Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

2.5. Применение упрощенного производства в делах с участием государства

style="max-height: 50vh;">
2.5. Применение упрощенного производства в делах
с участием государства

Одной из основных тенденций современного гражданского судопроизводства является его упрощение и ускорение, предполагающее повышение эффективности судебной защиты за счет создания емких, несложных процедур, сокращения сроков и снижения затрат на рассмотрение и разрешение дела. В такой общей интерпретации идея упрощения судопроизводства не имеет недостатков, которые, однако, выявляются при анализе ее воплощения в процессуальных нормах и становятся наиболее очевидны при практическом применении в рассмотрении отдельных категорий дел, в том числе дел с участием государства <1>.
--------------------------------
<1> Смагина Е.С. Проблемы упрощенного производства в гражданском процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 9.

Указанная тенденция отражает выработанные Советом Европы основные модели совершенствования судопроизводства. Так, в Рекомендации от 14 мая 1981 г. N R (81) 7 "Комитет министров - государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию" указывается, что судопроизводство нередко носит настолько сложный, длительный и дорогостоящий характер, что частные лица, особенно находящиеся в экономически неблагоприятном положении, испытывают трудности в осуществлении своих прав; желательно принять все необходимые меры по упрощению процедуры во всех возможных случаях в целях облегчения доступа частных лиц к судам при одновременном соблюдении должного порядка отправления правосудия <1>. Учитываются также положения Постановления Европейского парламента и Совета от 11 июля 2007 г. N 861/2007 "Об учреждении европейской процедуры рассмотрения исков малой стоимости", вступившего в действие 1 января 2009 г.
--------------------------------
<1> Рекомендации R (81) 7 Комитета министров Совета Европы государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию от 14 мая 1981 г. // СПС "Гарант".

Учеными поддерживается развитие процесса в направлении упрощения производства. Так, Н.В. Сивак полагает, что гражданский процесс государств с рыночной экономикой не может позволить себе проведение судебного заседания по всем делам для выяснения истинных причин, например, уклонения одной из сторон от исполнения обязательств, что обусловлено как существенно  числом дел, поступающих на рассмотрение судов, так и чрезмерной их загруженностью <1>.
--------------------------------
<1> См.: Сивак Н.В. Упрощенное производство в арбитражном процессе. М., 2011.

Федеральный закон от 2 марта 2016 г. N 45-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 45) и Федеральный закон от 2 марта 2016 г. N 47-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 47) предусмотрели введение упрощенного производства в гражданский процесс, приказного производства - в арбитражный процесс, изменение процедур приказного производства в гражданском процессе и упрощенного - в арбитражном.
Упрощение судопроизводства продолжает оставаться приоритетом для ВС РФ, который ставит его во главу угла инициированного им очередного этапа процессуальной реформы, нашедшей отражение в Федеральном законе от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ. Не столь заметное в сравнении с планировавшимся отказом от мотивированных решений по делам, рассматриваемым в общем порядке, повышение суммы требований, рассматриваемых в упрощенном порядке, до сумм, охватывающих широкий круг дел (800 и 400 тыс. руб. - арбитражный процесс), фактически преследует ту же цель - отказ от мотивированных решений, поскольку по делам, рассматриваемым в упрощенном порядке, они и так не принимаются. Одно только это хорошо демонстрирует всю неоднозначность и опасность распространения упрощенных производств, не просто без учета особенностей отдельных категорий дел, но без поддержания основ процесса.
Приоритет сохранения базовых начал гражданского судопроизводства при внедрении упрощенных производств обусловливает необходимость сопоставления новелл с действующим правовым регулированием. Как совершенно точно указывает Н.А. Громошина: "...упрощать явление возможно в любых объемах, но при непременном сохранении сущности упрощаемого явления" <1>. Гармоничное включение изменений в систему процесса, обеспечение соответствия их принципам процесса, основным его институтам, сохранение и развитие гарантий судебной защиты - непростая задача, решение которой связано не только с наработкой практического опыта применения упрощенных процедур, но и с их теоретическим осмыслением.
--------------------------------
<1> Громошина Н.А. О процессуальной форме и принципах упрощения гражданского судопроизводства // Lex Russica: научные труды Московской государственной юридической академии. 2010. N 4. С. 770.

