Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

3.4. Участие в процессе государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ

style="max-height: 50vh;">
3.4. Участие в процессе государственных органов, органов
местного самоуправления и иных органов в порядке
ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ

Участие государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ может рассматриваться как процессуальная форма защиты именно законных государственных интересов. Ясно определяемый интерес государства в предоставлении защиты отдельным правам и интересам своих граждан, их групп можно рассматривать как причину участия этих органов в процессе.
Вопрос о защите государственными органами, органами местного самоуправления и иными органами государственных интересов при участии их в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ в настоящий момент не носит однозначного характера, хотя теоретические разработки предшествующих периодов не ставили его под сомнение <1>.
--------------------------------
<1> Викут М.А. Участие финансовых органов в гражданском судопроизводстве // Защита личных и общественных интересов в гражданском судопроизводстве. Калинин, 1985; Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950; Добровольский А.А. Участие органов государственного управления в гражданском процессе. М., 1958; Каллистратова Р.Ф. Институт "особого участия" государственных и общественных организаций в советском гражданском процессе. М., 1954; Туманова Л.В. Лица, участвующие в деле в целях защиты публично-правовых интересов. Тверь, 2001; Шакарян М.С. Участие в советском гражданском процессе органов государственного управления. М., 1978; и др.

Цель участия органов в судопроизводстве в советский период определялась как осуществление обязанностей, возложенных на них законом, и способствование правильному рассмотрению и разрешению гражданского дела, т.е. действенная помощь в охране прав граждан и интересов государства <1>.
--------------------------------
<1> Иванова С.А. Участие органов опеки и попечительства в гражданском судопроизводстве // Защита личных и общественных интересов в гражданском судопроизводстве. Калинин, 1985. С. 147; Бырдина С.В. Участие органов государственного управления в советском гражданском процессе. Саратов, 1963. С. 9.

Современные исследователи в целом разделяют указанные представления: "Цель вступления органа государственного управления в процесс - не защита гражданско-правового интереса данного государственного органа как участника процесса, а защита интересов государства, защита общественных интересов, вытекающих из целей и задач, которые призван осуществлять орган государственного управления в силу закона" <1>.
--------------------------------
<1> Туманова Л.В. Лица, участвующие в деле в целях защиты публично-правовых интересов. Тверь, 2001. С. 90.

Однако в настоящее время все чаще стали звучать обоснованные суждения о том, что неопределенность и различие формулировок цели или основания участия органов в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ может привести к неверной их интерпретации на практике. Так, А.А. Остроумов пишет: "Указание на возможность обращения в арбитражный суд в защиту публичных интересов довольно неопределенно и может быть истолковано как направленное на защиту интересов и конкретных лиц, и неопределенного круга лиц, и интересов публично-правовых образований (Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований)" <1>. Ситуация в еще большей степени осложнилась с принятием КАС РФ, представившим свою "версию" регулирования оснований участия органов в процессе.
--------------------------------
<1> Остроумов А.А. Отдельные вопросы, касающиеся содержания и применения статей 46 ГПК и 53 АПК // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 9; Кулакова В.Ю. К вопросу о специальных основаниях обращения в суд в защиту чужих интересов государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 9.

Согласно ч. 1 ст. 46 ГПК РФ в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.
В соответствии с ч. 1 ст. 53 АПК РФ в случаях, предусмотренных федеральным законом, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы вправе обратиться в арбитражный суд в защиту публичных интересов.
Авторы же более позднего процессуального кодекса как будто на всякий случай указывают оба термина через запятую (ч. 1 ст. 40 КАС РФ), что свидетельствует о неоднозначности понимания "интересов неопределенного круга лиц" и "публичных интересов" даже для законотворцев.
Для разграничения понятий "государственный интерес", "интерес неопределенного круга лиц" и "публичный интерес" следует обратиться к теоретическим взглядам, которые хотя тоже не отличаются единством, но задают определенные ориентиры в понимании рассматриваемых категорий. Как уже упоминалось, наиболее устоявшимся и разделяемым большинством авторов является определение публичного интереса, данное Ю.А. Тихомировым, который понимал под ним признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит условием и гарантией ее существования и развития <1>.
--------------------------------
<1> Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 55. См. также: Горшунов Д.Н. Интерес в частном праве: вопросы теории. Казань, 2005. С. 82 - 83; Кравченко О.Ю. Публичный и частный интерес в праве: политико-правовые исследования: Дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 74; Храмова Е.В. Защита публично-правового интереса в арбитражном процессе: вопросы теории и практики: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2011. С. 58.

