Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

3.1.3. Процессуальные особенности рассмотрения судами дел о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь

style="max-height: 50vh;">
3.1.3. Процессуальные особенности рассмотрения судами
дел о признании права собственности на бесхозяйную
недвижимую вещь

Уникальными с точки зрения процедуры приобретения права собственности и одними из наиболее характерных для непосредственного участия государства в процессе являются дела о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь (гл. 33 ГПК РФ), поскольку единственными субъектами, управомоченными подавать такие заявления в порядке особого производства, являются публично-правовые образования в лице их органов.
Процессуальные особенности рассмотрения данной категории дел находятся, как и в иных случаях, в теснейшей взаимосвязи с нормами материального права, и их эффективное применение напрямую зависит от совершенствования последних, так как разработка норм процессуальных отраслей должна осуществляться с ориентацией на нормы материального права, подлежащие применению в процессуальных формах <1>.
--------------------------------
<1> См.: Грось Л.А. Влияние норм материального права на гражданское процессуальное право (научно-практические проблемы): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1999. С. 6 - 7.

Согласно п. 3 ст. 225 ГК РФ бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся. По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на эту вещь. Согласно п. 4 той же статьи в городах федерального значения - Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе - бесхозяйные недвижимые вещи, находящиеся на территориях этих городов, принимаются на учет органами, осуществляющими государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлениям уполномоченных государственных органов этих городов.
В соответствии с ч. 2 ст. 290 ГПК РФ заявление о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь подается в суд по месту ее нахождения органом, уполномоченным управлять муниципальным имуществом или имуществом, находящимся в собственности городов федерального значения - Москвы, Санкт-Петербурга или Севастополя.
Надо отметить, что несоответствие норм материального и процессуального права, связанное с появлением нового субъекта Российской Федерации - города федерального значения Севастополя, было устранено лишь недавно Федеральным законом от 27 июня 2018 г. N 158-ФЗ. Нами ранее было обращено внимание на необходимость этого, поскольку отсутствие в процессуальном акте соответствующей поправки являлось формальным препятствием для принятия заявлений от соответствующих органов в силу положений ст. 1 ГПК РФ, определяющей приоритет ГПК РФ перед иными федеральными законами, содержащими процессуальные нормы <1>.
--------------------------------
<1> Смагина Е.С. Проблемы рассмотрения судами дел о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь // Законодательство. 2018. N 1. С. 46 - 49.

Однако правоприменительные проблемы в отношении гл. 33 ГПК РФ не ограничиваются этим и коренятся глубже: в разграничении предметов ведения и полномочий государственных органов и органов местного самоуправления, выделении средств на реализацию указанных полномочий.
В ст. 50 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" определен перечень имущества, которое может находиться в собственности муниципальных образований и предназначено для решения установленных вопросов местного значения и осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления. Согласно ст. 26.11 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в собственности субъекта Российской Федерации может находиться имущество, необходимое для осуществления полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации и переданных им полномочий Российской Федерации.
В соответствии же с п. 11 ст. 154 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в федеральной собственности может находиться: имущество, необходимое для обеспечения осуществления федеральными органами государственной власти полномочий в рамках их компетенции, установленной Конституцией РФ, а также нормативными правовыми актами Российской Федерации, определяющими статус этих органов, в том числе имущество федеральных государственных унитарных предприятий и федеральных государственных учреждений, отнесенных решениями Правительства РФ к предприятиям и учреждениям, подведомственным федеральным органам исполнительной власти; имущество, необходимое для обеспечения стратегических интересов Российской Федерации в области обороны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации, в соответствии с перечнем, утверждаемым Президентом РФ по представлению Правительства РФ; имущество, необходимое для обеспечения деятельности федеральных органов государственной власти, государственных служащих Российской Федерации, работников федеральных государственных унитарных предприятий и федеральных государственных учреждений, включая нежилые помещения для размещения указанных органов, предприятий и учреждений <1>.
--------------------------------
<1> Смагина Е.С. Проблемы рассмотрения судами дел о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь // Законодательство. 2018. N 1. С. 46 - 49.

Соответственно, в собственности муниципальных образований и городов федерального значения может находиться не любое имущество, а только то, которое предназначено для выполнения возложенных на них функций и полномочий. При этом ст. 225 ГК РФ и ст. 290 ГПК РФ устанавливают строго ограниченный перечень субъектов, обладающих правом обращения в суд с заявлением о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь - органы муниципальных образований и городов федерального значения. В этой ситуации муниципальные образования, города федерального значения оказываются обремененными полномочиями по принятию в собственность любого бесхозяйного имущества, даже того, которое не должно и не может в дальнейшем находиться в их собственности <1>.
--------------------------------
<1> В литературе указывается не только на наличие проблемы ограниченного круга субъектов в ст. 225 ГК РФ, но и на то, что институт бесхозяйности используется иными публично-правовыми образованиями в целях понуждения муниципальных образований к принятию в качестве бесхозяйных тех вещей, которые должны находиться в государственной собственности, и переложения на муниципалитеты бремени содержания и ответственности за состояние данных объектов. См.: Баженова О.И. Публично-правовое образование как собственник "в последней инстанции": проблемы правового регулирования и правоприменения // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 11. Практика признания муниципальной собственности на бесхозяйные недвижимые вещи значительна, впрочем, как и практика отказов. См., например, Апелляционные определения Судебной коллегии по гражданским делам: Краснодарского краевого суда от 12 марта 2019 г. по делу N 33-3382/2019; Сахалинского областного суда от 26 февраля 2019 г. по делу N 33-307/2019; Камчатского краевого суда от 31 января 2019 г. по делу N 33-132/2019; Московского городского суда от 16 июля 2019 г. по делу N 33-23363/2019; Оренбургского областного суда от 30 мая 2019 г. по делу N 33-3749/2019.

