Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

1.5. Судебные извещения и вызовы в делах с участием государства

style="max-height: 50vh;">
1.5. Судебные извещения и вызовы в делах
с участием государства

Система процессуальных правил, обеспечивающих действительно равные возможности и состязательность в спорах с государством, должна быть подкреплена нормами об открытости и доступности такого процесса. Ибо любые, самые лучшие средства хороши только тогда, когда ими можно воспользоваться. Информационная открытость судебной деятельности, неотъемлемой частью которой являются судебные извещения и вызовы, имеет также существенное значение для повышения независимости судей и общественного контроля за ходом рассмотрения и разрешения такого рода дел.
В трактовке КС РФ надлежащее извещение участников процесса гарантирует реализацию всех их процессуальных прав, обеспечивает достижение задач судопроизводства в соответствии с его базовыми принципами <1>. ВС РФ также неоднократно обращал внимание на необходимость неукоснительного соблюдения судами установленного порядка судебного извещения <2>.
--------------------------------
<1> См., например: Определение КС РФ от 2 июля 2013 г. N 1045-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Беличко Артура Витальевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 2 статьи 4 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" // СПС "КонсультантПлюс".
<2> См., например: Определение ВС РФ от 12 мая 2015 г. N 19-КГ15-4.

Значимость института судебных извещений не вызывает сомнений. Е.В. Салогубова отмечает, что "надлежащее извещение лиц, участвующих в деле, и других участников процесса - действие, имеющее исключительное значение для реализации принципа законности и влекущее за собой важнейшие процессуальные последствия" <1>.
--------------------------------
<1> Гражданский процесс: Учебник для вузов / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2006. С. 176 (автор главы - Е.В. Салогубова).

Одновременно с указанием на несовершенство действующего порядка извещения <1> законодателем, учеными и правоприменителями ведется поиск путей его модернизации. В литературе высказываются заслуживающие внимания предложения по совершенствованию судебного делопроизводства, налаживанию эффективного взаимодействия суда и почтового ведомства, искоренению безответственного, халатного отношения к служебным обязанностям должностных лиц (в первую очередь почтовых отделений, работников, осуществляющих вручение корреспонденции адресату) <2>. Однако для комплексного решения проблемы надлежащего извещения, полагаем, одного повышения ответственности судебных органов и отделений связи явно недостаточно.
--------------------------------
<1> См., например: Гусев В.Г. Проблема извещения участников гражданского судопроизводства // Журнал российского права. 2003. N 8. С. 56.
<2> Показательна в этом отношении позиция В.И. Шаманаева, предлагающего предусмотреть наложение судебного штрафа за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по доставке и вручению судебных извещений. См.: Шаманаев В.И. Судебные извещения: взгляд сквозь призму реалий практики // Администратор суда. 2009. N 1.

Совершенствование порядка извещения на современном этапе в большей степени связывается с повышением его оперативности и надежности благодаря использованию новейших технологий <1>, а также развитием инициативы и заинтересованности участников судопроизводства <2>.
--------------------------------
<1> Туманов Д.А., Алехина С.А. О некоторых тенденциях развития гражданского процессуального права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 3. С. 12 - 28.
<2> Степанян Ш.У. Правовая природа судебных извещений и вызовов // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 4.

