Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

§ 2. Основные проблемы развития корпоративного права на современном этапе (О.В. Гутников)

style="max-height: 50vh;">
§ 2. Основные проблемы развития корпоративного права
на современном этапе

О.В. ГУТНИКОВ

На протяжении последних нескольких лет отечественное корпоративное право находится в процессе реформирования, которое проходит под влиянием идей, заложенных Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации", а также разработанных в его исполнение проекта концепции развития законодательства о юридических лицах <1> и Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации <2>.
--------------------------------
<1> Проект рекомендован Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства к опубликованию в целях обсуждения (протокол от 16 марта 2009 г. N 68). URL: http://privlaw.ru/sovet-po-kodifikacii/conceptions/koncepciya6/.
<2> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / вступ. ст. А.Л. Маковского. М., 2009.

Включение в ГК РФ корпоративных отношений как отношений, связанных с участием в корпоративных организациях или с управлением ими <1>, и последующая модернизация гл. 4 ГК РФ о юридических лицах <2> задали новый вектор развития корпоративного права, направленный на совершенствование защиты прав участников и учредителей юридических лиц, расширение диспозитивности правового регулирования, упорядочение моделей организационно-правовых форм различных организаций. Было введено новое деление всех юридических лиц на корпоративные и унитарные, а хозяйственных обществ - на публичные и непубличные; расширены диспозитивные начала в регулировании отношений в непубличных обществах; уточнены и систематизированы права и способы защиты участников корпоративных организаций <3>. Установлено правило, что к требованиям, возникшим из корпоративных отношений, могут применяться общие положения об обязательствах (п. 3 ст. 307.1 ГК РФ) <4>.
--------------------------------
<1> См. Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", вступивший в силу с 1 марта 2013 г.
<2> См. Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации", вступивший в силу с 1 сентября 2014 г. Подробнее о новеллах реформы см.: Гутников О.В. Развитие законодательства Российской Федерации о юридических лицах в современный период // Юридические лица в российском гражданском праве: монография: в 3 т. Т. I: Общие положения о юридических лицах / отв. ред. А.В. Габов, О.В. Гутников, С.А. Синицын. М., 2015. С. 67 - 118.
<3> См. о новеллах реформы корпоративного законодательства: Гутников О.В. Корпоративная ответственность в гражданском праве. М., 2019. С. 26 - 36.
<4> См. Федеральный закон от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации", вступивший в силу с 1 июня 2015 г.

В то же время остается нерешенным множество проблем корпоративного права, вызванных как недостатком доктринальной разработки основных его категорий, так и несовершенством законодательных норм. До настоящего времени идут споры о том, какова правовая природа корпоративных отношений и корпоративных прав, каково значение в них управленческого элемента, являются они имущественными или неимущественными и т.д. Отсутствие общепризнанных, научно обоснованных теоретических подходов порождает серьезные проблемы в построении всей системы корпоративного права, оставляя нерешенными вопросы оптимальной структуры законодательства, правильного соотношения императивных и диспозитивных норм, общего и специального регулирования, определения основных принципов и институтов корпоративного права.
Дореволюционный ученый-цивилист И.Т. Тарасов указывал на неудовлетворительное состояние развития российского корпоративного права <1>, и, по мнению современных исследователей, с тех пор в корпоративном законодательстве мало что изменилось <2>.
--------------------------------
<1> См.: Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 129 - 131.
<2> См.: Ломакин Д.В. Забытое имя: вступ. статья // Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 15 - 16.

Основными нормативными актами в сфере корпоративного права продолжают оставаться ГК РФ, а также специальные законы о хозяйственных обществах <1> и других юридических лицах. Корпоративное законодательство, или законодательство о юридических лицах, играет важную роль в привлечении инвестиций, в развитии экономики в целом и повышении конкурентоспособности отечественного правопорядка. О важности корпоративного права свидетельствует и повышенное внимание к нему государства, которое принимает программные документы и дорожные карты с планами его совершенствования. Так, Правительством РФ подготовлены и реализуются план действий по регулированию корпоративных отношений (подп. 1 - 7 п. 5.3 разд. 5 Общенационального плана действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике <2>); план мероприятий (дорожная карта) по реализации механизма управления системными изменениями нормативно-правового регулирования предпринимательской деятельности "Трансформация делового климата", "Корпоративное управление, специальные административные районы, процедура банкротства, оценочная деятельность" <3>. Во исполнение этих планов предусмотрен и готовится ряд законопроектов, среди которых разрабатываемые Минэкономразвития России проект федерального закона, направленного на создание механизма смешанных и совмещенных реорганизаций хозяйственных обществ; проект федерального закона, направленного на создание механизма регулирования проблем с акционерами, сведения о которых отсутствуют ("потерянные акционеры"); проект федерального закона, направленного на отмену избыточных требований к содержанию устава акционерного общества.
--------------------------------
<1> Федеральные законы от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об ООО), от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон об АО).
<2> План одобрен на заседании Правительства РФ 23 сентября 2020 г. (протокол от 2 октября 2020 г. N 36, разд. VII, N П13-60855).
<3> План утвержден распоряжением Правительства РФ от 2 июля 2020 г. N 1723-р.