Анализ нововведений в обозначенном ключе позволит сделать выводы и относительно проблематики настоящего исследования, а именно о принципиальной применимости упрощенного производства к делам с участием публично-правовых образований.
Прежде всего следует обратить внимание собственно на необходимость упрощенного производства в гражданском процессе (как появившегося позднее, чем в арбитражном), его соотношение с приказным производством, критерии отнесения дел к рассматриваемым в порядке упрощенного производства.
Основная идея изменений, внесенных Федеральным законом N 45 <1>, - это введение в гражданский процесс упрощенной процедуры рассмотрения так называемых малых исков, т.е. дел с небольшой ценой иска и бесспорных требований. Отличительной чертой упрощенного производства является рассмотрение дел без вызова сторон по представленным сторонами документам в определенных законом случаях, а также по желанию сторон в иных случаях. При этом процедура упрощенного производства предполагает рассмотрение дел по существу заявленных требований в состязательном процессе с учетом позиции обеих сторон спора, но с сокращенными временными и финансовыми затратами сторон и суда.
--------------------------------
<1> Пояснительная записка к законопроекту. URL: http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=725381-6 (дата обращения: 19.07.2016).

В теории к преимуществам упрощенных производств относят удобство и доступность разрешения дел в судах, что проявляется в уменьшении материальных затрат, исключении формализма, пустых, ненужных стадий, оптимальных сроках рассмотрения <1>.
--------------------------------
<1> Шадловская О.Д. Упрощенная гражданская процессуальная форма в гражданском судопроизводстве: понятие и признаки // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. N 8.

Приведенные в пояснительной записке к тогда еще законопроекту доводы в пользу внедрения упрощенного производства в гражданский процесс, безусловно, имеют под собой серьезные основания. Чрезвычайную загруженность судов, наличие однотипных, несложных дел, не требующих развернутых процедур рассмотрения, необходимость создания простых и доступных форм защиты права при современном состоянии судебной системы не представляется возможным отрицать. Однако полагаем, что правоприменительная эффективность, достижение целей изменений и в конечном счете обоснование их необходимости связаны также с четкой правовой регламентацией соответствующих процедур, которая, в свою очередь, во многом определяется критериями отнесения дел к рассматриваемым в порядке упрощенного производства.
Согласно ч. 1 ст. 232.2 ГПК РФ в порядке упрощенного производства подлежат рассмотрению дела по исковым заявлениям о взыскании денежных средств или об истребовании имущества, если цена иска не превышает сто тысяч рублей, кроме дел, рассматриваемых в порядке приказного производства; по исковым заявлениям о признании права собственности, если цена иска не превышает сто тысяч рублей; по исковым заявлениям, основанным на представленных истцом документах, устанавливающих денежные обязательства ответчика, которые ответчиком признаются, но не исполняются, и (или) на документах, подтверждающих задолженность по договору, кроме дел, рассматриваемых в порядке приказного производства.
Законом устанавливается также возможность рассмотрения любого дела в порядке упрощенного производства по инициативе сторон или при наличии их согласия, если они не относятся к делам, которые не подлежат рассмотрению в порядке упрощенного производства, и не имеется обстоятельств так называемого осложнения процесса (удовлетворено ходатайство третьего лица о вступлении в дело, принят встречный иск, который не может быть рассмотрен по правилам упрощенного производства, необходимо выяснить дополнительные обстоятельства, произвести осмотр доказательств по месту их нахождения, назначить экспертизу, заслушать свидетельские показания, судебным актом по делу могут быть нарушены права и законные интересы других лиц) <1>.
--------------------------------
<1> Смагина Е.С. Проблемы упрощенного производства в гражданском процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 9.

