Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

§ 4. Проблемы правоприменительной практики по спорам о крупных сделках и сделках с заинтересованностью

style="max-height: 50vh;">
§ 4. Проблемы правоприменительной практики
по спорам о крупных сделках и сделках с заинтересованностью

Изначально правовое регулирование крупных сделок и сделок с заинтересованностью с момента их появления в корпоративном законодательстве стало вызывать многочисленные вопросы на практике, что было обусловлено в первую очередь недостатками правового регулирования соответствующих институтов. Проблемы возникают как в корпоративной практике компаний, так и у судов при рассмотрении дел об оспаривании соответствующих сделок либо решений органов управления корпораций об их одобрении.
При этом наиболее часто на практике возникают следующие проблемы, связанные:
- с квалификацией сделок в качестве крупных или сделок с заинтересованностью, установлением их количественного и качественного критериев, в том числе с определением "обычной хозяйственной деятельности", "взаимосвязанности" нескольких сделок, понятий "сделка, связанная с отчуждением имущества", "предмет крупной сделки" и др.;
- с определением компетентного органа корпорации, уполномоченного принимать решение об одобрении сделки, и с соблюдением порядка такого одобрения, включая соблюдение правил о внесении предложения об одобрении в повестку дня, о необходимом кворуме и большинстве голосов;
- с соблюдением надлежащего порядка оспаривания экстраординарных и иных совершаемых корпорациями сделок, оспариванием решений об одобрении таких сделок, квалификацией оснований недействительности соответствующих сделок и решений <1>;
- с выбором надлежащего способа защиты прав и законных интересов корпорации и ее участников при оспаривании экстраординарных сделок и применении последствий их совершения, включая применение альтернативных способов защиты (возмещение убытков, исключение участников и др.).
--------------------------------
<1> См. подробнее об этом: Гутников О.В. Комментарий к Обзору судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах // Комментарий практики рассмотрения экономических споров (судебно-арбитражной практики). Вып. 27 / отв. ред. В.М. Жуйков. М., 2020. С. 109 - 144.

Ответы на многие из возникающих на практике вопросов были даны при рассмотрении конкретных дел судами и обобщены в многочисленных разъяснениях высших судебных инстанций страны как на уровне постановлений пленума, так и в информационных письмах и обзорах судебной практики по соответствующим категориям корпоративных споров. Среди них можно назвать:
- Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации";
- Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации";
- Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах";
- Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью";
- Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью";
- Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 мая 2014 г. N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью";
- Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность";
- Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25 декабря 2019 г.);
- Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (утв. Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 марта 2001 г. N 62).
Учитывая, что круг возникающих на практике проблем чрезвычайно многообразен и их невозможно охватить в рамках настоящей главы, далее остановимся на наиболее типичных и значимых проблемах, решение которых нашло отражение в том числе в разъяснениях высших судебных инстанций.
Несоблюдение порядка включения вопроса об одобрении крупной сделки или сделки с заинтересованностью в повестку дня общего собрания акционеров.
В соответствии с подп. 15 и 16 п. 1 ст. 48, п. 3 ст. 49 Закона об АО предложение в повестку дня общего собрания об одобрении крупных сделок и сделок с заинтересованностью может вноситься только советом директоров, если иное не предусмотрено уставом общества. В судебной практике формирование повестки дня общего собрания по предложению акционеров по вопросам, которые в силу п. 3 ст. 49 указанного Закона могут быть предложены только советом директоров, рассматривается как нарушение требований закона (абз. 5 п. 5 ст. 53) и признается законным основанием для отказа во включении соответствующего вопроса в повестку дня или для признания недействительным решения общего собрания или совета директоров, которое принято исходя из предположения о правомерности включения такого вопроса в повестку дня.
Например, в одном из дел суд указал: "Указывая на недействительность решения собрания акционеров, оформленного протоколом от 14.10.2011, судебные инстанции правомерно сослались на нарушение части 3 статьи 48 Закона об акционерных обществах и пункта 10.7 устава общества, в соответствии с положениями которых решение по вопросу одобрения крупных сделок принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров общества.
Из материалов дела не усматривается принятие советом директоров общества решения о предложении общему собранию акционеров общества рассмотреть вопрос об одобрении сделки по отчуждению имущества" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 22 августа 2014 г. по делу N А55-16732/2013.

