Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

§ 1. Общие подходы при определении соотношения диспозитивного и императивного методов регулирования корпоративных отношений

style="max-height: 50vh;">
§ 1. Общие подходы при определении соотношения
диспозитивного и императивного методов регулирования
корпоративных отношений

Проблема соотношения диспозитивности и императивности правового регулирования отношений участников хозяйственных обществ является одной из наиболее сложных, фундаментальных и в то же время "сквозных" для всего корпоративного права. Практически любая политико-правовая дискуссия в сфере корпоративного права (будь то доктрина фидуциарных обязанностей директоров и контролирующих лиц, проблемные аспекты преимущественных прав и иных ограничений на отчуждение акций/долей, правовое регулирование дивидендной политики корпорации и т.д.) на том или ином этапе затрагивает проблематику диспозитивности или императивности корпоративно-правовых норм.
Данная проблема не нова. В качестве полноценной повестки дня в сфере корпоративного права она сложилась еще в XX в. в зарубежной доктрине, прежде всего в контексте контрактианской теории фирмы и ее критики <1>. Постепенно она оформилась в полноценную дискуссию и в отечественной доктрине, о чем свидетельствуют целый ряд фундаментальных работ по данной проблематике <2>, а также проводимые по данной тематике круглые столы, на которых ведутся бурные дискуссии и сталкиваются противоположные точки зрения <3>.
--------------------------------
<1> См.: Степанов Д.И. Экономический анализ корпоративного права // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. N 9.
<2> См., например: Кузнецов А.А. Пределы автономии воли в корпоративном праве: краткий очерк. М.: Статут, 2017; Степанов Д.И. Свобода договора и корпоративное право // Гражданское право и современность: сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского / под ред. В.Н. Литовкина, К.Б. Ярошенко. М., 2013. С. 314 - 398.
<3> См., например: Научный круглый стол "Диспозитивность норм корпоративного законодательства и пределы свободы договора в корпоративном праве". URL: https://m-logos.ru/mlogos_publication/nauchnyi_kruglyi_stol_dispozitivnost_norm_korporativnogo_zakonodatelstva_i_predely_svobody_dogovora_v_korporativnom_prave/.

Однако, что еще более важно, к дихотомии диспозитивности - императивности правового регулирования корпоративных отношений нас заставляют обратиться поправки в ГК РФ, внесенные в ходе реформы общей части ГК РФ, в частности положений о юридических лицах.
Включение законодателем корпоративных отношений в предмет гражданского законодательства (п. 1 ст. 2 ГК РФ) <1>, с одной стороны, разрешило многолетнюю дискуссию о природе корпоративных отношений, а с другой - породило ряд новых вопросов: прежде всего о том, в какой степени к корпоративным отношениям применим принцип свободы договора, являющийся краеугольным камнем договорного права. Еще в большей степени данный вопрос обострился после того, как в ходе реформы общих положений обязательственного права в п. 3 ст. 307.1 ГК РФ было предусмотрено субсидиарное применение общих положений об обязательствах к требованиям, возникшим из корпоративных отношений <2>. Означает ли это, что, как и отношения между сторонами договора, отношения участников хозяйственных обществ должны строиться на основе метода диспозитивности в качестве преобладающего?
--------------------------------
<1> См. Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".
<2> См. Федеральный закон от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации".

Непосредственно к данному вопросу законодатель обратился ранее в ходе реформы положений ГК РФ о юридических лицах, введя в качестве ключевого критерия диспозитивности принадлежность хозяйственного общества к категории публичного или непубличного (п. п. 3 и 4 ст. 66.3) <1>. При этом общая канва реформы заключалась в предоставлении как можно большей свободы непубличным обществам, что нашло отражение в перечне допустимых случаев отступления от законодательных положений (п. 3 ст. 66.3 ГК РФ) и, напротив, в максимальном ограничении диспозитивности для обществ публичных.
--------------------------------
<1> См. Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации".