Из содержания приведенных норм и положений ст. 122 ГПК РФ очевидно, что категории дел, рассматриваемых в упрощенном производстве, частично дублируют дела, по которым выдается судебный приказ. В связи с этим законодатель выстраивает "иерархию" производств, делая оговорку - "кроме дел, рассматриваемых в порядке приказного производства", - и устанавливая новое жесткое правило ст. 135 ГПК РФ: возвращение искового заявления, если содержащиеся в нем требования подлежат рассмотрению в порядке приказного производства.
Однако формальное разграничение двух упрощенных производств не во всех случаях обоснованно с точки зрения их сущности.
Во-первых, при наличии "пересекающихся" категорий дел законодатель отдает предпочтение их рассмотрению не в состязательном, пусть и упрощенном процессе, а в приказном производстве, причем императивно. Если ранее заинтересованные лица сами выбирали форму защиты своего права (приказное или исковое), то теперь такой возможности они фактически лишены. Закрытый перечень требований, по которым выдается судебный приказ, и ограничение их по сумме (500 000 руб.) не вполне оправдывают в данном случае ограничение диспозитивных начал процесса, ведь для лиц, участвующих в гражданских делах, указанная сумма во многих случаях весьма велика, не говоря уже о том, что значимость и характер дела далеко не всегда определяются суммой требований.
Во-вторых, вызывает сомнение стоимостный критерий отнесения дел к рассматриваемым в порядке упрощенного производства - 100 000 руб. Если требования на сумму свыше 100 000 руб. (оговоримся, что и эта сумма вовсе не мала для гражданских дел) должны рассматриваться в развернутом исковом производстве, то почему другая упрощенная процедура, приказная, ограничена не этой суммой? И наоборот, если искового производства "заслуживают" только требования на сумму свыше 500 000 руб., то почему упрощенное ограниченно именно 100 000 руб.? На наш взгляд, при введении критериев "малых" или "малоценных" исков, рассматриваемых в упрощенных производствах, должна учитываться природа производства. В максимально простом приказном производстве сумма требований должна быть по крайней мере не выше, чем в собственно упрощенном исковом, предполагающем рассмотрение дела по существу. Усложнять обоснование неверности такого подхода противоречием логике применения менее сложных процедур к менее ценным требованиям даже не нужно, достаточно того, что теперь различить упрощенные процедуры сможет лишь внимательный профессионал.
В АПК РФ разграничение дел, рассматриваемых в упрощенном и приказном производствах, в зависимости от суммы требования произведено немногим более последовательно (ст. 229.2, 227 АПК РФ).
В-третьих, введение новых критериев "малоценных" исков накладывается на уже имеющиеся ограничения, существующие для дел, рассматриваемых мировыми судьями. Идея упрощения производства никак не связывается с основной целью института мировых судей - рассмотрение простых, "малых" исков. Упрощенное производство не становится прерогативой мировых судей, в то время как именно упрощение судопроизводства у мирового судьи обсуждалось как основное обоснование необходимости внедрения мировой юстиции. Результатом включения в ГПК РФ упрощенного производства без соотнесения его с компетенцией судов различных звеньев становится значительное усложнение правил подсудности. Мировые судьи рассматривают имущественные споры до 50 000 руб. и дела по имущественным спорам, возникающим в сфере защиты прав потребителей, - до 100 000 руб., в том числе и в упрощенном порядке. Дела, рассматриваемые в упрощенном порядке на сумму от 50 000 до 100 000 руб. (за исключением дел о защите прав потребителей), подсудны уже районным судам. Свыше 100 000 руб. - также районным судам, но в общем исковом порядке. При этом дела приказного производства подсудны мировым судьям на сумму до 500 000 руб.
Несмотря на используемые законодателем три вида критериев отнесения дел к рассматриваемым в упрощенных производствах (характер дела, волеизъявление сторон и цена иска), категория стоимости или цены иска носит характер основной, что следует как из пояснений законотворцев, так и из логики норм: ранее не ограничиваемое стоимостью истребуемого имущества приказное производство получило такие ограничения. Использование стоимостного критерия как основного может быть обосновано невозможностью казуального регулирования, предусматривающего все виды требований, подлежащих рассмотрению в упрощенных производствах, в зависимости от предмета.
Однако полностью отойти от предметного критерия в определении малоценных исков не представляется возможным. Давно отмечено, что сложность и "ценность" иска определяются далеко не только стоимостью имущества <1> и зависят от ряда факторов: характера спорного материального правоотношения, значимости дела для участников, имущественного, социального положения участников. Учитывая эти факторы, представляется целесообразным установление полного перечня исключений - тех категорий дел, которые не могут рассматриваться в упрощенном порядке.
--------------------------------
<1> См., например: Шеменева О.Н. Рассмотрение гражданских дел мировыми судьями: проблемы совершенствования процессуальной формы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 14.