Несоответствие требованиям закона вопросов, предлагаемых акционерами к включению в повестку дня в нарушение п. 3 ст. 49 Закона об АО, подтверждается судебной практикой по спорам о созыве внеочередного общего собрания акционеров <1>.
--------------------------------
<1> В отличие от отказа во включении вопроса в повестку дня годового общего собрания, где для отказа достаточно несоответствия закону определенного вопроса, основанием для отказа в созыве внеочередного общего собрания, согласно п. 6 ст. 55 Закона, является несоответствие закону ни одного из вопросов, предложенных в повестку дня созываемого внеочередного общего собрания акционеров. В то же время и в том и в другом случае внесение в повестку дня акционером вопроса, который в силу п. 3 ст. 49 Закона может быть предложен только по предложению совета директоров, рассматривается как несоответствие данного вопроса требованиям Закона, что делает соответствующую судебную практику релевантной целям настоящего исследования.

Например, в одном из дел суд кассационной инстанции указал, что "требование истцов о созыве внеочередного общего собрания акционеров с названной повесткой дня не соответствует требованиям ст. 19, п. 3 ст. 49 Федерального закона "Об акционерных обществах", п. 13.7 (пп. 1) Устава Открытого акционерного общества "Пензкомпрессормаш", поскольку, как верно установлено судом, право инициировать внесение данных вопросов в повестку дня общего собрания акционеров предоставлено только Наблюдательному совету общества" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Поволжского округа от 29 июня 2004 г. по делу N А49-8746/03-73АО/21.

В другом деле Высшим Арбитражным Судом РФ было указано: "В соответствии с пунктом 3 статьи 49 и подпунктом 15 пункта 1 статьи 48 Закона об акционерных обществах решение по вопросу об одобрении сделки с заинтересованностью принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров, если иное не установлено уставом общества.
Устав общества "ВымпелКом" не наделяет иных лиц, помимо совета директоров, правом вносить предложение о рассмотрении общим собранием вопроса, касающегося одобрения сделок с заинтересованностью, следовательно, право на созыв общего собрания акционеров общества "ВымпелКом" по вопросу об одобрении сделки по приобретению 100 процентов акций ЗАО "Украинские радиосистемы" принадлежит только совету директоров общества" <1>.
--------------------------------
<1> Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 марта 2007 г. N 1650/07 о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ. Несмотря на то что в последующем Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 5 июня 2007 г. N 1650/07 не счел данное нарушение основанием для признания решения общего собрания недействительным, это обстоятельство не влияет на установление высшей судебной инстанцией самого факта нарушения п. 3 ст. 49 Закона об АО при внесении акционером предложения о внесении соответствующих вопросов в повестку дня собрания. При этом следует учитывать, что Высший Арбитражный Суд РФ принял решение об оставлении в силе решения общего собрания акционеров в связи с тем, что совет директоров общества в нарушение закона вообще не принимал никакого решения о созыве внеочередного общего собрания акционеров или об отказе в созыве собрания, в связи с чем акционер воспользовался специальным правом самостоятельно инициировать созыв общего собрания (п. 8 ст. 55 Закона об АО). Таким образом, предметом спора не была законность отказа совета директоров от созыва общего собрания, поскольку такого отказа сделано не было.

Квалификация сделки в качестве крупной.
Одним из самых значительных изменений законодательства о крупных сделках и сделках с заинтересованностью с 1 января 2017 г. стал кардинальный пересмотр подходов к понятию обычной хозяйственной деятельности, в пределах которой сделка не считается крупной независимо от ее размера.
Ранее обычная хозяйственная деятельность толковалась как совершение обществом операций, привычных для данного рода деятельности и обеспечивающих текущие нужды общества. В судебной практике на протяжении длительного периода были выработаны определенные признаки обычной хозяйственной деятельности, которые нашли отражение в разъяснениях высших судебных инстанций.
Так, в п. 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 28 <1> указывалось, что "под обычной хозяйственной деятельностью следует понимать любые операции, которые приняты в текущей деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности, сходных по размеру активов и объему оборота, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее". При этом к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, предлагалось относить сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получения кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи). Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил, что не является основанием для квалификации сделки как совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности один только факт ее совершения в рамках вида деятельности, упомянутого в Едином государственном реестре юридических лиц или уставе общества как основного для данного юридического лица, либо то, что общество имеет лицензию на право осуществления такого вида деятельности.
--------------------------------
<1> Указанный пункт Постановления, а также критерии сделки, совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, сохраняют актуальность и в случае оспаривания сделок, совершенных до 1 января 2017 г.

