью в публичных акционерных обществах в том виде, в каком он существует в хозяйственных обществах, в политико-правовом плане представляется неоправданным и лишенным практических перспектив. Как отмечалось в юридической литературе еще в 2005 г., этот институт "не только не защищает права меньшинства, но и не способствует защите интересов мажоритарных акционеров, а в некоторых случаях и просто выполняет роль вредного для хозяйственной практики института (резко повышая транзакционные издержки экономических агентов)" <1>. С тех пор в регулировании данного института, даже после его реформирования в 2016 г., в глобальном плане мало что изменилось.
--------------------------------
<1> Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2005. С. 6.

В то же время сохраняется актуальной потребность в реформировании этого института, в приведении его в первоначальное состояние с обязательным требованием об одобрении сделок с заинтересованностью в тех юридических лицах, которые имеют особое общественное или государственное значение, в том числе в публичных акционерных обществах, в некоторых публично значимых некоммерческих организациях и компаниях государственного сектора экономики (государственных корпорациях, публично-правовых компаниях, на государственных предприятиях и в учреждениях и др.). Представляется, что несоблюдение требования об одобрении сделки в таких компаниях должно являться достаточным основанием для ее оспаривания независимо от того, причинила ли она соответствующий ущерб самому обществу, в порядке ст. 173.1 ГК РФ (сделка без необходимого в силу закона согласия). Одновременно требуется унификация правового режима сделок с заинтересованностью в разных видах юридических лиц.
Кроме того, есть еще одна проблема, которая де-факто превращает современное регулирование сделок с заинтересованностью в фикцию. Старые императивные правила о сделках с заинтересованностью в подавляющем большинстве случаев переписывались хозяйственными обществами в свои уставы без всяких изменений. С 1 января 2017 г. эти старые законные правила для непубличных обществ трансформировались в особые положения уставов, отличающиеся от действующего закона. Поэтому, как верно указывает А.А. Маковская, если "признать эти уставные положения продолжающими действовать в силу диспозитивного характера регулирования, введенного Законом N 343-ФЗ для непубличных обществ, то в принципе полностью утрачивает смысл сама реформа правил о сделках с заинтересованностью, поскольку практически все ранее созданные акционерные общества, не получившие статус публичных акционерных обществ (кроме тех, которые по какой-то причине не включили в свои уставы прежние нормы Законов об АО и об ООО), будут вынуждены руководствоваться "устаревшими" положениями своих уставов, а не новыми "революционными" правилами Закона N 343-ФЗ" <1>.
--------------------------------
<1> Маковская А.А. Императивные и диспозитивные нормы в корпоративном законодательстве (ошибки в формулировках, проблемы толкования и правоприменения) // Вестник гражданского права. 2019. N 5.

В том же виде, в каком институт сделок с заинтересованностью существует в законодательстве о хозяйственных обществах, он представляет собой не имеющий практического смысла массив норм, соблюдение которых вызывает лишь дополнительные затраты акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!