Одной из таких категорий дел являются, на наш взгляд, дела с участием публично-правовых образований в лице их органов. Пункт 5 ч. 3 ст. 232.2 ГПК РФ и ч. 4 ст. 227 АПК РФ в редакции Федерального закона от 28 ноября 2018 г. N 451-ФЗ делают первый шаг в этом направлении, устанавливая, что дела, связанные с обращением взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, не подлежат рассмотрению в порядке упрощенного производства. Мы и до изменений в законодательстве отмечали это в процитированной работе, посвященной проблемам упрощенного производства, но убеждены, что необходимо идти дальше и исключить рассмотрение в порядке упрощенного производства все споры с участием государства в качестве одной из сторон.
Еще авторы Устава гражданского судопроизводства 1864 г. видели принципиальную неприменимость сокращенного порядка рассмотрения к делам казенных управлений (ст. 1289), обосновывая это необходимостью контроля за представителями казны и предотвращением произвола с их стороны <1>. Статьей 211 ГПК РСФСР 1923 г. устанавливалось, что судебный приказ не выдается, если требование было обращено к государственному учреждению или государственному предприятию. Соответственно, исторически первым "противопоказанием" для использования упрощенных производств в спорах с участием государства было обеспечение надлежащей защиты самого государства, что нельзя сбрасывать со счетов и сейчас, учитывая публичные интересы, которые оно призвано отстаивать.
--------------------------------
<1> Устав гражданского судопроизводства с изложением рассуждений, на коих они основаны. Книга третья [Электронный ресурс]. URL: http://psh.spb.sudrf.ru/modules.php?name=norm_akt&id=77 (дата обращения: 17.09.2016).

Однако запрет на использование упрощенного производства в делах с участием публично-правовых образований в современных условиях связан не только и даже не столько с необходимостью защиты публичных интересов. Неравное положение субъектов спорных материальных правоотношений, как уже отмечалось выше, создает серьезные препятствия реальной реализации принципа состязательности в таких процессах (в связи с чем и требуется предлагаемая нами система процессуальных правил уравновешивания положения сторон, многие из которых реализуются в рамках очного слушания дела). В этих условиях применение упрощенного порядка, который сам по себе серьезно ограничивает состязательные начала за счет использования только письменных доказательств, отсутствие очного судебного разбирательства означают серьезное снижение возможностей эффективной защиты для "слабой" стороны. Обладающая явно меньшими возможностями по сравнению с представителями власти в получении информации по делу, доказательств такая сторона лишается и возможности лично предстать перед судом и устно отстоять свою правовую позицию.
Характерно, что в Уставе гражданского судопроизводства 1864 г. и сокращенный, и собственно упрощенный порядок рассмотрения дела предполагал отказ от предварительных письменных стадий и скорейший переход к очному слушанию дела <1>. З.А. Папулова пишет, что "сокращенное производство являлось действенным механизмом ускорения гражданского процесса, выступало понятной и достаточно простой процедурой для всех сторон по делу, повышало эффективность судебной защиты" <2>. Соответственно, в качестве более простого порядка дореволюционные законодатели рассматривали именно устный, а не письменный процесс, что в силу доступности, универсальности, демократичности устной формы нельзя не признать оправданным.
--------------------------------
<1> Солохин А.Е. Упрощенные (ускоренные) процедуры рассмотрения дел в гражданском и арбитражном процессе: история, проблемы, перспективы // Вестник экономического правосудия. 2015. N 8.
<2> Папулова З.А. Ускоренные формы рассмотрения дел в гражданском судопроизводстве. М., 2014. Кн. 11.