К сделкам, совершаемым в рамках обычной хозяйственной деятельности, в доктрине предлагалось относить как сделки, составляющие непосредственное содержание такой деятельности (продажа и производство товаров, выполнение работ, оказание услуг, закупка сырья и оборудования, необходимых для осуществления такой деятельности, т.п.), так и сделки, сопутствующие им (получение кредитов, заключение договоров поручительства, залога и т.п.) <1>. Эта позиция получила поддержку и в судебной практике, например применительно к кредитным договорам <2>.
--------------------------------
<1> См.: Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Законодательство. 2001. N 3. С. 19.
<2> См.: п. 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 28.

Однако с 1 января 2017 г. под "обычные" подпадают любые сделки, которые не приводят к прекращению деятельности общества, или к изменению ее вида, или к существенному изменению ее масштабов. В соответствии с п. 4 ст. 78 Закона об АО <1> под сделками, не выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельности, понимаются любые сделки, заключаемые при осуществлении деятельности соответствующим обществом либо иными организациями, осуществляющими аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее, если такие сделки не приводят к прекращению деятельности общества, или к изменению ее вида, или к существенному изменению ее масштабов <2>. Поэтому если раньше любая сделка, так или иначе выбивающаяся из обычного режима деятельности общества, могла рассматриваться как крупная (при условии, если ее размер превышал 25% балансовой стоимости активов общества), то с 1 января 2017 г. для отнесения сделки к крупной необходимо устанавливать особые, экстраординарные обстоятельства, подтверждающие, что сделка настолько необычна, что ее заключение повлечет глобальные для общества последствия в виде прекращения деятельности общества, изменения ее вида или существенного изменения ее масштабов. Очевидно, что при таком подходе доказать соответствующие последствия крайне затруднительно, поэтому в подавляющем большинстве случаев значительные по стоимости сделки будут отнесены к обычным и не могут рассматриваться как крупные.
--------------------------------
<1> В редакции Федерального закона N 343-ФЗ.
<2> Аналогичное правило установлено в п. 8 ст. 46 Закона об ООО.

Согласно п. 1 ст. 78 Закона об АО крупной является сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом отвечающая количественным признакам, указанным в законе (связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, цена или балансовая стоимость которого составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату).
Таким образом, в силу закона только сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности, в принципе может рассматриваться как крупная и подлежать оценке на соответствие количественному критерию.
Поэтому крупная сделка должна отвечать одновременно как количественному, так и качественному критерию. При несоблюдении хотя бы одного из них сделка не может считаться крупной.
Как указал в своем разъяснении Верховный Суд РФ, "для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков (пункт 1 статьи 78 Закона об акционерных обществах, пункт 1 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью):
1) количественного (стоимостного): предметом сделки является имущество, в том числе права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (далее - имущество), цена или балансовая стоимость (а в случае передачи имущества во временное владение и (или) пользование, заключения лицензионного договора - балансовая стоимость) которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату;
2) качественного: сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности" <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

К выходящей за пределы обычной хозяйственной деятельности относится сделка, если ее совершение "приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов (пункт 4 статьи 78 Закона об акционерных обществах, пункт 8 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Например, к наступлению таких последствий может привести продажа (передача в аренду) основного производственного актива общества. Сделка также может быть квалифицирована как влекущая существенное изменение масштабов деятельности общества, если она влечет для общества существенное изменение региона деятельности или рынков сбыта" <1>. Следует согласиться с А.А. Маковской, которая считает, что в данном случае Пленум Верховного Суда РФ допускает оценку масштабов деятельности общества в самых разных категориях (территориальных, финансовых, физических объемах производства и т.д.) <2>.
--------------------------------
<1> Там же.
<2> См.: Маковская А.А. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" // Хозяйство и право. 2018. N 10. С. 3 - 28.

В одном из судебных дел было признано, что качественный критерий крупной сделки соблюден в том случае, когда общество продало по договору купли-продажи недвижимость, являвшуюся основным активом общества, при том что основная деятельность этого общества заключалась в сдаче недвижимости в аренду <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 марта 2020 г. N 09АП-3177/20 по делу N А40-167905/2019 // Система "ГАРАНТ".

В другом деле суд, наоборот, признал договор займа не выходящим за пределы обычной хозяйственной деятельности, поскольку "вся полученная сумма займа была направлена на выплату заработной платы работникам общества... Указанная сделка не привела и не могла привести к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо изменению ее масштабов, соответственно, она не требовала особого порядка корпоративного согласования, предусмотренного статьей 46 Закона об обществах. Наоборот, в результате принятых руководством действий общество избежало наступления неблагоприятных последствий" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 23 мая 2018 г. N 01АП-2893/2018 по делу N А79-12211/2017.

