Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

1.1. Уголовная политика Российской Федерации в области обеспечения финансовой безопасности

style="max-height: 50vh;">
1.1. Уголовная политика Российской Федерации в области
обеспечения финансовой безопасности

Финансовая безопасность как необходимый уровень национальной безопасности в финансовой сфере, т.е. "состояние стабильности (устойчивости) и защищенности национальных финансов и финансовых институтов от внутренних и внешних угроз, обеспечивающий развитие экономики и достижение жизненно важных целей личности, общества и государства" <1>, должна обеспечиваться государством не только мерами социально-экономического, идеологического характера, но также и уголовно-политическими мерами как реакцией на наиболее опасные угрозы.
--------------------------------
<1> Нудель С.Л. Финансовая безопасность и основные направления ее обеспечения // Финансовое право. 2011. N 8. С. 15. Следует отметить значительный вклад ученых ИЗиСП в разработку доктрины финансовой безопасности. См.: Система финансовой безопасности Российской Федерации: концептуальные подходы и решения (научный доклад) / под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Чиханчина; Российская академия наук, ИЗиСП, Федеральная служба по финансовому мониторингу. М.: Наука, 2015; Институты финансовой безопасности: монография / отв. ред. И.И. Кучеров, Н.А. Поветкина. М.: ИНФРА-М; ИЗиСП, 2017; Кучеров И.И., Поветкина Н.А., Акопян О.А. и др. Риски финансовой безопасности: правовой формат: монография / отв. ред. И.И. Кучеров, Н.А. Поветкина. М.: ИЗиСП; Норма; ИНФРА-М, 2018; Правовые средства обеспечения финансовой безопасности: монография / отв. ред. И.И. Кучеров, Н.А. Поветкина. М.: ИЗиСП; Норма; ИНФРА-М, 2019, и др.

Соответственно, в качестве указанных угроз особо следует выделить противоправные посягательства на финансовые отношения <1>, а именно - финансовую преступность как негативное общественно опасное социально-правовое явление.
--------------------------------
<1> Преступления, посягающие на финансовые отношения по формированию бюджетных доходов, связанные: с уплатой налогов, сборов и таможенных платежей (ст. 170, 194, 198 - 199.4 УК РФ); с незаконным оборотом акцизных и специальных марок, а также подлежащих маркировке товаров и продукции (ч. 5 - 6 ст. 171.1, ч. 3 ст. 325, ст. 327.1, 200.2 УК РФ); преступления, посягающие на финансовые отношения в области государственных расходов и страхования: в сфере осуществления государственных расходов (ст. 159.2, 285.1, 285.2 УК РФ), в области государственного кредита и страхования (ст. 159.5, ч. 2 ст. 176 УК РФ); преступления, посягающие на финансовые отношения в области банковской деятельности и валютно-денежного обращения: в банковской сфере (ст. 172, 172.1 УК РФ); в области эмиссии, денежного обращения и расчетов (ст. 186, 187 УК РФ); посягающие на валютные отношения (ст. 193, 193.1, 200.1 УК РФ).

В контексте общероссийских тенденций изменения состояния преступности количество зарегистрированных финансовых преступлений в период с 2006 по 2020 г. существенно снизилось со 150 000 до 50 000. Вместе с тем уровень преступности продолжает оставаться чрезвычайно высоким, особенно при оценке криминогенной ситуации с точки зрения объемов причиненного конкретными деяниями ущерба. Материальный ущерб от преступлений в сфере экономической деятельности в 2020 г. составил 339,4 млрд руб. (в 2019 г. - 447,2 млрд руб., в 2018 г. - 403,8 млрд руб., в 2017 г. - 234,3 млрд руб.).
Помимо этого, необходимо отметить высокую степень общественной опасности и распространенности преступлений в банковской, валютной и налоговой сферах, в области использования бюджетных средств. Существенный ущерб финансовой системе причиняют анализируемые преступления коррупционного характера.
Снижение данных показателей соответствует общероссийским тенденциям и связано: с выполнением мер, предусмотренных госпрограммами правоохранительной направленности; с активизацией деятельности по их раскрытию и расследованию, оптимизацией системы обеспечения финансовой безопасности, повышению эффективности борьбы с коррупцией и т.д.; законодательными изменениями норм УК РФ, вследствие чего ряд противоправных общественно опасных деяний был декриминализирован полностью либо частично <1>.
--------------------------------
<1> См.: Нудель С.Л. Уголовно-правовая охрана финансовых отношений: монография / под ред. Г.Ю. Лесникова. М.: ФГКУ "ВНИИ МВД России", 2016. С. 48, 49.