В результате реформирования норм гл. 4 ГК РФ о юридических лицах дальнейшее развитие корпоративного права пошло по следующим направлениям:
- приведение в соответствие с гл. 4 ГК РФ специальных законов о юридических лицах;
- совершенствование корпоративного управления;
- усиление диспозитивности правового регулирования;
- уточнение содержания прав участников корпоративных отношений и совершенствование способов их защиты.
Однако последние (с 2014 г.) изменения корпоративного законодательства, реализующие указанные направления "под знаком" новелл ГК РФ <1>, по большей части не привносят ничего принципиально нового в правовое регулирование, а выполняют лишь роль "технико-юридического" транслятора положений ГК РФ на язык специальных законов, одновременно устраняя возможные пробелы и противоречия либо развивая принципиальные нормы ГК РФ <2>. Уточняющие поправки вносятся и в сам ГК РФ <3>. Однако самые масштабные поправки в законы о юридических лицах, учитывающие новую редакцию гл. 4 ГК РФ, не приняты до сих пор <4>.
--------------------------------
<1> См. Федеральные законы от 29 июня 2015 г. N 210-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации", от 29 июня 2015 г. N 209-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части введения возможности использования юридическими лицами типовых уставов", от 3 июля 2016 г. N 339-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" (установление возможности внесения в имущество АО дополнительных безвозмездных вкладов, не влияющих на размер уставного капитала и номинальную стоимость акций), от 30 декабря 2015 г. N 436-ФЗ "О внесении изменений в статью 29 Федерального закона "О некоммерческих организациях" (усовершенствована система управления НКО, в частности, уточнена компетенция высшего органа управления НКО и введена возможность принятия решений высшим органом управления НКО путем заочного голосования) и др.
<2> Лишь отдельные нормы специальных законодательных актов содержат не предусмотренные ГК РФ новеллы. Например, Федеральный закон от 27 декабря 2018 г. N 514-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования осуществления эмиссии ценных бумаг", вступивший в силу с 1 января 2020 г., вводит солидарную ответственность эмитента и регистратора за убытки, причиненные инвесторам и (или) акционерам в результате нарушения требований законодательства Российской Федерации при регистрации выпуска акций указанным регистратором. До этого действовала только солидарная ответственность эмитента и держателя реестра за убытки, причиненные в результате нарушения порядка ведения реестра акционеров (см. п. 3.10 ст. 8 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг").
<3> См. Федеральные законы от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" (в части уточнения порядка управления фондами), от 29 июня 2015 г. N 210-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" (из текста п. 1 ст. 53 "Органы юридического лица" ГК РФ исключена прямая ссылка на норму о представительстве (п. 1 ст. 182 ГК РФ)) и др.
<4> Соответствующие законопроекты уже долгое время находятся на стадии подготовки: например, разработанный Минэкономразвития России проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части приведения в соответствие с главой 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)" (http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/corpmanagment/devinstcorpmanag/201412103); разработанный Минюстом России проект федерального закона N 207015-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "О некоммерческих организациях" (в части приведения Федерального закона "О некоммерческих организациях" в соответствие с положениями ГК РФ)" (http://sozd.duma.gov.ru/bill/207015-7).