Таким образом, проблематика соотношения диспозитивности и императивности норм, регулирующих отношения участников хозяйственных обществ, является чрезвычайно важной и актуальной со всех точек зрения: с позиции позитивного права, доктрины и практики, а также политики права.
Дальнейший анализ обозначенной проблематики целесообразно условно разделить на два блока, которые с определенной долей условности можно обозначить как "политико-правовой" и "юридико-технический". Политико-правовой анализ предполагает анализ факторов, которые de lege ferenda предопределяют выбор законодателя в пользу диспозитивности или императивности регулирования отношений участников корпораций. Данный анализ опирается на категории эффективности и справедливости тех или иных правовых норм, с учетом необходимости защиты интересов представителей различных групп.
Среди ключевых факторов, влияющих на выбор диспозитивного или императивного метода правового регулирования отношений участников хозяйственных обществ, можно выделить следующие:
1) публичный или непубличный статус хозяйственных обществ, одни из которых являются наиболее концентрированным выражением союза капиталов (что обусловливает необходимость защиты широкого круга инвесторов), другие тяготеют к союзам лиц (что в значительной степени сближает их с классическими договорными образованиями);
2) преобладающая структура акционерного капитала. Страны с концентрированной системой акционерного капитала (в том числе Россия) обладают существенной спецификой по сравнению с дисперсной системой (преобладающей в странах общего права), поскольку в них на одно из первых мест выходит проблематика взаимоотношений контролирующих участников с иными участниками и вытекающая из нее проблематика защиты миноритариев;
3) преобладающая цель корпоративно-правового регулирования: приоритет максимизации благосостояния акционеров (участников) корпораций или защита интересов широкой группы "интересантов", включающей в себя, в частности, кредиторов и работников;
4) исторические особенности и связь правопорядка с определенной правовой семьей. Так, в странах общего права преобладает диспозитивный метод регулирования отношений участников хозяйственных обществ, основанный на постулатах свободы договора, в то время как для стран континентальной Европы (и прежде всего для немецкой правовой традиции) характерен значительный уровень императивности в корпоративном праве;
5) наличие и размер доли участия государства (муниципального образования) в уставном капитале корпорации с учетом сферы ее деятельности: стратегические отрасли экономики, связанные с обеспечением обороны страны и безопасности государства, равно как и значительная доля участия государства в уставном капитале любых корпораций, превращают деятельность компании в публично значимую и требующую специального регулирования, носящего преимущественно императивный характер.
Проблема диспозитивности или императивности регулирования участников хозяйственных обществ не может быть решена универсально в качестве общего принципа. Она всегда будет зависеть от конкретных видов юридических лиц, сложно переплетающихся групп интересов и общеправового и исторического контекста, в который помещено корпоративное право конкретного государства.
Помимо политико-правовых соображений не менее важными для целей нашего анализа являются вопросы юридической техники, посредством которой принципы диспозитивности или императивности "оформляются на бумаге". На практике именно неудачная и непродуманная артикуляция правовых норм является причиной того, что даже самые благие политико-правовые побуждения законодателя могут не достигнуть своей цели или даже усугубить ситуацию. Представляется, что после реформы ГК РФ (в части общих положений о юридических лицах) в самом ГК РФ и специальном корпоративном законодательстве сохраняются достаточно серьезные пробелы и противоречия, связанные в том числе с разграничением норм, регулирующих корпоративные отношения, на диспозитивные и императивные. Речь прежде всего идет о следующих проблемах:
1) противоречие новых положений ГК РФ, устанавливающих диспозитивность для непубличных обществ, и норм специального законодательства, которые зачастую опираются на иные критерии, чем на дихотомию "публичное общество - непубличное общество";
2) несовершенство формулировок п. 3 ст. 66.3 ГК РФ в части определения сферы дозволенного для непубличных обществ;
3) исчерпывающий характер перечня допустимой диспозитивности, предусмотренной п. 3 ст. 66.3 ГК РФ, что порождает проблему квалификации норм корпоративного права, которые явно не обозначены законодателем как диспозитивные или императивные (и, как следствие, ставит очень важный и принципиальный вопрос перед судами, рассматривающими корпоративные споры);
4) "разбросанность" норм, регулирующих особенности корпоративного управления в компаниях с государственным участием, между законодательными актами разной отраслевой принадлежности (законодательство о приватизации, законодательство о хозяйственных обществах, законодательство об управлении государственным имуществом), что влечет за собой отсутствие должного нормативного единства в регулировании соответствующих отношений и недостаточную проработку уровней императивности/диспозитивности такого регулирования.
Такое положение во многом объясняется среди прочего тем, что нерешенным остается концептуальный вопрос о самой природе соответствующих отношений: идет ли речь об отношениях собственности и управлении акциями как разновидности государственного или "публичного" имущества ("проприетарная" концепция) или о корпоративных отношениях, в которых акцент должен делаться на корпоративном управлении в компаниях с государственным участием ("корпоративная" концепция). Выбор того или иного подхода оказывает влияние на всю систему регулирования соответствующих отношений и на качество правовых норм, устанавливающих правовой механизм управления принадлежащими государству акциями (долями) хозяйственных обществ.
Наличие обозначенных выше проблем юридико-технического характера создает существенные трудности для участников оборота и юристов-практиков, которые при составлении и согласовании уставов или корпоративных договоров зачастую не могут быть уверены в том, противоречит ли то или иное положение закону и существует ли риск его последующего оспаривания в суде.
Проблематика диспозитивности и императивности норм, регулирующих отношения участников хозяйственных обществ, будет проиллюстрирована нами на конкретных примерах, которые представляются актуальными как для России, так и для зарубежных стран. Речь пойдет о диспозитивности или императивности следующих институтов корпоративного права:
1) нормы, устанавливающие преимущественное право участников при увеличении уставного капитала;
2) нормы, регулирующие порядок реализации права на получение дивидендов.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!