Частью 5 ст. 50 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" установлено, что в случаях возникновения у муниципальных образований права собственности на имущество, не соответствующее требованиям данной статьи, указанное имущество подлежит перепрофилированию (изменению целевого назначения имущества) либо отчуждению. Порядок и сроки отчуждения такого имущества устанавливаются федеральным законом. Отдельно установлен и порядок передачи такого имущества в федеральную собственность или собственность субъекта Федерации. Однако в течение немалого времени, пока указанные мероприятия осуществляются или в случае, если они вообще не дали результата, муниципальные образования вынуждены нести обязанности по содержанию этого имущества. Средства в их бюджете на эти цели не предусмотрены, следовательно, эти обязанности, как правило, не выполняются вовсе. Тем самым может быть нанесен существенный вред безопасности, здоровью и благополучию населения, публичным интересам.
Ярким примером может служить известная ситуация с принятием в собственность скотомогильников. На протяжении долгого времени существовала правовая неопределенность в вопросе о том, в чьем ведении находятся вопросы содержания и обеспечения санитарно-эпидемиологической безопасности этих объектов - Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. Широкое распространение получила практика подачи прокурорами заявлений о признании незаконным бездействия органов местного самоуправления или исков о понуждении их принять в собственность скотомогильники <1>. При удовлетворении требований органы местного самоуправления оказывались вынужденными принимать их в собственность, объективно не имея средств на содержание этих чрезвычайно опасных объектов, в результате трупы животных разлагались, нанося значительный ущерб окружающей среде и населению.
--------------------------------
<1> См., например, Определения ВС РФ: по делу N 32-В10-5 от 27 февраля 2010 г.; по делу N 59-В11-9 от 26 октября 2011 г. // СПС "КонсультантПлюс". В новейшей практике, но только по иным категориям дел можно встретить верные суждения, касающиеся рассматриваемого вопроса. С учетом позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 4 декабря 2007 г. N 828-О-П, указывается на недопустимость принятия решений о передаче имущества из федеральной собственности в муниципальную в одностороннем порядке, игнорируя волеизъявление органов местного самоуправления и объективную необходимость такой передачи для осуществления местным самоуправлением своих полномочий (см.: Определение ВС РФ от 28 августа 2020 г. N 309-ЭС20-11496 по делу N А50-22997/2019).

Федеральным законом от 31 декабря 2005 г. N 199-ФЗ, в редакции Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 281-ФЗ в ст. 26.11 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" был внесен п. "ц", предусматривающий, что в собственности субъекта Российской Федерации может находиться имущество, необходимое для проведения мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней животных, их лечению, защите населения от болезней, общих для человека и животных, в том числе скотомогильники (биотермические ямы). Казалось бы, вопрос о разграничении объектов собственности в рамках материального законодательства был разрешен. Но несовершенство процессуального законодательства в данном вопросе, а именно ограниченный круг субъектов, обладающих правом подачи заявления по гл. 33 ГПК РФ, продолжает являться препятствием для принятия этих объектов в собственность субъекта Российской Федерации.
Практика вынуждена искать пути выхода из сложившейся ситуации - прокуроры теперь заявляют иски в интересах неопределенного круга лиц к органам власти субъектов Российской Федерации, например, о возложении обязанности обратить в собственность скотомогильники и организовать проведение работ по приведению скотомогильника в надлежащее состояние <1>. Однако в условиях существования специальной процедуры судебного признания права собственности на бесхозяйное имущество такое решение нельзя признать удовлетворительным. Кроме того, в отношении иных объектов, право собственности на которые не может принадлежать муниципальным образованиям, устоявшейся судебной практики не существует.
--------------------------------
<1> См., например: решение Кольского районного суда Мурманской области по делу N 2-412/2011; Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 27 мая 2020 г. по делу N 88а-8554/2020 // СПС "КонсультантПлюс".

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о давно назревшей необходимости расширения перечня субъектов, наделенных правом обращения в суд с заявлением о признании права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь в порядке гл. 33 ГПК РФ и включении в него органов, уполномоченных управлять федеральным имуществом и имуществом субъектов Российской Федерации. Указанные органы смогут таким образом приобрести право на бесхозяйное имущество, которое может находиться в их собственности, напрямую, без процедур передачи. При этом постановка на учет бесхозяйного недвижимого имущества должна остаться обязанностью органов местного самоуправления как органов, обладающих наибольшим объемом информации о таком имуществе (Приказ Министерства экономического развития РФ от 10 декабря 2015 г. N 931 "Об установлении порядка принятия на учет бесхозяйных недвижимых вещей"). Далее необходимо установление порядка и сроков передачи такой информации компетентным органам Российской Федерации или ее субъектов с целью совершения ими необходимых действий по обращению в суд с заявлениями в специально установленном гл. 33 ГПК РФ порядке.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!