По вопросу соотношения государственного и публичного интереса мы придерживаемся также уже изложенной выше позиции об отражении в категории публичного интереса в определенной степени идеальной модели совпадения государственных и общественных интересов (подчеркнем, только тех общественных интересов, которые нуждаются в обеспечении государством). Общественные интересы крайне многообразны, динамичны, их реализация не всегда связана с деятельностью государства. В специальной литературе совершенно справедливо указывается на отсутствие полного совпадения государственных и общественных интересов <1>. И если у общества всегда остаются интересы, присущие только ему, то правовое, демократическое государство, напротив, должно неуклонно стремиться к минимизации интересов, не совпадающих с общественными <2>.
--------------------------------
<1> См.: Туманов Д.А. Проблемы защиты общественного интереса в российском гражданском процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 9; Он же. Об общественном интересе и его судебной защите // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 12.
<2> Иванец Г.И. Право как нормативное выражение согласованных интересов: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 16; Кряжков А.В. Публичный интерес: понятие, виды и защита // Государство и право. 1999. N 10. С. 94; Смольников Д.И. Публичный интерес в гражданском процессе России // Мировой судья. 2012. N 5; Бакаева О.Ю., Погодина Н.А. О соотношении частных и публичных интересов // Журнал российского права. 2011. N 4.

История развития государства и общества, изобилующая примерами грубого попрания общего блага в угоду интересам укрепления и удержания власти, убедительно свидетельствует о сложности достижения идеала полного совпадения государственных и общественных интересов. Однако признать абсолютную невозможность достижения адекватного отражения государством в правовых формах интересов общества, требующих такого отражения, означает фактически отказаться от цели построения правового государства.
Интерес неопределенного круга лиц часто приравнивается к общественному интересу <1>. Но несомненная близость данных категорий не отождествляет их. Д.А. Туманов совершенно справедливо указывает, что "...не исключены ситуации, когда при обращении в суд для защиты неопределенного круга лиц о защите общественного интереса вопрос не ставится, поскольку неопределенность лиц еще не означает обязательного наличия некоего общего блага" <2>.
--------------------------------
<1> См., например: Уксусова Е.Е. Дела о защите неопределенного круга лиц // Российская юстиция. 1997. N 11; Незнамов А. Некоторые аспекты развития права общественного интереса в России // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 6, 7.
<2> Туманов Д.А. Проблемы защиты общественного интереса в российском гражданском процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 9.

Интерес неопределенного круга лиц в большей степени представляет собой совокупность индивидуальных интересов большого количества лиц, однородных по своей сути и лежащих в одной области. В то время как общественный интерес носит всеобщий характер, приобретает отдельное, самостоятельное значение, хотя и является обусловленным интересами отдельных лиц или их групп.
Подобным образом нам видится и соотношение публичного интереса и интереса неопределенного круга лиц. Государство может поддержать только тот интерес неопределенного круга лиц, который не противоречит общественному благу или собственно имеет своим объектом такое благо. Как мы видим, сфера совпадения публичного интереса и интереса неопределенного круга лиц действительно весьма обширна и определяется необходимостью удовлетворения и защиты интересов всего общества в целом или отдельных социальных групп, не противоречащих общим интересам.
Профессор Ярков справедливо замечает, что для российского законодательства в части защиты неопределенного круга лиц характерна защита только публичного интереса <1>. Подтверждением данному выводу могут служить и формулировки ряда норм законодательства, в частности ст. 391.9 ГПК РФ и ст. 308.8 АПК РФ, свидетельствующие о том, что законодатель рассматривает понятие "публичный интерес" и "интерес неопределенного круга лиц" как общее и частное. Учеными даже предлагается во избежание путаницы и схоластических дискуссий отказаться от множественности используемых терминов, введя категорию публичного интереса <2> как обобщающую.
--------------------------------
<1> Ярков В.В. Новые формы исковой защиты в гражданском процессе (групповые и косвенные иски) // Государство и право. 1999. N 9.
<2> Салахутдинова Г.И. "Публичный интерес", "интересы неопределенного круга лиц" и "государственные интересы" как основание для обращения прокурора в суд // Законность. 2010. N 12.