В связи с этим очевидно, что необходимо дальнейшее совершенствование корпоративного законодательства, которое должно быть направлено не только на приведение его в соответствие с ГК РФ и устранение очевидных юридико-технических ошибок, но и на концептуальное переосмысление роли корпоративного права в регулировании гражданских правоотношений и совершенствование всех его основных институтов.
Общий анализ текущего состояния корпоративного законодательства в Российской Федерации, а также динамики вносимых в него изменений и проектируемых норм за последние несколько лет позволяет выявить огромное множество проблем развития корпоративного права на современном этапе, среди которых можно назвать следующие:
- проблема защиты неимущественных корпоративных прав и развитие дополнительных способов их защиты (волезамещающее судебное решение, приостановление полномочий, досрочное прекращение полномочий членов органов управления юридического лица, восстановление корпоративного контроля и т.д.);
- проблема необходимости учета специфики защиты имущественных корпоративных прав (права на дивиденд <1>, права на ликвидационный остаток);
- проблема совершенствования корпоративного управления и системы корпоративного контроля, включая "внешний" корпоративный контроль со стороны участников и "внутренний" корпоративный контроль со стороны органов юридического лица;
- проблема неопределенности содержания корпоративных обязанностей, включая фидуциарные обязанности участников корпоративных отношений, обязанности участника перед участником, обязанности директоров, обязанности самой корпорации;
- проблема определения правового статуса контролирующих лиц, установления их обязанностей и ответственности;
- проблема совершенствования механизмов субсидиарной ответственности в корпоративном праве;
- проблема дальнейшего развития специфических договорных форм в корпоративном праве, в том числе так называемых управленческих договоров;
- проблема дальнейшего развития и совершенствования системы экстраординарных сделок в корпоративном праве (включая крупные сделки и сделки с заинтересованностью);
- проблема развития способов обеспечения осуществления корпоративных прав, совершенствования института залога корпоративных прав;
- проблема разработки общей категории актов органов управления юридического лица, совершенствования процедуры и правовых последствий их оспаривания;
- проблема совершенствования системы прямых и косвенных исков о защите нарушенных корпоративных прав;
- проблема оптимизации организационно-правовых форм юридических лиц и сокращения их общего количества;
- проблема развития категории юридического лица публичного права (включая проблему правового статуса государственных корпораций, публично-правовых компаний);
- проблема оптимизации видов и совершенствования правового статуса государственных юридических лиц (включая учреждения и унитарные предприятия);
- проблема оптимизации процедур банкротства должников - юридических лиц и трансформации корпоративного управления в банкротстве (включая совершенствование реабилитационных процедур, корпоративного управления и ответственности управляющих при проведении процедур банкротства, распределение полномочий по управлению должником между органами управления юридического лица, арбитражным управляющим и кредиторами).
--------------------------------
<1> См.: Синицын С.А. Право на дивиденд: возникновение, содержание, осуществление и защита // Вестник гражданского права. 2018. N 4. С. 91 - 131.