Следует согласиться с И.С. Шиткиной в том, что понятия "изменение вида деятельности" и "изменение масштабов деятельности общества" во многом носят оценочный и достаточно неопределенный характер. Так, непонятно, будет ли выдержан качественный критерий, если общество изменит один из нескольких видов деятельности, притом не являющийся основным. В любом случае окончательную оценку может давать только суд в соответствующем корпоративном споре, при этом необходимо исходить из того, что сделка должна вести к настолько экстраординарным последствиям, что ее можно сравнить с "квазиреорганизацией" или "квазиликвидацией" <1>. А.А. Кузнецов указывает, что "вопросы реорганизации и совершения крупных сделок по существу определяют, продолжит ли общество существовать в прежнем режиме" <2>. В то же время представляется неверным прямо и непосредственно "признавать реорганизацией" совершение крупной сделки, влекущей утрату более 50% активов общества <3>, поскольку речь идет о совершенно разных правовых институтах, хотя тот и другой должны предполагать введение в законодательство специальных охранительных мер, направленных на минимизацию последствий нарушения интересов общества и его участников (например, в виде предоставления несогласным участникам права требовать выкупа своих акций).
--------------------------------
<1> См.: Шиткина И.С. Сделки хозяйственных обществ, требующие корпоративного согласования; Она же. Экстраординарные сделки: новые тренды // ЭЖ-Юрист. 2017. N 9.
<2> Кузнецов А.А. Пределы автономии воли в корпоративном праве: краткий очерк. М., 2017.
<3> См.: Габов А.В. Институт крупной сделки в российском праве: основные этапы, тенденции и перспективы развития. С. 3 - 30.

В Кодексе корпоративного управления для акционерных обществ крупные сделки определены как "существенные корпоративные действия" (например, осуществление листинга акций), те, "которые в значительной степени могут повлиять на структуру акционерного капитала и финансовое состояние общества" <1>.
--------------------------------
<1> Письмо Банка России от 10 апреля 2014 г. N 06-52/2463 "О Кодексе корпоративного управления".

Если же общество заключает сделку в рамках обычных хозяйственных операций, то такая сделка не может быть признана крупной. Например, суд отказал в признании крупной сделкой договора субаренды имущества, которое использовалось субарендатором в своей обычной деятельности, при том что цена договора аренды, уплачиваемая арендодателю (арендатору), соответствовала рыночным условиям <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 декабря 2019 г. N 18АП-15653/19 по делу N А76-14502/2019.

Вопрос об определении критериев крупной сделки по новым правилам был рассмотрен в Обзоре судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25 декабря 2019 г.) (далее - Обзор).
Пункты 18 и 20 Обзора наглядно иллюстрируют положения закона о качественном и количественном критериях крупной сделки <1>, а также то, что для признания крупной сделки недействительной не требуется доказывать причинение такой сделкой вредных для общества последствий <2>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Гутников О.В. Комментарий к Обзору судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах // Комментарий практики рассмотрения экономических споров (судебно-арбитражной практики). Вып. 27. С. 141 - 144.
<2> См.: абз. 2 п. 71 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Ранее требовалось доказывать наличие вредных последствий крупной сделки, в том числе нарушение прав акционеров (участников).

Ярким примером проблем правоприменительной практики при оспаривании решений собраний об одобрении крупных сделок является дело Объединенной вагонной компании <1>, когда суд в споре о признании недействительным решения собрания об одобрении сделки ошибочно квалифицировал несколько взаимосвязанных договоров поручительства как крупную сделку исключительно по количественному критерию, игнорируя качественный <2>.
--------------------------------
<1> См.: Решение Арбитражного суда г. Москвы от 24 июля 2018 г. по делу N А40-99921/18-57-471; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 ноября 2018 г. N 09АП-51519/2018; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 апреля 2019 г. по делу N А40-99921/2018; Определение Верховного Суда РФ от 15 августа 2019 г. N 305-ЭС19-13544; Решения Арбитражного суда г. Москвы от 21 декабря 2018 г. по делу N А40-127919/2018-62-917; от 14 декабря 2018 г. по делу N А40-127915/18-34-895.
<2> См. подробнее: Гутников О.В. Ошибочное одобрение нескольких договоров поручительства в качестве крупной сделки и влияние такого одобрения на право акционеров требовать выкупа принадлежащих им акций // Комментарий практики рассмотрения экономических споров (судебно-арбитражной практики). Вып. 26 / под ред. В.М. Жуйкова. М., 2019. С. 70 - 101.