Вместе с тем статистические данные о состоянии преступности не позволяют объективно судить о финансовой безопасности. В связи с этим в современных условиях функционирования российского государства рост угроз безопасности обусловливает необходимость разработки современного, эффективного и научно обоснованного механизма ее обеспечения.
Для целей комплексного представления происходящих в обществе криминальных процессов требуется проводить анализ в контексте уголовной политики, показывающий реальное состояние защищенности финансовой сферы Российской Федерации и качество борьбы с преступностью.
Термин "уголовная политика" используется в научной литературе в разных контекстах <1>. С определением уголовной политики как элемента внутренней правовой политики и направления деятельности органов государственной власти по противодействию преступности <2> нельзя согласиться в связи с "узким" толкованием - как некоей "государственной деятельности", что не учитывает особенности ее формирования и субъектный состав. Уголовная политика также понимается как "система принципов, политических и политико-правовых предписаний, правовых и иных социальных норм антикриминального цикла, криминологических программ и программ ресоциализации преступника" <3>. Вместе с тем данную дефиницию возможно расширить за счет указания на реализацию уголовной политики в рамках государственной деятельности и направленности на минимизацию и возмещение вреда.
--------------------------------
<1> См.: Лесников Г.Ю. Уголовная политика современной России (методические, организационные и правовые основы): дис. ... д-ра юрид. наук. М.: Академия управления МВД России, 2005. С. 18 - 60; Босхолов С.С. Основы уголовной политики: конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. 2-е изд., перераб. М.: ЮрИнфоР, 2004. С. 24 - 29; Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел: учебник для слушателей образовательных учреждений МВД России / под ред. Л.И. Беляевой. М.: Академия управления МВД России, 2003; Лопашенко Н.А. Уголовная политика. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 3 - 18; Воронин М.Ю. Уголовная политика: понятие, история возникновения и развития: лекция. М.: Академия управления МВД России, 2000. С. 17; и др.
<2> См.: Уголовная политика и ее реализация органами внутренних дел. С. 7; Босхолов С.С. Указ. соч. С. 32; Звечаровский И.Э. Современное уголовное право России: понятие, принципы, политика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 74; и др.
<3> Лесников Г.Ю. Указ. соч. С. 12.

Соответственно, уголовная политика Российской Федерации в области обеспечения финансовой безопасности как самостоятельный вид (направление) российской уголовной политики - выработанная на научной основе система принципов, политико-правовых предписаний, правовых и иных социальных норм антикриминального характера, которые реализовываются в деятельности уполномоченных органов государственной власти во взаимодействии с институтами гражданского общества, направлены на противодействие финансовой преступности и ее предупреждение, а также на минимизацию и возмещение причиненного вреда.
К формам уголовной политики в области обеспечения финансовой безопасности и мерам по ее совершенствованию возможно отнести следующие.
1. Разработка ее концептуальных теоретических основ, включающих совокупность базовых идей, посредством научных исследований в области права, политики, экономики, социологии и иных наук, направленных на выявление на основе мониторинга и систематизацию рисков и угроз финансовой безопасности; изучение механизмов преступного поведения; выработку материальных и процессуальных механизмов правовой и внеправовой охраны финансовых отношений и др.
Данные изыскания должны носить комплексный, междисциплинарный характер. При этом органы государственной власти должны сформировать систему поддержки научных исследований по приоритетной тематике и внедрение полученных результатов <1>.
--------------------------------
<1> В числе положительных примеров такого вида работ необходимо отметить научный доклад, подготовленный по итогам заседания Президиума РАН 21 апреля 2015 г., посвященного вопросам формирования системы финансовой безопасности. См.: Система финансовой безопасности Российской Федерации: концептуальные подходы и решения (научный доклад) / под ред. Т.Я. Хабриевой, Ю.А. Чиханчина.