Указанные выше и иные многочисленные проблемы корпоративного права хотя и имеют относительно самостоятельное значение, однако, на наш взгляд, в той или иной мере являются проявлением или следствием более крупных, основных проблем развития корпоративного права, которые следует решать в первую очередь.
Представляется, что главной проблемой законодательства о юридических лицах является недостаточность общих норм, регулирующих идентичные корпоративные отношения в различных видах юридических лиц (унитарных, корпоративных, коммерческих, некоммерческих). Управленческие отношения в любых юридических лицах по большей части имеют единую правовую природу вне зависимости от организационно-правовой формы и вида. Это обусловлено тем, что категория юридического лица как таковая изначально является цивилистической конструкцией, предназначенной для выступления в гражданском обороте обособленного имущества, наделенного правосубъектностью. Управление этим имуществом через органы юридического лица и управленческие полномочия во внутренних отношениях во многих аспектах являются идентичными во всех видах юридических лиц. Однако одинаковые институты и категории в отечественном корпоративном праве продолжают регулироваться по-разному в специальных законах о юридических лицах, что в целом нарушает стабильность гражданского оборота. Например, полностью отсутствуют общие для любых юридических лиц положения о корпоративном управлении и его стандартах, об актах органов управления (в ГК РФ введены лишь общие нормы о решениях собраний), о контролирующих и подконтрольных лицах, о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, о конфликте интересов, об оспаривании корпоративных решений и исключении участников из корпоративных организаций, об уставном капитале (уставном фонде), о злоупотреблениях в корпоративных отношениях (рейдерство, гринмейл, недружественное поглощение и захват, незаконная реорганизация), о различных формах объединения юридических лиц (холдинги, картели, консорциумы и т.п.) и координации их деятельности. В ГК РФ отсутствует полноценная общая часть корпоративного права, предусматривающая его принципы и основные институты, положения о возникновении, осуществлении, защите и прекращении корпоративных прав, о гражданско-правовой ответственности в отношениях, связанных с управлением юридическими лицами (корпоративной ответственности).
Поэтому одной из основных проблем развития корпоративного права является необходимость его унификации, в результате которой общие для всех юридических лиц положения должны быть выделены и закреплены непосредственно в ГК РФ. Речь идет об установлении общих правил для корпоративных и унитарных организаций, общих норм отдельно для коммерческих корпораций, некоммерческих корпораций, унитарных организаций (коммерческих и некоммерческих) и т.д.
Еще одной серьезной проблемой корпоративного права является рассогласованность и отсутствие системной координации законодательства о юридических лицах. Вопрос здесь стоит гораздо сложнее, чем простое приведение специальных норм в соответствие с ГК РФ, поскольку сам Кодекс не всегда позволяет четко установить соответствующие приоритеты. В результате возникают три уровня противоречий: несоответствие норм внутри самого ГК РФ; несоответствие норм специального закона и норм ГК РФ; несоответствие специальных законов (иногда разных уровней) между собой.
Примером "внутреннего" противоречия норм самого ГК РФ являются правила об основаниях исключения участника из товарищества. В ГК РФ в ходе реформы в 2014 г. была внесена общая для всех хозяйственных обществ и товариществ норма, согласно которой участник товарищества вправе требовать исключения другого участника, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами (п. 1 ст. 67 ГК РФ). Однако для товариществ сохраняет силу норма п. 2 ст. 76 ГК РФ, согласно которой участники полного товарищества вправе требовать в судебном порядке исключения кого-либо из участников при наличии на то "серьезных оснований", в частности вследствие грубого нарушения этим участником своих обязанностей или обнаружившейся неспособности его к разумному ведению дел. О причинении своими действиями вреда товариществу или затруднении его деятельности здесь ничего не говорится: достаточно любых "серьезных оснований", в том числе грубого нарушения обязанностей (необязательно причинившего затруднения в деятельности товарищества) либо неспособности к ведению дел <1>.
--------------------------------
<1> В ст. 10 Закона об ООО до сих пор сохраняется прежняя редакция оснований исключения, и здесь также достаточно грубого нарушения обязанностей, которое необязательно причиняет обществу вред или влечет затруднения в его деятельности.

Ярким примером неясности соотношения норм ГК РФ и специальных законов являются нормы о том, при каких условиях участники хозяйственных обществ могут предъявлять иски об исключении из корпорации, а также иски о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу действиями органа управления. ГК РФ никаких ограничений на возможность предъявления таких исков не содержит, а специальные законы в некоторых случаях обусловливают возможность предъявления таких исков лишь участникам, владеющим определенным минимальным количеством акций (долей). При этом судебная практика по совершенно необъяснимым причинам по-разному толкует соотношение соответствующих норм ГК РФ и специального закона: для исков об исключении приоритет отдается ГК РФ (ограничения специальных законов не действуют), а для исков о возмещении убытков - специальному закону (действуют ограничения специального закона).
Например, в Законе об ООО сохраняется 10%-ный порог обладания долями, дающими право на предъявление иска об исключении, в то время как в п. 1 ст. 67 ГК РФ такого порога не требуется и требование об исключении вправе предъявить любой участник независимо от размера принадлежащей ему доли. Несмотря на отсутствие каких-либо четких разъяснений, каким нормам отдавать предпочтение в случае возникновения подобных коллизий, судебная практика в целом идет по пути применения древнеримского правила lex posterior derogat legi priori <1>, оставляя приоритет за п. 1 ст. 67 ГК РФ, редакция которого была принята позднее ст. 10 Закона об ООО. Соответственно к исключению участника из любых хозяйственных обществ, включая общества с ограниченной ответственностью, будет применяться п. 1 ст. 67 ГК РФ, а ст. 10 Закона об ООО фактически является недействующей <2>.
--------------------------------
<1> "Последующий закон отменяет предыдущий".
<2> Надо полагать, что этот же принцип должен применяться и в отношении оснований исключения из полного товарищества: п. 1 ст. 67 ГК РФ должен иметь приоритет перед нормой п. 2 ст. 76 ГК РФ, так как редакция п. 1 ст. 67 ГК РФ была принята позднее специальных норм ГК РФ о полном товариществе.