Возникают на практике вопросы и к соблюдению количественного критерия крупных сделок. В частности, не ясно, следует ли в стоимости предмета сделки учитывать суммы возможных штрафных санкций, предусмотренных договором, как считать стоимость платежей по долгосрочным договорам, предусматривающим периодические платежи, и др. Верховный Суд РФ разъяснил, что сумму сделки следует определять без учета требований по уплате неустойки, кроме случаев, когда будет установлено, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения или ненадлежащего исполнения обществом <1>. Сумма процентов за пользование кредитом (без учета процентов за просрочку возврата кредита) входит в сумму сделки, оцениваемую по количественному критерию <2>.
--------------------------------
<1> См.: п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 февраля 2020 г. N 09АП-79564/19; Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2019 г. N 07АП-1655/18 по делу N А03-9359/2017; Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 июля 2019 г. N 11АП-7710/19 // Система "ГАРАНТ".
<2> См.: п. 1 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (утв. Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 марта 2001 г. N 62).

Важным также является разъяснение по порядку определения стоимости договоров с периодическими платежами (аренда, оказание услуг, хранение, агентирование, доверительное управление, страхование, коммерческая концессия, лицензия и т.д.): количественный критерий считается соблюденным, если сумма платежей за период действия договора (в отношении договора, заключенного на неопределенный срок, - за один год; в случае, когда размер платежа варьируется на протяжении действия такого договора, учитывается наибольшая сумма платежей за один год) составляет более 25% балансовой стоимости активов общества <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 13 указанного Постановления. При этом в разъяснении допущена очевидная техническая ошибка: закон говорит о том, что стоимость имущества для крупной сделки должна составлять "25 и более процентов" балансовой стоимости активов, а Верховный Суд РФ использует формулировку "более 25 процентов", то есть фактически не относит к разряду крупных сделки с периодическими платежами, размер которых равен 25%, что не соответствует закону.

Ранее в судебной практике возникал вопрос, по какому параметру считать стоимость крупной сделки, направленной на передачу имущества в аренду: по стоимости передаваемого в аренду имущества или по размеру арендной платы (при этом по ранее действовавшему законодательству договоры о передаче имущества во временное владение и пользование формально не относились к сделкам, направленным на отчуждение имущества, но суды очень часто приравнивали их к крупным сделкам). В настоящее время договоры, направленные на передачу имущества во временное владение и пользование (равно как и договоры о передаче права использования результатов интеллектуальной деятельности), прямо отнесены законом к крупным сделкам. Соответственно, для лица, передающего имущество в аренду (и для лицензиата по лицензионному договору), в расчет принимается балансовая стоимость передаваемого имущества или права, и если она равна или превышает 25% балансовой стоимости активов, то такая сделка является крупной. Наоборот, для лица, осуществляющего арендные (лицензионные) платежи, в расчет принимается размер таких платежей с учетом разъяснения Верховного Суда РФ: сделка будет являться крупной, если сумма платежей за период действия договора (в отношении договора, заключенного на неопределенный срок, - за один год; в случае, когда размер платежа варьируется на протяжении действия такого договора, учитывается наибольшая сумма платежей за один год) составляет 25% и более балансовой стоимости активов общества.
Понятие взаимосвязанности нескольких сделок.
В соответствии с п. 1 ст. 78 Закона об АО крупной признается не только единичная сделка, но и несколько взаимосвязанных сделок. При этом в законодательстве отсутствуют какие-либо критерии взаимосвязанности, и это на практике всегда вызывало многочисленные вопросы. Показательно, что еще в 2005 г. в одном из дел судом было указано, что закон "не раскрывает, какие сделки следует считать взаимосвязанными, соответствующее толкование понятия взаимосвязанных сделок может быть дано только судом при рассмотрении конкретного дела. Ни один из выделяемых арбитражными судами признаков не имеет абсолютного значения и может свидетельствовать о взаимосвязанности договоров только с учетом других обстоятельств дела, так как эти признаки имеют внешний характер, а взаимосвязанность - связь причинная, то есть внутренняя" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 мая 2005 г. N А43-12790/2004-2-469. Аналогичный подход отражен в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 21 февраля 2005 г. N А33-1676/04-С1-Ф02-413/05-С2.

