Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
 Скачать

1.3. Место уголовно-правовой охраны в системе охраны финансово-бюджетных отношений

style="max-height: 50vh;">
1.3. Место уголовно-правовой охраны в системе охраны
финансово-бюджетных отношений

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 2 июля 2021 г. N 400, подтвердила курс, выбранный руководством страны и ранее закрепленный в Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, утвержденной Указом Президента РФ от 13 мая 2017 г. N 208, в соответствии с которым задачами государства являются профилактика, предупреждение и предотвращение преступных и противоправных действий в хозяйственно-финансовой сфере, а также предотвращение преднамеренного банкротства и иных противоправных действий в отношении субъектов экономической деятельности, поскольку "успех страны в огромной степени зависит от успеха российского предпринимателя" <1>, а "...ключевая роль государства в экономике - это, без всяких сомнений, защита экономической свободы" <2>.
--------------------------------
<1> Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2003. 17 мая.
<2> Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 8 июля 2000 г. "Какую Россию мы строим" // Российская газета. 2000. 11 июля.

Решение перечисленных выше задач, способствующих обеспечению экономической безопасности российского государства, с помощью правовых средств одной отрасли права невозможно. Как справедливо отмечает С.А. Синицын, "в условиях современности весьма трудно... рассматривать какой-либо институт права только в координатах частного или публичного права: любое решение правовой проблемы требует взвешенного комплексного подхода" <1>. В то же время А.Г. Безверхов полагает, что "принцип комплексности в уголовном праве означает, что отдельные институты и нормативные предписания УК РФ действуют при совместном участии нормативных положений другой отраслевой природы и одновременно с последними обеспечивают защиту одному и тому же отношению" <2>. По мнению Н.И. Пикурова, "уголовно-правовая норма представляет собой динамичную систему, включающую как собственные уголовно-правовые предписания, так и нормативные предписания иных отраслей права" <3>.
--------------------------------
<1> Синицын С.А. Гражданское право в современных социально-экономических условиях // Журнал российского права. 2021. N 1. С. 8 - 15.
<2> Безверхов А.Г. О действии уголовного закона в условиях межотраслевых связей // Lex russica. 2015. N 10. С. 76 - 92.
<3> Пикуров Н.И. Теоретические проблемы межотраслевых связей уголовного права: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Волгоград: Волгоградский юрид. ин-т МВД России, 1998.

Соответственно, реальные условия для стабильности (устойчивости) и защищенности национальной финансовой системы от внутренних и внешних угроз, развития экономики могут быть созданы только в рамках комплексного межотраслевого подхода к нормативно-правовому регулированию общественных отношений, обеспечивающих финансовую безопасность <1>.
--------------------------------
<1> См.: Нудель С.Л. Финансовая безопасность и основные направления ее обеспечения // Финансовое право. 2011. N 8. С. 14 - 16.

Охрана финансово-бюджетных отношений представляет собой комплексное межотраслевое образование. При этом "уголовно-правовые отношения, составляя часть правового фундамента общества, включаются в сложное переплетение иных отношений, пронизывающих социум и связывающих его в единый монолит, определяющих социально-правовой статус членов общества, а также пределы и возможности государственного администрирования" <1>.
--------------------------------
<1> Генрих Н.В. Взаимосвязь уголовно-правовых отношений с предметом иных отраслей права // Общество и право. 2010. N 2. С. 15.

Содержание функций уголовного права может быть раскрыто исключительно в рамках анализа его межотраслевых связей, т.е. отношений взаимной зависимости, обусловленности и общности между различными правовыми отраслями, включая и их отдельные части <1>. Соединяясь в динамичные системы с нормами фактически всех отраслей права, оно не только имплантирует их предписания в свою ткань для определения границ между преступным и непреступным, но и само передает им часть своей юридической энергии, присутствуя в качестве потенциальной силы, например, при выделении бюджетных средств, охраняя стороны от возможного нецелевого их расходования. Но непосредственно механизм уголовной репрессии включается лишь при совершении конкретных общественно опасных деяний, признаки которых закреплены в уголовном законе <2>, т.е. непосредственная связь между уголовным и финансовым отношением возникает в момент совершения преступления (покушения, приготовления).
--------------------------------
<1> См.: Челышев М.Ю. Основы учения о межотраслевых связях гражданского права. Казань, 2008. С. 56.
<2> См.: Пикуров Н.И. Указ. соч. С. 14, 15.