Иной подход применяется к искам о возмещении убытков, причиненных хозяйственному обществу неразумными или недобросовестными действиями членов органов управления. Например, ГК РФ не ставит возникновение у участника права на предъявление косвенного иска в зависимость от размера принадлежащей ему доли в уставном капитале (абз. 5 п. 1 ст. 65.2, п. 1 ст. 53.1 ГК РФ), в то время как Закон об АО (п. 5 ст. 71) такое право предоставляет лишь акционерам, владеющим в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества. В данном случае, согласно разъяснению Верховного Суда РФ, порядок обращения участника корпорации в суд определяется с учетом ограничений, установленных законодательством о юридических лицах <1>, то есть приоритет должен отдаваться специальному закону.
--------------------------------
<1> См. абз. 2 п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

В связи с этим необходима дальнейшая работа по координации корпоративного законодательства, устранению из него неоправданных неясностей и противоречий.
Отдельной проблемой современного корпоративного права России является избыточно многоуровневая структура законодательства о юридических лицах: помимо ГК РФ корпоративные отношения регулируются специальными законами об отдельных видах юридических лиц, а между ГК РФ и специальными законами в некоторых случаях существует еще промежуточный уровень правового регулирования <1>. Это повышает риск разного рода нестыковок и противоречий между нормативными правовыми актами разных уровней, что в целом порождает низкое в целом качество регуляторной среды.
--------------------------------
<1> См., например, Федеральные законы от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях", от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных объединениях".

В проекте концепции развития законодательства о юридических лицах предлагалось отказаться от такой многоуровневой структуры регулирования корпоративных отношений <1>. Данное предложение до сих пор не реализовано, а ГК РФ сохраняет существующую структуру корпоративного законодательства, что не только не способствует решению прежних проблем, но и создает новые, вызванные необходимостью приводить все уровни правового регулирования в соответствие с обновленными нормами ГК РФ. Очевидно при этом, что, несмотря на попытки "защитить" ГК РФ путем введения запрета на принятие законов, одновременно меняющих ГК РФ и специальное законодательство (п. 2.1 ст. 3 ГК РФ), никто не мешает совершенно "автономно" от ГК РФ вторгаться в регулирование корпоративных отношений путем внесения отдельных поправок в специальные законодательные акты <2>, тем самым превращая ГК РФ в некий рамочный декларативный документ, по существу ничего не регулирующий <3>.
--------------------------------
<1> См.: Проект концепции развития законодательства о юридических лицах, разработанный Исследовательским центром частного права при Президенте РФ // Вестник гражданского права. 2009. N 2. С. 39 - 40.
<2> Очевидным примером последствий такого регулирования является принятие под предлогом "либерализации" отечественного корпоративного права никем не применяемых на практике законов о хозяйственных партнерствах и инвестиционных товариществах (Федеральные законы от 3 декабря 2011 г. N 380-ФЗ "О хозяйственных партнерствах", от 28 ноября 2011 г. N 335-ФЗ "Об инвестиционном товариществе").
<3> См.: Филиппова С.Ю. Гражданский кодекс Российской Федерации: перемены. Каким быть Гражданскому кодексу? // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 2016. N 2. С. 37 - 38.

В целях упрощения чрезвычайно громоздкой многоуровневой системы корпоративного законодательства необходимо регулировать гражданско-правовой статус любых юридических лиц исключительно ГК РФ. Предметом правового регулирования специальных законов должны являться лишь особенности осуществления определенных видов деятельности, что относится не к корпоративному законодательству, а к регулированию соответствующих видов деятельности субъектов гражданского оборота (благотворительной, политической, профсоюзной, садово-огороднической, социально ориентированной, инвестиционной и др.).
Еще одной проблемой корпоративного права является несбалансированное соотношение императивных и диспозитивных норм в законодательстве о юридических лицах.
На протяжении целого ряда лет реформирования корпоративного законодательства наблюдалась устойчивая тенденция к его либерализации и расширению диспозитивных начал в регулировании корпоративных отношений. В последнее время постепенно приходит осознание того, что тенденция к расширению диспозитивных начал в регулировании корпоративных отношений, сформировавшаяся под влиянием изменений ГК РФ, не должна превращаться в самоцель и к ней нужно относиться с большой осторожностью. Юридические лица в силу самостоятельной правосубъектности и принципа отделения закрепленного за ними имущества несут самостоятельную ответственность по своим обязательствам в гражданском обороте, по общему правилу независимую от ответственности своих участников, и в силу этого создают повышенный риск нарушения прав и законных интересов кредиторов, работников, потребителей и самих участников корпоративных отношений. Поэтому начала свободы и диспозитивности в корпоративном праве должны иметь разумные пределы, ограничивающие произвол недобросовестных лиц и гарантирующие сбалансированную охрану прав всех участников гражданского оборота. Именно поэтому корпоративное право, в отличие от договорного, во все времена отличалось преобладанием императивных норм, что представляется вполне оправданным. Однако излишняя регламентация внутренних отношений в юридических лицах также не способствует развитию экономических отношений и оказывает негативное влияние на конкурентоспособность отечественной правовой системы. Поэтому необходим поиск оптимального соотношения императивных и диспозитивных норм с учетом принципиальных различий правового статуса публичных и непубличных корпораций. Если первые имеют особое общественно-государственное значение и нуждаются в усиленном императивном регулировании, то вторые в большей степени являются частным делом и роль императивного регулирования в них должна быть минимальной <1>. Поэтому корпоративное законодательство должно идти по пути осторожной либерализации: с одной стороны, с сохранением, а иногда и с введением новых императивных норм в случаях, когда это представляется оправданным, а с другой - с устранением излишней зарегулированности, особенно в непубличных корпорациях.
--------------------------------
<1> См. подробнее об этом гл. II настоящей работы.