Полагаем, что государство может и должно обеспечить формы защиты не противоречащего законодательству и общему благу интереса неопределенного круга лиц, даже не приобретающего общественно значимого, публичного характера. Возвести интерес неопределенного круга лиц в ранг публичного, учитывая его сущность как интереса не всех, а пусть и многочисленной, но все же группы членов общества, и вышеозначенные сложности отражения даже общественных интересов в деятельности органов власти, по нашему убеждению, означает снизить возможности его самостоятельной защиты.
Соответственно, публичный интерес и интерес неопределенного круга лиц могут рассматриваться в качестве принципиально самостоятельных объектов защиты, выявление степени совпадения или несовпадения которых может иметь значение для выбора установленной законом формы защиты таких интересов. Государственный интерес, напротив, должен получать защиту, только если он совпадает с интересом публичным.
Основываясь на этих представлениях, попытаемся сделать выводы относительно тех интересов, которые должны отстаивать органы, участвуя в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ.
Конструкция этих статей предназначена для защиты органами интересов других лиц и устанавливает отдельный механизм поддержки со стороны власти интересов, имеющих приоритетное значение. О существовании именно отдельного механизма убедительно свидетельствуют условия обращения органов в суд в порядке названных статей, к которым относятся: связь рассматриваемого спора с областью деятельности данного органа, наличие специальных указаний в законе о возможности их участия в процессе в интересах других лиц, а также социальная направленность, особая значимость прав и охраняемых законом интересов, в защиту которых выступают органы <1>.
--------------------------------
<1> Бахарева О.А. Участие органов местного самоуправления в гражданском судопроизводстве. Саратов, 2004. С. 15.

В литературе совершенно верно проводится разграничение случаев участия органов в процессе в зависимости от участия публично-правового образования в лице его органов в спорных материальных правоотношениях. Как отмечает А.А. Остроумов, если публично-правовое образование в лице его органов само является субъектом спорного материального правоотношения, защита его прав не должна осуществляться в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ <1>.
--------------------------------
<1> Остроумов А.А. Отдельные вопросы, касающиеся содержания и применения статей 46 ГПК и 53 АПК // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 9.

Тезис о защите органами "чужих" интересов в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ возвращает нас к точности формулировок названных статей, определяющих виды защищаемых интересов. Принимая во внимание приведенные нами суждения о соотношении категорий "публичный интерес" и "интерес неопределенного круга лиц", а также отстаиваемое нами убеждение о том, что государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы во всех случаях воплощают (или по крайней мере должны воплощать) публичные интересы, использование в нормах, посвященных отдельному механизму защиты органом чужих интересов, термина "публичный" не представляется верным, влечет правоприменительные ошибки. Действительно, если использовать термин "публичные" и не разделять интересы, отстаиваемые органами на "свои" и "чужие", можно все без исключения иски органов заявлять в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ. К примеру, в специальной литературе можно встретить разъяснения, согласно которым обращение в арбитражные суды налоговых органов, таможенных органов и других органов государственной власти, когда эти органы действуют в рамках спорных материальных правоотношений, представляет собой обращение в защиту публичных интересов, предусмотренное ст. 53 АПК РФ <1>.
--------------------------------
<1> См.: Арбитражный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2005. С. 168.

Полагаем, что наделение органов специальными полномочиями по защите публичных интересов, понимаемых как интересы всего общества в целом, и создание для этого отдельного режима не требуются. Полномочия по защите публичного интереса в своей сфере есть у каждого органа и реализуются им в рамках общего порядка обращения в суд. Порядок, предусмотренный ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ, принципиально иной и предназначен для защиты отдельных интересов в случаях, прямо предусмотренных законом. Для характеристики этих интересов наиболее точно подходит иной термин - "интересы неопределенного круга лиц". Его использования в приведенном выше понимании вполне достаточно для охвата всех интересов, для защиты которых предназначены ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ. Таким образом достигается необходимая конкретизация нормы и разграничиваются случаи участия органов в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ и в иных случаях. Заметим, что сфера защиты публичных интересов никак не пострадает от такого сужения терминологии, поскольку в отличие от прокурора органы не могут "подменять" друг друга и действовать вне пределов своей компетенции, предъявляя иски, исходя из прямых указаний ст. 46 ГПК и ст. 53 АПК РФ.
Проиллюстрировать приведенные суждения можно участием в цивилистическом процессе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации, Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, уполномоченного по правам ребенка в субъекте Российской Федерации, Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, уполномоченного по защите прав предпринимателей в субъектах Российской Федерации. Этот пример весьма репрезентативен в свете рассматриваемой проблематики, поскольку, исходя из нормативных задач уполномоченных, их деятельность выступает одной из гарантий государственного признания, соблюдения и защиты прав и свобод граждан, их уважения государственными органами, органами местного самоуправления, должностными лицами и служащими. Они способствуют созданию демократического правового государства, развитию правосознания граждан и должностных лиц, а также исполняют роль связующего звена между властью и обществом <1>. Соответственно само государство наделяет свой орган (уполномоченного и его аппарат) <2> полномочиями по защите граждан от незаконных актов и действий других своих органов, реализуя не что иное, как свой интерес во всемерном поддержании прав и свобод личности. Только с позиций интереса публично-правового образования, стоящего над конкретными правами, которыми наделены отдельные его органы, можно объяснить подобное противопоставление, противостояние этих органов. Иными словами, приоритет государственного интереса в защите прав граждан определяет и саму возможность создания независимого органа контроля, и верное соотношение, а также оценку полномочий этого органа и органа проверяемого.
--------------------------------
<1> Москалькова Т.Н. Институт уполномоченных по правам человека в государственном механизме России // Административное право и процесс. 2018. N 12.
<2> Здесь надо оговориться, что статус самого уполномоченного как государственного органа и отнесение (неотнесение) его к той или иной ветви власти - весьма дискуссионная в литературе тема, но наделение его публично-властными полномочиями не подвергается сомнению никем, что позволяет относить уполномоченного и его аппарат совместно к государственным органам в той интерпретации данного понятия, которое дано в параграфе 3.2 гл. 3 настоящей работы. О статусе уполномоченных см., например: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М., 2007. С. 402; Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: Учебное пособие. М., 2013. С. 399 - 400; Система органов государственной власти России: Учебное пособие для студентов вузов. М., 2013. С. 158; Лукин М.М. Соотношение понятий "орган государственной власти" и "государственный орган" в правовой системе России на примере Центрального банка Российской Федерации // Евразийский юридический журнал. 2014. N 1. С. 113 - 117; и др.