В первую очередь с привлечением широких научных кругов необходимо продолжить разработку Концепции уголовной политики <1>. Кроме того, учитывая значимость финансовой безопасности для государства и существенную специфику соответствующей сферы, представляется целесообразной разработка Концепции финансовой безопасности в качестве отраслевого документа стратегического планирования, в котором будут определены риски и угрозы, сформулированы конкретные цели и задачи по противодействию им, а также выработаны основные направления деятельности государственных органов.
--------------------------------
<1> См.: Проект Концепции уголовно-правовой политики Российской Федерации: опубликован Общественной палатой РФ. URL: http://www.oprf.ru/press/news/2012/newsitem/17888.

Помимо этого, в целях оптимизации научно-исследовательской деятельности в действующих документах стратегического планирования следует определить проведение научных изысканий <1>.
--------------------------------
<1> Например, в госпрограмме "Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности" закреплены верные цели (повышение качества и результативности противодействия преступности) и задачи (повышение качества и эффективности предварительного следствия, оперативно-разыскной деятельности и дознания), но научное обеспечение их достижения не предусмотрено. См.: Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 345 "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности" // СЗ РФ. 2014. N 18 (ч. IV). Ст. 2188.

2. Разработка и закрепление правовых основ, направленных на реализацию целей и задач уголовной политики, в федеральных законах, актах Президента и Правительства РФ, а также КС РФ.
Непосредственно процесс законотворчества сводится к закреплению правовых основ уголовной политики в области обеспечения финансовой безопасности в материальном - уголовном (криминализация (декриминализация) и пенализация (депенализация) деяний, посягающих на финансовые отношения), а также процессуальном и исполнительном законодательстве.
При этом данные процессы не должны восприниматься в качестве односторонних явлений, как некая безусловная для исполнения активная воля законодателя и пассивное воплощение (исполнение) данной воли адресатом.
Об этом писал еще П.С. Дагель, отмечая необходимость объективной обоснованности криминализации с криминологической, экономической, социально-политической и социально-психологической позиций. Также нуждается в оценке степень общественной опасности того или иного деяния в контексте его распространения и динамики, возможности для успешной борьбы с ними неуголовно-правовыми мерами. Как следствие в качестве основной цели криминализации выступает создание целостной системы уголовно-правовых запретов, обладающих некоей характеристикой стабильности. Иными словами, качественная криминализация (декриминализация) "должна носить временный и исключительный характер" <1>, а современная уголовная политика в области обеспечения финансовой безопасности не должна быть статичной, она должна качественно реагировать на динамику преступности.
--------------------------------
<1> Дагель П.С. Проблемы советской уголовной политики. Владивосток: Дальневосточный ун-т, 1982. С. 57.

Действительно, в рамках формирования и реализации уголовной политики необходимо прогнозировать, какие изменения преступности повлечет совершенствование соответствующих норм. В ином случае высока вероятность принятия законодательных решений, влекущих осложнение криминальной обстановки и оказывающих негативное влияние на национальную безопасность <1>.
--------------------------------
<1> См.: Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики // Уголовное право. 2004. N 3. С. 132.

Следует отметить, что изучение проблем криминализации неразрывно связано с исследованием объективных причин и закономерностей, лежащих в основе законотворчества в области уголовного права. Обладание этими данными позволит сформулировать оптимальный набор параметров правотворчества, которое не должно реализовываться в отрыве от оценки определенных актов поведения как общественно опасных и нарушающих установленный законом порядок <1>.
--------------------------------
<1> См.: Яковлев А.М. Уголовная политика и проблемы криминализации // Проблемы современной уголовной политики: межвузовский тематический сборник. Владивосток: Дальневосточный ун-т, 1985. С. 44.