Кроме того, письменная форма общения с судом, не обеспеченная в рамках гражданского процесса, как будет показано ниже, необходимыми средствами своевременного ознакомления сторон с материалами дела, а также сокращенные сроки рассмотрения затрудняют реализацию и всех иных доступных в упрощенном производстве прав. К примеру, как совершенно справедливо отмечает Е.А. Борисова, у стороны, не обладающей соответствующими знаниями и навыками, может вызвать значительные затруднения именно письменное изложение позиции. Это обстоятельство, пожалуй, в самой большой степени скажется на состязательности в случае спора двух изначально неравных субъектов.
Иными словами, дела с участием государства и иных публично-правовых образований по сути своей не могут быть простыми, малоценными и незначительными. Их значимость и сложность определяются характером сталкивающихся интересов, априори неравными возможностями сторон в материальных правоотношениях, отражающимися и на реализации процессуальных правомочий и требующими существенного вмешательства, контроля со стороны суда за реализацией сторонами их процессуальных прав и обязанностей в ходе очного рассмотрения дела для обеспечения реальной состязательности.
Несомненным преимуществом правового регулирования порядка упрощенного производства в арбитражном процессе, оправдывающим его необходимость и обеспечивающим соблюдение всех принципов процесса в его ходе, является применение информационных технологий. Для ознакомления сторон с материалами дела (всеми вынесенными судом актами и представленными процессуальными документами, доказательствами) в информационной системе суда организуется закрытый кластер, куда в течение трех дней выкладываются указанные материалы. В первом же определении о переходе к рассмотрению дела в порядке упрощенного производства арбитражный суд указывает данные, необходимые для идентификации сторон, в целях доступа к материалам дела в электронном виде. При этом и само исковое заявление, и все иные документы, доказательства могут быть поданы в суд как в традиционном (бумажном), так и в электронном виде. Лица, участвующие в деле, имеют простую и доступную возможность ознакомления с материалами дела, обеспечивающую реальную состязательность сторон, раскрытие доказательств, представление дополнительных материалов и возражений не "вслепую", а на основе уже имеющихся в деле доказательств. Переоценить значение открытости, прозрачности письменной процедуры упрощенного производства, обеспеченной информатизацией арбитражного процесса, невозможно.
Скупые нормы ГПК РФ лишь определяют обязанность сторон в установленные сроки направить доказательства не только в суд, но и друг другу (ч. 3, 4 ст. 232.3 ГПК РФ), дополненные ныне общей обязанностью направления противоположной стороне документов до отправки их в суд. Но это правило не становится решением проблемы в случае направления в адрес противоположной стороны не тех документов, которые представляются в суд, или вовсе пустых листов.
Конечно, сохраняется и традиционный способ ознакомления участников процесса с материалами дела, подкрепленный достаточно действенным разъяснением п. 28 Постановления ВС РФ от 18 апреля 2017 г. N 10 "О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об упрощенном производстве", что в случае отсутствия у суда возможности установить срок, необходимый для ознакомления лиц, участвующих в деле, с представленными доказательствами (документами), суд вправе вынести определение о рассмотрении дела по общим правилам искового производства или по правилам производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, в связи с необходимостью выяснения дополнительных обстоятельств или исследования дополнительных доказательств. Но и он не способен обеспечить достаточную открытость, прозрачность упрощенного производства, превращающегося в подобие "черного ящика", использование которого несет больше риска, чем выгоды и удобства.
Информатизация гражданского судопроизводства способна во многом повысить эффективность применения упрощенного производства в гражданском процессе, о чем убедительно свидетельствует развитие упрощенного производства в арбитражном процессе после 2012 г. Однако до сих пор все нормативные акты и порядки, утверждаемые судебными органами, касающиеся развития информационных технологий в гражданском процессе, упрощенное производство обходят стороной.
Слабая информационная обеспеченность упрощенного производства в гражданском процессе является очередным препятствием для его применения в спорах с участием государства и иных публично-правовых образований, поскольку общая затрудненность получения информации и доказательств от стороны, наделенной властными полномочиями, будет лишь усугублена отсутствием гарантий доступности даже имеющихся в деле доказательств и иных материалов.
Следующей особенностью упрощенного производства, не позволяющей, на наш взгляд, применять его в делах с участием публично-правовых образований, является принятие по ним решений путем вынесения судом резолютивной части решения (ч. 1 ст. 232.4 ГПК РФ, ч. 1 ст. 229 АПК РФ).
Еще при анализе аналогичного права мирового судьи в литературе со ссылкой на позицию ЕСПЧ, согласно которой справедливое судебное разбирательство предполагает публичный характер рассмотрения дела, обеспечивающий контроль со стороны общественности за деятельностью судебных органов, высказывалось заслуживающее внимания суждение о том, что "осуществление такого контроля становится проблематичным" <1>.
--------------------------------
<1> Тетерина Т.В. Право мирового судьи не составлять мотивированное решение: проблемы реализации // Мировой судья. 2015. N 1.

В делах с участием государства гласность, открытость судопроизводства, доступность информации о его ходе и результатах приобретают особое значение. Общественный, публичный контроль за осуществлением властных полномочий является одним из главных принципов правового, демократического государства <1>, действенным средством предотвращения злоупотреблений и правонарушений в этой сфере. Судебная власть, учитывая характер полномочий и юридическую силу решений, не может являться исключением, особенно когда речь идет о рассмотрении дел с участием власти исполнительной. Мы убеждены, что в данном случае средства контроля должны быть обеспечены в полной мере, в противном случае говорить о надлежащих гарантиях принципа независимости судей не приходится. Необходимость публичного контроля диктуется и характером защищаемых в суде интересов, один из которых - публичный. Очевидно, что общество должно иметь доступ к информации по тем вопросам, которые касаются каждого его члена.
--------------------------------
<1> См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М., 2014. С. 68.