Представляется поэтому, что для решения рассматриваемой проблемы необходимо проведение ревизии соотношения императивных и диспозитивных норм, усиление императивности в регулировании статуса публичных корпораций, расширение диспозитивности в регулировании статуса непубличных корпораций при сохранении и возможном расширении императивных норм, необходимых для охраны прав и законных интересов участников корпоративных отношений.
Существенной проблемой корпоративного законодательства является недостаточный уровень защиты прав и законных интересов участников корпоративных отношений, причем как миноритарных, так и мажоритарных участников корпораций. Это выражается как в неразработанности особенностей и недостаточности специальных способов защиты корпоративных прав (как имущественных, так и неимущественных), так и в дисбалансе правовых гарантий, предоставляемых миноритарным и мажоритарным участникам.
На уровне государственных программных документов задачи развития корпоративного права в этом направлении понимаются крайне односторонне. Так, на протяжении последних десятилетий первостепенной задачей совершенствования корпоративного законодательства постоянно провозглашается улучшение защиты прав только миноритарных участников коммерческих корпораций. Однако практика принятия законодательных норм в последнее время <1> в целом, наоборот, свидетельствует скорее о снижении правовых гарантий миноритарных участников коммерческих корпораций. Законодатель все чаще идет по пути повышения правовой охраны прав мажоритарных участников.
--------------------------------
<1> Например, Федеральные законы от 3 июля 2016 г. N 343-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и Федеральный закон "Об обществах с ограниченной ответственностью" в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность" (установлено новое регулирование совершения хозяйственными обществами "экстраординарных" сделок, которое было разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 27 "Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность"), от 29 июля 2017 г. N 233-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и статью 50 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" (в части, касающейся реализации права участников хозяйственных обществ на получение информации)".

Однако целью правового регулирования корпоративных отношений является не первоочередная защита интересов какой-то одной группы их участников, а создание такого правового механизма, который обеспечивает оптимальный баланс всех возможных интересов и равную охрану прав любых участников, предоставляя им максимально разнообразные варианты способов защиты и сбалансированный уровень правовых гарантий.
Поэтому дальнейшее развитие корпоративного законодательства должно быть направлено на обеспечение сбалансированной охраны интересов миноритарных и мажоритарных участников юридических лиц, причем не только коммерческих, но и некоммерческих организаций. При этом следует развивать особенности и специальные способы защиты корпоративных прав (имущественных и неимущественных).
Требует решения проблема обеспечения адаптации корпоративного права к новым вызовам, связанным с распространением коронавирусной инфекции и необходимостью создания дополнительных правовых возможностей осуществления корпоративного управления в новых условиях (дистанционный режим проведения собраний, приостановление действия ряда ограничений и т.п.).
Для этого развивается ситуативное право, предоставляющее соответствующие возможности на период пандемии. Так, временно установлены особенности регулирования корпоративных отношений в хозяйственных обществах, в том числе перенесены сроки проведения общих собраний, сдачи отчетности, введения процедур внутреннего аудита и др. Введен временный запрет на предъявление требований об уменьшении уставного капитала или ликвидации компании в случае уменьшения чистых активов ниже размера уставного капитала, а публичным акционерным обществам разрешено приобретать собственные акции при падении цены на них на 20% и более <1>.
--------------------------------
<1> См. Федеральный закон от 7 апреля 2020 г. N 115-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части унификации содержания годовых отчетов государственных корпораций (компаний), публично-правовых компаний, а также в части установления особенностей регулирования корпоративных отношений в 2020 году и о приостановлении действия положений отдельных законодательных актов Российской Федерации".