Результаты анализа эффективности реализации уголовной политики в области обеспечения финансовой безопасности, т.е. уголовно-правовой ситуации, свидетельствуют о том, что уголовное законодательство как базовый элемент уголовной политики проходит этап трансформации и она характеризуется:
- разнонаправленностью процессов криминализации и декриминализации: установление ответственности с последующим "смягчением" соответствующих норм, в том числе посредством применения административной преюдиции (например, ст. 193 УК РФ), повышение крупного размера уголовно наказуемых деяний (примечания к ст. 170.2, 198 - 199.1 УК РФ и др.). В данном случае проявляется вектор не только на гуманизацию, но и на дифференциацию уголовного законодательства <1>;
- гуманизацией процессов пенализации и депенализации: право суда изменять категорию преступления на менее тяжкую (ст. 15 УК РФ); назначение лишения свободы осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств (ст. 56 УК РФ); альтернативные лишению свободы меры, носящие восстановительный характер (принудительные работы, ст. 53.1 УК РФ); освобождение от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба (ст. 76.1 УК РФ), судебным штрафом (ст. 76.2 УК РФ) или по специальным основаниям (ст. 198, 199, 200.1 УК РФ) и др. <2>. В качестве либеральной характеристики необходимо указать на то, что не могут являться поводами для возбуждения уголовных дел факты представления специальной декларации, а также сведения из указанной декларации и прилагаемых документов <3>.
--------------------------------
<1> См.: Нудель С.Л. Уголовно-правовое воздействие в механизме обеспечения экономической безопасности (проблемы и тенденции законодательной регламентации) // Журнал российского права. 2020. N 6. С. 106 - 119; Криминализация и декриминализация как формы преобразования уголовного законодательства: монография / отв. ред. В.П. Кашепов. М.: ИЗиСП; ООО "ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА КОНТРАКТ", 2018.
<2> В 2020 г. из общего числа осужденных за преступления в сфере экономической деятельности (6 584; в 2019 г. - 7 763; в 2018 г. - 7 717) к лишению свободы приговорено 10% (655; в 2019 г. - 896; в 2018 г. - 876), штраф в качестве основного наказания назначен 28% осужденных (1831; в 2019 г. - 2 394; в 2018 г. - 2 365), обязательные работы - 15% (980; в 2019 г. - 1 181; в 2018 г. - 1 303), исправительные работы - 7% (439; в 2019 г. - 558; в 2018 г. - 479), а условно осуждены к лишению свободы 32% (2094; в 2019 г. - 2024; в 2018 г. - 2 032). Наказание в виде лишения свободы не назначалось за совершение большей части данных преступлений: ст. 169 - 170.2, 171.4, 172.2 - 172.3, 177, 181 - 185.6, 189, 190, 192, 195, 199.3 - 200.1, 200.4 - 200.6 УК РФ, а доля осужденных к лишению свободы снизилась с 16% в 2014 г. до 10% в 2020 г.
<3> См.: Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. N 498-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // СЗ РФ. 2019. N 52 (ч. I). Ст. 7816.

Анализ внесенных изменений в УК РФ <1> позволяет констатировать наличие тенденции современного уголовно-правового регулирования в виде возвращения к конструированию составов преступлений экономической направленности с административной преюдицией (например, уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации (ст. 193 УК РФ) и др.) <2>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. N 73-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 28.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2020. N 14 (ч. I). Ст. 2003.
<2> См.: Решетников А.Ю. Уголовный проступок и неоконченное преступление: точки соприкосновения // Уголовное право. 2017. N 4. Следует отметить, что не всеми учеными поддерживается административная преюдиция. См.: Кибальник А.Г. Недопустимость административной преюдиции в уголовном законодательстве // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2013. N 2; Лопашенко Н.А. Административной преюдиции в уголовном праве - нет! // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2011. N 3.