В рамках национальной правовой системы иерархические связи, характеризующие зависимость и обусловленность уголовного права, складываются у него с регулятивными отраслями права, и эта связь носит преимущественно "горизонтальный" координирующий характер; а с административно-деликтным правом уголовное право сочетается в горизонтальной плоскости по принципу дополнительности <1>.
--------------------------------
<1> См.: Генрих Н.В. Взаимосвязь уголовно-правовых отношений с предметом иных отраслей права. С. 15.

При этом характер межотраслевой взаимосвязи норм уголовного права зависит от принадлежности связанных с ним предписаний к отраслям публичного или частного права. Соответственно, специфика охраны финансово-бюджетных отношений уголовно-правовыми средствами отражается в принадлежности уголовного права к отраслям публичного права и непосредственно сказывается на характере взаимодействия с другими отраслями, который выражается в уголовно-правовой охране общественных отношений, урегулированных нормами публичного права <1>.
--------------------------------
<1> См.: Пикуров Н.И. Указ. соч. С. 36.

Кроме того, преступление как вид правонарушения представляет собой посягательство не просто на общественные отношения, а на правоотношения, т.е. отношения, урегулированные той или иной нормой позитивного или естественного права <1>. Соответственно, финансовые отношения, входящие в предмет иноотраслевого регулирования, в уголовном праве составляют не предмет регулирования, а предмет охраны.
--------------------------------
<1> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право: лекции. Часть общая: в 2 т. М., 1994. Т. 1. С. 24.

Также "субъектом преступления может быть исключительно то лицо, которое в качестве субъекта включено в правоотношение, составляющее предмет уголовно-правовой охраны и, соответственно, урегулированное иными отраслями права. Если человек не включен в систему позитивных правовых отношений, то на него не возложены соответствующие отраслевые права и обязанности; соответственно нарушить их и нести за это ответственность он не в состоянии" <1>. Например, субъектом преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ, является достигшее 16-летнего возраста физическое лицо (гражданин России, иностранный гражданин, лицо без гражданства), на которое в соответствии с законодательством о налогах и сборах возложена обязанность по исчислению и уплате в соответствующий бюджет налогов и (или) сборов, а также по представлению в налоговые органы налоговой декларации и иных документов, представление которых в соответствии с законодательством является обязательным <2>.
--------------------------------
<1> Генрих Н.В. Взаимосвязь уголовно-правовых отношений с предметом иных отраслей права. С. 18.
<2> См. п. 6 Постановления Пленума ВС РФ N 48.

Формализация межотраслевых связей в нормах уголовного закона о финансовых преступлениях сводится к двум видам - бланкетной диспозиции и бланкетным признакам <1>.
--------------------------------
<1> См.: Жук М.С. Бланкетность как форма отражения межотраслевых связей уголовного права // Общество и право. 2010. N 4. С. 140.

В первом случае используется "чужое" нормативное предписание (ссылка на нарушение определенных правил и т.п. - например: неисполнение обязанностей налогового агента - ст. 199.1 УК РФ). Так, в результате такой конструкции возникает не вполне обычное правовое явление - состав преступления со смешанной противоправностью: уголовно-правовой запрет включает в себя в качестве обязательного элемента состав иного (не уголовного) правонарушения. В связи с этим содержание охраняемых уголовным правом отношений зависит от изменения нормативных актов иной отраслевой принадлежности.
Фактически усиление межотраслевых связей при формулировании норм Особенной части УК РФ, выражающееся в большей бланкетности их диспозиций, по сути дела, превращает нормы иных отраслей права в формальный источник уголовного права <1>.
--------------------------------
<1> См.: Капинус О.С. Проблема обратной силы уголовного закона в связи с отменой ст. 188 УК РФ // Уголовное право. 2012. N 5. С. 65.