В связи с этим данное понятие получает толкование в судебной практике, которая в целом носит противоречивый и каузальный характер: признание той или иной совокупности сделок взаимосвязанными зависит от конкретных обстоятельств совершения соответствующих сделок.
Высший Арбитражный Суд РФ <1> и Верховный Суд РФ <2> на основе обобщения судебной практики разъяснили соответствующие критерии. В частности, о взаимосвязанности сделок общества помимо прочего могут свидетельствовать такие признаки, как преследование единой хозяйственной цели при заключении сделок, в том числе общее хозяйственное назначение проданного (переданного во временное владение или пользование) имущества, консолидация всего отчужденного (переданного во временное владение или пользование) по сделкам имущества у одного лица, непродолжительный период между совершением нескольких сделок. В юридической литературе давно отмечалось, что суды, как правило, не признают сделки взаимосвязанными, если они были заключены в разное время <3>. Для определения того, отвечает ли сделка, состоящая из нескольких взаимосвязанных сделок, количественному (стоимостному) критерию крупных сделок, необходимо сопоставлять балансовую стоимость или цену имущества, отчужденного (переданного во временное владение или пользование) по всем взаимосвязанным сделкам, с балансовой стоимостью активов на последнюю отчетную дату, которой будет являться дата бухгалтерского баланса, предшествующая заключению первой из сделок.
--------------------------------
<1> Подпункт 4 п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 28.
<2> Пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.
<3> См.: Маковская А. Взаимосвязанные сделки // ЭЖ-Юрист. 2004. N 36. С. 2.

В то же время наличие указанных признаков не всегда влечет вывод суда о взаимосвязанности сделок с учетом конкретных обстоятельств дела. Как отмечал Г.Е. Авилов, "только при рассмотрении конкретного дела суд может ответить на вопрос, следует ли определенные сделки считать взаимосвязанными" <1>. По мнению А.А. Маковской, "установление единой хозяйственной цели у серии сделок говорит об их взаимосвязанности, даже если эта цель была выявлена на основе иных признаков, чем указанные в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 26 июня 2018 г. N 27. И напротив, ни один из приведенных признаков не может считаться безусловным подтверждением ни единой хозяйственной цели, ни, следовательно, взаимосвязанности сделок" <2>.
--------------------------------
<1> Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" / под ред. Г.С. Шапкиной. М., 2000. С. 218.
<2> Маковская А.А. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность". С. 13.

Например, в одном из дел суд указал, что такие факторы, как заключение сделок между одними и теми же лицами в ограниченный отрезок времени, идентичность обстоятельств совершения сделок, не являются достаточным основанием для квалификации сделок в качестве взаимосвязанных <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 26 ноября 2003 г. N Ф09-3396/03-ГК.

Совершение нескольких сделок подряд между теми же лицами не обязательно свидетельствует о взаимосвязанности.
Например, даже несколько договоров займа, заключаемые между одними и теми же лицами в непродолжительный период времени, не всегда квалифицируются судами как взаимосвязанные. При этом суды считают, что данные признаки не могут однозначно свидетельствовать о взаимосвязанности договоров займа, поскольку отсутствует безусловное подтверждение единой хозяйственной цели у всех совершенных сделок. Об отсутствии взаимосвязанности свидетельствует то, что все займы выдавались по отдельным договорам, каждый из которых заключался по действующим в соответствующий период разным рыночным процентным ставкам применительно к соответствующим срокам. Каждый из договоров займа имел свои сроки возврата займа и выплаты процентов, которые не зависели от соответствующих сроков и исполнения обязательств по другим договорам займа, в связи с чем многие из выданных займов погашались заемщиком еще до того, как выдавались новые займы, что также свидетельствует об отсутствии единой хозяйственной цели у всех займов.
Так, в одном из дел суд кассационной инстанции указал: "Судебными инстанциями установлено и подтверждено материалами дела, что оспариваемые договоры займа заключались в разное время, содержат различные условия в части сумм предоставления заемных средств, срока их возврата и процентных ставок, исполнение одной сделки не зависит от другой.
Таким образом, судебные инстанции в данном конкретном случае пришли к обоснованному выводу о том, что оспариваемые сделки не являются взаимосвязанными" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 4 июня 2014 г. по делу N А10-2216/2013.