Существенным изменениям в этой области способствовало внедрение в процесс информационных технологий. Пионером модернизации судебных извещений стал АПК РФ. Основным источником получения участниками арбитражного процесса информации об отдельных процессуальных действиях по рассматриваемому судом делу стали размещенные на официальном сайте арбитражного суда сведения о судебных заседаниях. Часть 6 ст. 121 АПК РФ устанавливает обязанность лиц самостоятельно отслеживать информацию о деле после первого традиционного уведомления.
В целях информирования участников процесса и других заинтересованных лиц предусмотрена возможность отслеживать информацию по конкретному делу при помощи информационного сервиса "Электронный страж", который позволяет подписаться на получение уведомлений по электронной почте о состоянии рассмотрения арбитражного дела и принятии новых судебных актов по этому делу или о привлечении к судебному разбирательству конкретного лица - субъекта предпринимательской деятельности.
Аналогичный арбитражному процессу порядок извещения участников постепенно стал внедряться и в гражданский процесс. Федеральным законом от 23 июня 2016 г. N 220-ФЗ, вступившим в силу с 1 января 2017 г., ст. 113 ГПК РФ дополнена ч. 2.1, установившей аналогичный арбитражному процессу порядок уведомления, но только в отношении органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов и организаций. При отсутствии технической возможности у органов местного самоуправления, иных органов и организаций они вправе заявить ходатайство о направлении им судебных извещений и вызовов без использования информационно-телекоммуникационной сети Интернет.
Направление судебных актов всем лицам по АПК РФ (ст. 122 АПК РФ) и перечисленным органам, организациям и отсутствующим участникам процесса - по ГПК РФ (ч. 2 ст. 227 ГПК РФ) осуществляется посредством их размещения на сайте суда.
Правовая регламентация новых средств извещения в ГПК РФ не просто олицетворяет гибкий, разумно дифференцированный подход, учитывающий различную доступность технических средств и информационных ресурсов для граждан и органов, организаций, но и выявляет важнейшую, отстаиваемую нами тенденцию признания и балансирования неравных возможностей сторон в спорах с государством. Уравновешивание достигается здесь посредством возложения дополнительных, вполне обоснованных обязанностей на государство в лице его органов.
Однако для обеспечения реальной состязательности в процессе сторон с неравными ресурсными возможностями, в частности, по использованию компьютерной техники, одного возложения дополнительных обязанностей по самостоятельному получению информации о движении дела на "сильную" сторону может оказаться недостаточно. Ускорение и упрощение получения извещений в электронном виде, связанное с исполнением данной обязанности органами публично-правовых образований, одновременно является преимуществом. Как указывает Ю.А. Тимофеев, использование современных средств связи позволяет существенно сократить временные затраты на сообщение участвующим в деле лицам интересующих их сведений о времени и месте судебного заседания, о принятых судом актах по их делу, что можно рассматривать как неиспользуемые резервы сокращения сроков рассмотрения дел <1>.
--------------------------------
<1> Тимофеев Ю.А. Полномочия суда второй инстанции в гражданском процессе: современные проблемы / Науч. ред. В.В. Ярков. М., 2008. С. 19.

В связи с этим считаем, что сохранение традиционной формы уведомления необходимо с учетом доступности технических средств для граждан. В литературе подчеркивается, что процессуальные гарантии, предоставляемые участникам процесса традиционными формами информирования о возникновении и ходе процесса, должны быть сохранены <1>. Упрощение и ускорение процесса не должно становиться целью само по себе, так как в противном случае, как отмечает А.В. Малюкина, возникает непосредственная угроза существованию процессуальной формы. Задача законодателя заключается в том, чтобы найти оптимальный, максимально эффективный в условиях конкретного государства механизм отправления правосудия <2>. При этом получение извещения одним из новых способов должно оставаться в качестве возможности для граждан с их согласия наряду с обычным извещением.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Решетняк В.И. Система электронного обеспечения правосудия и ее реализация в арбитражном процессе // Хозяйство и право. 2011. N 6. С. 80 - 83.
<2> Малюкина А.В. Концентрация процесса - основа своевременного и правильного рассмотрения гражданского дела. М., 2009. С. 76.

Как нами отмечалось ранее в работах, непосредственно посвященных рассматриваемой проблематике: "Общая положительная оценка новелл ст. 113 ГПК РФ все же не позволяет обойти вниманием возможные правоприменительные проблемы в этой области. Затруднения в получении информации на сайте суда в сети Интернет оговорены положением о наличии технической возможности только у органов местного самоуправления, иных органов и организаций. Этим, видимо, презюмируется наличие у органов государственной власти соответствующих технических возможностей, и позиция законодателя кажется достаточно жесткой и последовательной. Вместе с тем установление уважительных причин неисполнения обязанности по получению информации о движении дела - "чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств" - несколько снижает действенность норм в отношении органов государственной власти, а в отношении органов местного самоуправления, иных органов и организаций представляется и вовсе излишним при наличии у них права ссылаться на отсутствие технической возможности" <1>.
--------------------------------
<1> Смагина Е.С. Новые обязанности органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. N 3.

Далее: "Кроме того, обращает на себя внимание и рассогласованность подходов ГПК РФ и АПК РФ. ГПК РФ не наделяет обязанностью отслеживать информацию на сайте любых физических лиц, в том числе и индивидуальных предпринимателей, а АПК РФ в этом отношении как для индивидуальных предпринимателей, так и для обычных граждан не делает никаких исключений. Полагаем, что рассматриваемые нормы требуют уточнения и указания среди адресатов соответствующей обязанности индивидуальных предпринимателей, и не наделения ей физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, - в обоих Кодексах" <1>.
--------------------------------
<1> Там же.

