Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

2.1. Дихотомия публичное общество - непубличное общество

style="max-height: 50vh;">
2.1. Дихотомия "публичное общество - непубличное общество"

Корпоративное право знает множество различных классификаций юридических лиц. Между тем одна из них играет особенно важную роль с точки зрения анализа диспозитивности или императивности норм корпоративного права. Речь идет о делении коммерческих корпораций на публичные и непубличные. Если для публичных корпораций с политико-правовой точки зрения более оптимальным является режим императивности в качестве общего правила, то для непубличных - режим диспозитивности правового регулирования. Именно такой логикой руководствовался и российский законодатель, проводя реформу юридических лиц и вводя нормы, предусмотренные п. п. 3 и 4 ст. 66.3 ГК РФ.
Чем же обусловлено отступление от принципа диспозитивности в контексте публичных обществ?
Во-первых, оно обусловлено защитой множества мелких инвесторов и рынков капитала в целом. Причем, как справедливо отмечает К. Хопт, данные цели являются двумя сторонами одной медали, поскольку защита мелких акционеров служит цели развития рынков капитала и наоборот <1>. В конечном счете необходимый уровень защиты публичных инвесторов стимулирует макроэкономическое развитие государства и является инструментом его экономической политики.
--------------------------------
<1> См.: Hopt K.J. Op. cit.

Данная мысль была очень емко выражена Конституционным Судом РФ в Постановлении, обосновывавшем допустимость с точки зрения Конституции РФ установления ответственности эмитентов за неправомерное списание акций. В качестве одного из ключевых политико-правовых аргументов данного Постановления была заявлена защита публичных инвесторов. В частности, отмечено, что, "поскольку успешное привлечение средств инвесторов возможно только в том случае, если они будут в достаточной степени уверены в сохранности своих инвестиций, защита их прав и законных интересов на рынке ценных бумаг является важной задачей государственной экономической политики" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 2010 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 3 и пункта 4 статьи 44 Федерального закона "Об акционерных обществах" в связи с жалобами открытых акционерных обществ "Газпром", "Газпром нефть", "Оренбургнефть" и Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (ОАО)".

Во-вторых, еще один аргумент в пользу императивности норм, регулирующих публичные корпорации, следует из теории экономического анализа права. Речь идет о проблеме "асимметрии информации". Поскольку среди акционеров публичных обществ достаточно большую часть составляют "неискушенные" публичные инвесторы, не обладающие достаточным уровнем знаний и не желающие в деталях изучать устав и иные корпоративные и эмиссионные документы эмитента, отсутствие императивных норм могло бы приводить к существенным злоупотреблениям со стороны мажоритарных участников и менеджмента <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Strine Jr.L.E., Laster J.T. The Siren Song of Unlimited Contractual Freedom // Harvard Law School John M. Olin Center Discussion. Paper No. 789. 2014. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2481039 (дата обращения: 1 ноября 2020 г.); Rohr J. Freedom of Contract and the Publicly Traded Uncorporation // New York University Journal of Law and Business, Forthcoming. 2017. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2965699 (дата обращения: 1 ноября 2020 г.).

При этом подобное поведение может являться оправданным и экономически эффективным и называется в теории экономического анализа права феноменом "ограниченной рациональности" (bounded rationality) и "рациональным неведением" (rational ignorance) <1>. Суть данного аргумента состоит в том, что, если бы простые среднестатистические потребители глубоко вдавались во все юридические тонкости, связанные со множеством совершаемых ими хозяйственных операций, это существенно повысило бы транзакционные издержки и привело бы к дестабилизации экономики, поскольку вместо выполнения своих трудовых функций и иных социально значимых ролей они не успевали бы больше заниматься ничем другим, кроме как изучением юридических документов и оценкой юридических рисков. Применительно к публичным корпорациям в роли таких "потребителей", обладающих "ограниченной рациональностью", выступают публичные инвесторы.
--------------------------------
<1> См., например: Карапетов А.Г. Экономический анализ права. М., 2016. С. 65 - 103.

Следует отметить, что проблема "асимметрии информации" в контексте публичных корпораций неоднозначно оценивается в зарубежной доктрине. Существует точка зрения, что она нивелируется двумя факторами: 1) тем, что на развитых и эффективно функционирующих фондовых рынках сама цена на акции отражает реальное положение дел в корпорации (в том числе юридические риски); 2) тем, что в процессе размещения акций они приобретаются также крупными институциональными инвесторами с участием профессиональных "андеррайтеров", которые проводят тщательную юридическую проверку приобретаемой компании, а потому публичные инвесторы имеют возможность опираться на ту общую стоимость размещения акций, по которой они приобретаются всеми инвесторами (в том числе более "искушенными") <1>.
--------------------------------
<1> Gordon J.N. The Mandatory Structure of Corporate Law // Columbia Law Review. Vol. 89. No. 7. P. 1556 - 1564.