В другом деле суд указал, что несколько займов выдавалось на разных условиях, в том числе с условием о разных процентах, сопоставимых по размеру с действующей в соответствующий момент ставкой рефинансирования Банка России. Основываясь на этом, суд исходил из того, что критерии взаимосвязанности сделок законом не предусмотрены, а в соответствии с подп. 4 п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 28 истец не представил доказательств того, что заключение оспариваемых сделок преследовало единую цель <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июня 2015 г. N 09АП-18319/20155-ГК по делу N А40-137937/2014.

Поэтому основополагающим признаком взаимосвязанности следует считать наличие у нескольких сделок единой хозяйственной цели или экономического результата, а все остальные признаки - вторичными, обосновывающими этот основополагающий признак. Как отмечалось в юридической литературе, взаимосвязанность может заключаться: "...а) в обусловленности заключения обществом одной сделки заключением им ранее или одновременно другой сделки... б) в наличии у акционерного общества, заключающего сделки, одной общей цели, достичь которой оно стремится посредством таких сделок. О наличии общей цели может свидетельствовать заключение сделок пусть и с разным имуществом, но с одним и тем же лицом или аффилированными лицами; заключение сделок с одним и тем же имуществом с разными лицами в течение короткого времени" <1>.
--------------------------------
<1> Маковская А.А. Крупные сделки и порядок их одобрения акционерным обществом // Хозяйство и право. 2003. N 5. С. 50 - 51.

На практике также возникает вопрос, следует ли считать при определении количественного критерия взаимосвязанных сделок стоимость сделок, которые к моменту их одобрения уже исполнены. Например, общество выдало несколько займов, совокупный размер которых превышает 25% балансовой стоимости активов, а к моменту предполагаемого последующего одобрения этих сделок часть займов возвращена: выданные займы возвращены с процентами, предусмотренными договорами. Представляется, что если совершается несколько взаимосвязанных сделок, обусловленных единой хозяйственной целью, исполнение которых по существу представляет собой исполнение одной сделки, то при оценке стоимости передаваемого по таким сделкам имущества учитывается кумулятивный эффект от совершения всех сделок: стоимость всех передаваемых активов суммируется, и полученная сумма должна сопоставляться с балансовой стоимостью активов. Однако если несколько сделок, исполнение которых носит самостоятельный характер и не является взаимообусловленным, совершаются в течение длительного периода времени в разные сроки и при этом в течение этого периода часть из них прекращается исполнением, то это обстоятельство само по себе подтверждает отсутствие единой хозяйственной цели таких сделок со сделками, которые не исполнены <1>, и не позволяет учитывать стоимость переданного по таким сделкам имущества в составе стоимости всей совокупности совершаемых в соответствующий период сделок при оценке такой совокупности в качестве крупной сделки.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11 июня 2015 г. N 09АП-18319/20155-ГК по делу N А40-137937/2014.

Особую сложность вызывают определение взаимосвязанных сделок и исчисление количественного критерия в случаях, когда несколько сделок, например договоры займа, заключались в разные периоды времени, в том числе в переходный период (до 1 января 2017 г. и после этой даты). Иногда проблема усугубляется тем, что данные сделки одновременно являются сделками с заинтересованностью, что предопределяет разный порядок их одобрения, действовавший до 1 января 2017 г. и после этой даты.
Например, в повестку дня общего собрания акционеров включается вопрос о последующем одобрении нескольких взаимосвязанных сделок по выдаче займов как крупных сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Указанные сделки заключались в период с января 2016 г. по февраль 2018 г. В предложении содержались указание на предмет каждой такой сделки (сумма займа в рублях), срок, на который выдавался заем, а также ставка по займу (в процентах годовых). Большинство из указанных сделок, а также размер процентов (плата за пользование займом) ранее были одобрены решениями совета директоров общества в качестве сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Общая сумма выданных займов по всем указанным сделкам в период с января 2016 г. по февраль 2018 г. превышает 25% балансовой стоимости активов общества на 31 декабря 2015 г. - на дату бухгалтерского баланса, предшествующую заключению первой из сделок <1>. Таким образом, по количественному критерию совокупность данных взаимосвязанных сделок отвечает признакам крупной сделки, предусмотренным Законом об АО в период их совершения <2>, и при этом превышает 50% балансовой стоимости активов общества.
--------------------------------
<1> См.: абз. 2 подп. 4 п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 28; абз. 2 п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.
<2> См.: подп. 1 п. 1 ст. 78 Закона об АО (в ред. Федерального закона N 343-ФЗ, действующей с 1 января 2017 г.); абз. 1 п. 1 ст. 78 Закона об АО (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2010 г. N 401-ФЗ, действовавшей до 1 января 2017 г., в период совершения рассматриваемых сделок).