Во втором случае используются отдельные элементы или признаки соответствующих предписаний, т.е. происходит имплантация отдельных признаков таких норм, заимствование терминов, а также более сложных лексических структур (употребление "чужого" термина и т.п. - например: уклонение от уплаты налогов (ст. 198 УК РФ)). Данный способ формализации более органично вписывается в содержание уголовно-правовой нормы, в которую переносится не все предписание иной отраслевой принадлежности, а лишь его отдельные элементы, например признак субъекта, предмета, способа совершения деяния и т.п.
Бланкетные диспозиции и бланкетные признаки кроме экономии нормативного материала выполняют также компенсационную функцию, позволяя уголовному праву в отсутствие собственной иерархической структуры нормативных актов поддерживать необходимый баланс между стабильностью уголовного закона и охраняемой им динамичной социальной системой <1>.
--------------------------------
<1> См.: Пикуров Н.И. Указ. соч. С. 9, 32.

Следует отметить, что в Постановлении Парламентской Ассамблеи Организации Договора о коллективной безопасности от 26 ноября 2015 г. N 8-12 "О проекте Рекомендаций по гармонизации законодательства государств - членов Организации Договора о коллективной безопасности, регулирующего отношения в сфере предупреждения и борьбы с рейдерством" отмечается, что "антирейдерские" статьи УК РФ, включая ст. 170.1, являются "громоздкими, излишне перегруженными и не совсем четкими".
Далее необходимо проанализировать связь уголовно-правовых и административно-деликтных правоотношений в финансовой сфере. К числу первых в силу их правовой природы следует отнести бюджетные, налоговые и собственно административные правоотношения, урегулированные соответственно БК РФ, НК РФ, КоАП РФ.
Правоотношения, существующие в связи с совершением административного, бюджетного или налогового правонарушения и составляющие предмет административно-деликтного права, имеют близкую связь с уголовно-правовыми отношениями, что зачастую обусловлено генезисом административно-деликтного права. Так, "именно декриминализация некоторых преступлений и перенос их в КоАП РФ обеспечили значительное совпадение сферы правового регулирования административного и уголовного права" <1>. Совпадение также обусловлено и криминализацией отдельных правонарушений (например, ст. 289 БК РФ и ст. 15.14 КоАП РФ установили ответственность за нецелевое использование бюджетных средств в 1998 и 2002 гг., а ст. 285.1 была внесена в УК РФ только в 2003 г.).
--------------------------------
<1> Банчук О.А. Перспективы развития административно-деликтного права (права административной ответственности) в Республике Казахстан: аналитический доклад. URL: http:/www.zakon.kz/140693-perspektivy-razvitija-administrativno.html.

Таким образом, грань между преступлением и правонарушением остается подвижной: ряд преступлений декриминализируется с установлением ответственности за деяния в административном, налоговом или бюджетном праве, а вместе с тем иная часть правонарушений, приобретая высокую степень общественной опасности, подлежит криминализации <1>.
--------------------------------
<1> Развивая концепцию "уголовно-правовой сферы", Европейский суд своей прецедентной практикой признал, что решение национального законодателя об отнесении того или иного деяния к области уголовного или административного права не является главным критерием при решении вопроса о применении ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.); не имеет существенного значения при отнесении того или иного деяния к "уголовной сфере" и "уровень серьезности" правонарушения. См.: Клепицкий И.А. Преступление, административное правонарушение и наказание в России в свете Европейской конвенции о правах человека // Государство и право. 2000. N 3.

Фактически административно-деликтные и уголовно-правовые отношения имеют единую природу, обусловленную общим генезисом, публичным характером и охранительной направленностью <1>. Так, различия между предметами правового регулирования уголовного и административно-деликтного права, заключающиеся прежде всего в характеристике порождающего их юридического факта, в субъектном составе и содержании весьма относительны, поскольку они могут совпадать и переходить друг в друга <2>.
--------------------------------
<1> См.: Генрих Н.В. Взаимосвязь уголовно-правовых отношений с предметом иных отраслей права. С. 18 - 20.
<2> См.: Взаимосвязь уголовного и административного права в правоприменительной деятельности органов внутренних дел: учебное пособие / под ред. А.В. Наумова. М., 1990. С. 23.