Необходимо отметить, что совершенно обоснованный изначально для гражданского процесса дифференцированный подход к извещениям, самостоятельному получению информации по делу впоследствии был изменен в угоду "легковесной" унификации.
Первую попытку такой "унификации" вполне четко можно проследить в Постановлении Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. N 57 "О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов", п. 14 - 16 которого разъясняют порядок размещения информации на сайте суда, получения первого судебного извещения со ссылкой на различные нормы, но не останавливаясь на разнице субъектов - адресатов этих норм.
В Федеральном законе от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ также прослеживается тенденция к унификации (ч. 7 ст. 113 ГПК РФ), хотя прямого указания на уведомление граждан исключительно посредством размещения информации на сайте суда все же не содержится.
Не отрицая необходимость модернизации судебных извещений и вызовов, в том числе с использованием потенциала новых технических средств, в свете обеспечения надлежащего уровня открытости судопроизводства, состязательности и равноправия сторон нельзя не обратить внимания на еще одну проблему - соблюдение самим судом порядка доведения информации до заинтересованных лиц. Причем эта проблема будет охватывать уже не только извещение лиц путем размещения информации на сайте, но и извещение иными новейшими способами (СМС, электронная почта).
Установив порядок размещения информации на сайте суда и, что особо важно, наделив дополнительными обязанностями участников процесса по отслеживанию этой информации, ни АПК РФ, ни ГПК РФ не предусмотрели ответственность за ее достоверность и последствия для участников в случае ненадлежащего исполнения судом своих обязанностей. Подобная ситуация может привести к тому, что старые проблемы надлежащего извещения лишь усугубятся на новом техническом уровне.
В ГПК РФ и АПК РФ есть нормы, которые можно рассматривать в качестве гарантии надлежащего размещения: документы, подтверждающие размещение судом на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет указанных сведений, включая дату их размещения, приобщаются к материалам дела (ч. 7 ст. 113 ГПК РФ, абз. 2 ч. 1 ст. 121 АПК РФ). Немного более подробные разъяснения содержит уже в отношении как арбитражного, так и гражданского процесса и административного судопроизводства п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. N 57 "О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов" - отчет системы о размещении, скриншоты страниц сайта.
Но даже этих гарантий в новой информационной среде может оказаться недостаточно. Полагаем, что завершенным порядок уведомления путем размещения информации на сайте, а также путем направления СМС-извещений и извещений по электронной почте может быть только при установлении последствий несвоевременности или неполноты информации, размещенной (направленной) судом. Иначе взаимный процесс информирования становится однобоким - ответственность в виде неблагоприятных последствий неотслеживания информации для участников есть, а вот для суда - нет.
В качестве решения можно рассматривать отнесение судебных извещений и вызовов в Постановлении Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное, к юридически значимым сообщениям с возложением бремени доказывания отправления на отправителя и закреплением ответственности адресата за неполучение информации (п. 67, 68 указанного Постановления).
В научной литературе подобное применение норм частного права к публично-правовым, процессуальным отношениям оценивается неоднозначно. Так, М.М. Скуратовская пишет, что нововведение способствует ускоренному рассмотрению дел арбитражными судами и помогает исключить случаи злоупотребления участниками арбитражного процесса своими процессуальными правами <1>. Ш.У. Степанян разделяет это мнение <2>.
--------------------------------
<1> Скуратовская М.М. Юридически значимые сообщения в судебных и несудебных формах защиты гражданских прав // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 6. С. 46 - 52.
<2> Степанян Ш.У. Правовая природа судебных извещений и вызовов // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 4.

Другие авторы, напротив, считают недопустимой для гражданского и арбитражного судопроизводства ситуацию, когда риск наступления неблагоприятных последствий возлагается на участвующих в деле лиц, не принявших меры по получению информации о движении дела, что понижает ответственность суда и лишает лиц гарантий участия в заседании <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Туманов Д.А., Алехина С.А. О некоторых тенденциях развития гражданского процессуального права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 3. С. 12 - 28; Долинская В.В. Правовая природа юридически значимых сообщений // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 6. С. 10 - 19.