В период совершения сделок, в отношении которых заявлен вопрос об их последующем одобрении в качестве крупных (с 2016 по 2018 г.), правила Закона об АО менялись: соответствующие положения, действующие с 1 января 2017 г., существенно отличаются от положений о крупных сделках, действовавших в течение 2016 г. Соответственно, встает вопрос: какие нормы следует применять к одобрению в качестве крупной совокупности взаимосвязанных сделок, которые совершались как до, так и после 1 января 2017 г.?
Согласно ст. 4 ГК РФ и абз. 1 п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27 положения Закона об АО в редакции Федерального закона N 343-ФЗ подлежат применению к сделкам, совершенным после даты вступления в силу Федерального закона N 343-ФЗ (1 января 2017 г.). В связи с этим к каждой из взаимосвязанных сделок, входящей в состав крупной, совершенной до 1 января 2017 г., должны применяться положения Закона об АО в редакции, действовавшей до 1 января 2017 г., а к сделкам, совершенным после 1 января 2017 г., - в редакции, действующей после 1 января 2017 г. (в ред. Федерального закона N 343-ФЗ).
В то же время в рассматриваемом случае речь идет о последующем одобрении в качестве крупной всей совокупности сделок, совершаемых в период с 2016 по 2018 г. Такое одобрение должно подчиняться правилам, действующим на дату совершения всей совокупности взаимосвязанных сделок в качестве крупной. Однако законодательство прямо не определяет, какая дата является датой совершения крупной сделки как совокупности взаимосвязанных сделок. Представляется, что из систематического толкования закона следует, что датой совершения совокупности взаимосвязанных сделок в качестве крупной следует считать дату совершения той сделки, начиная с которой стоимость отчуждаемого имущества по всем совершенным ранее сделкам превысила 25% балансовой стоимости активов общества. Соответственно, если такой датой применительно к совокупности сделок является дата до 1 января 2017 г., то к одобрению совокупности этих сделок в качестве крупной должны применяться положения Закона об АО, действовавшие до 1 января 2017 г. Если же соответствующая дата наступила позднее 1 января 2017 г., то к одобрению взаимосвязанных сделок должны применяться правила Закона, действующие в новой редакции.
На практике возникает также вопрос: должны ли несколько одобренных ранее сделок в одном качестве (в качестве сделки с заинтересованностью) повторно одобряться в другом качестве (крупной сделки)?
Например, несколько договоров займа были одобрены советом директоров до 1 января 2017 г. в качестве сделки с заинтересованностью. При этом в отношении рассматриваемой крупной сделки в силу ст. 4 ГК РФ и абз. 1 п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27 с учетом даты ее совершения (до 1 января 2017 г.) должны применяться положения Закона об АО, действовавшие до 1 января 2017 г.
В соответствии с п. 5 ст. 79 Закона об АО (в ред., действовавшей до 1 января 2017 г.) в случае, если крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, к порядку ее совершения применяются только положения гл. XI Закона об АО о сделках с заинтересованностью <1>. Отдельного одобрения такой сделки в качестве крупной не требуется <2>.
--------------------------------
<1> См. также: подп. 4 п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 28.
<2> Данный вывод также вытекает из п. 17 и 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

Если одобрению в качестве крупной сделки подлежат несколько взаимосвязанных сделок, заключаемых после 1 января 2017 г., то к ним применяются положения Закона об АО в редакции, действующей после 1 января 2017 г.
На практике важно помнить о том, что после 1 января 2017 г. понятие сделки, совершенной в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности, кардинально изменилось по сравнению с понятием, используемым в прежней редакции Закона. В настоящее время такой сделкой считается любая сделка, совершаемая акционерным обществом, если только ее совершение не приводит к наступлению особых неблагоприятных последствий в виде прекращения деятельности юридического лица, изменения ее вида или существенного изменения ее масштабов. Причем лицо, считающее, что та или иная сделка является крупной и выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, должно обосновать вероятность наступления соответствующих последствий совершения конкретной сделки. В отличие от этого понятие взаимосвязанных сделок после 1 января 2017 г. не изменилось по сравнению с ранее действовавшим законодательством <1>, и для обоснования взаимосвязанности следует доказывать ту же совокупность признаков, главный из которых - наличие единой хозяйственной цели.
--------------------------------
<1> См.: абз. 1 п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 27.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!