Мотивированное решение суда, дающее полное представление о фактических и правовых основаниях выводов суда, является наиболее информативным, репрезентативным, востребованным и, что наиболее важно, доступным средством публичного контроля. Принятие решений по делам, рассмотренным в упрощенном производстве, путем вынесения лишь резолютивной части решения, таким образом, является серьезным препятствием для применения этого производства в делах с участием публично-правовых образований.
Одним из наиболее спорных решений законодателя в рамках упрощенных производств в цивилистическом процессе является придание им всеинстанционного характера. Приведенная ниже критика таких положений относится в равной степени ко всем категориям дел, однако для дел с участием государства имеет особое значение, ибо нерешенные проблемы обеспечения реальной состязательности в этих спорах в первой инстанции оказываются усугубленными в инстанциях вышестоящих (ч. 1 ст. 335.1, ст. 379.5 ГПК РФ, ч. 1 ст. 272.1, ст. 288.2 АПК РФ) <1>.
--------------------------------
<1> Смагина Е.С. Проблемы упрощенного производства в гражданском процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 9.

Как уже отмечалось, введение новелл обосновывалось необходимостью обеспечить быструю и эффективную защиту интересов управомоченного лица исходя из природы дел, рассматриваемых в рамках указанных процедур, что соответствует принципу законности и способствует реализации принципа процессуальной экономии. Кроме того, предполагалось, что изменения повысят доступность правосудия и позволят сократить материальные и временные издержки лиц, обращающихся в проверочные инстанции по таким делам. Авторы проекта полагали, что названные лица не лишаются права быть выслушанными в суде, поскольку они наделяются возможностью направить в суд свои письменные объяснения по делу, которые будут учитываться при рассмотрении соответствующей жалобы, поскольку судья-докладчик излагает наряду с обстоятельствами дела, содержанием судебных постановлений, принятых по делу, доводами жалобы также и содержание поступивших письменных объяснений по делу. Более того, с учетом характера и сложности разрешаемого вопроса, а также доводов соответствующей жалобы, представления и возражений относительно них суд может вызвать лиц, участвующих в деле, в судебное заседание.
Законотворцы не случайно тратили столько усилий на обоснование упрощения процедуры обжалования судебных актов. Возможность обжалования судебных актов, их проверки вышестоящим судом либо путем повторного рассмотрения дела (апелляция), либо путем проверки их законности (кассация) является неотъемлемой составляющей права на судебную защиту. И до рассматриваемых изменений обжалование и проверка предполагали неотъемлемое право лиц предстать перед судом вышестоящей инстанции, обосновать свою позицию с целью добиться исправления судебной ошибки (за исключением порядка рассмотрения частных жалоб).
Ныне, получив решение, принятое в упрощенном порядке, без его участия в деле, лицо по общему правилу лишается возможности появиться и в суде вышестоящей инстанции даже при наличии соответствующего ходатайства о вызове, сложности дела и иных обстоятельств. Участие такого лица в деле полностью оставляется на усмотрение вышестоящего суда. То есть процесс может пройти полностью "заочно", без присутствия в судебном заседании. Учитывая недостаточно четкое и последовательное регулирование упрощенного производства в первой инстанции, создающее препятствия в доведении до суда правовой позиции стороны, в ознакомлении с правовой позицией и доказательствами процессуального соперника, возможности злоупотреблений заинтересованных лиц, решительный отказ от очного слушания дела в апелляционной и кассационной инстанциях представляется по меньшей мере спорным решением. Лицу должна быть обеспечена хотя бы одна возможность лично предстать перед судом и защитить свои права, причем не в форме возможности, а именно долженствования для суда вызвать это лицо и обеспечить ему присутствие в судебном заседании. Добиться упрощения и ускорения процесса в вышестоящих инстанциях по данным категориям дел можно было бы вполне традиционным способом: указать на обязанность суда уведомить лиц о времени и месте судебного разбирательства, а в случае их неявки - рассмотреть дело в их отсутствие <1>.
--------------------------------
<1> Смагина Е.С. Проблемы упрощенного производства в гражданском процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 9.

Мы предвидим возражения относительно последовательности в решении вопроса об упрощении судопроизводства во всех инстанциях, однако для этого требуется надлежащее обеспечение реализации всех процессуальных прав, прозрачности, доступности упрощенного производства в суде первой инстанции.
Таким образом, описанные общие проблемы упрощенного производства как нельзя более остро проявляются в отношении дел с участием государства. Неприменимость упрощенного производства в таких делах диктуется необходимостью всемерного усиления в производстве по ним состязательных начал, к чему упрощенное производство оказывается неприспособленным априори, по сути своих "секвестрированных" правил, в которых эта состязательность в значительной степени и проявляется.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!