Одновременно следует отметить, что с расширением областей применения информационных технологий возникают и новые информационные угрозы, связанные с достижением криминальных и иных противоправных целей. В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации отмечено, что "информационные технологии приобрели глобальный трансграничный характер и стали неотъемлемой частью всех сфер деятельности личности, общества и государства" <1>. При этом государство призвано обеспечить реализацию такого важнейшего национального интереса в информационной сфере, как функционирование информационной инфраструктуры в банковской сфере и иных сферах финансового рынка, в том числе относящихся к критической информационной инфраструктуре. В связи с этим в качестве важнейшего элемента реализации уголовной политики следует признать уголовно-правовой механизм, включающий в себя нормы о финансовых преступлениях в информационно-коммуникационном пространстве (например, фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ст. 172.1 УК РФ), неправомерный оборот средств платежей (ст. 187 УК РФ) и др.) <2>.
--------------------------------
<1> Указ Президента РФ от 5 декабря 2016 г. N 646 "Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации" // СЗ РФ. 2016. N 50. Ст. 7074.
<2> См.: Голованова Н.А., Гравина А.А., Зайцев О.А. и др. Уголовно-юрисдикционная деятельность в условиях цифровизации: монография. М.: ИЗиСП; ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА КОНТРАКТ, 2019. С. 78, 79.

Получение достоверных данных об уголовно-правовой ситуации в совокупности позволяет оценить реальное состояние защищенности финансовой сферы Российской Федерации и качество борьбы с преступностью, а также свидетельствует о реальной возможности формулирования качественных уголовно-правовых норм.
Кроме того, необходимо констатировать и происходящую коррекцию в системе правоохранительных и контролирующих органов, включая изменения подследственности (например, наделение органов Федеральной таможенной службы правом осуществлять дознание по делам о контрабанде), направленную на совершенствование механизма противодействия финансовой преступности посредством решения проблем организационно-управленческого характера. В числе мер по оптимизации системы расследования экономических преступлений необходимо отметить введение дознания в сокращенной форме <1> и др. Как меру по гуманизации следует отметить ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, согласно которой не применяется заключение под стражу в отношении лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 159, 159.2, 159.5, 171.1, 171.3 - 172.3, 176 и 190 - 199.4 УК РФ и др. <2>.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ "О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 9. Ст. 875.
<2> См.: Федеральный закон от 2 августа 2019 г. N 315-ФЗ "О внесении изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2019. N 31. Ст. 4474.

С учетом этого правильно задан основной вектор уголовной политики в положениях, определенных в Посланиях Президента РФ Федеральному Собранию 2018 и 2019 гг., а именно связанных с тем обстоятельством, что государству следует обеспечить наивысший уровень экономических свобод и конкуренции и снизить негативное уголовно-правовое воздействие на бизнес и др. <1>.
--------------------------------
<1> См.: Послания Президента РФ Федеральному Собранию от 1 марта 2018 г. и от 20 февраля 2019 г.

В качестве первого направления по совершенствованию правовых основ уголовной политики в области обеспечения финансовой безопасности следует назвать устранение "дефектов законодательной техники, подрывающих принцип правовой определенности... так как... погрешности порождают грубые нарушения прав и свобод. В ряде случаев подобные дефекты являются фактором коррупциогенности" <1>.
--------------------------------
<1> Зорькин В.Д. Конституция живет в законах. Резервы повышения качества российского законодательства // Российская газета. 2014. 17 дек.

Помимо этого, необходимо отметить проблемы структурного построения Особенной части УК РФ на основе родовых и видовых объектов преступлений. Так, в ст. 2 УК РФ перечислены не все социальные явления, охраняемые уголовным законом. Финансовые отношения, как и иные экономические отношения, являясь объектом значительного количества составов преступлений, прямо не попадают ни в одну из установленных категорий. Соответственно, данная норма может быть дополнена указанием на экономические (в том числе финансовые) отношения как объект уголовно-правовой охраны <1>.
--------------------------------
<1> См.: Артемов В.Ю., Голованова Н.А., Гравина А.А. и др. Уголовный закон и экономическая деятельность (соотношение частных и публичных интересов): научно-практическое пособие / отв. ред. И.И. Кучеров, О.А. Зайцев, С.Л. Нудель. М.: ИЗиСП, 2020.