При этом уголовно-правовые и административно-деликтные отношения, не поглощаясь друг другом, образуя систему, взаимно дополняют установленный в государстве режим охраны финансовых отношений от деяний, обладающих различным уровнем общественной опасности (в части разграничения преступлений и иных правонарушений, использования административной преюдиции, конструирования категории преступления и др.) <1>.
--------------------------------
<1> См.: Генрих Н. К совершенствованию механизма уголовно-правового регулирования: проблемы и зарубежный опыт.

Соотношение уголовного и налогового права имеет существенную специфику в отличие от соотношения уголовного права с гражданским и административным правом. Это можно увязать со значимостью тех отношений, которые выступают объектом охраны. Налоговое обеспечение деятельности государства является той основой, которая гарантирует существование государства, его аппарата и выполнение им своих функций <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Нудель С.Л. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика налоговых преступлений: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004; Кучеров И.И., Поветкина Н.А., Акопян О.А. и др. Указ. соч.

В силу этого вопросы налоговых отношений выделены в отдельную отрасль законодательства и достаточно емко урегулированы НК РФ. При этом государство определило достаточно жесткие меры на отклонения или нарушения в данной сфере субъектов, подлежащих налогообложению. Это выражается в установлении различных видов ответственности, в том числе и уголовной. При этом уголовное право в данной сфере играет более придаточную роль, что и определяет конструкцию уголовно-правовых норм и их содержание. В частности, для установления наличия оснований уголовной ответственности следует ориентироваться в полной мере на положения налогового законодательства.
Уголовный закон не имеет в данном случае своей трактовки тех признаков, которые заложены в составы налоговых преступлений. Так, в Постановлении Пленума ВС РФ N 48 прямо указывается на это: "при рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях (статьи 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ) судам следует руководствоваться понятиями налогов, сборов, страховых взносов, содержащимися в статье 8 НК РФ, и учитывать, что в Российской Федерации установлены следующие виды налогов и сборов: федеральные налоги и сборы, налоги субъектов Российской Федерации (региональные налоги) и местные налоги и сборы (статьи 12, 13, 14 и 15 НК РФ), а также федеральные налоги, не указанные в статье 13 НК РФ, которые могут быть предусмотрены специальными налоговыми режимами, установленными в соответствии с пунктом 7 статьи 12 НК РФ (в частности, налоги, предусмотренные в статье 18 НК РФ)".
Кроме того, спецификой является установление для налоговых преступлений особых индикаторов, которые позволяют говорить именно о преступности деяний <1>. Данные индикаторы не имеют аналогов в других нормах уголовного законодательства. Так, при установлении крупного размера в ст. 198 УК РФ следует рассматривать сумму налогов, сборов, страховых взносов, превышающую за период в пределах трех финансовых лет подряд 2 700 тыс. руб., а особо крупным размером - сумму, превышающую за период в пределах трех финансовых лет подряд 13 500 тыс. руб. Аналогичный подход для определения крупного размера применяется и в ст. 199 УК РФ.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Денисов Н.Л., Малахова В.Ю., Стрюкова И.О. и др. Организация работы следственного органа по расследованию налоговых преступлений и процессуальный контроль: учебное пособие по программам повышения квалификации для сотрудников следственных органов Следственного комитета Российской Федерации / Министерство финансов Российской Федерации, Всероссийская государственная налоговая академия. М.: Дашков и К°, 2011.