В целом разделяя убежденность в принципиальной необходимости нововведений в области информирования в процессе, в том числе с использованием частноправовых конструкций, нельзя не признать невозможность прямой экстраполяции этих способов на публично-правовую основу процесса без установления "адаптеров" такого переноса, согласующихся с принципами судопроизводства. Итогом такого простого переноса без попытки комплексного решения проблемы является конструирование опасной фикции: направлено - значит получено (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. N 57).
Уверены, что первым и основным средством обеспечения эффективного применения новых технологий уведомления должна стать законодательно закрепленная ответственность суда за достоверность и своевременность направления соответствующих сообщений, размещения информации на сайте, подкрепленная установлением последствия в виде презумпции неуведомленности участника процесса при отсутствии или сомнительности информации об отправке или размещении уведомления. Отправка таких сообщений к тому же должна находиться (на данном, начальном этапе внедрения информационных технологий в процесс) непосредственно под контролем судьи, а не его помощника. Только такой подход в свете принципов судопроизводства может стать действительно оправданной основой наделения участников процесса дополнительными обязанностями по получению информации и несения риска неблагоприятных последствий ее неполучения.
Учитывая двусторонний характер информационного обмена между судом и участниками процесса с помощью новейших технических средств, необходимо рассмотреть и возможность получения информации адресатом. Здесь важным нам представляется согласие на извещение новейшим способом.
Реализация права на извещение с помощью новейших средств связи в цивилистическом процессе, строящемся на началах диспозитивности, непосредственно обусловлена получением согласия лица на такое извещение. ГПК РФ и АПК РФ содержат лишь фрагментарные указания на согласие в получении информации от суда с помощью новейших средств связи. Своеобразно восполняет недостаток практика. Достаточно подробно устанавливая порядок получения согласия на СМС-извещения, ВС РФ не делает этого в отношении извещения по электронной почте. В названном Постановлении ВС РФ N 57 хотя и упоминается о наличии согласия на извещение по электронной почте (п. 19), но не определяется, в какой форме и когда по общему правилу такое согласие должно быть получено, зато устанавливается презумпция согласия при указании электронного адреса в заявлении, направляемом в суд.
Последнее приведенное разъяснение - вот так малозаметно, даже запросто - выражает серьезнейшее повышение уровня ответственности лиц, участвующих в деле, без всякой их дифференциации. Как верно отмечалось в литературе при анализе тогда еще просто обсуждаемых возможностей, соответствующее лицо должно осознавать процессуальные последствия осуществляемых им действий и фактически возлагать на себя обязательство читать и использовать электронную почту <1>.
--------------------------------
<1> Изотова С.В., Баталова Л.А., Щербина Е.С., Наумов В.Б. Перспективы электронного документооборота в российском арбитражном процессе. URL: http://www.russianlaw.net/files/law/doc/a46.pdf (дата обращения: 10.02.2016).

Обратим внимание и на то, что обязанность указать номера телефонов, факсов, адреса электронной почты истца не предусмотрена в ГПК РФ (это право, установленное ч. 2 ст. 131 ГПК РФ), а в АПК РФ обязанность предусмотрена только при подаче искового заявления (ч. 2 ст. 125 АПК РФ) или отзыва на исковое заявление (ч. 5 ст. 131 АПК РФ). В то время как при подаче апелляционной (ч. 2 ст. 260 АПК РФ), кассационной жалобы (ч. 2 ст. 277 АПК РФ) или заявления о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 2 ст. 313 АПК РФ) такое указание является также правом лица. В ст. 308.2 АПК РФ, определяющей содержание надзорной жалобы, также не предусмотрено указание электронных контактов. В этих условиях говорить о том, что согласие лиц на уведомление с помощью новейших средств связи предполагается, если они указали адрес электронной почты или иные контакты, не приходится <1>.
--------------------------------
<1> В литературе отмечалось существование этой проблемы и предлагалось установить императивные нормы об указании в жалобах, заявлениях о пересмотре судебных актов номеров телефонов, факсов, адресов электронной почты. См.: Петрова В.В. Элементы электронного правосудия в АПК РФ // Закон. 2011. N 2. С. 70.

Представляется, что в качестве ориентира законодательного регулирования любых инноваций, в особенности связанных с реализацией права на доступ к правосудию, должны использоваться не предположения, а действующие принципы процесса, в частности: принципы гласности, диспозитивности и состязательности.
Как замечает В.В. Ярков, в основе построения системы электронной коммуникации должен лежать принцип диспозитивности, заключающийся в согласии сторон на такого рода процессуальные действия суда. Это согласие обеспечит надежность взаимного обмена информацией, возможность идентификации заинтересованных лиц и проверки достоверности их волеизъявления <1>.
--------------------------------
<1> Ярков В.В. Электронное правосудие и принципы цивилистического процесса // Закон. 2011. N 2. С. 44 - 50.

Добавим, что само по себе получение согласия не способно сколько-нибудь существенно повлиять на своевременность совершения необходимых процессуальных действий при надлежащем их нормативном регулировании (согласие может сопровождать электронную форму подачи искового заявления), в том числе с использованием исключений "в случаях, не терпящих отлагательств".
В связи с вышеизложенным полагаем, что согласие на извещение с помощью любых новейших средств, в том числе посредством электронной почты, должно быть выражено ясно, точно, в письменном виде при предъявлении иска или сразу после начала подготовки дела к судебному разбирательству. Лицо должно считаться неуведомленным надлежащим образом при любом нарушении сроков и порядка размещения информации на сайте суда. Только таким образом нововведения могут быть в равной степени отнесены ко всем участникам процесса.
Предположения же о наличии согласия при указании адреса электронной почты, вкупе с дополнительной обязанностью эту почту отслеживать, а также фикция уведомления при отправке сообщения по электронной почте могут быть отнесены только в рамках предлагаемого нами дифференцированного подхода к извещению - к органам государственной власти, органам местного самоуправления и иным органам, организациям.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!