Однако введение временных правовых режимов, снятие запретов и ограничений на период пандемии дает повод задуматься о принципиальной обоснованности соответствующих ограничений и целесообразности их сохранения в будущем. Кроме того, вероятность новых эпидемий усиливает необходимость пересмотра многих правовых институтов корпоративного права на долгосрочную перспективу.
Особо актуальной при этом видится более интенсивная цифровизация корпоративного законодательства, направленная на создание условий для эффективного взаимодействия субъектов корпоративных отношений в цифровой среде. Ситуация с коронавирусом дает новый мощный толчок к развитию цифровых технологий в корпоративном праве, которое должно обеспечить максимальные технологические возможности дистанционного осуществления корпоративных прав и корпоративного управления, когда все участники корпоративных отношений могут взаимодействовать между собой в "удаленном" режиме. Например, подп. 1 и 2 п. 5.3 Общенационального плана действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике <1>, предусматривают разработку федеральных законов, направленных на создание возможности проведения собраний акционеров и высших органов управления некоммерческих организаций в онлайн-формате без личного присутствия. На практике уже давно внутрикорпоративные отношения и процессы переводятся в электронную - "удаленную" форму (электронное голосование, электронные системы учета корпоративных прав и активов и т.д.). Подобные правовые возможности следует внедрять в любых юридических лицах, в том числе в некоммерческих организациях.
--------------------------------
<1> План одобрен на заседании Правительства РФ 23 сентября 2020 г. (протокол от 2 октября 2020 г. N 36, разд. VII, N П13-60855).

Цифровизация корпоративного права в новых условиях предполагает также создание новых упрощенных организационно-правовых форм юридических лиц в электронном формате, а также обеспечение их регистрации в онлайн-режиме. Отдельным перспективным направлением является типизация и перевод в электронную форму уставов юридических лиц с постепенным отказом от традиционной конструкции учредительных документов <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом: Гутников О.В., Синицын С.А. Значение и содержание уставов корпораций на современном этапе: новые подходы в условиях цифровизации // Закон. 2019. N 3. С. 146 - 157.

Поэтому перед корпоративным правом стоит проблема не только его адаптации к новым условиям работы на период пандемии, но и долгосрочного совершенствования законодательства для обеспечения "удаленного" режима работы (проведение ревизии обоснованности существующих запретов и ограничений, совершенствование правовых механизмов корпоративного управления с использованием цифровых технологий, создание упрощенных организационно-правовых форм юридических лиц в цифровой среде, перевод в электронную форму уставов юридических лиц, обеспечение возможности их онлайн-регистрации и т.д.).
Важнейшей проблемой корпоративного права является и недостаточный уровень его социализации, которая предполагает включение в состав органов управления юридических лиц представителей работников организации либо наделение работников акциями (долями участия) в уставном капитале организации. Возможно также развитие различных форм общественного контроля за деятельностью корпораций.
В отечественном корпоративном праве соответствующее направление развития корпоративного управления не получило большого развития, если не считать отдельные законодательные акты <1>. Между тем оно является достаточно перспективным. Во многих развитых странах, например в Германии, такая "социализация" корпоративного законодательства уже давно приветствуется.
--------------------------------
<1> Например, Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 115-ФЗ "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)".

Еще одной формой социализации корпоративного законодательства является поощрение государством инвестиций в имеющие большое социальное значение проекты путем создания льготных правовых режимов для социально ориентированных корпораций. Это направление только начинает развиваться: лишь в 2019 г. в Закон о малом и среднем бизнесе введены понятия социального предприятия и социального предпринимательства <1>. Эти понятия относятся к хозяйствующим субъектам, которые осуществляют деятельность в сфере социальных услуг либо в штат которых входят социально незащищенные слои населения (ветераны, инвалиды и т.д.). В то же время представляется, что понятие социального предприятия в неменьшей степени должно относиться и к крупному бизнесу, который финансирует социально значимые инфраструктурные проекты.
--------------------------------
<1> См. п. 7 и 8 ст. 3 Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" (в ред. Федерального закона от 26 июля 2019 г. N 245-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" в части закрепления понятий "социальное предпринимательство", "социальное предприятие").