Установление уголовной ответственности юридических лиц за финансовые деликты на современном этапе развития российского общества и правовой системы представляется нецелесообразным вследствие наличия достаточно эффективной системы юридической ответственности организаций (административная, финансовая и гражданско-правовая), а также устоявшихся в уголовном праве фундаментальных подходов, характеризующихся пониманием субъективного признака вины как категории, связанной с психическим отношением виновного человека к деянию. Вместе с тем данная идея может быть воплощена в рамках новой системы юридической ответственности, которая повлечет коренную переработку институтов деликтного права, включая понятия правонарушения и преступления, соучастия, виновности и др.
В юридической науке вопрос об изменении системы юридической ответственности путем введения института уголовного проступка <1> неоднократно являлся предметом дискуссии <2>. Как базовый признак уголовного проступка возможно назвать невысокий уровень общественной опасности, предполагающий пониженный по сравнению с преступлением режим ответственности и наказания. Так, к их числу могут быть отнесены деяния небольшой тяжести (ст. 15 УК РФ) и деяния, признаваемые малозначительными (ст. 14 УК РФ). Соответственно, с учетом фактически назначаемых наказаний за совершение финансовых преступлений к уголовным проступкам в рассматриваемой сфере возможно отнести деяния, предусмотренные ст. 159.2, 159.5, 170, 171.1, 193, 193.1, 194, 198, 199, 199.1, 199.3, 199.4, 200.1, 325, 327.1 УК РФ (за исключением квалифицированных составов).
--------------------------------
<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2020 г. N 24 "О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка".
<2> См.: Коняхин В.П., Жук М.С. Право уголовных проступков как подотрасль российского уголовного права: прогностический анализ // Российский следователь. 2012. N 23; Гордиенко В.В. Законодательное установление уголовного проступка и исключение института отказных материалов // Российский следователь. 2010. N 15. С. 11 - 13; Генрих Н.В. К совершенствованию механизма уголовно-правового регулирования: проблемы и зарубежный опыт // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. N 4. С. 3 - 6; Рогова Е.В. Уголовный проступок в системе категоризации преступлений // Российский следователь. 2011. N 16, и др.

3. Управление реализацией уголовной политики посредством формирования на основе нормативных правовых актов, закрепляющих стратегические основы, программных документов различных уровней. Так, речь идет о разработке и принятии конкретизирующих и детализирующих основные направления реализации уголовной политики ведомственных и межведомственных актов Генпрокуратуры России, Следственного комитета РФ, МВД России и др.
В связи с наличием в конструкциях финансовых преступлений значительного количества оценочных признаков, а также возможностью дифференциации и индивидуализации мер принуждения и наказания правоприменительная практика должна характеризоваться общими подходами. Этому могут способствовать направленные на формирование единообразного применения законодательства разъяснения Верховного Суда РФ <1> и высших органов управления иных субъектов уголовной политики.
--------------------------------
<1> См., например: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 "О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" // БВС РФ. 2013. N 9; Постановление Пленума ВС РФ N 48, и др.

Дискуссионным также является вопрос о применении "выборочной репрессии". Действительно, при противодействии финансовым преступлениям особое внимание должно быть сосредоточено на преступлениях коррупционной направленности, причинивших ущерб бюджетной системе, организованного характера.
Также согласно докладу Уполномоченного по защите прав предпринимателей Президенту РФ более половины экспертов считают, что необходимо увеличить объем полномочий органов прокуратуры в уголовном процессе; 63,2% отмечают, что согласование органами прокуратуры возбуждения уголовных дел экономической направленности снизит коррупционное давление на предпринимателей; 61% экспертов считают, что необходимость согласия прокуратуры на заключение под стражу снизит необоснованное давление на предпринимателей <1>. Помимо этого, в марте 2020 г. Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б.Ю. Титов отметил возможность создания "в России специализированного органа по расследованию экономических преступлений". Так, большая часть бизнеса и экспертов считают, что экономические преступления должны расследоваться одним специализированным следственным органом. При этом, согласно исследованию ФСО России, подавляющее большинство респондентов (76,7%) поддерживают такую точку зрения <2>.
--------------------------------
<1> См.: Приложение к докладу Президенту РФ 2019 // Официальный интернет-сайт Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. URL: http://doklad.ombudsmanbiz.ru/doklad_2019.html.
<2> URL: http://ombudsmanbiz.ru/2020/05/titov-predlozhil-sozdat-sledstvennyj-or-gan-po-jekonomicheskim-prestuplenijam/#1.