Между тем представляется, что данная точка зрения небесспорна. Гипотеза эффективных рынков капитала далеко не всегда работает на практике, особенно когда речь идет о недостаточно развитых рынках капитала (к ним можно отнести и Россию). Следовательно, в реальности цена акций совершенно необязательно отражает все риски и реальное положение дел в публичной корпорации. Кроме того, проблема обременительных положений устава корпорации может возникать не только на этапе ее учреждения или первичного размещения акций, когда интересы разных групп акционеров могут совпадать, но и на этапе внесения последующих изменений в устав большинством голосов, которые могут отражать узкие интересы конкретной группы акционеров или менеджмента.
В-третьих, еще один аргумент, оправдывающий императивность регулирования публичных корпораций, состоит в защите более широких групп "интересантов", не являющихся участниками корпоративных отношений. Речь, например, идет о работниках корпорации, кредиторах и даже о государстве в целом. Данный аргумент появился сравнительно недавно и был обусловлен глобальными экономическими кризисами, катализаторами которых стали банкротства крупных транснациональных корпораций. Именно тогда появилось выражение "too big to fail", основная идея которого состояла в том, что некоторые корпорации являются столь значимыми для экономики, что их крах может привести к тяжелейшим последствиям на уровне конкретного города, региона, страны или даже мировой экономики (хотя данная логика и не всегда выдерживается в рамках дихотомии "публичное - непубличное общество", так как и непубличная корпорация может являться крупным игроком на рынке и оказывать существенное макроэкономическое влияние на экономику государства).
Таким образом, существуют достаточно веские политико-правовые аргументы, поддерживающие преобладание императивных норм для целей регулирования отношений участников публичных корпораций.
В свою очередь значительная часть аргументов в пользу императивности, характерная для публичных обществ, не является столь же актуальной в отношении обществ непубличных. Непубличные корпорации характеризуются среди прочего: 1) небольшим числом участников, которые, как правило, обладают большей степенью профессионализма, приобретают статус участников более осознанно и в большей мере способны оценить риски; 2) лично-доверительным характером отношений между ними; 3) ограничиваемой оборачиваемостью акций (долей) и отсутствием публичного рынка, на котором их можно отчуждать; 4) упрощенной и менее иерархичной структурой корпоративного управления; 5) совмещением участниками своего основного статуса и статуса директоров и (или) работников.
Очевидно, что подобные характеристики позволяют говорить о непубличных обществах как о в большей мере тяготеющих к "союзам лиц", чем к "союзам капиталов", а персонализированный элемент в них имеет гораздо большее значение. Поскольку участники таких корпораций осуществляют инвестиции более осознанно, уровень патернализма со стороны государства в отношении таких инвесторов должен быть ограничен по сравнению с регулированием публичных корпораций.
Кроме того, нельзя не согласиться и с тем аргументом, что непубличные общества хотя и не являются классическими договорными образованиями, тем не менее в гораздо большей степени тяготеют к таковым, чем общества публичные, что также вытекает из лично-доверительного характера отношений между участниками. Как справедливо отмечает Т.С. Бойко, корпоративные отношения, возникающие между участниками непубличного общества, могут быть сопоставлены с отношениями, возникающими между участниками договора простого товарищества, с той лишь оговоркой, что в первом случае возникает также общество как самостоятельный субъект, принимающий на себя права и обязанности в отношениях с третьими лицами и участниками такого общества <1>.
--------------------------------
<1> См.: Бойко Т.С. Защита прав и интересов миноритарных участников непубличного общества в праве России, США и Великобритании. М., 2019. С. 54.

В свою очередь значительная приближенность непубличных обществ к договорным образованиям позволяет ставить вопрос и о применимости к ним принципов диспозитивности и свободы договора, характерных для договорного права. При этом необходимо учитывать, что, как и в договорном праве, принцип свободы договора отнюдь не означает ничем не ограниченную и даже абсолютную свободу. Подобно тому как в договорном праве императивные нормы зачастую защищают слабую сторону договора, в праве корпоративном (в контексте непубличных корпораций) императивные нормы могут защищать интересы миноритарных акционеров и кредиторов.
Таким образом, представляется, что с политико-правовой точки зрения наиболее оправданным является дифференцированный и зеркальный подход: 1) преобладание императивных норм в контексте регулирования отношений участников публичных обществ, исключения из которых могут устанавливаться в самом законе; 2) принцип диспозитивности в качестве общего правила для непубличных обществ, из которого также возможны исключения, обусловленные необходимостью защиты миноритариев, кредиторов, работников и иных третьих лиц.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!