Следует выделить проблему недостаточного развития в нормах корпоративного права категории корпоративной ответственности, что самым непосредственным образом влияет на качество правового регулирования и инвестиционной привлекательности отечественной экономики.
С появлением в ГК РФ корпоративных отношений, связанных с участием в корпоративных организациях или с управлением ими, появились нормативные основания для выделения особой корпоративной ответственности, возникающей в таких отношениях, особенности которой обусловлены их правовой природой <1>. Ответственность в корпоративных отношениях, как правило, наступает за особые правонарушения, так или иначе связанные с ненадлежащим управлением юридическим лицом, выражающиеся в нарушении особых "управленческих" прав и обязанностей. Корпоративная ответственность наступает за нарушение корпоративных обязанностей и субъективных гражданских прав участниками юридических лиц и иными субъектами корпоративных отношений. Основными субъектами корпоративной ответственности являются контролирующие лица, то есть лица, юридически или фактически обладающие наибольшим объемом управленческих правомочий, способные определять действия юридического лица и формирующие его волю.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Гутников О.В. Основания разработки категории корпоративной ответственности в гражданском праве // Право: журнал Высшей школы экономики. 2019. N 4. С. 4 - 30; Он же. Корпоративная ответственность в гражданском праве. М., 2019.

В законодательстве существует множество видов корпоративной ответственности, нормы о которой совершенно не систематизированы и "разбросаны" по разным законодательным актам. Представляется, что правовое регулирование корпоративной ответственности должно получить полноценное развитие в корпоративном праве: общие нормы о корпоративной ответственности необходимо унифицировать применительно ко всем юридическим лицам независимо от их организационно-правовой формы и вида. При этом должны быть также сохранены и содержательно уточнены специальные нормы для различных видов корпоративной ответственности по основаниям, субъектам, санкциям, видам корпоративных правонарушений.
Любые нормы корпоративного законодательства могут эффективно применяться лишь при условии работающего механизма разрешения корпоративных споров, который установлен процессуальным законодательством. В то же время существует проблема недостаточной разработки процессуальных особенностей рассмотрения корпоративных споров.
В настоящее время в Арбитражном процессуальном кодексе РФ появилась категория корпоративных споров и установлены особенности рассмотрения соответствующих дел (гл. 28.1). Кроме того, проведенная реформа законодательства о третейских судах расширила число арбитрабельных корпоративных споров, которые могут рассматриваться третейскими судами <1>. Однако для создания максимально эффективного механизма защиты прав и законных интересов участников корпоративных отношений этого недостаточно. Законодательство в этом направлении необходимо совершенствовать как посредством уточнения видов корпоративных споров и расширения их арбитрабельности, так и путем установления новых процессуальных (процедурных) особенностей рассмотрения таких споров.
--------------------------------
<1> См. Федеральные законы от 29 декабря 2015 г. N 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации", от 29 декабря 2015 г. N 409-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации".

Наконец, еще одной проблемой отечественного корпоративного права является несбалансированное заимствование зарубежного опыта правового регулирования корпоративных отношений. Закон об АО принимался по модели англосаксонского корпоративного права, в то время как в целом система коммерческих корпораций в ГК РФ выстраивалась по континентальным (и прежде всего по германскому) образцам. Начавшаяся в 2008 г. реформа гражданского законодательства провозгласила необходимость использования в отечественном праве лучших зарубежных практик <1>. В связи с этим в российское гражданское и корпоративное право продолжают вводиться новые институты и инструменты, известные иностранным правопорядкам (опционный договор, заверения и гарантии, возмещение потерь, эстоппель, корпоративный договор, введение разных типов акций и т.д.). На уровне законодательных инициатив предлагаются новеллы, призванные повысить привлекательность инвестиций в российские компании (оборотоспособность отдельных корпоративных правомочий, умножение видов корпоративных активов, отказ от деления акций на категории и введение большего разнообразия типов акций и т.д.). Однако все эти предложения должны быть сбалансированы как с реальными потребностями отечественной экономики, так и со сложившейся континентальной моделью регулирования корпоративных отношений.
--------------------------------
<1> См. Указ Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации".

Последовательное решение рассмотренных выше проблем позволит существенно повысить качество правового регулирования корпоративных отношений и инвестиционную привлекательность отечественной экономики.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!