Характеристика комплекса полномочий правоохранительных органов в контексте поставленных перед ними целей и задач уголовной политики в области обеспечения финансовой безопасности позволяет отметить реформирование государственного аппарата.
4. Формирование общественного мнения, поддерживающего уголовную политику в области обеспечения финансовой безопасности, которое может быть свободным (неуправляемым), монологически управляемым (управление осуществляется источником информации при пассивном адресате) или диалогически управляемым (в процессе коммуникации активны источник и адресат).
Общественное мнение характеризуется поддержкой населением принимаемых государством мер, направленных на криминализацию деяний в области охраны финансов (в особенности коррупционного характера). По данным мониторинга 2019 г., среди опрошенных менее половины (45,7%) чувствуют себя защищенными от преступных посягательств. Данные показатели относительно стабильны с небольшой, но устойчивой положительной динамикой (в 2009 г. - 34%; в 2012 г. - 36%; в 2016 г. - 38%) <1>. По результатам проведенного в 2019 г. Службой специальной связи и информации ФСО России социологического опроса, 2/3 респондентов <2> (66,5%) негативно оценивают ситуацию с защитой прав и законных интересов предпринимателей: 50,1% полагают, что данные права защищены недостаточно, а 16,4% - что абсолютно не защищены. При этом, несмотря на принимаемые меры, более 70% респондентов не видят в законодательстве гарантий для защиты бизнеса. Также продолжает расти число респондентов, не доверяющих правоохранительным органам: 2017 г. - 45%, 2018 г. - 51,5%, 2019 г. - 66,7%. Более половины респондентов не доверяют судебным органам: менее половины из них готовы доверить разрешение гражданско-правовых споров государственному суду. Также 45% опрошенных предпринимателей указали, что уголовное дело не было завершено приговором. Основными причинами того, что не все возбужденные дела в экономической сфере доходят до суда, названы:
а) ошибки следователей;
б) безосновательность возбуждения таких дел;
в) использование дел для решения корпоративных и хозяйственных споров, оказания давления, устранения конкурентов.
--------------------------------
<1> См.: Общественное мнение. Работа полиции: доверие и оценки. URL: https://мвд.рф/publicopinion.
<2> В опросе приняли участие собственники (55,5%), руководители предприятий (27%), заместители руководителей предприятий (10,7%) и менеджеры (6,8%). Большинство опрошенных предпринимателей (93,3%) отнесли свой бизнес к категории микропредприятий, 5,5% респондентов - к категории малого, а 0,5% - к категории среднего бизнеса.

Вместе с тем более 80% экспертов (адвокатов, прокуроров, правозащитников и ученых-юристов) называют чрезмерной меру пресечения в виде заключения под стражу для большей части лиц, находящихся в СИЗО; 67,6% экспертов поддерживают замену наказания в виде лишения свободы за экономические преступления штрафами <1>.
--------------------------------
<1> См.: Приложение к докладу Президенту РФ 2019 / Официальный интернет-сайт Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей. URL: http://doklad.ombudsmanbiz.ru/doklad_2019.html.

С одной стороны, это свидетельствует о недостаточности предпринимаемых государством мер и наличии в деятельности органов государственной власти тех ошибок в оценке уголовно-правовой ситуации в целом, о которых мы говорили выше; с другой - на эти данные оказывают влияние социальные и медийные факторы <1>.
--------------------------------
<1> См.: Ляхов Е.Г., Ляхов Д.Е. Международные институциональные контртеррористические системы: учебное пособие. М.: Московский ун-т МВД России, 2004. С. 17.

Таким образом, преобразования в социально-экономической сфере, новые подходы к содержанию и методам решения задач государственного управления обусловливают необходимость пересмотра роли и значения уголовной политики Российской Федерации в области обеспечения финансовой безопасности, в том числе ее дальнейшего совершенствования посредством изложенных выше мер.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!