Подобная трактовка общеправового статуса уполномоченных позволяет нам сделать выводы и относительно их процессуального статуса. Разделяя высказанные в литературе позиции о давно назревшей необходимости прямого и унифицированного указания в процессуальных законах на участие уполномоченных (причем всех их видов) в судопроизводстве и определении их прав и обязанностей <1>, мы склоняемся к отнесению уполномоченных к органам, действующим в процессе в порядке ст. 46, 47 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ. Концептуальная цель их участия в процессе - реализация интереса государства в защите прав лиц от незаконных актов и действий органов самого государства, очевидно, не позволяет отнести их ни к представителям, ни к третьим лицам, не заявляющим самостоятельные требования относительно предмета спора <2> (норма ст. 53.1 АПК РФ выглядит в этом отношении противоречиво и подлежит изменению). Традиционное для процесса различие процессуального статуса прокурора и иных органов, защищающих в процессе права других лиц, само по себе достаточно для отнесения уполномоченных, конечно, к последним, не вдаваясь в несомненно серьезные и сущностные отличия организации и деятельности органов прокуратуры и уполномоченных.
--------------------------------
<1> См., например: Алиев Т.Т. Процессуальный статус уполномоченного по правам человека в гражданском судопроизводстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2020. N 4; Городнова О.Н., Макарушкова А.А. Проблемы определения правового статуса лиц, участвующих в гражданско-процессуальном деле // Сибирское юридическое обозрение. 2020. N 1; Кодекс административного судопроизводства: ожидания и перспективы (Ярков В., Боннер А., Никитин С., Туманова Л., Тай Ю., Архипов Д., Овчарова Е., Голубок С., Чумаков А., Подоксенов М., Гаврилов Е., Буланов М., Щербаков Н., Плешанова О.) // Закон. 2015. N 9; и др.
<2> Критика такого отнесения, правда, с других позиций, представлена в литературе. См., например: Кальгина А.А. Третьи лица без самостоятельных требований // Вестник арбитражной практики. 2018. N 2; Юдин А.В. Гражданское судопроизводство и противодействие нарушениям финансовой дисциплины (к вопросу об участии органов Росфинмониторинга в гражданском и арбитражном процессе) // Вестник гражданского процесса. 2018. N 6.

Итак, мы приходим к выводу о том, что говорить о защите интересов государства при участии его органов в процессе в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ можно в опосредованном значении, предполагающем, что в сферу государственного интереса входят все без исключения интересы членов общества, отдельных его групп и лиц. Такая интерпретация имеет, скорее, теоретическое значение. В практическом же смысле режим указанных норм предназначен для защиты государством в лице его органов отдельных видов интересов иных лиц. Интересоспособность государства при защите его органами чужих интересов в порядке ст. 46 ГПК РФ и ст. 53 АПК РФ хоть и реализуется опосредованно, но значение ее от этого отнюдь не умаляется, ибо в конечном счете государство, используя различные формы и средства защиты интересов своих граждан, воплощает в жизнь свое основное предназначение.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!