При этом следует отметить, что уголовное право имеет свой специфический подход к ответственности субъектов налоговых правоотношений. Так, юридические лица будучи субъектами административной ответственности, уголовную ответственность не несут, хотя данный вопрос именно в плоскости ответственности за налоговые преступления уже неоднократно поднимался, в том числе и при разработке проекта ныне действующего УК РФ <1>. В зарубежных странах данная ответственность для юридических лиц установлена именно за совершение налоговых правонарушений <2>.
--------------------------------
<1> См.: Малахова В.Ю., Денисов Н.Л., Дайшутов М.М. Актуальные проблемы уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов в условиях экономического кризиса в России // Юридическая наука. 2016. N 6. С. 115 - 120.
<2> См. подробнее: Кучеров И.И. Нормы конституций зарубежных стран, регулирующие налоговые отношения // Журнал российского права. 2003. N 4 (76). С. 5 - 8.

Отдельная специфика проявляется и в содержании уголовной политики в отношении лиц, совершивших налоговые преступления, и возмещении ими причиненного вреда. В частности, ст. 76.1 "Освобождение от уголовной ответственности в связи с возмещением ущерба" УК РФ предусматривает отдельные, более мягкие условия освобождения от уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений.
Связь финансового и уголовного права очень похожа на связь налогового и уголовного права. Предполагается глубокое проникновение положений финансового законодательства в вопросы квалификации преступлений. В данном законодательстве также предусмотрены смежные правонарушения, однако при этом есть и отличие, определяющееся спецификой уголовной политики в данной сфере <1>. Так, уголовная ответственность устанавливается не только за непосредственно правонарушения в области финансов, но и за подготовительные действия (например, ст. 172.1 УК РФ). Кроме того, в уголовном законодательстве детализируются отдельные формы неправомерного поведения в финансовой сфере (например, различные виды мошенничеств), в других случаях, наоборот, рассматривается более общая уголовная ответственность за незаконный оборот различных предметов финансовых правоотношений <2>. Помимо этого, имеется дифференциация уголовной ответственности за неправомерное поведение субъектов финансовых отношений <3>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Нудель С.Л. Уголовно-правовая охрана финансовых отношений. М.: Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2016; Его же. Основные направления оптимизации уголовной политики Российской Федерации в области финансов // Научный портал МВД России. 2015. N 1 (29). С. 21 - 28; Публично-правовые средства эффективности развития экономики и финансов / отв. ред. Г.Ф. Ручкина, М.А. Лапина. М.: КноРус, 2020.
<2> См., например: Нудель С.Л. Уголовная политика Российской Федерации в области обеспечения финансовой безопасности // Журнал российского права. 2021. Т. 25. N 7. С. 81 - 93.
<3> См. подробнее: Нудель С.Л. Проблемы ответственности за нецелевое расходование (использование) бюджетных средств // Актуальные проблемы российского права. 2012. N 3 (24). С. 179 - 189.

Система юридической ответственности за совершение правонарушений в финансово-бюджетной сфере с учетом характера и степени общественной опасности <1> включает в себя:
1) бюджетные нарушения, ответственность (меры принуждения) за совершение которых установлена в ч. IV "Бюджетные нарушения и бюджетные меры принуждения" БК РФ (ст. 306.1 - 306.3);
2) административные правонарушения, ответственность за совершение которых закреплена в гл. 15 "Административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг" и гл. 16 "Административные правонарушения в области таможенного дела (нарушение таможенных правил)" КоАП РФ и законах (кодексах) субъектов РФ об административных правонарушениях;
3) налоговые правонарушения, ответственность за совершение которых установлена в гл. 16 "Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение" и в гл. 18 "Виды нарушений банком обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, и ответственность за их совершение" НК РФ;
4) преступления, ответственность за совершение которых установлена в УК РФ.
--------------------------------
<1> См. подробнее об общественной опасности: Кузнецова Н.Ф. Значение общественной опасности деяний для их криминализации и декриминализации // Государство и право. 2010. N 6. С. 67 - 75.

Таким образом, взаимодействие публично-правовых регулятивных норм финансового права и охранительных норм уголовного и административного права образует межотраслевые связи, формами закрепления которых в конструкциях норм уголовного закона, устанавливающих ответственность за финансовые преступления, являются бланкетные диспозиции и бланкетные признаки.

 Скачать
Поиск:
Реклама:
Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2022 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!